Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25. > 

    § 1. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования

    1. Несмотря на все успехи в области унификации права, в совре­менном мире сохраняются существенные различия в регулировании

    § 1. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования

    75

    частноправовых отношений в различных странах. В одних областях правового регулирования (международная торговля, перевозка, охра­на интеллектуальной собственности), в которых тенденция унифика­ции проявляется более активно, различий становится меньше, в дру­гих же (семейное, наследственное) — различия сохраняются, посколь­ку в этих областях существенное влияние на регулирование соответствующих отношений оказывают национальные, бытовые, ре­лигиозные особенности и традиции. Возникает проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению. Она получила название коллизионной проблемы (от лат. слова colli-sio — столкновение). Когда говорят о коллизии законов, то имеют в виду необходимость выбора между ними для решения спора или воз­никшего вопроса в области международного частного права. Обратим­ся к заключению смешанных браков, т.е. браков между гражданами различных государств. Например, российский гражданин хочет всту­пить в брак с гражданкой Туркменистана. Правовые нормы этих двух государств не совпадают. Законодательство Туркменистана устанав­ливает определенные условия для вступления в брак туркменских женщин с иностранными гражданами, российское право особых усло­вий или ограничений для браков с иностранцами вообще не преду­сматривает. Какое право будет применять загс в Москве и какое право будет применять соответствующий орган в Туркменистане? Ответ на этот вопрос может дать только соответствующая коллизионная норма. Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого госу­дарства должно быть применено к соответствующему правоотноше­нию. Коллизионная норма носит отсылочный характер, она только от­сылает к материальным нормам, предусматривающим решение соот­ветствующего вопроса (подробнее о коллизионных нормах см. в § 4 настоящей главы).

    Международное частное право возникло первоначально исключи­тельно как коллизионное право, и до сих пор в ряде государств оно рассматривается в качестве такового.

    2. Поскольку коллизионная норма — норма отсылочного характе­ра, ею можно пользоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, — нормами законода­тельства, решающими вопрос по существу. Хотя коллизионная норма указывает лишь, законы какой страны должны быть применены, ее нельзя рассматривать как имеющую те же функции, что выполняет справочное бюро на вокзале, сообщающее пассажирам, в каком око­шечке они могут купить билет и с какого пути отправляется их поезд. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.

    Недостатки коллизионного метода состоят в следующем: во-пер­вых, применение коллизионной нормы, отсылающей к праву ино­странного государства, усложняет деятельность суда или иного органа государства, который обязан в силу международного договора или внутреннего закона на основании коллизионной нормы применять иностранное право, а установить его содержание не так просто.

    Во-вторых, применение этого метода не способствует обеспече­нию единообразия при решении конфликтных ситуаций, поскольку в различных государствах коллизионные нормы в отношении одного и того же предмета могут и не совпадать. Следовательно, конечный ре­зультат будет зависеть от того, в суде какого государства рассматрива­ется спор.

    В-третьих, при коллизионном методе применяются, как правило, нормы общего характера, призванные регулировать все частноправо­вые отношения, не рассчитанные на отношения с иностранным эле­ментом.

    Наша доктрина в отличие от ряда других государств не ограничи­вает содержание международного частного права только коллизион­ными нормами. Еще в 1940 г. И.С. Перетерский и С.Б. Крылов в своем учебнике международного частного права писали, что «рассматривать международное частное право лишь как «коллизионное», т.е. посвя­щенное лишь «разграничению» различных законодательств, — это значит суживать... действительный характер международного частно­го права».

    Объединение в составе международного частного права коллизи­онных и материально-правовых норм основывается на необходимости двумя различными методами регулировать однородные по своему ха­рактеру отношения.

    Расширение применения материально-правовых норм, содержа­щихся в международных соглашениях, непосредственно связано с раз­витием интернационализации хозяйственной жизни. Благодаря этому методу создаются единообразные материально-правовые нормы, регу­лирующие торговые, производственные, научно-технические, транс­портные и иные связи между организациями и фирмами различных государств. Значением в современных условиях применения матери­ально-правовых норм, унифицированных в таких соглашениях, как Венская конвенция о договорах международной купли-продажи това­ров 1980 г., объясняется включение в. часть третью Гражданского кодекса РФ п. 3 ст. 1186. В этом пункте предусмотрено следующее по­ложение:

    § 1. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования

    77

    «Если международный договор Российской Федерации со­держит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе колли­зионных норм права, применимого к вопросам, полностью уре­гулированным такими материально-правовыми нормами, исклю­чается».

    Это положение ГК означает, что приоритетом пользуется матери­ально-правовая норма, предусмотренная международным договором. Поэтому проблема определения в данном случае на основе коллизи­онной нормы права, подлежащего применению, отпадает.

    Преимущества применения материально-правового метода состо­ят в следующем:

    во-первых, его использование создает гораздо большую определен­ность для участников соответствующих отношений, поскольку и им, и тем органам, которые будут их применять (например, в случае возник­новения споров), материально-правовые нормы всегда известны за­ранее;

    во-вторых, при применении этого метода создается единообразное регулирование, устраняется односторонний подход, присущий колли­зионному методу, когда в целом ряде случаев коллизионная норма устанавливается каким-либо одним государством. К недостаткам этого метода следует отнести то, что нормы международных соглаше­ний могут по-разному пониматься и применяться в различных стра­нах, а также то, что в большинстве случаев они носят диспозитивный характер (т.е. они не являются обязательными, а могут применяться по усмотрению сторон).

    Развитие технического прогресса будет вести в ряде областей к дальнейшему созданию материально-правовых норм. Однако прово­димая на международном уровне унификация материально-правовых норм международного частного права не должна вести к недооценке унификации коллизионных норм. Оба эти метода взаимно дополняют друг друга.

    Создание материально-правовых норм в области международного частного права, и прежде всего унифицированных материально-пра­вовых норм, как правильно подчеркивает С.Н. Лебедев, не должно вести к недооценке унификации коллизионных норм, которые играют и будут в дальнейшем играть важную роль в регулировании междуна­родных хозяйственных отношений. Как отмечает А.Л. Маковский, ма­териально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования международных гражданских отношений (в частности, в сфере торгового мореплавания) в сочетании с другими методами регулирования, в том числе «с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установле­ния унифицированных коллизионных норм».

    В отечественной литературе было высказано мнение и о том, что материально-правовые нормы в сфере международного частного права могут создаваться также в рамках внутреннего законодатель­ства. В условиях монополии внешней торговли в стране прямые нормы, регулирующие отношения в сфере международного частного права, имели определенное значение. Однако для современных ус­ловий характерна иная тенденция. Так, перестал действовать осо­бый порядок подписания внешнеэкономических сделок, к содержа­нию сделок стали шире применяться общие положения гражданско­го законодательства. Точно так же при регулировании иностранных инвестиций проявляется тенденция к созданию общего режима для всех инвесторов, как отечественных, так и иностранных (см. гл. 8).

    В законодательстве сохраняются национальные нормы прямого действия по отдельным вопросам (например, в отношении аккредита­ции представительств иностранных фирм).

    Что же касается материально-правовых норм международных со­глашений, трансформированных в наше законодательство, то число таких норм растет. Иногда в литературе по международному частному праву применяются в этих случаях термины «прямые нормы», «пря­мой метод регулирования». Указанные термины употребляются ис­ключительно для противопоставления терминам «коллизионная норма», «коллизионный метод». Значение прямых норм особенно ве­лико, поскольку благодаря им устанавливаются единые для госу­дарств — их участников правила, единообразно решающие те или иные конкретные вопросы.

    Следовательно, к области международного частного права должны быть отнесены нормы, унифицированные путем заключения между­народных соглашений.

    Наряду с такими международными соглашениями в междуна­родной практике конца XX — начала XXI в. все большее значение приобретают унифицированные правила международного торгового права, которые, не будучи обязательными для применения сторона­ми в контракте, путем факультативного их применения (при нали­чии согласия сторон) существенным образом сужают возможность и необходимость применения коллизионных норм. К числу доку­ментов универсального характера относятся Принципы междуна­родных коммерческих договоров, разработанные и принятые в 1994 г. УНИДРУА, участником которого является Россия. Текст Принципов УНИДРУА сопровождается комментарием, призванным

    § 1. Коллизионный и материально-правовой методы регулирования

    79

    способствовать их пониманию. Принципы действуют исключитель­но в отношении международных торговых контрактов и представля­ют собой автономную, не связанную с каким-либо национальным правом систему. Наряду с другими аналогичными документами они призваны обеспечить переход к такому положению, когда в области регулирования торговых сделок национальное право вообще не будет применяться.

    Можно привести и другой пример, подтверждающий наличие такой тенденции в ЕС. В 1995 г. на региональном уровне комиссией под председательством О. Ландо (Дания) была принята первая часть Принципов европейского договорного права, в 1996 г. завершены ра­боты над второй их частью. Имеется дополненная и пересмотренная в 1998 г. версия.

    Эти Принципы предполагается включить в Европейский граждан­ский кодекс, непосредственная работа над которым началась с октяб­ря 1990 г. В 2003 г. Европейской комиссией был подготовлен спецаль-ный план мероприятий но разработке европейского договорного права.

    3. Особое значение для России имеет проблема унификации права государств — участников СНГ, выходящая далеко за пределы проблематики международного частного права. Ее решению способ­ствует разработка модельных кодексов и модельных законов, осу­ществляемая в рамках Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ, и прежде всего Модельного гражданского кодекса, который в качестве рекомендательного законодательного акта для стран СНГ был принят этой ассамблеей 13 мая 1995 г. Принятие актов такого рода способствует созданию единого правового про­странства, а тем самым может ослабить остроту проблемы выбора права.

    Следует также отметить, что в международной практике усили­лась тенденция выбора сторонами на основе применения принципа автономии воли сторон не какой-то конкретной правовой системы (норм национального права, которые часто не учитывают специфи­ку международных торговых сделок), а отсылки к «общепринятым принципам и нормам права» либо к «праву международной торгов­ли» (под автономией воли сторон понимается возможность для сто­рон установить по своему усмотрению содержание договора, его ус­ловия — см. гл. 9). Довольно часто на практике используется и отсылка к так называемому lex mercatoria. Этим термином в совре­менных условиях, как отмечалось в литературе, обозначается кон­цепция, отражающая тенденцию к формированию автономной сис­темы правовых норм, содержащую нормы, предусмотренные в меж-дународных конвенциях, торговые обычаи, широко признанные пра­вовые принципы, предназначенные регулировать международный торговый оборот (см. гл. 9).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.