5.4. Нарушение ч. 4 ст. 49 УПК РФ, то есть, условий допуска...

5.4. Нарушение ч. 4 ст. 49 УПК РФ, то есть, условий допуска защитника к участию в уголовном деле (непредставление удостоверения и ордера адвоката, ненадлежащая форма ордера)

32
0

Часть 4 ст. 49 УПК РФ (в ред. Федерального закона от
29.05.2002 № 58-ФЗ): Адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве
защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

Часть 2 ст. 6 закона об адвокатуре: В случаях,
предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение
поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера
утверждается федеральным органом юстиции.

Данное положение обязывает адвоката во всех случаях
вступления его в уголовное дело в качестве защитника предъявлять удостоверение
адвоката и ордер на участие в деле. Если адвокат по той или иной причине,
вступая в дело, не предъявил удостоверение и/или ордер (забыл, потерял, не
успел получить удостоверение, выписать ордер и т.п.) и в результате было сорвано
следственное действие, например, допрос задержанного подозреваемого (ч. 4 ст.
92 УПК РФ, в ред. ФЗ от 24.07.02 № 98-ФЗ), то налицо признаки правонарушения,
за которое адвокат может быть привлечен к ответственности адвокатской палатой.

Особенно вредны такие правонарушения со стороны защитника,
если он тем самым срывает следственные действия, носящие неотложный характер
(допрос подозреваемого, следственный осмотр, обыск, освидетельствование и др.).
Хотя в практике, следователи, будучи уверены, что перед ними именно адвокат, а
не постороннее лицо, обычно допускают его к участию в деле с условием, что
удостоверение и ордер будут позже представлены.

Совсем другое дело, когда адвокат, не имея при себе
указанных документов, требует допуска к участию в деле, встречи с
подозреваемым, обвиняемым и т.д. Если следователь не дал согласия допустить
адвоката, а он, в нарушение этого порядка, с помощью обмана или насилия,
добивается участия в деле, в частности, добивается встречи с задержанным или
арестованным, знакомится с документами по делу, участвует в следственных
действиях, то это следует рассматривать как грубое нарушение УПК РФ.

В подобных действиях адвоката могут усматриваться, в
частности, признаки самоуправства — ст. 330 УК РФ. Для разграничения
преступления и нарушения норм УПК РФ важное значение будут иметь два признака:

3. оспаривается ли правомерность действий адвоката
правоохранительным органом, заинтересованными гражданами;

4. причинен ли действиями адвоката существенный вред.

При наличии положительных выводов по обоим пунктам, налицо
состав данного преступления.

Разумеется, при подобных нарушениях адвокат вряд ли сможет
оправдаться, используя правило ч. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре.

Широкое распространение в адвокатской среде получили
нарушения, которые можно проиллюстрировать следующим примером из практики
автора.

В Иркутский институт повышения квалификации прокурорских
работников Генеральной прокуратуры РФ поступила просьба от одной из прокуратур
субъекта Российской Федерации. Просьба заключалась в том, чтобы работники
института помогли выработать тактику нейтрализации незаконного противодействия
со стороны адвоката по уголовному делу об изнасиловании и убийстве
несовершеннолетней. Адвокат обвиняемого — арестованного по делу, пыталась
подстрекать свидетелей обвинения к изменению показаний, срывала и затягивала
следственные и судебные действия и т.д., чем, по существу, заблокировала
процесс расследования (с учетом того, что неопытный следователь не был готов к
такому противодействию).

Для оказания помощи мною были изучены все материалы
многотомного уголовного дела, составлен проект плана дальнейшего расследования
и т.д. Однако, в ходе изучения материалов, в первом томе был обнаружен так
называемый ордер адвоката. В этом документе:

1. были указаны реквизиты формально прекратившего свою
деятельность адвокатского образования5;

2. имелся оттиск печати указанного выше, несуществующего
адвокатского образования;

3. в соответствующей графе вместо подписи руководителя
адвокатского образования расписалась сама адвокат (простое сравнение подписей в
различных документах).

Возник вопрос: влекут ли данные обстоятельства признание
ордера адвоката недействительным?

Для ответа на вопрос обратимся к Приказу Минюста РФ от
8.08.02, N 217 «Об утверждении формы ордера». В ордере адвоката (См.
приложение 16), форма которого обязательна к соблюдению всеми адвокатскими
образованиями на территории РФ, должны быть, в том числе, следующие реквизиты:

1. регистрационный номер адвоката в реестре адвокатов
субъекта Российской Федерации;

2. номер удостоверения адвоката;

3. стадия рассмотрения дела и/или наименование органа,
учреждения, организации;

4. основания выдачи ордера (реквизиты соглашения, документа
о назначении);

5. кем выдан ордер, в том числе наименование адвокатского
образования, должность, фамилия, инициалы и подпись лица, выдавшего ордер,
т.е., как правило, руководителя адвокатского образования (председателя коллегии
и др.);

6. оттиск печати адвокатского образования.

Исходя из буквального толкования изложенных правовых норм,
несоблюдение хотя бы одного из перечисленных обязательных реквизитов может
повлечь признание ордера недействительным. В практике наиболее распространенным
нарушением формы ордера являются несоблюдение реквизитов п.п. 4-6 указанного
перечня. Особенно часто встречается отсутствие подписи выдавшего ордер лица.
Адвокаты часто сами расписываются в этой графе, не видя в этом ничего
неправомерного.

Для сравнения сформулируем риторический вопрос: если в
постановлении о возбуждении уголовного дела и/или принятии его к производству
не будет хотя бы одного обязательного реквизита, например, подписи прокурора о
согласии с этим решением, номера дела, даты вынесения и т.п., или (что просто
трудно представить) за прокурора подпишется сам следователь (!!) — разве у
кого-то возникнут сомнения о недействительности такого документа и,
соответственно, незаконности возбуждения уголовного дела и всего производства
по нему? Ответ, разумеется, очевиден.

В приведенном примере можно сделать вывод о том, что
следователь имел полное право не допустить адвоката к участию в деле, а затем,
например, внести представление в адвокатскую палату субъекта РФ. Разумеется,
названные нарушения при заполнении бланка ордера легко исправляются, но в
данном случае адвокат была «приписана» в адвокатской палате другого
субъекта РФ, а потому ей потребовалось бы поехать туда, что отняло бы, как
минимум, два дня.

Обратим внимание и на то, что формально, в течении трех
месяцев предварительного расследования в качестве защитника обвиняемого в деле
участвовал ненадлежащий субъект, что может повлечь вывод о нарушении права на
защиту и признание недопустимым всех доказательств, полученных с участием
такого адвоката.

Такое возможно Однако автору книги подобные прецеденты пока
не известны.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ