§ 5. Корпорации во Франции и их особенности

§ 5. Корпорации во Франции и их особенности

50
0

Следует так обдумывать свои замыслы, чтобы даже неудача
принесла нам известные выгоды

Кардинал де Рец

Французские компании возникли под влиянием голландских, хотя
ранее торговля во Франции развивалась под сильным воздействием Италии.
Корпорации в Голландии к тому времени достигли большого развития, и стало ясно,
что эта юридическая форма является очень эффективной. Франция не стала
изобретать то, что уже было изобретено, не стала искать свой собственный путь,
а позаимствовала созданное другими. (Заметим, что во многих областях французы,
напротив, шли впереди, обогатив мир бесчисленными открытиями.) И хотя
заимствовать легче, чем создавать, использование чужого опыта, к сожалению, не всегда
избавляет от ошибок. Именно так получилось и во Франции.

Корпоративный строй в этой стране имел одну характерную
особенность: он насаждался сверху, можно сказать, насильно. Французское
правительство чрезмерно интенсивно вмешивалось в этот процесс, преследуя
благородные цели: оказать энергичную поддержку развитию торговли и
промышленности. Вера в успехи корпоративной формы была столь велика, что
правительство в преамбулах своих нормативных актов отмечало это особо. Но
решившись поддержать крупные колониальные компании, оно не учло степень
подготовленности частной инициативы к такой интенсивной деятельности, и притом
в формах настолько новых, что население еще не успело их освоить. Результаты
поспешного насаждения чужеземного опыта не замедлили сказаться.

Правительство полагало, что может заменить отсутствие
частной инициативы своей поддержкой, но чужое рецепировалось плохо, а
прививалось еще хуже. В 1601 г. провалилась первая экспедиция в Индию, в 1604 г. – вторая, в 1611 г. экспедиция также не состоялась и компания была соединена с другой. В 1615 г. с помощью служащих из Голландии все же было снаряжено два корабля, но они не возвратились из
Индии, и деятельность компании сошла на нет[1].

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М,
1999. С. 101

Французы старались рабски подражать голландцам и даже ввели
принцип децентрализованного управления компанией, не оправдавший себя в самой
Голландии. В итоге многие предприниматели бежали в Голландию.

Каждая компания учреждалась специальным правительственным
актом. Поначалу на этом и заканчивалась юридическая поддержка компаний
правительством, хотя это давало мощный экономический, политический и финансовый
импульс. Внутренняя жизнь компании определялась решениями общих собраний, где
акционеры занимали господствующее положение.

Какое-либо законодательное регулирование заменялось
непосредственным надзором и опекой со стороны правительства: в каждой компании
был государственный агент; на общих собраниях отдельных привилегированных
компаний нередко присутствовал даже король. Компании еще очень долго не
находили законодательного признания, чему способствовали периодически
повторяющиеся взрывы биржевых спекуляций, и поэтому корпоративная форма
развивалась как бы на ощупь. Закон от 2 марта 1791 г. провозгласил свободу промыслов, но вопрос об особенностях акционерных обществ оставил
открытым. Стали возникать многочисленные торговые товарищества, в большинстве
своем направляющие свою энергию на спекуляцию. Правительство запретило
деятельность тех, чей уставный капитал делился на свободно передаваемые акции,
и предусмотрело создание компаний с разрешения Законодательного Собрания.

Такое состояние длилось до издания Торгового кодекса.
Поскольку общество еще не воспринимало акционерную форму благожелательно, в
проекте рекомендовалось применять эту форму тогда, когда дело было недоступно
отдельным предпринимателям. Предполагалось по-прежнему сохранить разрешительный
порядок создания компаний.

Однако Торговый кодекс пошел дальше этих предложений и
обогатил систему торгового права новым правовым институтом: институтом
акционерных обществ. АО были легализированы и обрели право гражданства. Вместе
с тем сохранялся порядок их учреждения на основе разрешений правительства,
которое не было обязано мотивировать свой отказ.

Положительная оценка Торгового кодекса не покажется столь
высокой, если сравнить его с нормативными актами других стран, регулирующими
правовое положение корпораций. Там продвижение вперед было постепенным и более
существенным. Франция же действовала по принципу маятника: или полная свобода,
или запрещение. Периодические вспышки спекуляций акциями на предъявителя,
охватившие многие слои общества, подвигли правительство на реформу, суть
которой заключалась всего в одной статье: запрещалось деление капитала на
акции. Раздавались даже призы-

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М,
1999. С. 102

вы о запрещении какой-либо корпоративной деятельности
вообще. В конце концов победил здравый смысл и восторжествовала мысль о том,
что, предоставив свободу акционерным предприятиям, надо регламентировать
некоторые параметры их деятельности.

Закон о коммандитных компаниях 1856 г. является значительной вехой в истории корпоративного строя Франции. В нем было установлено,
что компания может возникнуть только после подписки всего основного капитала и
уплаты четверти этого капитала; после такой оплаты допускаются акции на
предъявителя, но до оплаты 2/3 стоимости акций они не могут быть отчуждены и т.
д. Если же суммировать положения Закона, можно отметить в качестве позитивных
моментов то, что он дал гарантии третьим лицам и обеспечил стабильность самих
компаний.

Закон от 1863 г. развивал положения предыдущего в деталях и
подробностях. Ближайшим его последствием было дальнейшее увеличение корпораций.
Но вместе с тем во французском обществе все более утверждалось мнение, что
излишняя регламентация деятельности корпораций вредна и способна неблагоприятно
влиять на частную инициативу, этот живительный источник благосостояния всей
нации.

Закон 1867 г. по некоторым параметрам устраняет
законодательное регулирование деятельности корпораций, а по отдельным –
смягчает (о порядке учреждения компаний, о начале их деятельности, о возможной
доле неподписанных акций, о праве ревизоров созывать собрание и др.).

Прошло почти 20 лет, и вновь появилась потребность в издании
закона о компаниях. Таковой был издан в 1884 г., его цель – заполнить пробелы, усовершенствовать, не разрушая, сам корпоративный строй, предупредить
злоупотребления, не осложняя при этом работу замечательной машины, которая
называется корпорацией, не жертвовать свободой корпорации ради интересов тех,
чья доверчивость не знает границ, и в то же время не приносить их интересы в
жертву.

Наступил период стабилизации экономической жизни страны, и
вновь стали раздаваться голоса, призывающие снизить законодательную
регламентацию правового положения компаний, предоставить им большую свободу,
нормируя лишь вопросы, связанные с максимальным числом злоупотреблений.

На это и был направлен Закон от 1893 г., согласно которому была понижена минимальная стоимость акций, уменьшилось число случаев,
когда компания может быть признана недействительной, была устранена обязанность
полной оплаты акций для превращения акций именных в предъявительские, понизился
минимальный размер уставного капитала и т. д.

Итак, корпоративный строй во Франции не только зародился при
непосредственном участии правительства, но и развивался

Кашанина Т. В. Корпоративное право – М.: НОРМА–ИНФРА • М,
1999. С. 103

под его неусыпным оком. Правительство Франции по сравнению с
английским гораздо активнее и основательнее вмешивалось в жизнь и деятельность
корпораций. Однако результаты такой заботы не оказались более впечатляющими,
чем результаты деятельности корпораций, которые пользовались большей свободой,
как, например, в Англии. Все это лишний раз подтверждает, что воздухом для
предпринимательства все же является свобода.

И еще: Франция демонстрирует нам возможности
континентального права, основой которого являются нормативные акты. При всей их
привлекательности как источников права в использовании нормативных актов должна
быть соблюдена мера, в противном случае они легко могут поменять свой
положительный заряд на отрицательный.

[1] И. Тарасов истолковывает этот факт иначе. По его мнению,
корпорации, образованные для осуществления колонизации, напоминали политические
корпорации (в этом ученый видит особенность корпоративного права во Франции).
Правительство давало им «право вечной собственности» на имущество,
приобретенное в колонии, а также признавало за ними право осуществлять
верховную власть в колонии (см.: Тарасов И. Учение об акционерных компаниях.
Ярославль, 1879. С. 85).

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ