Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   116.  117.  118.  119.  120.  121.  122.  123.  124.  125.  126. > 

    § 1. Понятие международного гражданского процесса

    1. В науке международного частного права под международным гражданским процессом понимается совокупность вопросов процес­суального характера, связанных с защитой прав иностранцев и ино­странных юридических лиц в суде. Это вопросы доступа иностранных лиц к правосудию, их положения в процессе, международной подсуд­ности, оказания правовой помощи судами и другими органами юсти­ции государств друг другу, сбора доказательств, установления содер­жания иностранного права, признания и исполнения иностранных су­дебных решений, совершения нотариальных действий, призванных служить обеспечению прав отечественных граждан и юридических лиц за рубежом.

    Наряду с судебным порядком рассмотрения споров обычно к меж­дународному гражданскому процессу относят и вопросы рассмотре­ния споров в порядке арбитража (в так называемых третейских судах). В настоящем издании эти вопросы рассматриваются в отдель­ной главе (гл. 19), поскольку международный коммерческий арбит­раж — это самостоятельный альтернативный суду порядок рассмотре- j ния споров.

    В состав судебной системы России наряду с конституционными^ судами входят суды общей юрисдикции и арбитражные суды, paс сматривающие дела по экономическим спорам. Эти последние сущ являющиеся государственными судебными арбитражными органами^! следует отличать от так называемых третейских судов, которые часто также именуются арбитражами. Применение термина «арбитраж» не должно вводить в заблуждение: в первом случае речь идет о rocyaaj' ственных судах, а во втором — о судах, избранных сторонами в споре. ^

    Сам термин ^международный гражданский процесс» носит сугубо условный характер, поскольку речь не идет о каком-то междунароЛ ном рассмотрении конкретного дела и поскольку не существует дународной универсальной организации, призванной рассматривая споры между субъектами (сторонами) из разных государств. Иногда вместо этого понятия применяют более удачный термин — «междуна родное гражданское процессуальное право», под которым.можно было бы понимать совокупность правовых принципов и норм процессуал! ного характера, как общих для государств, определяемых между! родными соглашениями, так и непосредственно устанавливаемых конодательством каждой страны.

    Процессуальное право в правовой системе каждого государст* традиционно относится к публичному праву, поскольку здесь речь

    §1.1 [снятие мсждуна|юдного гражданского процесса

    487

    идет об отношениях по вертикали: между государством, а точнее, судебной властью и гражданином или иным субъектом. Согласно гос­подствующей точке зрения, в рассматриваемых отношениях опреде­ляющую роль играют не частноправовые отношения, а публично-пра­вовые начала. В российской доктрине отмечается, что внутригосудар­ственные нормы, регламентирующие международный гражданский процесс, следует относить к отраслям процессуального права — граж­данского процессуального права и арбитражного процессуального права (В.П. Звеков), при этом указывается, что нормы международно­го гражданского процесса имеют иной предмет регулирования, чем нормы международного частного права: они регулируют не сами част­ные отношения, осложненные иностранным элементом, а деятель­ность суда по разрешению гражданских дел, в которых такой элемент присутствует (Г.К. Дмитриева, Н.И. Марышева, А.Г. Светланов).

    Особенно ярко это проявляется в деятельности государственных органов, осуществляющих признание и исполнение иностранных су­дебных решений, а также в деятельности нотариата. Отмечая принци­пиальные различия, существующие между публичным и частным пра­вом, не следует игнорировать и тесную взаимосвязь между междуна­родным частным правом и международным гражданским процессом, поскольку от предварительного решения процессуальной проблемы выбора юрисдикции зависит и решение коллизионной проблемы (проблемы выбора права), и тем самым и материально-правовой проблемы регулирования гражданско-правовых отношений с ино­странным элементом. Кроме того, не следует игнорировать то обстоя­тельство, что в процессуальных отношениях существенное значение приобретают и отношения по горизонтали: между сторонами в иму­щественном, хозяйственном, семейном, трудовом и ином споре. В международной жизни роль таких горизонтальных отношений воз­растает вследствие того, что стороны в споре имеют возможность вы­бора (хотя и в определенных пределах), как самого порядка рассмот­рения спора (в государственном или в третейском суде), так и воз­можности заключения соглашения об изменении так называемой родовой или территориальной подсудности. В этом заключается одно из оснований отнесения международного гражданского процесса к международному частному праву как отрасли права. Другим основа­нием, выдвигаемым сторонниками этой точки зрения (Л.П. Ануфрие­ва), является то, что в сфере международного гражданского процесса применяются традиционные для международного частного права по­нятия и институты, те же, что и в других разделах международного частного права (применение принципов гражданства и домицилия в отношении физических лиц, принципов инкорпорации, места нахож-дения и иных критериев для определения государственной принад­лежности («национальности») юридических лиц и т.д.).

    В современных условиях тесная взаимосвязь, .существующая между коллизионными и материально-правовыми нормами, с одной стороны, и процессуальными — с другой, реализуется в области, меж­дународного частного права как в международных соглашениях, так и во внутреннем законодательстве. Такой подход был проявлен в Ко­дексе Бустаманте. Что же касается внутреннего законодательства, со­шлемся на наиболее обстоятельный Закон о международном частном праве Швейцарии, в котором содержатся нормы и коллизионного, и процессуального права. Такой комплексный подход характерен для *> последних кодификаций в области международного частного права Италии, Турции, Грузии, Венесуэлы и других государств. Такой под-ход к решению проблемы регулирования представляется более пред-почтительным, и не случайно по этому пути пошли новейшие законо­дательные акты ряда государств. Объясняется это прежде всего свя- | зью, существующей между решением вопросов применения права* и i вопросов процессуального характера, возникающих( в практике судов | при рассмотрении споров с так называемым иностранным элементом, j При наличии таких разных подходов международный гражданский процесс можно рассматривать как составную часть; международного частного права в качестве отрасли правоведения.

    Рассматривая дела с иностранным элементом, суды в РФ и в дру­гих странах, в принципе, применяют при решении гражданских про­цессуальных вопросов право своей страны. При этом возможны слу­чаи, когда то или иное понятие по российскому законодательству от­носится к материальному праву, а по праву какого-либо иностранного государства — к процессу, или наоборот. Иностранный закон, как пра-,^ вило, не .подлежит применению в российском суде по тем вопросам, I которые по российскому законодательству считаются процессуальны­ми. И наоборот, то обстоятельство, что данная норма считается в дру­гой стране процессуальной, не препятствует ее применению россий­ским судом, если по .российскому праву она рассматривается как норма материального гражданского права.               .

    Правила по вопросам международного гражданского процесса содержатся в многочисленных универсальных и региональных кон-»-, венциях, а также в двусторонних договорах о, правовой помощи, .консульских конвенциях и иных соглашениях. К универсальным многосторонним конвенциям относится Гаагская конвенция по во-пррсам гражданского процесса 1954 г., Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов но гражданским или торговым делам 1965 г., Конвенция о получении за границей дока-

    § 1. Понятие международного гражданского процесса

    489

    зательств но гражданским или торговым делам 1970 г., Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов, 1961 Т. Эти конвенции действуют для многих госу­дарств, в том «Шсле и для России. Так, Конвенция 1954 г. действует для Армении, Белоруссии, Киргизии, Молдавии, Украины, Узбеки­стана. В Конвенции об отмене легализации участвуют 63 государст­ва, в том числе Армения, Белоруссия, Латвия, Литва, Эстония, Венгрия, Польша и др.

    Между государствами — участниками СНГ заключены следующие многосторонние соглашения:

    •  Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граж­данским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция);

    •  Протокол к Конвенции о правовой помощи и правовых отноше­ниях по гражданским, семейным и уголовным делам 1997 г.;

    •   Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г. (Кишиневская конвенция), Туркменистан и Узбекистан не подписали эту Конвен­цию, Азербайджан подписал с особым мнением, Украина — с ого­воркой;

    •  Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осущест­влением хозяйственной деятельности, 1992 г.;

    •  Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбит­ражных, хозяйственных и экономических судов на территориях госу­дарств — участников Содружества 1998 г.

    Россия заключила двусторонние договоры о правовой помощи с 30 государствами и соглашения по отдельным вопросам процессуаль­ного характера, в частности Соглашение от 17 января 2001 г. между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о порядке взаимно­го исполнения судебных актов арбитражных судов РФ и хозяйствен­ных судов Республики Беларусь.

    Двусторонние соглашения о правовой помощи заключаются и дру­гими государствами. Так, Латвия заключила такие договоры с Литвой, Эстонией, Россией, Белоруссией, Польшей, Молдавией, Украиной, Узбекистаном и Индией. Кроме того, между саранами Балтии (Лат­вией, Литвой и Эстонией) было заключено трехстороннее согла­шение.

    2. Особая ситуация характерна для регулирования этих вопросов в рамках Европейского Союза. Еше в Римском договоре 1967 г. об уч­реждении ЕЭС была предусмотрена необходимость упрощения фор­мальностей, регулирующих взаимное признание и исполнение реше­ний судов. Страны — члены Сообщества исходили из того, что право­вая безопасность общего рынка в значительной степени зависит отадекватного регулирования признания и исполнения судебных реше­ний государств-членов.

    Первоначально, 27 сентября 1968 г. часть стран ЕС заключили Брюссельскую конвенцию о подсудности и исполнении судебных ре­шений по гражданским и торговым делам, а в 1988 г. европейские го­сударства, входящие в Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ), заключили, как образно заметил немецкий профессор Гей-мар, идущее в фарватере Брюссельской конвенции соглашение в Лу­гано о подсудности и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам. Тем самым действие Брюссельской конвенции было распространено на страны, не входящие в ЕС, поскольку она открыта для присоединения. Так, в частности, участницей Конвенции в Лугано стала Польша, еще до ее вступления в ЕС. Предстоит присо­единение Венгрии к этой Конвенции. Затем после заключен^ Амс­тердамского договора Брюссельская конвенция была переведена в ка­тегорию так называемого вторичного права Сообщества (см. гл. 2).

    С 1 марта 2002 г. вступило в силу Постановление ЕС № 44/2001 (сокращенно именуемое «Брюссель I») о судебной компетенции, при­знании и исполнении судебных решений по гражданским и торговыИ, делам. В отношениях между странами — членами ЕС (за исключени-. ем Дании, Великобритании и Ирландии) оно заменило действующую Брюссельскую конвенцию. Наряду с этим в области международного^, гражданского процесса действуют следующие'постановления ЕС: По-! становление № 1347/2000 от 29 мая 2000 г. о компетенции, признаний^ и исполнении решений по семейным делам и производству, касающе-| муся ответственности родителей в отношении общих детей; Постаной*^ ление № 1346/2000 от 29 мая 2000 г. о производстве по делам о банкро^| стве; Постановление № 1348/2000 от 29 мая 2000 г. о предоставлений судебных и несудебных письменных документов по гражданским- $ торговым делам; Постановление № 1206/2001 от 22 мая 2001 г. о ее* трудничестве судов государств-ч ленов в отношении документов *• гражданским и торговым делам.

    В Европейском Союзе подготовлен и ряд других постановлений вопросам гражданского процесса. Особое значение'имеет проект ' становления о Европейском исполнительном листе.

    3. Регулирование в России в области международного граждане! го процесса является составной частью судебной реформы. В 2002 был принят Гражданский процессуальный кодекс РФ (он вступи" силу с 1 февраля 2003 г.), новый Арбитражный процессуальный деке (вступил в силу с 1 сентября 2002 г.). Был также принят За «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. ряду с этим положения, относящиеся к данной сфере содержат'

    § 2. Международная подсудность

    491

    Федеральном законе от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном произ­водстве», в Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г., Федеральном конституционном законе от 31 декаб­ря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации».

    В ГПК РФ и в АПК РФ установлены подробные правила по во­просам международного гражданского процесса. В этих правилах со­держатся положения о применении правил международных договоров (п. 4 ст. 11 ГПК РФ, п. 3 ст. 3 АПК РФ), применении норм иностран­ного права (п. 5 ст. И ГПК, ст. 14 АПК), подведомственности судам общей юрисдикции и арбитражным судам дел с участием граждан, иностранных организаций и международных организаций, а также ор­ганизаций с иностранными инвесторами (п. 5 ст. 27 АПК, п. 2 ст. 22 ГПК), о подсудности при предъявлении исков (п. 3 ст. 36, ст. 37. п. 7,9 ст. 38 АПК), о судебных извещениях иностранных лиц (п. 5 ст. 121 АПК), о письменных иностранных доказательствах (п. 4, 5 ст. 71 ГПК), об оспаривании и отмене решений международных коммерчес­ких арбитражей (ст. 230, п. 4 ст. 233 АПК), о рассмотрении заявлений по вопросу компетенции третейского суда (ст. 235 АПК), о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений международных коммерческих арбитражей (ст. 236, п. 4 ст. 239 АПК).

    Признание и приведение в исполнение международных судебных и арбитражных решений предусмотрено п. 4 ст. 16, ст. 32 АПК.

    Производству по делам о признании и приведению в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений посвящена гл. 45 ГПК (ст. 409-417) и гл. 31 АПК (ст. 241-246).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 139      Главы: <   116.  117.  118.  119.  120.  121.  122.  123.  124.  125.  126. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.