§ 1. Понятия и виды защиты в уголовном судопроизводстве

§ 1. Понятия и виды защиты в уголовном судопроизводстве

40
0

1. В наиболее общем смысле защита есть противодействие
незаконным нарушениям и ограничениям прав, свобод и интересов личности,
предупреждение этих нарушений и ограничений, а также возмещение причиненного
вреда в случае, если предупредить или отразить нарушения и ограничения не
удалось.

Законодательную основу защиты прав и свобод человека и
гражданина составляет Конституция России, российские законы, а также
общепризнанные принципы и нормы права, выраженные в международных договорах
России. Статьи 45 и 46 Конституции содержат формулы: “государственная защита
прав и свобод человека и гражданина”, “судебная защита прав и свобод”,
“внутригосударственные средства правовой защиты” (альтернатива которым —
обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека) .
Близко к понятию защиты получение квалифицированной юридической помощи,
гарантируемое каждому согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ.

Защита прав и свобод личности посредством уголовного
процесса подразумевается в положениях ст. 52 Конституции РФ: “Права потерпевших
от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство
обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного
ущерба”. Наряду с этим Конституция РФ провозглашает: “Каждый вправе защищать
свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом” (ч. 2 ст. 45).
Здесь обозначена защита особого рода — самозащита.

Государственная защита, правовая защита, судебная защита,
юридическая помощь адвоката-защитника, защита своих прав и свобод (самозащита)
суть понятия отчасти совпадающие, пересекающиеся, взаимодополняющие друг друга
в контексте уголовного судопроизводства.

Провозгласив в Конституции гарантированную государственную
защиту прав и свобод человека и гражданина, Российская Федерация приняла на
себя обязанность силами органов государственной власти защищать эти права и
свободы. Данной обязанности корреспондирует право каждого требовать от органов
власти защиты своих прав и свобод.

Суд — орган государственной власти, и судебная защита — один
из видов государственной защиты. Суд в своей деятельности руководствуется
Конституцией и федеральным законом — основными источниками национального права,
и поэтому судебная защита является защитой правовой. Суд — высший, но не
единственный орган правовой защиты. Помимо суда или во взаимодействии с ним
государственную защиту прав и свобод человека и гражданина призваны
осуществлять избираемый Государственной Думой Уполномоченный по правам
человека, прокуратура, следователи, милиция.

2. Наряду с государственной защитой прав и свобод личности
имеет место правозащитная деятельность общественных организаций — профсоюзов,
творческих союзов, объединения “Мемориал” и др. Деятели этих организаций
допускаются к участию в уголовных делах в качестве защитника обвиняемого (ст.
47 УПК РСФСР 1960 г.). Закон не препятствует вступлению членов этих организаций
в уголовный процесс для защиты прав и свобод потерпевшего, гражданского истца,
гражданского ответчика.

Велика и ответственна роль в уголовном судопроизводстве
членов неправительственной профессиональной правозащитной корпорации —
адвокатуры. Адвокат вступает в уголовный процесс в качестве защитника
подозреваемого или обвиняемого либо представителя потерпевшего, гражданского
истца или гражданского ответчика.

За пределами проблематики, которой посвящена эта глава,
лежат такие дозволенные законом и нравственно одобряемые формы самозащиты, как
необходимая оборона — действие хотя и подпадающее по объективной стороне под
признаки преступления, но совершенное “при защите… прав личности или прав
обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства путем
применения посягающему вреда” (ст. 13 У К РСФСР). То же следует сказать и о
такой форме самозащиты, как крайняя необходимость — действие хотя и подпадающее
под признаки преступления, но совершенное для устранения опасности, угрожающей
интересам личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность
при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если
причиненный вред являлся менее значительным, чем предотвращенный вред (ст. 14 У
К РСФСР).

Итак, термин “защита” и его синонимы “оборона”, “охрана”,
“юридическая помощь”, “устранение опасности” в ст. 45, 46, ч. 1 ст. 48
Конституции РФ и ст. 13, 14 У К РСФСР использованы для обозначения
деятельности, которая состоит в оберегании прав и свобод человека и гражданина
безотносительно к его роли в уголовном процессе. В этом смысле субъектом права
на защиту является и потерпевший, добивающийся возмещения ущерба от
преступления, и обвиняемый, возражающий против обвинения.

В то же время в сфере уголовного судопроизводства понятие
защиты приобретает и иное, более узкое, специальное значение. В таком значении
данное понятие включено в текст правил Закона: “Обвиняемый имеет право на
защиту” (ст. 46 УПК РСФСР); “Подозреваемый имеет право на защиту” (ст. 52);
“Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в
целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого,
смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь”
(ст. 51). В этом специальном смысле защита представляет собой вид
процессуальной деятельности — функцию обвиняемого, подозреваемого, защитника,
направленную на то, чтобы опровергнуть или ослабить обвинение (или подозрение).
Таким образом, защитой в законодательстве называют несовпадающие, подчас
противоположные по форме и содержанию виды деятельности: защиту от преступления
и защиту от уголовного преследования.

Четкому единообразному применению закона способствовала бы
однозначность понятий, унификация терминологии, устранение как синонимичности,
так и многозначности, полисемии. В свое время была предпринята попытка
лексически разграничить эти понятия, закрепив за одним из них термин “защита” и
назвав другое охраной (или отстаиванием) интересов, нарушенных преступлением1.

1 Подробнее см.: Ларин А. М. Расследование по уголовному
делу: процессуальные функции. М.,1986. С.42—54.

Реализация этой идеи в законодательстве оказалась бы,
однако, чрезмерно трудной. Отмеченные синонимия и полисемия очень
распространены. Устранение их потребовало бы внести редакционные изменения в
массу нормативных текстов — от Конституции до ведомственных подзаконных актов.
Поэтому, рассматривая вопросы правового регулирования защиты, не остается
ничего иного, как всякий раз, исходя из контекста, уточнять, идет ли речь о
защите в узком, процессуальном смысле (защите от обвинения, подозрения) или в
широком, конституционном смысле — как оберегании прав человека и гражданина.

3. Множество людей, нуждающихся в защите своих прав и
свобод, защищаемых (оберегаемых) в сфере уголовного процесса, состоит из
нескольких подмножеств.

Во-первых, это лица, предполагаемые понесшими — прямо или
косвенно — ущерб от преступления: потерпевший, гражданский истец, а также их
представители и правопреемники1. Во-вторых, это субъекты права на защиту от
обвинения или подозрения: обвиняемый, подозреваемый, а также оказывающий тому
или другому юридическую и моральную помощь защитник. В-третьих, защита прав и
свобод может понадобиться и тем, кого не обвиняют, не подозревают и не
предполагают понесшими ущерб от преступлений, но привлекают к участию в
следственных и судебных действиях для получения от них или с их участием
информации об обстоятельствах дела: свидетели, владельцы обыскиваемых
помещений, подвергаемого аресту имущества, изымаемых предметов, документов и
др.

Наконец, в последнее время актуализировалась задача защиты
(охраны) тех, кто участвует в процессе по служебному или корпоративному долгу:
судей, прокуроров, следователей, адвокатов и др.

По традиции проблема прав личности в уголовном процессе
рассматривается прежде всего применительно к статусу обвиняемого (и
подозреваемого). В России для этого есть особые основания. На протяжении
десятилетий миллионы россиян стали жертвами ложных обвинений и подозрений. К
произволу привыкли и властвующие, и подвластные. Но и независимо от
исторического фона, от национального колорита всегда и повсеместно положение
личности обвиняемого пребывает в центре внимания процессуалиста-правоведа. Ибо
с ним связано решение главного вопроса уголовного дела — вопроса об уголовной
ответственности за совершение преступления.

1 Согласно ст. 389 ГК РСФСР к страховой компании,
возместившей ущерб от преступления, переходит право на иск в пределах этой
суммы к лицу, причинившему ущерб. Верховный Суд РСФСР по аналогии распространил
это положение и на органы вневедомственной охраны внутренних дел, возмещающих
ущерб владельцу охраняемого объекта, например в случае кражи (см.:
Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР.
1981—1988. М„ 1989. С. 349—352). На практике органы охраны в подобных случаях
признаются гражданскими истцами в уголовном процессе. Представляется возможным
продолжить эту аналогию, распространив ее на лицо, в силу закона несущее
материальную ответственность за ущерб от преступления, совершенного обвиняемым
(например, автохозяйство в случае аварии по вине шофера) , если этим лицом
возмещен ущерб потерпевшему до разрешения уголовного дела.

Исследования в этом направлении не должны, однако, вытеснять
из поля зрения ученых и юристов-практиков вопросы защиты прав и свобод
потерпевшего и гражданского истца — тех, кто предполагается непосредственно
пострадавшим от преступления, а также гражданского ответчика — лица, на которое
может быть возложена имущественная ответственность за последствия преступлений.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ