Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   129.  130.  131.  132.  133.  134.  135.  136.  137.  138.  139.

    § 2. Арбитражное соглашение и определение компетенции арбитража

    1. Арбитражное соглашение — это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотно­шением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде условия в контракте, получившего название арбитражной оговорки, или в виде отдельного соглашения, которое часто называется третейской записью.

    В большинстве стран, в том числе и в России, предусмотрен еди­ный правовой режим для арбитражной оговорки и для третейской за­писи. Такое соглашение выражает волю сторон, направленную на ис­ключение подсудности спора государственным судам, в пределах, допускаемых законодательством соответствующего государства. В ли­тературе обращалось внимание на то, что арбитражное соглашение об­ладает определенной спецификой, состоящей в том, что, являясь

    § 2. Арбитражное соглашение и определение компетенции арбитража         561

    ' гражданско-правовой сделкой, оно имеет процессуальные последствия. I   Действительность соглашения как гражданско-правовой сделки опре­деляется гражданским законодательством, что же касается исключе-_   ния государственного суда, т.е. изъятия того или иного спора из его |  ведения и допустимости арбитражного соглашения, то эти вопросы решаются на основании гражданского процессуального законодатель­ства соответствующей страны.

    Арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Со­глашение считается заключенным в письменной форме, если оно со­держится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с ис­пользованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фикса­цию такого соглашения, либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон подтверждает наличие со­глашения, а другая против этого не возражает. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, является арбитраж­ным соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора (ст. 7 Закона 1993 г.).

    На практике часто применяются типовые арбитражные оговорки, которые обязательны для сторон лишь в случае их прямо выраженно­го согласия на это.

    Приведем в качестве примера арбитражную оговорку, рекомендуе­мую МКАС для включения во внешнеэкономические договоры (со­глашения):

    «Все споры, разногласия или требования, возникающие из на­стоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недей­ствительности, подлежат разрешению в Международном коммер­ческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом».

    Особенность заключенного арбитражного соглашения состоит в том, что оно обязательно для сторон и уклониться от передачи спора арбитражу они не могут. Обычный суд, как правило, не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть по существу ре­шение арбитража. Это положение получило признание в законода­тельстве и судебной практике различных государств.

    Российский Закон 1993 г. решает вопрос о возможности предъяв­ления иска но существу спора в обычном суде при наличии арбитраж­ного соглашения следующим образом. Суд, в который подан иск но вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство и направить стороны в арбитраж, если не найдет, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (п. 1 ст. 8).

    Для рассмотрения спора в порядке арбитража в МКАС (или в МАК) необходимо, во-первых, чтобы этот спор относился к тем кате­гориям споров, рассмотрение которых входит в компетенцию этого арбитража, и, во-вторых, чтобы имелось соглашение сторон о передаче спора на рассмотрение данного арбитража.

    Как отмечалось выше, в большинстве стран юридическая сила ар­битражного соглашения обеспечивается тем, что в случае, если одна сторона, невзирая на арбитражное соглашение, обратится в обычный суд, другая сторона имеет право требовать отвода суда, а суд должен прекратить производство по такому делу. Несколько иначе этот во­прос решен в российском законодательстве. На основании соответст­вующих положений ГПК (например, ст. 135) судья должен возвра­щать исковое заявление, если в производстве третейского суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

    На практике часто возникает вопрос о юридической силе арбит­ражного соглашения, на основании которого дело в порядке арбитра­жа должно рассматриваться за границей.

    Во Франции, например, признаются арбитражные соглашения, при­чем такое соглашение дает основание сделать в суде возражение, направ­ленное на прекращение судебного рассмотрения дела. Для принудитель­ного исполнения иностранного арбитражного решения требуется распо­ряжение председателя гражданского суда по месту его исполнения, который рассматривает дашь формальную правильность решения и до­пустимость исполнения с точки зрения французского публичного по­рядка. Аналогичным образом решается этот вопрос в ФРГ.

    В Великобритании по Актам об арбитраже 1979 и 1996 гг. значе­ние арбитражного соглашения возросло. Иностранное арбитражное решение, если оно состоялось на основе действительного арбитражно­го соглашения, подлежит принудительному исполнению в Вели­кобритании. На содержание Акта об арбитраже 1996 г. оказал влияние Типовой закон о международном торговом арбитраже ЮНСИТРАЛ.

    В США принцип признания юридической силы арбитражных со­глашений был реализован лишь во второй половине XX в. Особенно неопределенным до 50-х гг. было решение вопроса о юридической силе соглашений, предусматривающих рассмотрение спора за рубе-

    § 2. Арбитражное соглашение и определение компетенции арбитража        563

    жом, хотя в судебной практике США бывали случаи, когда соглаше­ние о подведомственности спора внешнеторговому арбитражу в Мос­кве служило основанием для отказа в рассмотрении иска в суде.

    Можно привести такой пример. Американская фирма «Кемден фибр миллс» заключила контракт с организацией «Амторг», осуществлявшей операции по тор­говле между СССР и США, в котором, в частности, было предусмотрено, что все споры с исключением подсудности общим судам подлежат рассмотрению в порядке арбитража. Несмотря на наличие такой арбитражной оговорки, фирма предъявила иск к «Амторгу» в суде штата 11ью-Йорк. «Амторг> заявил, что спор не может быть предметом рассмотрения суда. После длительного рассмотрения в супах штата Нью-Йорк было вынесено решение о том, что иск не подлежит рассмотрению в судебном порядке, поскольку арбитражная оговорка носит обязательный /тля сто­рон характер.

    Для современной практики США характерно повсеместное при­знание арбитражных соглашений.

    2. Российское законодательство признает силу соглашения об ар­битраже, заключенного между сторонами. Как уже отмечалось, соглас­но Закону 1993 г., в международный арбитраж могут по соглашению сторон передаваться: споры из договорных и других гражданско-пра­вовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммер­ческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и междуна­родных объединений и организаций, созданных на территории России между собой, споры между их участниками, а равно их споры с други­ми субъектами права РФ. Из этого положения Закона следует сделать вывод, что российская организация по соглашению об арбитраже со своим иностранным контрагентом может передать спор как на разре­шение постоянно действующих в России арбитражных организаций, так и на рассмотрение любого иного постоянного или изолированного арбитража. В то же время закон не содержит каких-либо ограничений в отношении места такого арбитража. Свобода выбора сторонами места проведения арбитража не ограничивается.

    Этот принцип нашел свое отражение и в ряде международных со­глашений, например, в Соглашении между СССР и ФРГ по общим вопросам торговли и мореплавания от 25 апреля 1958 г. В ст. 8 Согла­шения прямо предусматривается обязательство договаривающихся государств давать исполнение на своей территории арбитражным ре­шениям «независимо от того, были ли они вынесены на территории одного из обоих государств или же на территории третьего государст­ва». В Соглашении принцип свободы выбора места проведения арбит­ража выражен прямо, а из других договоров и соглашений с иностран­ными государствами этот принцип с несомненностью вытекает. Решить вопрос о том,, в каком порядке будет разрешен спор, может помочь сторонам договора типовая арбитражная оговорка. В соответ­ствии с международной практикой ТПП заключила с торговыми пала­тами и арбитражными ассоциациями ряда стран соглашения, в кото­рых рекомендуется применять типовую арбитражную оговорку. Такие соглашения были заключены с организациями Японии (1956), Ита­лии (1974), США (1977 и 1992), Индии (1980), Австрии (1982), Бель­гии (1983), Кореи (1994). Эти соглашения применяются и в настоя­щее время.

    Рекомендуемая арбитражная оговорка обычно устанавливает, что арбитражное рассмотрение будет проводиться в определенном, посто­янно действующем третейском суде по месту нахождения ответчика или же в ином арбитраже, созданном для рассмотрения спора в стране ответчика.

    В 1992 г. ТПП РФ и Американская арбитражная ассоциация (ААА) подготовили «Факультативную арбитражную оговорку для ис­пользования и в контрактах в сфере российско-американской торгов­ли и инвестирования» (были разработаны полный и сокращенный тексты оговорки). Она, как и другие оговорки подобного рода, носит сугубо факультативный характер. Это означает, что оговорка приме­няется в каждом конкретном случае исключительно по взаимной до­говоренности сторон. Согласно оговорке, арбитражное разбирательст­во осуществляется в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ, но в случае любого расхождения между этим регламен­том и правилами об арбитраже, содержащимися в контракте, стороны будут руководствоваться положениями контракта. Каждая сторона в споре должна назначить одного арбитра, с тем чтобы второй арбитр в случае, если ответчиком будет юридическое или физическое лицо РФ, был назначен ТПП РФ/а если ответчиком будет юиридческое или физическое лицо США г- ААА. В случае если в 15-дневный срок вто­рой арбитр не будет -назначен, он назначается Стокгольмской торго­вой палатой. Предусмотрена также особая процедура назначения суперарбитра из совместного списка арбитров, составляемого на каж­дый год ТПП и ААА. Арбитражное разбирательство осуществляется в Стокгольме. Предусмотрено, что стороны приложат все возможные усилия, чтобы договориться об одном языке арбитражного производ­ства в целях экономии времени и снижения расходов. Однако если это сделать не удается, то будут применяться как русский, так и англий­ский язык.

    3. Арбитражное соглашение, в том числе и арбитражная оговорка, обладает юридической самостоятельностью, автономностью. Это оз­начает, что действительность арбитражного соглашения не зависит

    § 2. Арбитражное соглашение и определение компетенции арбитража         565

    от действительности того контракта, в связи с которым оно было заключено. Закон 1993^ г. исходит из того, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна рассматриваться как соглаше­ние сторон, не зависящее от других условий договора. Даже в случае принятия третейским судом решения о ничтожности договора арбит-

    | ражная оговорка продолжает действовать. С этим связано действие принципа (или доктрины) так называемой компетенции компетенции, согласно которому вопрос о компетенции должен решаться самим ар­битражем, а не государственным судом. Название общепринятого {принципа «доктрина «компетенс-компетенс» в нашей литературе (Е.В. Брунцева) предлагалось перевести как «компетенция по поводу компетенции».

    В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона 1993 г. третейский суд может сам вынести постановление о своей компетенции, в том числе по

    I  любым возражениям относительно наличия действительности арбит-

    I ражного соглашения. Данный принцип закреплен в арбитражных рег­ламентах и предусмотрен в Типовом законе ЮНСИТРАЛ, а также в Европейской конвенции 1961 г. В соответствии с п. 3 ст. V Конвенции арбитражный суд, против которого заявлен отвод о неподсудности, не

    I должен отказываться от разбирательства дела и имеет право сам выне­сти решение по вопросу о своей компетенции либо наличии или дей­ствительности арбитражного соглашения или сделки, составной час­тью которой это соглашение является, с тем) однако, что указанное решение арбитражного суда может быть впоследствии обжаловано в

    I, компетентном государственном суде в соответствии с законом страны суда.                                                               >

    Таким образом, арбитражное соглашение —= это самостоятельное соглашение со своим собственным предметом.'По своему содержанию оно не связано с другими условиями контракта. Автономность арбит­ражной оговорки признана и в Типовом законе ЮНСИТРАЛ, и в на­циональном законодательстве.

    Признание автономности арбитражной оговорки приводит к выво­ду о необходимости самостоятельного определения права, подлежа­щего применению именно к этой оговорке (или вообще к арбитражно­му соглашению). Согласно российскому Закону 1993 г., недействи­тельность арбитражного соглашения может быть определена но закону, которому стороны его подчинили (т.е. в этом случае действует принцип автономии воли сторон), а при отсутствии такого указания — но закону страны, где решение было вынесено.

    При рассмотрении споров положение об автономности приобрета­ет решающее значение. В качестве примера сошлемся на решение ВТЛК от 9 июля 1984 г. но делу по иску В/О «Союзнсфтеэкспорт» к фирме «Джок ойл». Советское объединение под­писало с фирмой контракт на поставку истцом ответчику значительного количест­ва нефти и нефтепродуктов. Ввиду прекращения фирмой, находившейся на Бер­мудских островах, оплаты части поставленного ей товара дальнейшие поставки были приостановлены. Затем истец на основании арбитражной оговорки контракта, предусматривавшей, что все споры будут рассматриваться во Внешнеторговой ар­битражной комиссии в Москве, обратился с иском в этот постоянно действующий арбитражный суд. Ответчик прежде всего ссылался на недейетвительнсоть кон­тракта, поскольку он был подписан со стороны истца только председателем объеди­нения, что являлось нарушением действовавшего тогда советского законодательст­ва (см. гл. 9), согласно которому договоры должны подписываться двумя лицами. Недействительность же контракта, по мнению ответчика, влечет за собой и недей­ствительность арбитражной оговорки, устраняя тем самым компетенцию ВТАК по возникшему спору. ВТЛК признала контракт недействительным с момента его под­писания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор но существу. ВТАК исходила из самосто­ятельности арбитражной оговорки. «Арбитражное соглашение, — указывалось в ре­шении, — может быть признано недействительным лишь в том случае, сами в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требований закона, относящихся к содержанию и форме заключенного арбитражного соглаше­ния. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного согла­шения, нет, и ни одна из сторон не заяааяла о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства*. В итоге ВТАК признала, что арбитражное соглашение «яв­ляется процессуальным договором, не зависимым от материально-правового дого­вора*, и что поэтому «вопрос о действительности или недействительности этого договора не затрагивает соглашения», а последнее само по себе в данном случае юридически действительно.

    В основных многосторонних конвенциях но вопросам арбитра­жа — Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в испол­нение иностранных арбитражных решений 1958 г. и Европейской кон­венции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. — под арбитражным соглашением понимаются как оговорка в письменном договоре, так и отдельное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами, телеграммами и т.п. Эти конвенции устанавливают независимо от закона, применимого к основному контракту, специ­альные коллизионные правила для определения действительности ар­битражного соглашения.

    На практике часто недооценивается значение оговорки, она со­ставляется небрежно. В случае обращения к постоянно действующему арбитражу должно быть точно указано его название. Если в арбитраж­ной оговорке говорится, что споры будут рассматриваться в арбитра­же, а не в суде, или же, например, в арбитраже страны ответчика, но не говорится, в каком именно, то такая оговорка не будет признаваться действительной.

    4. Определение компетенции МКАС дается в Законе 1993 г. и в Регламенте МКАС. В Регламенте МКАС, утвержденном Президиу-

    § 3. Процедура арбитражного разбирательства

    567

    мом ТПП РФ в декабре 1994 г., учтены положения Закона о междуна­родном коммерческом арбитраже. Регламент вступил в силу с 1 мая 1995 г. МКАС правомочен разрешать споры, которые вытекают из до­говорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих между сторонами при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предпри­ятие хотя бы одной из сторон спора находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права РФ.

    Сторонами в споре могут быть любые лица, в том числе и субъек­ты права одного и того же государства (например, в споре российского предприятия и предприятия с иностранными инвестициями, учреж­денного в РФ).

    Суд принимает к рассмотрению споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже воз­никшего или могущего возникнуть спора, причем соглашение об этом со стороны истца может быть выражено предъявлением иска, а со сто­роны ответчика — совершением действий, свидетельствующих о его добровольном подчинении юрисдикции арбитражного суда, в част­ности путем сообщения в ответ на запрос суда о согласии подчиниться его юрисдикции.

    Также суд принимает к рассмотрению споры, подлежащие его юрисдикции в силу международных соглашений. Соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение арбитражного суда не требуется, если он принимает к рассмотрению споры, которые стороны обязаны передать на его рассмотрение в силу международных договоров.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   129.  130.  131.  132.  133.  134.  135.  136.  137.  138.  139.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.