§ 4. Коллизионные вопросы защиты прав потребителя

§ 4. Коллизионные вопросы защиты прав потребителя

12
0

1. Во второй половине XX в. в ряде стран рыночной экономики
возросло значение исков потребителей в отношении недостатков това­ра,
поставленного из другой страны. Приведем в качестве примера дело из практики
судов США.

Мотоциклист М. в Калифорнии получил тяжелые телесные
повреждения но время поездки на мотоцикле вследствие того, что у его мотоцикла
лопнула задняя шипа. Шипа была изготовлена на Тайване, производителем тип был
III., приобре­тавший вентили для камер (свыше 100 тыс. штук в год) у японской
фирмы «Асахи». В США продукцию экспортировала не японская фирма, а Ц.

В 1979 г. М. предъявил к Ш. иск о возмещении ущерба,
причиненного вследст­вие недостатков товара, в одном из судов штата Калифорния.
Между ними было заключено внесудебное мировое соглашение. В связи с этим III.
предъявил регресс­ный иск к фирме «Асахи».

Суд ncpuoii инстанции подтвердил свою компетенцию на
рассмотрение рег­рессного иска к «Асахи», несмотря на то что представитель
фирмы ссылался на то, что вентили поставлялись на Тайвань, а не в Калифорнию.
Суд следующей инстан­ции не признал свою компетенцию и лишь после длительного
путешествия по судам через восемь лет дело в конце концов было рассмотрено в
Верховном суде США, который отказал в иске и тем самым отклонил международную
подсудность американских судов в отношении регрессных исков такого рода.

Мнения судей по вопросу о подсудности регрессного иска
одного иностранно­го лица к другому разделились. В ходе рассмотрения дела была
высказана точка зрения о «минимуме контактов» японской фирмы с Калифорнией,
поскольку фирма хотя и производила вентили для камер, но сама не осуществляла
их реализа­цию на калифорнийском рынке.

Как уже говорилось, представитель фирмы «Асахи» ссылался на
то, что венти­ли поставлялись на Тайвань, а не в Калифорнию. В Калифорнии
«Асахи» не имели ни представительства, ни какой-либо торговой точки. Он
утверждал также, что спор должен рассматриваться в японских или тайваньских
судах, а не в какой-либо другой стране. Фирма даже предъявила в Японии иск к Ш.
Однако Верховный суд Калифорнии подтвердил наличие подсудности судов штата,
исходя из того, что товар продавался на калифорнийском рынке и что Калифорния
как штат имеет государственный интерес в том, чтобы соблюдался определенный
стандарт безопас­ности используемых здесь товаров.

В силу указанных причин юрисдикция является справедливой и
разумной (fair and reasonable). В соответствии с федеральным законодательством
США и законо­дательством штата Калифорния для обоснования подсудности требуется
наличие так называемого минимума контактов с государством страны суда. Согласно
этой концепции в случае причинения вреда на территории штата вследствие
недоброка­чественности товара для обоснования подсудности достаточно того, что
производи­тель ввел товар в торговый оборот, что он был здесь куплен и что
производитель получил от этого материальную выгоду.

В США второй «Свод законов о конфликтах законов» 1971 г. реко­мендует использовать в этих случаях помимо общих коллизионных принципов привязку к месту
жительства (закону гражданства), а также к праву того государства, в котором
лежит центр тяжести в от­ношениях сторон (§ 145), в отличие от первого Свода (1934 г.), исхо­дившего из решающего значения принципа lex loci delicti commissii для определения
статуса правонарушения (tort).

Вопрос о применении права в подобных случаях стал предметом
регулирования в ряде государств (например, в § 135 Закона о между­народном
частном праве Швейцарии 1987 г.).

Положения, содержащиеся в швейцарском Законе о международ­ном
частном праве 1987 г., касающемся вопросов ответственности за вред, причиненный
товаром (product liability), характеризуются из­вестным сходством с положениями
о возмещении вреда. В частности, потерпевший может по своему выбору предъявить
требование, осно­ванное на: а) праве государства места делового обзаведения или
места обычного пребывания; б) праве государства, в котором был приобре­тен
товар, если причинившее ущерб лицо не докажет, что в этой стра­не продукт был
выпущен в продажу без его согласия. При этом в слу­чае применения в Швейцарии
иностранного права к требованию о возмещении вреда, причиненного недостатками
или неверным описа­нием товара, может быть присуждено лишь такое возмещение,
кото­рое полагалось бы за такой вред в соответствии со швейцарским правом.

Основные особенности в этой области определения применимого
права можно свести к следующим: во-первых, часто в этих случаях место
изготовления продукции или предоставления услуг не совпада­ет с местом
наступления последствий недоброкачественности изделия (например, медикамента);
во-вторых, может применяться право, при­менение которого предусмотрено в
отношениях между производите­лем и покупателем (по договору купли-продажи
товаров).

В отношении ответственности за вред, причиненный вследствие
недостатков товара, в 1973 г. была заключена Гаагская конвенция о праве,
подлежащем применению к ответственности за вред, причинен­ный товаром
(действует для Франции, Норвегии, Нидерландов, Испа­нии, Финляндии, и некоторых
других государств). Россия в этой Кон­венции не, участвует. Кроме того, в
Страсбурге в 1977 г. было заключе­но Европейское соглашение, содержащее
материально-правовые нормы в этой области.

При определении права, подлежащего применению, Конвенция 1973 г. перечисляет ряд факторов, установление которых поможет оп­ределить тот правопорядок, который
будет служить «собственно пра­вом деликта». Право государства обычного
местонахождения потер­певшего будет надлежащим, если таковое одновременно
является либо местом основной деятельности изготовителя, причинившего

Коллизионные вон росы защиты нрав потребителя

347

вред товару, либо местом приобретения потерпевшим товара. В
случа­ях, когда подобного совпадения нет, применяется принцип закона места
причинения вреда, если в данной стране потерпевший имеет свое обычное место
жительства, либо причинитель вреда — место ос­новной деятельности, либо продукт
приобретен потребителем (ст. 4). В ситуациях, когда и это не имеет места,
применяется право страны, в которой ведет свою обычную деловую активность лицо,
несущее от­ветственность за продукт, если потерпевший не предпочтет основать
свое требование на законе места причинения вреда (ст. 6). Наряду с этим
независимо от применимого нрава будут учитываться требова­ния, относящиеся к
правомерному распространению продукта, зако­нодательства той страны, где имел
хождение товар (ст. 9).

2. Коллизионные нормы о применении права к требованиям о воз­мещении
вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, были
впервые включены в российское законодательство в области международного
частного права в 2001 г. (разд. VI части третьей ГК).

Проблемы в этой области возникали в судебной практике и
ранее. Отдельные положения содержались в Законе РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» (в ред. от 9 января 1996 г.); законах о стандартизации, о сертификации продукции и услуг, а также в Феде­ральном законе «Об основах
туристической деятельности» 1998 г. (ст. 6, 10, 20), но коллизионных норм в них
не было. Согласно Закону о защите прав потребителей вред, причиненный
вследствие недостат­ков товара, подлежит возмещению продавцом или изготовителем
то­вара — по выбору потерпевшего (п. 3 ст. 14). Из практики известно, что по
импортным товарам единственно целесообразным и разумным является предъявление
соответствующих требований продавцу. Ис­ключение составляет предъявление
претензий но товарам крупных и известных фирм, в частности, из стран Западной
Европы и США.

Приведем пример из практики московских судов.

Российская гражданка И. Авдеева, проживающая в Москве,
решила поехать отдыхать в Испанию. С этой целью она заключила с московской
фирмой «Парадно Гшп> договор об оказании туристических услуг, в котором было
предусмотрено, что споры между сторонами разрешаются на Гибралтаре по
действующим там за­конам.

К рекламном нрсх’пскте была помещена (]ютография гостиницы,
расположен­ной на берегу моря. Однако когда Авдеева с семьей попала в Испанию,
оказалось, что и гостиница, где она была размещена, не та, которая была
предусмотрена, и условия пребывания не соответствуют договору. Достаточно
отметить, что пхгги-ницу отделяла от морского пляжа высокая насыпь железной
дороги, через которую нельзя было перейти так, чтобы попасть на берег.

Вернувшись, И. Авдеева сначала предъявила свои претензии к
фирме, а затем обратилась в суд. Хамовпичсский межмуниципальный суд г. Москвы
принял к рассмотрению иск 11. Лпдеевои к фирме «Парадис Гивт» о взыскании
убытков, связанных с нарушением договорных обязательств, и компенсации
причиненного морального вреда. Фирма обжаловала решение суда от 11 марта 1997 г., но Московский го­родской суд отклони.1! жалобу. Суд признал, что приведенные выше условия до­говора
о подсудности и применяемом праве не соответствуют российскому зако­нодательству
о защите прав потребителей и закону об основах туристической деятельности.

Однако решения такого рода не могли заменить пробелы законо­дательства.
Включение в третью часть ГК РФ специальных положе­ний, направленных на защиту
прав потребителя, связано с расшире­нием не только международной торговли
товарами, но и оказания услуг.

Приведем полностью текст ст. 1221 ГК РФ, содержащий коллизи­онные
нормы в этой области.

«1. К требованию о возмещении вреда, причиненного вследст­вие
недостатков товара, работы или услуги, по выбору потерпев­шего применяется:

1)  право страны, где имеет место жительства или основное
место деятельности продавец или изготовитель товара, либо иной причинитель
вреда;

2)  право страны, где имеет место жительства или основное
место деятельности потерпевший;

3)  право страны, где была выполнена работа, оказана услуга,
или право страны, где был приобретен товар.

Выбор потерпевшим права, предусмотренного подпунктом 2 или 3
настоящего пункта, может быть признан только в случае, если причинитель вреда
не докажет, что товар поступил в соответ­ствующую страну без его согласия.

2.  Если потерпевший не воспользовался предоставленным ему
настоящей статьей правом выбора, подлежащее право определяет­ся в соответствии
со статьей 1219 настоящего Кодекса.

3.  Правила настоящей статьи соответственно применяются к
требованиям о возмещении вреда, причиненного вследствие недо­стоверной или недостаточной
информации о товаре, работе или об услуге».

В этой статье, как отмечалось выше, предусмотрены общие
прави­ла о праве, подлежащем применению к обязательствам, возникающим
вследствие причинения вреда.

Приведенный выше текст новых положений ГК о защите прав
потребителя имеет большое значение. Речь идет о предоставлении определенных
гарантий, обеспечивающих защиту потребителя, кото-

Контрольные вопросы

рого часто именуют «слабой стороной». Особенностью этих
положе­ний Кодекса является то, что в них во главу угла поставлены инте­ресы
потребителя: потерпевшему предоставляется право_ выбора наиболее благоприятного
для него права. Такой подход законода­тельства полностью соответствует
современным тенденциям в этой области.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ