Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44. > 

    § 3. Правовое положение иностранных юридических лиц в России

    1. Правовое положение иностранных юридических лиц в РФ опре­деляется как правилами нашего законодательства, так и положениями международных договоров РФ с другими государствами.

    Основные положения о применении права к юридическим лицам содержатся в п. 1 ст. 1202 Гражданского кодекса:

    «1. Личным законом юридического лица считается право стра­ны, где учреждено юридическое лицо».

    Таким образом, современное российское гражданское законода­тельство исходит при определении «национальности» юридического лица из критерия инкорпорации. Этот принцип применялся и в преж­нем законодательстве. Из этого следует, что, для того чтобы устано­вить, является ли то или иное образование юридическим лицом, необ­ходимо выяснить, какую государственную принадлежность оно имеет.

    Согласно ст. 1203 ГК личным законом иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, считает­ся право страны, где эта организация учреждена. Например, если лич­ным законом полного товарищества будет английский закон, тогда такое товарищество не признается юридическим лицом. В случае же, когда установлено, что личным законом является французский закон, аналогичное образование будет рассматриваться как юридическое лицо.

    Федеральный закон об иностранных инвестициях 1999 г. относит к иностранным инвесторам также иностранную организацию, не яв­ляющуюся юридическим лицом, гражданская правоспособность кото­рой определена в соответствии с законодательством государства, в ко­тором она учреждена.

    Во многих двусторонних международных соглашениях, заключен­ных СССР, а затем Россией с иностранными государствами о взаим­ном поощрении и взаимной защите капиталовложений, применяется тот же критерий инкорпорации, в некоторых соглашениях (например, с Грецией, Аргентиной и Японией) действуют одновременно два кри­терия — инкорпорации и местонахождения, в соглашении с ФРГ и Италией использован только критерий местонахождения. Принцип «контроля» применен в некоторых соглашениях Российской Федера­ции (с Филиппинами, Кувейтом, Швейцарией, Бельгией и Люксем­бургом). Так, по договору с Филиппинами он установлен примени­тельно к компаниям, созданным не в рамках законов Филиппин, но реально контролируемых гражданами или компаниями, созданными в соответствии с законами Филиппин, однако в отношении РФ этот принцип в договоре не применен.

    В литературе отмечалось, что в нашем законодательстве не решен вопрос о том, могут ли рассматриваться в качестве иностранных ин­весторов предприятия и компании, зарегистрированные в качестве юридических лиц России, капитал которых принадлежит иностран­ным лицам. Закон об иностранных инвестициях 1999 г. не относит их к категории иностранных инвесторов, но в то же время в отношении реинвестирования распространяет на них в полном объеме правовую защиту, гарантии и льготы, установленные этим Законом для ино­странных инвесторов (п. 5 ст. 4).

    Из принципа инкорпорации исходит и закон о внешнеторговой деятельности 1995 г., поскольку он относит к иностранным лицам юридические лица и организации в иной правовой форме, граждан­ская правоспособность которых определяется по праву иностранно­го государства, в котором они учреждены. Таков общий подход рос­сийского законодательства. Однако в некоторых специальных облас­тях (в налоговом, валютном, банковском законодательстве), а также в соответствующих международных соглашениях в качестве основ­ного критерия применяется критерий местонахождения юридичес­кого лица, в соответствии с которым определяются «резиденты» и «нерезиденты» (о применении этого критерия для определения права, подлежащего применению к внешнеторговым сделкам, см. в

    гл. 9).

    Таким образом, личным законом созданных в России юридичес­ких лиц с иностранным участием является российский закон, незави­симо от размера доли участия в них иностранного капитала. Однако в тех случаях, когда необходимо защитить прежде всего интересы оте­чественной экономики, отечественного производителя и ввести опре­деленные ограничения в отношении иностранных юридических лиц, к ним приравниваются российские юридические лица, доля иностран­ного капитала в которых превышает 50%. Такой подход определения действительной экономической принадлежности того или иного юри­дического лица был проявлен прежде всего в земельном законодатель­стве, в законодательстве о банках, страховой деятельности, а также в некоторых других областях.

    2. Следует обратить внимание на то, что в части третьей ГК содер­жится перечень вопросов, которые должны определяться на основе личного закона юридического лица.

    Согласно п. 2 ст. 1202 на основе личного закона юридического лица определяются, в частности:

    § 3. Правовое положение иностранных юридических липа в России

    155

    «1) статус организации в качестве юридического лица;

    2) организационно-правовая форма юридического лица;

    3) требования к наименованию юридического лица;

    4)  вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридичес­кого лица, в том числе вопросы правопреемства;

    5) содержание правоспособности юридического лица;

    6)  порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

    7) внутренние отношения, в том числе отношения юридическо­го лица с его участниками;

    8)  способность юридического лица отвечать по своим обяза­тельствам».

    В комментариях А. С. Комарова к этому пункту ст. 1202 отмеча­лось, что и в отношении ряда других вопросов, не упомянутых в при­веденном выше пункте, они должны решаться на основе применения личного закона юридического лица, поскольку их связь с правосубъ­ектностью юридического лица очевидна (например, в отношении места, которое считается местом нахождения юридического лица, воз­можности для юридического лица иметь филиалы и представительст­ва с определенным правовым статусом вне места своего нахождения).

    Все приведенные в перечне вопросы имеют существенное практи­ческое значение. В качестве примера остановимся только на вопросах создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, а также на вопросах правопреемства (п. 4 приведенного перечня). Без учета требований, предъявляемых российским законодательством к учреж­дению юридического лица, иностранный участник не сможет создать или участвовать в создании такого юридического лица в России, точно так же российский предприниматель должен знать, что будет в случае рассмотрения в российском суде (третейском суде) спора, свя­занного с ликвидацией или правопреемством такого юридического лица, им созданного за рубежом, в котором он участвует. Как и боль­шинство других коллизионных норм третьей части ГК, рассматриваемое положение носит двусторонний характер. Это значит, что в качестве личного закона созданных в России юридических лиц с иностранным участием независимо от объема этого участия, т.е. доли участия в них иностранного капитала, должно признаваться российское право (иными словами, эти юридические лица будут признаваться в качест­ве российских юридических лиц). Точно так же компании, созданные и зарегистрированные на Бермудах и на Кипре или о. Мен российски­ми лицами с полностью или частично российским капиталом, должны нризнаваться в качестве юридического лица соответствующего госу-дарства или территории. К внутренним отношениям, о которых гово­рится в иодп. 7 приведенного перечня п. 2 ст. 1202, наряду с указанны­ми следует отнести вопросы формирования уставного складочного ка­питала, принятия решений органами юридичского лица и др.

    На вопросах о полномочиях органа юридического лица и его пред­ставителей необходимо остановиться особо. Как уже отмечалось выше, содержание правоспособности юридического лица определяет­ся его личным законом. Поэтому с учетом законодательства страны «национальности» иностранного юридического лица должен опреде­ляться объем полномочий на совершение сделки органов юридическо­го лица или лиц, совершающих сделки по доверенности, выданной органом юридического лица (подробнее см. гл. 9).

    Однако, согласно п. 3 ст. 1202 ГК РФ, «юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или предста­вителя на совершение сделки, не известное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за ис­ключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении».

    Согласно Минской конвенции 1993 г., правоспособность юриди­ческого лица определяется законодательством государства, по зако­нам которого оно было учреждено.

    В международных договорах предусматривается взаимное предо­ставление определенного режима юридическим лицам договариваю­щихся государств. В этих целях в договорах содержатся и критерии определения «национальности» юридических лиц. Однако во взаимо­отношениях РФ с другими странами определение «национальности» юридического лица не имеет того значения, которое оно имеет во вза­имоотношениях других государств. Это объясняется тем, что под юри­дическими лицами всегда подразумеваются юридические лица, учрежденные по нашим законам и имеющие место пребывания на тер­ритории РФ. Участие иностранного капитала в совместных предпри­ятиях, учрежденных в РФ, не меняет дела, поскольку все они являют­ся юридическими лицами права России.

    Вопрос об определении национальности иностранных юридичес­ких лиц возникает главным образом при признании их правосубъект­ности, что является необходимой предпосылкой для заключения с

    ними сделок.

    Итак, в торговых договорах с иностранными государствами, во-первых, определяется, к какому государству относится соответствую­щее юридическое лицо, поскольку там устанавливается принцип оп­ределения национальности юридических лиц; во-вторых, предусмат­ривается взаимное признание правосубъектности этих юридических

    § 3. Правовое положение иностранных юридических лица в Росс

    157

    лиц; и наконец, в-третьих, содержатся правила о режиме юридических лиц, о режиме наибольшего благоприятствования или национальном режиме. По торговым договорам иностранным юридическим лицам обычно предоставляется режим наибольшего благоприятствования. Что же касается национального режима, то он предоставляется в опре­деленных сферах (право на судебную защиту, в области торгового мо­реплавания). Если торговым договором предусматривается режим наибольшего благоприятствования, то это значит, что ко всем ино­странным юридическим лицам должны применяться одинаковые по­ложения. Никакой дискриминации в отношении иностранного юри­дического лица какого-либо государства, с которым заключен договор на основе принципа наибольшего благоприятствования, не допуска­ется.

    В отношении экономической деятельности путем создания дочер­них компаний и филиалов в странах ЕС или соответственно в России Соглашение о партнерстве и сотрудничестве 1994 г. предусматривает при соблюдении законодательства и иных нормативных актов «режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый любой третьей стране».

    3.   Согласно ст. 2 ГК РФ, иностранные юридические лица урав­ниваются в отношении их прав и обязанностей с российскими юри­дическими лицами. Правила, установленные гражданским законода­тельством, применяются к отношениям с участием  иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным за­коном.

    4.   Иностранные юридические лица могут осуществлять на терри­тории России следующую хозяйственную деятельность при условии соблюдения ими правил ведения такой деятельности, установленных внутренним российским законодательством:

    •   заключать внешнеэкономические сделки без каких-либо специ­альных разрешений (имеются в виду сделки купли-продажи товаров, бартерные сделки, лизинговые операции, строительный подряд и др.). При этом не требуется, чтобы иностранное юридическое лицо было зарегистрировано в реестре юридических лиц, состояло на учете в на­логовых органах, если оно не осуществляет свою деятельность в РФ через постоянное представительство;

    •   арендовать земельные участки, здания и помещения для офи­сов, осуществлять производственную деятельность, а также приобре­тать право собственности на недвижимое имущество (с учетом уста­новленных ограничений);

    •   совершать связанные со сделками расчеты, кредитно-финансо­вые, транспортные и иные операции (в частности, в области рекламы товаров и услуг в соответствии с Федеральным законом «О рекламе»

    1999 г.);

    •   быть учредителями и участниками создаваемых в России об­ществ и товариществ;

    •   создавать полностью принадлежащие им предприятия, хозяйст­венные общества и товарищества или же совместно с российскими лицами в организационно-правовых формах, предусмотренных рос­сийским законодательством (в частности, в форме акционерных об­ществ и обществ с ограниченной ответственностью);

    •   заключать инвестиционные соглашения, концессионные согла­шения, соглашения о разделе продукции и в иных формах участвовать в разработке недр и природных ресурсов (федеральные законы: «О не­драх» 1995 г., «О континентальном шельфе Российской Федерации» 1995 г., «О соглашениях о разделе продукции» 1995 г.);

    •   учреждать на территории России свои представительства, фи­лиалы;

    •   принимать участие в приватизации государственных и муници­пальных предприятий;

    •   регистрировать товарные знаки и наименования мест проис­хождения (на началах взаимности);

    •   быть учредителями и участниками некоммерческих и благотво­рительных организаций.

    Основные ограничения прав иностранных юридических лиц, уста­новленные федеральным законодательством, касаются возможности ограничения права собственности на землю и невозможности иметь такое право на сельскохозяйственные земельные участки (о положе­ниях Земельного кодекса 2001 г. и Закона об обороте земель сельско­хозяйственного назначения 2002 г. см. в гл. 7), а также ограничения в сфере страхования и банковской деятельности, телевидения (см.

    гл. 7, 8).

    Необходимо обратить внимание на то, что в строго определенных случаях ограничения и изъятия подлежат применению не только к иностранным юридическим лицам, но и к российским юридическим лицам с иностранным участием, иными словами, во внутреннем зако­нодательстве был применен принцип контроля, о котором говорилось выше. Приведем примеры. Согласно п. 2 ст. 2 и ст. 3 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», права собственности на земельные участки из числа этих земель не могут иметь не только иностранные юридические лица, но и российские юридические лица, в уставном капитале которых доля иностранных граждан, лиц без гражданства или иностранных юридических лиц со­ставляет более 50%. О российских юридических лицах с долей учас-

    тия в них иностранного капитала Земельный кодекс РФ не упоми­нает.

    5. Основными законодательными актами, регулирующими поло­жение предприятий с иностранными инвестициями в России, являют­ся ГК РФ, Закон об иностранных инвестициях в Российской Федера­ции 1999 г., а также акты о приватизации. Как отмечалось выше, согласно российскому законодательству, под предприятиями с ино­странными инвестициями понимаются предприятия с долевым учас­тием иностранных инвесторов (совместные предприятия — СП) и предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам. Кроме того, на территории России могут создаваться филиалы ино­странных юридических лиц.

    Юридические лица подразделяются в России на коммерческие и некоммерческие организации, исходя из цели их основной деятельнос­ти. В ГК РФ дается исчерпывающий перечень форм коммерческих ор­ганизаций. Это хозяйственные общества и товарищества. Кодекс четко разделил товарищества как объединения лиц, требующие непо­средственного участия учредителей в их деятельности, и общества как объединения капиталов, не требующие такого участия, но предпола­гающие наличие специальных органов управления.

    В ГК подробно определен статус хозяйственных товариществ, а для обществ установлены лишь общие правила, детализация которых осуществляется в специальных законах. В Российской Федерации действует Федеральный закон об акционерных обществах от 26 декаб­ря 1995 г. и Федеральный закон об обществах с ограниченной ответст­венностью от 9 февраля 1998 г.

    Хозяйственные общества, согласно ст. 66 ГК РФ, могут создавать­ся в форме акционерного общества, общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью. Акционерные общества, в свою очередь, подразделяются на открытые и закрытые. Акционерное об­щество, участники которого могут отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров, признается открытым, а обще­ство, акции которого распределяются только среди его учредителей или иного заранее определенного круга лиц, — закрытым.

    Обществом с ограниченной ответственностью признается учреж­денное одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документа­ми размеров. Участники такого общества не отвечают по его обяза­тельствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общест­ва, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (ст. 87 ГК).

    Иностранные инвесторы при создании предприятий с иностран­ными инвестициями обычно используют форму закрытого акционер-ного общества или общества с ограниченной ответственностью, хотя в ходе проводившейся в 1992 — 1993 гг. приватизации иностранные фирмы приобретали акции и вновь образованных акционерных об­ществ.

    Поскольку основными иностранными инвесторами, выступающими в качестве учредителей соответствующих предприятий на территории . России, являются иностранные юридические лица, приведем приме­няемое в Законе 1999 г. понятие «иностранный инвестор», используе­мое для целей этого Закона. Согласно ст. 2 Закона 1999 г. иностран­ный инвестор — это:

    •   иностранное юридическое лицо, гражданская правоспособность которого определяется в соответствии с законодательством государст­ва, в котором оно учреждено, и которое вправе в соответствии с зако­нодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации;

    •   иностранная организация, не являющаяся юридическим лицом, гражданская правоспособность которой определяется в соответствии с законодательством государства, в котором она учреждена, и которая вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации;

    •   иностранный гражданин, гражданская правоспособность и дее­способность которого определяются в соответствии с законодательст­вом государства его гражданства и который вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации;

    •   лицо без гражданства, которое постоянно проживает за предела­ми Российской Федерации, гражданская правоспособность и дееспо­собность которого определяются в соответствии с законодательством государства его постоянного места жительства и которое вправе в со­ответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации;

    •   международная организация, которая вправе в соответствии с международным договором Российской Федерации осуществлять ин­вестиции на территории Российской Федерации;

    •   иностранные государства в соответствии с порядком, определя­емым федеральными законами.

    В отличие от ранее действовавшего законодательства СССР, предусматривавшего явно выраженный разрешительный порядок со­здания предприятий с иностранными инвестициями,^ России был ус­тановлен в целом явочно-нормативный порядок, при котором реше­ние о создании предприятия принимают сами учредители, являющие­ся собственниками денежных и имущественных средств, вносимых в

    уставный капитал создаваемого предприятия. При таком порядке от учредителей требуется только соблюдение положений нормативных актов, регулирующих создание предприятий с иностранными инвес­тициями, включая государственную регистрацию.

    Однако из явочно-нормативного порядка учреждения предпри­ятий с иностранными инвестициями было сделано несколько исклю­чений. В отношении участия иностранных инвесторов в приватизации предприятий и объектов торговли, общественного питания, авто­транспорта, а также мелких предприятий промышленности и стро­ительства предприятий с иностранными инвестициями такое участие допускалось только на условиях инвестиционных коммерческих кон­курсов.

    Приведем пример из практики. Судебная коллегия по гражданским делам Вер­ховного Суда РФ рассмотрела в кассационном порядке дело но иску трудового коллектива кафе «Юность» и прокурора Мурманской области о признании недей­ствительными результатов конкурса приватизации этого кафе и договора купли-продажи, заключенного Фондом имущества г. Мурманска с участвовавшим в этом конкурсе гражданином Норвегии Б. Решением, принятым судебной коллегией по делу, предъявленный иск был удовлетворен, итоги конкурса приватизации кафе «Юность» и договор купли-продажи, заключенный с участвовавшим в нем ино­странным инвестором,признаны недействительными, поскольку приватизация иностранными инвесторами предприятий общественного питания допускалась только по решению местных органов власти. Такого решения в отношении прива­тизации гражданином Норвегии Б. конкретного объекта — кафе «Юность» принято не было.

    В Российской Федерации были установлены также ограничения для участия в конкурсах иностранных инвесторов в отдельных отрас­лях хозяйства. Так, было предусмотрено, что при участии в конкурсах должна сообщаться информация в федеральные органы безопасности, которые вправе предоставить заключение о запрете приобретения предприятия определенным иностранным инвестором.

    6. Действующее в России законодательство не устанавливает для российских и иностранных участников предприятия с иностранными инвестициями какого-либо обязательного соотношения долей. Этот вопрос решается соглашением сторон (учредительным договором). Иные правила по данному вопросу установлены в отношении со­вместных страховых организаций.

    В отношении этих организаций в 1992 г. было установлено, что доля участия иностранных инвесторов в уставном капитале страховой организации в совокупности не должна превышать 49%.

    Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью со­ставляется из стоимости вкладов его участников, а акционерного об­щества — из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами. Допускается увеличение уставного капитала акционер­ного общества. Эти и другие положения законов РФ об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью полностью применяются и в отношении обществ с участием иностранных лиц.

    Вклады в иностранной валюте и имущество, оцененное в ино­странной валюте, подлежат пересчету в рубли в соответствии с тем курсом, который действует для операций такого рода. При форми­ровании уставного капитала путем внесения денежных средств, имущества, имущественных и неимущественных прав на практике стали делаться специальные перечни вкладов российских и ино­странных участников в виде отдельных приложений к учредитель­ному договору-. Каждый перечень должен содержать наименование вклада, его описание, согласованную оценку вклада и срок его

    взноса.

    В качестве вклада могут вноситься: собственность, а также другие имущественные права (например, право пользования, право залога и т.д.); права на долевое участие и другие формы участия в хозяйст­венных предприятиях и организациях; права требования по денеж­ным средствам, вложенным для создания экономических ценностей, или услугам, имеющим экономическую ценность; авторские права, права промышленной собственности, такие, как права на изобретения, включая права, вытекающие из патентов, товарные знаки, промыш­ленные образцы, полезные модели, фирменные наименования, а также на технологию и ноу-хау; права на экономическую деятельность, включая права на разработку, добычу или эксплуатацию природных

    ресурсов.

    Иностранные юридические лица могут открывать на территории Российской Федерации для ведения внешнеторговой и иной деятель­ности представительства от имени этих юридических лиц (ст. 2, 10, 30 Закона о государственном регулировании внешнеторговой деятель­ности 1995 г.). Свои представительства в России могут открывать иностранные банки, авиационные предприятия и др. Согласно уста­новленному порядку, иностранные юридические лица могут откры­вать на территории России свои представительства только с разреше­ния, выдаваемого специально уполномоченным на то аккредитующим

    органом.

    Иностранная фирма или организация, заинтересованная в откры­тии представительства, подает в соответствующий аккредитующий орган письменное заявление, в котором оговаривается цель открытия представительства, дается описание деятельности фирмы, ее планов и перспектив сотрудничества с российскими партнерами. К заявлению прилагаются официальные документы, в числе которых можно на-

    § 3. Правовое положение иностранных юридических лица в России

    163

    звать: устав иностранного юридического лица, открывающего пред­ставительство; выписку из торгового реестра и банковскую справку о платежеспособности иностранной фирмы; положение о представи­тельстве и решение компетентного органа управления иностранного предприятия о его открытии. Разрешение на открытие обычно выдает­ся на срок от одного года до трех лет и может быть продлено по просьбе соответствующего иностранного юридического лица.

    Филиал иностранного юридического лица создается в целях осу­ществления на территории Российской Федерации той деятельности, которую осуществляет за пределами Российской Федерации головная организация, и ликвидируется на основании решения иностранного юридического лица. Государственный контроль за созданием, дея­тельностью и ликвидацией филиала иностранного юридического лица осуществляется посредством аккредитации в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Филиал иностранного юри­дического лица, созданный на территории РФ, выполняет часть функ­ций или все функции, включая функции представительства, от имени создавшего его иностранного юридического лица (головной организа­ции) при условии, что цели создания и деятельность головной органи­зации имеют коммерческий характер и головная организация несет непосредственную имущественную ответственность по принятым ею в связи с ведением указанной деятельности на территории Россий­ской Федерации обязательствам.

    Коммерческая организация с иностранными инвестициями, со­зданная на территории РФ, в которой иностранный инвестор владеет не менее чем 10% доли в уставном капитале указанной организации, при осуществлении им реинвестирования пользуются в полном объе­ме правовой защитой, гарантиями и льготами, установленными Зако­ном 1999 г.

    Российская коммерческая организация получает статус коммер­ческой организации с иностранными инвестициями со дня вхождения в состав ее участников иностранного инвестора.

    Она утрачивает этот статус со дня выхода иностранного инвестора из состава ее участников (при наличии нескольких иностранных ин­весторов в составе ее участников — в случае выхода всех иностранных инвесторов). С этого дня указанная коммерческая организация и ино­странный инвестор утрачивают правовую защиту, гарантии и льготы, установленные Законом 1999 г.

    Юридические лица, являющиеся коммерческими организациями с иностранными инвестициями, подлежат государственной регистра­ции в органах юстиции в течение одного месяца со дня представления в соответствующий орган: устава коммерческой организации с иностранными инвестициями и учредительного договора (в случаях, предусмотренных гражданским законодательством) и иных докумен­тов.

    Коммерческой организации с иностранными инвестициями может быть отказано в государственной регистрации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, нрав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Отказ в государственной регистрации может быть обжа­лован иностранным инвестором в судебном порядке.

    Функции по регистрации предприятий с иностранным участием на территории Российской Федерации возложены на Государствен­ную регистрационную палату при Министерстве юстиции РФ. Эта же палата осуществляет аккредитацию представительства иностранных компаний на территории РФ.

    Порядок регистрации содержится в Уставе Государственной реги­страционной палаты, утвержденном приказом министра юстиции РФ от 29 декабря 1998 г.

    Важную роль в решении существенных вопросов как учреждения предприятий, так и их деятельности призваны сыграть договоры о со­здании предприятий, заключаемые их участниками, и уставы пред­приятий.

    Предприятия с иностранными инвестициями (СП) являются юридическими лицами по российскому законодательству. Они могут от своего имени заключать договоры, приобретать имущест­венные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде и третейском суде. Предпри­ятия имеют самостоятельный баланс и действуют на основе полного хозяйственного расчета, самоокупаемости и самофинансирования. В принципе на них как на юридические лица российского права распространяются общие положения российского законодательства о юридических лицах. Но в отношении таких предприятий действу­ют и некоторые специальные положения, прямо установленные за­конодательством.

    С учреждением предприятия с иностранными инвестициями в России рождается новое юридическое лицо, но независимо от того, находится ли в руках иностранного инвестора 100% капитала такого лица или только его часть, оно полностью подпадает под действие рос­сийского права. Это означает, что все правила, касающиеся лицензи­рования, применяются и к его деятельности (например, в секторе энергетики, здравоохранения, транспорта, строительства).

    Из других юридических вопросов следует остановиться на во­просе о праве, подлежащем применению к взаимоотношениям

    § 3. Правовое положение иностранных юридических лица в России

    165

    участников предприятия с иностранными инвестициями. Поскольку договор об учреждении такого предприятия — это всегда договор с иностранным участником (фирмой, компанией, корпорацией), во взаимоотношениях участников всегда присутствует «иностранный элемент». Это означает необходимость решения так называемой коллизионной проблемы, т.е. вопроса о том, правом какого государ­ства эти отношения будут регулироваться. Решение этой проблемы российским судом или третейским судом (арбитражем) возможно лишь на основе норм и принципов коллизионного права, входящего в состав международного частного права. Такая норма содержится в ст. 1214 третьей части Гражданского кодекса РФ: «К договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, в которой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо».

    Ранее действовала коллизионная норма аналогичного содержания (п. 3 ст. 160 Основ 1991 г.), но она применяется лишь только к догово­рам о совместных предприятиях. Статья 1214, как это видно из ее текста, должна применяться к договорам о создании любых юридичес­ких лиц с иностранным участием. По своему характеру это импера­тивная норма. Стороны такого договора не могут своим соглашением предусмотреть применение иного нрава, чем право страны места уч­реждения юридического лица.

    7. Правила, касающиеся положения иностранных юридических лиц, содержатся в многочисленных международных договорах (о тор­гово-экономическом сотрудничестве, о поощрении и защите капита­ловложений, о правовой помощи, об избежании двойного налогообло­жения).

    Так, в договорах о поощрении и защите капиталовложений опре­деляется, как уже отмечалось выше, какие юридические лица госу­дарств, заключивших договор, рассматриваются в качестве инвесто­ров, т.е. решается вопрос о «национальности» юридических лиц. Объ­ясняется это тем, что задача этих международных соглашений состоит в возможно более точном определении того юридического лица дру­гой стороны, в отношении которого должны применяться положения договора.

    Многосторонние соглашения о правовой помощи (Минская кон­венция 1993 г., Кишиневская конвенция 2002 г.) и двусторонние договоры о правовой помощи между государствами СНГ применя­ются не только к гражданам, но и к юридическим лицам (договоры РФ с Азербайджаном, Грузией, Киргизией, Молдавией); аналогич­ные положения содержатся в договорах с Латвией, Литвой и Эсто­нией. § 4. Правовое положение российских юридических лиц за рубежом

    1. Правовое положение российских юридических лиц за рубежом определяется российским законодательством, которым должны руко­водствоваться юридические лица, осуществляющие свою деятель­ность вне пределов страны, внутренним законодательством страны, в которой они осуществляют свою деятельность, а также международ­ными договорами.

    Российское законодательство в этой сфере призвано способство­вать решению таких взаимосвязанных задач, как установление, с одной стороны, препон для бегства капиталов за границу, а с другой — стимулирование инвестирования в Россию капиталов, находящихся за рубежом. Однако, как отмечалось в нашей литературе, наше законо­дательство в этом отношении далеко от совершенства. Формально продолжает действовать устаревшее постановление Совета Мини­стров СССР от 18 мая 1989 г. «О развитии хозяйственной деятельнос­ти советских организаций за рубежом», согласно которому был уста­новлен разрешительный порядок вывоза российскими инвесторами капитала за границу. Для вывоза капиталов за границу и открытия счетов в банках за пределами России необходимо получение лицен­зий. Было установлено также, что для создания за рубежом предпри­ятий с российским участием требуется получение разрешения феде­рального исполнительного органа и регистрация в России. В государ­ственный реестр должны вноситься все зарубежные предприятия с российскими инвестициями независимо от времени создания, органи­зационно-правовой формы и доли в капитале российского участника. Только с момента регистрации на такое предприятие с российским участием должна распространяться государственная поддержка и пра­вовая защита в рамках заключенных Россией с другими странами международных соглашений о поощрении и взаимной защите капита­ловложений.

    Все российские лица — участники оборота (в том числе и юриди­ческие лица) независимо от форм собственности вправе осуществлять за рубежом самостоятельно внешнеторговую деятельность в соответ­ствии с действующим законодательством РФ. Они могут заключать сделки и несут ответственность по своим обязательствам всем при­надлежащим им имуществом.

    Деятельность по экспорту или импорту лишь отдельных товаров, на которые установлена государственная монополия, может осущест­вляться на основе лицензирования. Лицензии на такую деятельность

    § 4. Правовое положение российских юридических лиц за рубежом

    167

    выдаются только государственным унитарным предприятиям. Име­ются особые правила об экспортном контроле, согласно которым оп­ределена система обязательного лицензирования в отношении опера­ций с контролируемыми товарами и технологиями. Установлен также особый порядок военно-технического сотрудничества, согласно кото­рому определен круг тех организаций, которым разрешено заключать контракты.

    По обязательствам предприятия, основанного на праве оператив­ного управления (федерального казенного предприятия), Россия как государство будет нести субсидиарную ответственность при недоста­точности имущества такого казенного предприятия. Хотя заниматься внешней торговлей могут все юридические лица, определенные опера­ции в области внешнеэкономической деятельности продолжают осу­ществлять крупные государственные предприятия — внешнеторговые объединения, принадлежащие государству.

    Самостоятельность понимается именно в гражданско-правовом отношении. Принадлежащее государству юридическое лицо заключа­ет сделку не от имени государства, но для него обязательны акты госу­дарства, в частности о запрете экспорта или импорта. Поэтому сохра­няет свое значение старое решение Внешнеторговой арбитражной ко­миссии (ВТАК) по этоу вопросу.

    В решении ВТАК по иску израильской фирмы «Джордан инвестмент лтд> против В/О «Союзнефтеэкспорт» от 19 июня 1958 г. было признано, что запре­щение со стороны Министерства внешней торговли СССР исполнения договора и отказ в выдаче лицензии на вывоз нефти из СССР, будучи обязательными для В/О «Союзнефтеэкспорт», являются обстоятельствами форс-мажора, освобожда­ющими его от ответственности. Истец в данном деле, в частности, утверждал, что эти действия не могут рассматриваться в качестве форс-мажора для ответ­чика, поскольку ответчик и Министерство внешней торговли являются органами одного и того же государства. В решении ВТАК признана самостоятельная пра­восубъектность объединения и отмечено, что объединение не является органом государственной власти. Поэтому попытка фирмы отождествить объединение с министерством лишена основания.

    В этой связи нельзя согласиться с утверждениями, часто высказы­ваемыми на Западе, что государственное юридическое лицо частного права (применительно к СССР и РФ — советского и российского гражданского права) идентично стоящему за ним государству.

    В уставе такого объединения закреплено общее положение граж­данского права о раздельной ответственности юридических лиц: каж­дое юридическое лицо пользуется имущественной самостоятель­ностью и несет обособленную ответственность. Государство, его орга­ны и организации не отвечают по обязательствам объединения, а объединение не отвечает по обязательствам государства, его органов и организаций. Таким образом, принцип раздельной ответственности юридических лиц установлен внутренним правом и уставом объеди­нения.

    Поскольку при решении вопроса об ответственности юридическо­го лица действует его личный закон, а им является закон России, во всех случаях ответственность объединения может наступать лишь в соответствии с этим принципом российского права. Правомочия объ­единения формулируются в его уставе. Вне зависимости от рода дея­тельности объединения оно имеет право заключать договоры, совер­шать сделки как в Российской Федерации, так и за границей. Каждое объединение может учреждать свои отделения, филиалы, конторы и агентства, представительства как в Российской Федерации, так и за границей. Объединение вправе участвовать во всякого рода других обществах, организациях, в том числе смешанных, деятельность кото­рых соответствует задачам объединения. И наконец, объединение может приобретать, отчуждать, брать и сдавать в наем как в Россий­ской Федерации, так и за границей любое имущество, движимое и

    недвижимое.

    По общему правилу, коммерческие организации, согласно ГК РФ, наделены общей, а не специальной (целевой) правоспособ­ностью. Из этого правила сделано исключение для унитарных пред­приятий. В предусмотренных законом случаях и в уставах коммер­ческих организаций должны быть определены предмет и цели деятельности юридического лица, но это может быть предусмотрено учредительными документами и в случаях, когда по закону это де­лать не обязательно.

    Таким образом, общее для всех российских субъектов междуна­родного частного права в области внешнеэкономической деятельнос­ти состоит в том, что они являются юридическими лицами, несущими, как правило, самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. (В особом положении находятся лишь феде­ральные казенные предприятия.)

    Все учрежденные в России организации являются российскими юридическими лицами, их личный статут определяется российским правом. Положения российского права об ответственности должны применяться и за рубежом, т.е. иметь экстерриториальное значение.

    Если подходить к российскому объединению (предприятию) с точки зрения критериев, используемых чаще всего в иностранных го­сударствах при определении национальности юридических лиц (на­помним, что обычно применяется критерий либо места учреждения юридического лица, либо места его нахождения), то личным законом объединения (предприятия) всегда будет российский закон. Личным

    169

    законом будут определяться правоспособность юридического лица, его внутренняя структура, решение о его ликвидации.

    Таким образом, применение норм российского законодательства имеет ограниченное значение.

    2. Главную роль призвано играть внутреннее законодательство страны, в которой российские юридические лица осуществляют свою деятельность. Все вопросы, касающиеся порядка осуществления дея­тельности на территории иностранного государства, допуска юриди­ческого лица к соответствующей деятельности, условий такой дея­тельности, решаются во внутреннем законодательстве той страны, где действует российское юридическое лицо, и в соответствии с положе­ниями договора, заключенного Россией с данным государством.

    Этот принцип международного частного права признается нашим законодательством. Так, согласно ст. 5 Закона об обществах с ограни­ченной ответственностью создание обществом филиалов и представи­тельств за пределами территории РФ осуществляется в соответствии с законодательством иностранного государства, если иное не преду­смотрено международным договором.

    В отношении применения к деятельности российских юридичес­ких лиц за рубежом местного законодательства следует иметь в виду, что в каждом государстве действует свое законодательство, обладаю­щее определенными особенностями, в том числе в отношении положе­ний, касающихся допуска иностранных юридических лиц к осущест­влению хозяйственной деятельности.

    Поэтому, например, если в Испании или в Бельгии создается ком­пания с участием российских юридических лиц или общество, пол­ностью принадлежащее российским юридическим или физическим лицам, то условия его деятельности будут определяться не россий­ским правом, а испанским или бельгийским законодательством. Если же речь идет о российском юридическом лице, то в отношении его учреждения и ликвидации, а также внутренней структуры подлежит применению российское право. Другие вопросы, касающиеся порядка осуществления деятельности на территории иностранного государст­ва, допуска юридического лица к соответствующей деятельности, ус­ловий такой деятельности, решаются во внутреннем законодательстве той страны, где действует российское юридическое лицо, и в соответ­ствии с положениями договора, заключенного Россией с данным госу­дарством.

    В конце XX в. для российских юридических лиц определенное практическое значение приобрело создание в так называемых офшор­ных зонах компаний с участием российского капитала. Эти компании, которые часто именуют компаниями международного бизнеса, как правило, не могут осуществлять хозяйственную деятельность внутри таких территорий или государств, где они учреждены и зарегистриро­ваны и где находится их центр управления (офис, дирекция). Эти компании созданы для деятельности в других странах, в том числе в России. Так, на Бермудских островах была создана и зарегистрирова­на компания «Каспийский трубопроводный консорциум» («КТК») для реализации проектирования, финансирования, строительства и эксплуатации трубопровода для транспортировки сырой нефти из Казахстана. Ряд компаний был создан в других офшорных зонах (Кипр, Лихтенштейн, острова Мэн, Джерси, Антильские и др.). Есте­ственно, что при создании таких компаний в полном объеме должно применяться весьма детальное местное законодательство о компаниях (например, закон о компаниях Бермудских островов или закон о ком­паниях о. Джерси), а такие компании, с точки зрения прежде всего их налогообложения, а также с позиций международного частного права, должны рассматриваться как юридические лица соответствующего го­сударства или территории.

    Правовое положение российских юридических лиц за рубежом будет также определяться соответствующими международными со­глашениями. В отношении европейских государств — членов ЕС важ­ную роль призвано играть Соглашение о партнерстве и сотрудничест­ве 1994 г., вступившее в силу в 1997 г. В отношении юридических лиц стран СНГ следует иметь в виду, что положения Минской конвенци 1993 г. применяются к юридическим лицам, созданным в соответст­вии с законодательством договаривающихся сторон. Положения Ки­шиневской конвенции 2002 г. применяются также к юридическим лицам (п. 4 ст. 1). Особое значение для обеспечения всем хозяйствую­щим субъектам стран — участниц СНГ равных возможностей для за­щиты своих прав и законных интересов имело заключение Соглаше­ния 1992 г. Под хозяйствующими субъектами в этом Соглашении по­нимаются все предприятия, их объединения и организации любой организационно-правовой формы, созданной в соответствии с законо­дательством каждой страны-участницы.

    К юридическим лицам применяются также соответствующие дву­сторонние договоры о правовой помощи, действующие в отношениях России с другими странами.

    3. С вопросом о правовом положении юридических лиц связан также комплекс вопросов, касающихся правовых форм совместной хо­зяйственной деятельности.

    Интернационализация международной хозяйственной жизни при­водит к использованию различных организационных форм совмест­ной деятельности субъектов из разных государств. Это могут быть

    § 4. Правовое положение российских юридических лиц за рубежом

    171

    чисто договорные формы, при которых отношения сторон определя­ются договорами о производственной либо научно-технической ко­операции, договорами о консорциумах, предусматривающими обычно совместное выступление сторон на том или ином рынке или в отноше­нии определенного объекта деятельности. Но это могут быть и более глубокие организационные формы, приводящие к созданию юриди­ческих лиц (смешанные общества, занимающиеся, как правило, торго­вой деятельностью, совместные предприятия и др.).

    Организационные формы совместной деятельности отличаются большим разнообразием. Однако общим для них, как правило, являет­ся то, что происходит объединение капиталов, принадлежащих участ­никам из различных стран, осуществляется совместное управление с целью достижения определенного результата, имеет место совместное несение рисков и убытков.

    Одной из возможных организационно-правовых форм является консорциум. Обычно во внешнеэкономической сфере консорциумы создавались на договорной основе для реализации, как правило, круп­номасштабных проектов, которые требуют объединения усилий не­скольких организаций (на практике применялись, в частности, бан­ковские консорциумы при получении кредитов, консорциумы для участия в торгах при переговорах о строительстве объектов за рубе­жом). Известны различные виды консорциумов.

    Консорциумы, создаваемые для отношений временного характера с иностранными партнерами. В международной практике извест­ны два вида таких консорциумов: закрытый и открытый. В пер­вом случае контракт с иностранным заказчиком подписывается одной организацией, принявшей на себя обязанности руководите­ля и несущей перед ним ответственность за выполнение всего комплекса обязательств, предусмотренных в контракте. Во втором случае контракт с иностранными заказчиками подписывается всеми партнерами по консорциуму, и каждый из них несет свою долю имущественной ответственности непосредственно перед иностранным заказчиком.

    Если раньше, до проведения реформ во внешнеэкономической об­ласти, могли создаваться только консорциумы закрытого типа, то после предоставления всем предприятиям права внешнеэкономичес­кой деятельности все они могут выступать в качестве стороны в отно­шениях с иностранными заказчиками.

    Такого рода консорциумы юридическими лицами не являются.

    Консорциумы, создаваемые иностранными инвесторами. Такая ор­ганизационно-правовая форма получила широкое распространение при заключении иностранными инвесторами соответствующих согла-шений для реализации крупных инвестиционных проектов в области нефти и газа с Россией и рядом государств СНГ. Заключая временное соглашение о совместной деятельности но реализации проекта, участ­ники консорциума сохраняют полную независимость в других, не ох­ваченных их соглашением сферах деятельности. В российском зако­нодательстве использование этой формы предусмотрено в Законе о соглашениях о разделе продукции 1995 г. (ст. 3).

    В этом законе под консорциумом как одной из сторон в соглаше­ниях о разделе продукции понимаются «создаваемые на основе дого­вора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, осуществляющие вложение соб­ственных или привлеченных средств (имущества и/или имуществен­ных прав) в поиски, разведку и добычу минерального сырья и являю­щиеся пользователями недр на условиях соглашения».

    Контрольные вопросы

    1.  Какое значение имеет определение национальности юридического лица и какие основные критерии применяются для определения национальности юридических лиц?

    2. Какие вопросы определяются личным законом юридического лица?

    3.  В чем состоит принцип раздельной ответственности государственного юридичес­кого лица и российского государства?

    4. Каково правовое положение иностранных юридических лиц в России.

    5.  Кто рассматривается но российскому законодательству в качестве иностранного инвестора?

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.