§ 7. Банковская гарантия

§ 7. Банковская гарантия

5
0

Банковская гарантия — особый способ обеспечения испол­нения
обязательств, в силу которого банк, иное кредитное уч­реждение или страховая
организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала, т. е. основного,
главного должника в обязательстве) письменное обязательство уплатить кредитору
принципала (бенефициару, т. е, лицу, в пользу которого совер­шается платеж) в
соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по
представлению бенефициа­ром письменного требования о ее уплате (ст. 368 ГК).

Для возникновения гарантийного обязательства не требует­ся
извещения гаранта о принятии бенефициаром гарантии, если иное прямо не
предусмотрено в тексте гарантийного обяза­тельства.

В обеспечение обязательства поставщика по поставке товаров
банк выдал покупателю гарантийное письмо, которым принимал на себя обя­зательство
выплатить определенную сумму покупателю-бенефициару при предъявлении им
письменного требования в случае невыполнения поставщиком в обусловленный срок
обязательств по поставке.

В связи с неисполнением обеспечиваемого гарантией
обязательства бенефициар предъявил гаранту письменное требование об уплате со­ответствующей
суммы с приложением предусмотренных условиями га­рантии документов. Гарант
отказался произвести выплату, указав, что обязательство по гарантии не
возникло.

По мнению гаранта, не была соблюдена простая письменная
форма сделки (ст. 161, 434 ГК), поскольку бенефициар не направил гаранту
письменного извещения о принятии гарантийного письма. В основном договоре
ссылка на выданную гарантию также отсутствовала. Исходя из этого, гарант
полагал, что гарантийная сделка является недействи­тельной в соответствии с п.
2 ст. 162 ГК.

292

Гражданское право. Общая часть

Рассмотрев
заявленные бенефициаром исковые требования к га­ранту, арбитражный суд признал
их обоснованными, поскольку ст. 368 ГК, предусматривая необходимость
письменного оформления обязатель­ства гаранта перед кредитором, не требует
заключения письменного соглашения между гарантом и бенефициаром. Кроме того, в
соответ­ствии со ст. 373 ГК банковская гарантия вступает в силу со дня ее
выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное.

В гарантийном письме, адресованном бенефициару, гарант не
поставил возникновение своих обязательств в зависимость от получения
письменного ответа бенефициара о принятии га­рантии. Следовательно,
обязательства гаранта возникли в мо­мент ее выдачи. Поэтому арбитражный суд,
установив, что тре­бование бенефициаром было предъявлено в установленный срок и
с приложением всех необходимых документов, исковые тре­бования бенефициара
полностью удовлетворил, взыскав с га­ранта обусловленную в его обязательстве
сумму (п. 1 приложе­ния к информационному письму Президиума ВАС РФ от 15 января
1998 г. № 27 «Обзор практики разрешения споров, свя­занных с применением
норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии»).

Отсутствие письменного соглашения между принципалом и
гарантом не влечет недействительности гарантийного обязатель­ства гаранта перед
бенефициаром.

Банк-гарант выдал банковскую гарантию организации-бенефициа­ру.
При наступлении обусловленных в гарантийном обязательстве усло­вий бенефициар
обратился к гаранту с требованием о выплате соответ­ствующей суммы. Гарант
отказался от выполнения своих обязательств, поскольку письменное соглашение
между ним и принципалом (должни­ком по основному обязательству) не было
заключено. Это обстоятель­ство, по мнению гаранта, свидетельствовало об
отсутствии оснований возникновения гарантийного обязательства перед
бенефициаром.

Рассмотрев иск бенефициара к гаранту, арбитражный суд его
удов­летворил, исходя из следующего.

Гарантийное обязательство возникает между гарантом и бенефи­циаром
на основании одностороннего письменного обязательства гаран­та.
Действительность этого обязательства не зависит от наличия пись­менного
соглашения между гарантом и принципалом.

Письменное обязательство гаранта перед бенефициаром по форме
и содержанию соответствовало требованиям ст. 368 ГК. Требование бенефициаром
было заявлено в установленный срок и соответствовало условиям гарантийного
обязательства. В свя-

Тема 13. Обеспечение исполнения обязательств       293

зи
с этим оснований для освобождения гаранта от ответственно­сти не имелось (п. 3
приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 15января 1998 г. № 27
«Обзор практи­ки разрешения споров, связанных с применением норм Граж­данского
кодекса Российской Федерации о банковской гарантии»). Отсутствие в
банковской гарантии указания бенефициара, которому она выдана, не является
основанием для признания ее недействительной.

Банк выдал принципалу гарантийное письмо, в котором не указы­валось
наименования бенефициара, перед которым банк принимает обя­зательства уплатить
денежную сумму в случае невозврата долга прин­ципалом.

Принципал (должник по основному обязательству) передал гаран­тийное
письмо кредитору, который выдал под данную гарантию кредит.

При невозврате кредита основным должником кредитор обратился
к банку с требованием об исполнении обязательств по банковской га­рантии. Банк
отказался удовлетворить указанное требование, сослав­шись на отсутствие
гарантийного обязательства.

Заявленный кредитором иск к банку был удовлетворен арбитраж­ным
судом.

Из ст. 368 ГК не следует, что банковская гарантия должна
содержать наименование конкретного бенефициара. При отсут­ствии такого указания
обязательство по гарантии должно ис­полняться в пользу кредитора (бенефициара),
предъявившего гаранту подлинник банковской гарантии (п. 8 приложения к
информационному письму Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. № 21 «Обзор
практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса
Российской Федера-ции о банковской гарантии»).

Основаниями возникновения банковской гарантии слу­жит
сложный юридический состав: соглашение по основному обязательству между
принципалом и бенефициаром и соглаше­ние между принципалом и гарантом о выдаче
банковской га­рантии. Собственно банковская гарантия представляет собой
одностороннюю сделку.

Если в гарантии не предусмотрено иное, то действительна она
с момента выдачи и не может быть отозвана гарантом.

Как и все существующие способы обеспечения исполнения
обязательств банковская гарантия дополняет основное обяза­тельство, как бы
гарантирует его исполнение, однако действу-ет независимо и самостоятельно.

294

Гражданское право. Общая часть

Предусмотренное
банковской гарантией обязательство гаран­та перед бенефициаром не зависит в
отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения
которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это
обстоятельство (ст. 370 ГК).

Необходимо иметь в виду, что банковская гарантия действи­тельна
и в том случае, если основное обязательство полностью или в соответствующей
части уже исполнено, прекратилось по иным основаниям либо недействительно (п. 2
ст. 376 ГК).

За выдачу банковской гарантии принципал уплачивает га­ранту
вознаграждение (п. 2 ст. 369 ГК).

Размер вознаграждения, как правило, находится в прямой
зависимости от объема основного обязательства, обеспечивае­мого банковской
гарантией, и срока, на который выдается бан­ковская гарантия по этому
обязательству.

Соглашением между принципалом и гарантом может быть
предусмотрена выплата вознаграждения в момент выдачи га­рантии или в любой
другой срок, указанный в соглашении.

Требование бенефициара об уплате денежной суммы по бан­ковской
гарантии должно быть предоставлено гаранту в пись­менной форме, до окончания
определенного в гарантии срока, на который она была выдана. В требовании или в
приложении к нему бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение
принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия, с
приложением указанных в гарантии до­кументов (п. 1 ст. 374 ГК).

При отсутствии в документах, содержащих гарантийное обя­зательство,
указаний о сроке, на который оно выдано, гаран­тийное обязательство не
возникает.

Кредитор предъявил в арбитражный суд иск к гаранту, принявше­му
на себя письменное обязательство выплатить 100 млн. руб. при предъявлении ему
документов, подтверждающих неисполнение треть­им лицом договора поставки.

Арбитражный суд, исследовав представленные кредитором доку­менты,
в том числе текст гарантийного обязательства гаранта, пере­писку между кредитором
и гарантом по поводу условий гарантии, при­шел к выводу о том, что гарантийное
обязательство не возникло и оснований для удовлетворения требования кредитора
не имеется.

При этом арбитражный суд исходил из следующего. Ни в тексте
гарантии, ни в других письменных документах, связанных с оформле­нием
гарантийного обязательства, не содержалось условия о сроке, в течение которого
требование может быть заявлено гаранту. Содержа-

Тема 13. Обеспечение исполнения обязательств       295

щееся
в гарантии указание на выплату суммы после истечения срока поставки товара не
может быть расценено в качестве условия о сроке действия гарантии.

Как следует из п. 2 ст. 374 и п. 1 ст. 376 ГК, срок, на
который выдана гарантия, является существенным условием гарантий­ного
обязательства. При его отсутствии гарантийное обязатель­ство в силу ст. 432 ГК
следует считать невозникшим (п. 2 прило­жения к информационному письму
Президиума ВАС РФ от 15января 1998 г. № 27 «Обзор практики разрешения
споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российс­кой Федерации
о банковской гарантии»).

Иск бенефициара к гаранту, отказавшемуся удовлетворить
своевременно предъявленное требование об уплате денежной суммы, может быть
заявлен в пределах общего срока исковой давности.

Бенефициар обратился в арбитражный суд с иском к гаранту —
коммерческому банку о взыскании денежной суммы по банковской га­рантии и
процентов за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска по мотиву
предъявления его после прекращения действия гарантии.

В порядке надзора решение отменено и исковые требования
удов-летворены по следующим основаниям.

В обеспечение денежного обязательства принципала
коммерческий банк выдал банковскую гарантию, в которой оговорены условия и поря­док
уплаты денежной суммы бенефициару, а также срок действия га­рантии.

Поскольку принципалом не было выполнено обязательство по оп­лате
товара, бенефициар в соответствии со ст. 374 ГК до окончания определенного в
гарантии срока, на который она выдана, предъявил к гаранту требование с
представлением всех необходимых документов.

Каких-либо возражений по поводу предъявленного требования и
приложенных к нему документов гарант не заявлял, в связи с чем у него не было
оснований для отказа в удовлетворении требований бене­фициара на основании ст.
376 ГК.

Поскольку гарант в разумный срок требование бенефициара не
удовлетворил, последний вправе в пределах общего срока исковой давности
обратиться в арбитражный суд с иском о при­нудительном взыскании денежной суммы
по банковской гаран­тии, а также процентов, начисленных на основании ст. 395 Ко­декса
(п. 7 приложения к информационному письму Президиу­ма ВАС РФ от 15 января 1998
г. № 27 «Обзор практики раз-

296

Гражданское право. Общая часть

решения
споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации
о банковской гарантии»).

Обычно в гарантии указываются основания обращения бене­фициара
к гаранту с требованием об уплате денежной суммы, а также приводится перечень
документов, которые должны быть представлены бенефициаром.

Например, отказ от акцепта принципалом на выставленное
бенефициаром требование об оплате товара, работ или услуг может служить
основанием для обращения бенефициара с ука­занным требованием к гаранту, если
договором по основному обязательству между принципалом и бенефициаром или
банков­ской гарантией не предусмотрено иное.

Банковской гарантией, в частности, может быть предусмот­рена
оплата требования бенефициара и независимо от основа­ний требования.

По получении требования бенефициара гарант уведомляет об
этом принципала и передает ему копии требования со всеми относящимися к нему
документами, и в разумный срок прини­мает решение об удовлетворении требования
бенефициара или об отказе от его удовлетворения (ст. 375 ГК).

Если требование либо приложенные к нему документы не
соответствуют условиям гарантии либо представлены гаранту по окончании
определенного в гарантии срока, гарант имеет право отказать бенефициару в
удовлетворении его требования (ст. 376 ГК).

Арбитражный суд при наличии доказательств исполнения в
иностранном государстве основного обязательства по внешне­экономической сделке
удовлетворительным для бенефициара образом отказывает в удовлетворении
требований о выплате сумм по гарантии, предъявленных иностранной фирмой-бенефициа­ром
в России.

Иностранная торговая фирма обратилась в арбитражный суд с ис­ком
к российскому коммерческому банку о взыскании крупной суммы по банковской
гарантии, выданной в обеспечение внешнеторгового кон­тракта в 1995 г.

Ответчик — российский банк предъявил встречный иск о призна­нии
банковской гарантии недействительной со ссылкой на то обстоя­тельство, что
истец злоупотребил доверием банка. В срок, установлен­ный в гарантии,
бенефициар предъявил гаранту требование о плате­же, сославшись на то, что принципал
не поставил товар по внешне­торговому контракту. Гарант отказался от выплаты
суммы по гарантии, указав, что по имеющимся у него данным основное
обязательство испол­нено удовлетворительным для бенефициара образом.

Тема 13. Обеспечение исполнения обязательств       297

Повторное
требование бенефициара о выплате сумм гарантом так­же не было удовлетворено.

В судебном заседании выяснилось, что контракт международной
купли-продажи товара предусматривал в качестве обеспечения сделки залог
имущества продавца.

Из документов, представленных в суд, следовало, что
российская фирма-продавец передала покупателю в залог имущество в виде двух
морских судов. Согласно условиям внешнеторгового контракта в случае
невыполнения обязательств продавца по поставке товара покупатель получал право
удовлетворить свои требования за счет заложенного имущества, переходящего в его
собственность в порядке, пре­дусмотренном законодательством иностранного
государства. После по­ступления имущества в залог покупатель заблаговременно
оплатил то­вар по цене, предусмотренной внешнеторговым контрактом. Одновре­менно
стороны внешнеторговой сделки обратились в российский банк с просьбой выдать
гарантию в качестве обеспечения надлежащего ис­полнения российской фирмой
основного обязательства, связанного с поставкой товара за рубеж. При этом ни
бенефициар, ни принципал не поставили банк в известность о том, что
внешнеторговый контракт со­держит развернутые условия о залоге имущества
продавца и что пе­редача имущества в залог на территорию иностранного государства
со­стоялась.

Банк гарантию выдал. Предусмотренная внешнеторговым контрак­том
поставка товара не состоялась. Иностранная фирма обратилась с требованием о
платеже к гаранту.

Бенефициар, обосновывая свои требования к банку, ссылался на
положения п. 2 ст. 376 ГК, подчеркивая, что по договору гарантии при­менимым
правом является российское законодательство, пре­дусмотревшее, что, если
гаранту до удовлетворения требования бене­фициара стало известно, что основное
обязательство, обеспеченное банковской гарантией, полностью или в
соответствующей части уже исполнено, гарант должен немедленно сообщить об этом
бенефициару. Полученное гарантом после такого уведомления повторное требование
бенефициара подлежит удовлетворению гарантом.

Банк-гарант утверждал, что бенефициар ввел его в
заблуждение, не сообщив, что обязательства российской стороны по внешнеторгово­му
контракту уже выполнены обращением взыскания на имущество, находящееся в
залоге.

Последнее обстоятельство гарант расценивал как
злоупотребление правом на получение гарантии по российскому законодательству,
ссы­лаясь на ст. 10 ГК. При разрешении спора арбитражный суд установил, что
применимым правом по договору гарантии является законодатель­ство Российской
Федерации.

Фактически бенефициар, являясь кредитором в основном
обязательстве, уже получил возмещение за невыполнение ус­ловий внешнеторгового
контракта из заложенного имущества на территории иностранного государства.

298

Гражданское право. Общая часть

С
учетом этого для требований по гарантии в Российской Федерации не имелось
достаточных оснований.

Таким образом, арбитражный суд расценил требования бе­нефициара
по выплате гарантии в условиях, когда основное обязательство исполнено на
территории иностранного государ­ства удовлетворительным для бенефициара
образом, как зло­употребление правом в смысле ст. 10 Гражданского кодекса
Российской Федерации и отказал в удовлетворении исковых тре­бований (п. 3
приложения к информационному письму Президи­ума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. №
29 «Обзор судебно-арбит­ражной практики разрешения споров по делам с
участием ино­странных лиц»).

При наличии доказательств прекращения основного обяза­тельства
в связи с его надлежащим исполнением, о чем бене­фициару было известно до
предъявления письменного требо­вания к гаранту, судом может быть отказано в
удовлетворении требований бенефициара (ст. 10 ГК).

Бенефициар обратился с иском к организации-гаранту. В
гарантии предусматривалась обязанность гаранта выплатить 20 млн. руб. при
предъявлении бенефициаром требования с приложением письменного подтверждения
факта отсутствия у принципала денежных средств для оплаты товаров в размере,
определенном договором купли-продажи.

В срок, установленный в гарантии, бенефициар предъявил
гаранту требование о платеже с приложением заверенной принципалом справ­ки,
подтверждающей отсутствие средств на счете принципала на день, когда оплата
товара должна была быть произведена. Гарант отказался от выплаты суммы по
гарантии, указав, что по имеющимся у него данным оплата товаров бенефициару была
произведена третьей органи­зацией по просьбе принципала и, следовательно,
обеспечиваемое обя­зательство исполнено.

Бенефициар повторно потребовал оплаты от гаранта и после
отка­за последнего от платежа обратился с иском в арбитражный суд. Свои требования
бенефициар основывал на положениях п. 2 ст. 376 ГК, со­гласно которому, если
гаранту до удовлетворения требования бенефи­циара стало известно, что основное
обязательство, обеспеченное бан­ковской гарантией, полностью или в
соответствующей части уже ис­полнено, гарант должен немедленно сообщить об этом
бенефициару и принципалу. Полученное гарантом после такого уведомления повтор­ное
требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом.

Рассматривая спор, арбитражный суд установил, что бене­фициар,
являясь кредитором в основном обязательстве, уже получил оплату за поставленный
принципалу товар. Это обстоя-

Тема 13. Обеспечение исполнения обязательств       299

тельство
подтверждалось представленными гарантом до­казательствами. Факт оплаты товара
за счет средств банковско­го кредита не отрицал и должник по основному договору
(прин­ципал).

При таких условиях арбитражный суд расценил действия
бенефициара как злоупотребление правом и на основании ст. 10 ГК в иске отказал
(п. 4 приложения к информационному пись­му Президиума ВАС РФ от 15 января 1998
г. № 27 «Обзор прак­тики разрешения споров, связанных с применением норм
Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской га­рантии»).

Принадлежащее бенефициару по банковской гарантии пра­во
требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии не
предусмотрено иное (ст. 372 ГК).

Обязательство гаранта перед бенефициаром по гаран­тии
прекращается (ст. 378 ГК):

уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гаран­

тия;

окончанием определенного в гарантии срока, на который

она выдана;

вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии

и возвращения ее гаранту;

вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии

путем письменного заявления об освобождении гаранта от его

обязательств.

Гарант, которому стало известно о прекращении гарантии,
должен без промедления уведомить об этом принципала.

Гарант не вправе требовать от принципала возмещения сумм,
уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями гаран­тии (п. 2 ст. 379
ГК) или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, если соглашением
гаранта с принципалом не предусмотрено иное.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ