1. ФЕОДАЛЬНОЕ ПРАВО ФРАНЦИИ

1. ФЕОДАЛЬНОЕ ПРАВО ФРАНЦИИ

11
0

Источники права. На протяжении всего периода средневековья,
вплоть до буржуазной революции 1789—1794 гг., во Франции отсутствовала единая
правовая система. Множественность и партикуляризм французского феодального
права проявлялся в двух аспектах: та или иная отдельно взятая правовая система
распространялась либо на определенную социальную категорию, независимо от места
ее проживания (духовенство, купечество, чиновничество), либо на все социальные
группы, проживавшие в пределах одной (иногда весьма ограниченной)
административно-территориальной единицы.

Важнейшим источником права являлся обычай. С прекращением
деятельности варварских правд (это произошло в X в.), в условиях феодальной
раздробленности основной формой права стали территориальные правовые обычаи
отдельных провинций, округов, городов — так называемые кутюмы, особенно широко
распространенные в северных областях Франции (вследствие этого север Франции
обычно именовался «страной обычного права» или «страной неписаного права» —
pays de droit coutumier). Сила и авторитет кутюмов определялись их
традиционностью, их реальным действием «с незапамятных времен» среди многих
поколений местного населения. Начиная с XII в. кутюмы стали записываться,
причем первоначально на латинском языке, но с последующим переводом на
французский. В середине XIII в. (около 1255 г.) был составлен Большой кутюм
Нормандии, который в силу своей полноты и систематичности мог быть использован к
судебной практике. Во второй половине XIII в. получили распространение частные
записи кутюмов, также преследовавшие практические цели. Самым

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ______485

ранним примером подобного рода явилась запись кутюмов области
Вермандуа, составленная известным легистом Пьером де Фонтеном в 50-х годах XIII
в. под наименованием «Советы другу»; запись сопровождалась параллельными
выдержками из норм римского права.

Наиболее знаменитым, популярным и широко применяемым в
судебной практике стал сборник кутюмов, получивший наименование «Кутюмы Бовези»
(«Книги обычаев и обыкновений бовезийцев»), составленный в 1279—1283 гг.
выдающимся юристом Филиппом де Бомануаром (1247—1295 гг.), бывшим королевским
бальи судебного округа Бове (в графстве Клермон на северо-западе Франции); до
этого он был бальи в Вермандуа, Турени и Санлисе, а также сенешалом в Пуату и
Сентоне. Кутюмы Бовези, состоявшие из пролога и 70 глав, содержали
систематизированный обзор самых различных сфер обычного права, определявший, в
частности, порядок судопроизводства, структуру судебных органов, формы
земельной собственности, юридический статус различных категорий населения,
варианты крепостного состояния, брачно-семейные и имущественные отношения и т.
д. Достоинством сборника являлись ссылки на кутюмы других областей, на нормы
канонического и римского права, дополненные собственными авторскими идеями и
обобщениями. Не ограничившись изложением норм кутюмного права, Бомануар уделил
значительное внимание характеристике правового положения королевской власти,
определению статуса городских коммун, правам и обязанностям участников
правоприменительного процесса — бальи, адвокатов, судей. Труд Бомануара, одного
из лучших представителей французской школы легистов, пользовался широчайшей
популярностью на протяжении нескольких столетий, о чем свидетельствует его
распространение в большом количестве списков, вплоть до его первого печатного
издания в 1690 г.

В конце XIII и в XIV веке стали формироваться аналогичные
сборники и в других регионах — примерами могут служить Кутюмы Тулузы (1296 г.),
Древний кутюм Бретани (1330 г.) и др. На основе многочисленных местных кутюмов
(в том числе, распространенных в королевском домене Иль-де-Франсе) в 1389 г.
королевским бальи Ж. Аблежем был составлен Большой кутюм Франции. С 1454 г.
согласно ордонансу Карла VII всем ко-

486________________В.В. Кучма___________________

ролевским бальи предписывалось свести воедино кутюмы,
действовавшие в пределах их бальяжей, и направить эти материалы в Парижский парламент;
на последний была возложена обязанность унификации кутюмов. На основании
королевского распоряжения было составлено и отредактировано около 60
провинциальных («больших») и не менее 300 местных («малых») кутюмов.
Редактирование кутюмов фактически означало их государственное санкционирование.
Однако унификации кутюмного права в общегосударственном масштабе так и не
произошло, и партикуляризм права продолжал сохраняться. Только Великая
буржуазная революция 1789 г. ликвидировала кутюмы в области собственности,
брака, семейных имущественных и неимущественных отношений. Окончательная отмена
кутюмов произошла лишь на основании Гражданского кодекса Франции 1804г.
(«Кодекса Наполеона»).

На юге Франции (в так называемой «стране писаного права» —
pays de droit ecrit) важнейшим источником права постепенно становилось римское
право. Оно имело в этом регионе глубокие исторические корни: истоки римской
правовой традиции восходили еще ко временам галльских походов Юлия Цезаря. До
конца XII в. здесь действовало не классическое римское право,
систематизированное Юстинианом, а его варвари-зованный вариант, испытавший
сильное влияние местной галльской традиции. Однако с начала XIII в. на юге
Франции началось подлинное возрождение римского права, причем именно в его классическом
виде. Впервые преподавание римского права было введено на юридическом
факультете университета города Монпелье; впоследствии эта практика была
распространена и на другие университеты (преподавание римского права в
Парижском университете было разрешено значительно позже, лишь в 1679 г.). С XVI
в. Франция стала общепризнанным европейским центром изучения римского права.
Одним из основателей французской школы римского права (получившей наименование
школы гуманистов) был Гильом Буде (1467— 1540 гг.), а наиболее видными ее
представителями были Жак Куяций (1522—1590 гг.), чьи толкования источников
римского права сохраняют свое научное значение вплоть до наших дней, и Дени
Годфруа (1549—1622 гг.), впервые издавший в 1583 г. полный свод юстиниановских
законов и предложивший его

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ______487

наименование Corpus iuris civilis, которое впоследствии
стало общепризнанным.

Следует, однако, отметить, что римское право в его чистом
виде имело весьма ограниченное применение в судебной практике. Были нередки
случаи, когда королевская власть, руководствуясь политическими соображениями,
препятствовала изучению и распространению римского права, отдавая явное
предпочтение старинным традициям кутюмного права. Поэтому римское право на
протяжении всего средневековья в значительной степени оставалось лишь «правом
ученых». Заслуга последних состояла в том, что они своими научными
исследованиями закладывали теоретические основы буржуазного права
послереволюционной Франции.

В качестве важных источников права, действовавших более или
менее равномерно на всей территории Франции, выступали нормы и институты
канонического права, которые применялись церковными судами, но распространялись
и на широкие категории мирян. Помимо рассмотрения чисто религиозных
преступлений (ересь, вероотступничество, магия, колдовство и т. п.), церковные
суды фактически монополизировали право на рассмотрение дел, касающихся сферы
брачно-се-мейных отношений (определение условий и препятствий к заключению и
расторжению брака, определение законнорожденности детей и др.) и наследственных
(особенно завещательных) отношений, ростовщичества и ренты, а также всех
соглашений, скрепленных клятвами. Особенно большого размаха церковная
юрисдикция достигла в XII—XIII вв.; после периода так называемого «авиньонского
пленения пап» (1309—1378 гг.), в ходе которого королевская власть одержала
победу над папством, сфера действия церковных судов стала постепенно сужаться.
Королевский ордонанс 1539 г. окончательно запретил церковным судам
рассматривать дела, касающиеся мирян; отныне юрисдикция этих судов
распространялась только на клириков. Нормы старого канонического права, по
распоряжению папы систематизированные в виде единого собрания, состоявшего из
шести книг и изданного в 1582 г. под наименованием «Свода канонического права»
(Corpus iuris canonici), считались признанными королевской властью. Новые же
нормы, принимаемые церковью уже после этого времени, могли действовать

488________________В.В. Кучма

в пределах Франции только после того, как они получали
специальную королевскую санкцию в виде грамоты, прошедшей регистрацию в
Парижском парламенте. Вследствие такой усложненной процедуры открывалась
возможность вводить в действие новые церковные установления не в полном объеме,
а с определенными изъятиями, если это отвечало интересам укрепления королевской
власти.

Особой разновидностью обычного права первоначально являлось
городское право. Его основу составляли хартии, полученные в свое время городами
от короля или нижестоящего сеньора. В дальнейшем нормы городского права
разрабатывались в решениях, принимаемых муниципальными (в том числе судебными)
органами по отдельным частным случаям. Эти решения, занесенные в специальные
книги, в дальнейшем играли роль прецедентов. Накапливаемые в течение времени,
они приобретали вид систематизированных городских законов. Естественно, что эти
законы отличались исключительной пестротой и разнообразием, хотя им были
свойственны и некоторые общие черты, относившиеся, в частности, к регламентации
торгово-ростовщической деятельности и организации ремесленного производства.

По мере дальнейшего развития товарно-денежных отношений,
вовлечения Франции в международную торговлю на ее территории стали
использоваться нормы международного морского и торгового права. Являясь
первоначально своеобразным ответвление городского права, эти нормы зародились в
практике судебных разбирательств, возникавших между купцами различных стран в
процессе их профессиональных контактов. Первые записи морских обычаев и
торговых обыкновений были сделаны в Италии, откуда они через Испанию
распространились на западное побережье Франции. Главной целью этих установлений
являлось обеспечение безопасности мореплавания; в предусмотренных ими судебных
процедурах проявилось стремление сделать процесс разбирательства как можно
более коротким. Наибольшей известностью пользовалась частная кодификация
морского права, составленная в XII в. на острове Олерон, входившем в состав
герцогства Гиень. Источником кодификации послужили решения местных судов; ее действие
распространялось на атлантическое побережье Франции и ан-

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ______489

глии. Впоследствии многие ее нормы были усвоены Висбийс-ким
морским кодексом (Швеция, 1407 г.), который регулировал мореплавание в Балтийском
и Северном морях.

По мере укрепления королевской власти, особенно на стадиях
сословно-представительной и абсолютной монархии, все большее значение в
качестве источников права приобретали нормативные акты, издаваемые королевской
властью. Высшую юридическую силу среди них имели ордонансы— королевские акты,
составленные с участием сословно-представительных учреждений. Издаваемые в
разное время и по различным поводам, акты королевской власти зачастую страдали
декларативностью и не обладали систематизацией, которая позволяла бы судебным
органам пользоваться ими как актами прямого действия. По мере накопления их
общего количества все более настоятельной становилась необходимость их
кодификации с целью установления единообразия и устранения имевшихся в них
противоречий. Первые попытки кодификаций имели частный характер. Их примером
может служить так называемый «Кодекс Генриха III», опубликованный видным
юристом Б. Бриссоном в 1587 г. и получивший широкую известность среди
юристов-практиков.

В годы правления Людовика XIV кодификационные работы
приобрели широкий размах и принесли существенные результаты. Они проводились
под руководством специального координационного Совета по реформе
законодательства, возглавляемого Ж.-Б. Кольбером и работавшего под патронажем
самого короля. К работе Совета были привлечены видные правоведы,
юристы-практики и администраторы. Было издано шесть так называемых Больших
ордонансов, которые являлись, по существу, специализированными кодексами.
Именно таким способом произошла, в частности, кодификация гражданского
судопроизводства (1667 г.), а также кодификация уголовно-процессуального права,
завершившаяся изданием Большого уголовного ордонанса (1670 г.). В 1673 г. были
издан ордонанс о торговле, известный под наименование «Кодекса Савари» (по
имени крупнейшего предпринимателя и экономиста Ж. Савари, одного из идеологов
меркантилизма). В 1674 г. был издан ордонанс о водных ресурсах и лесном
хозяйстве, которые признавались находящимися под верховным покровительством

490_________________В.В. Кучма___________________

короны. В 1683 г. аналогичным образом было кодифицировано
морское право. Наконец, в 1686 г. был опубликован ордонанс об использовании
труда рабов-негров в американских колониях (т. н. «Черный кодекс»), основным
источником которого явились соответствующие нормы Кодекса Юстиниана. В целом,
результаты деятельности Совета во главе с Кольбером не уступают по своему
значению заслугам позднейших кодификаторов эпохи Первой империи, вдохновляемых
Наполеоном. Однако основной массив абсолютистского законодательства XVII —
XVIII вв. так и остался несистематизированным.

Приведенный обзор свидетельствует, что правовая система
феодальной Франции основывалась на широком круге источников, существенно
отличавшихся друг от друга и по содержанию, и по времени происхождения.
Партикуляризм права, составлявший характернейшее свойство этой системы, был
одновременно и причиной, и следствием указанного обстоятельства

Право феодальной собственности на землю. Право земельной
собственности являлось исключительной привилегией дворянства и духовенства.
Свободная крестьянская собственность на землю, дольше удержавшаяся на юге
Франции, почти повсеместно исчезла уже к XI в. Система
сюзеренитета-вассалитета, на которой строились отношения внутри господствующего
класса, в области поземельных отношений нашла свое воплощение в формуле: «Нет
земли без сеньора». По мере сувере-низации королевской власти в правовой теории
и судебной практике все более утверждался принцип, согласно которому все
земельные держания в стране осуществлялись исключительно от имени короля.

Характернейшей чертой права поземельной собственности на
протяжении всего периода феодализма оставалась своеобразная расщепленность
(расчлененность) этого права. Собственническими правами на один и тот же лен, как
правило, обладали сразу несколько феодалов, находившихся между собой в
состоянии иерархической субординации. При этом обладание наиболее широким,
верховным правом собственности на землю (в частности, правом неограниченного
распоряжения) было свойственно лишь крупным магнатам; землевладельцы же,
занимавшие более низкие ступени феодальной лестни-

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ_______491

цы, считались непосредственными держателями, обремененными
вследствие этого различного рода повинностями. До XI в. сеньор был вправе
разрешить или запретить всякую субинфео-дацию — отчуждение части владельческих
прав арьер-вассалу (т. е. вассалу вассала). В более поздний период вассал стал
более свободным в реализации права субинфеодации, но он не мог при этом
преступать ограничений, предусмотренных обычным правом. Как правило, кутюмы
разрешали передачу арьер-вассалу от одной трети до половины земельного участка
(феода или фъефа), полученного держателем-вассалом от сеньора — верховного
собственника. Начиная с XIII в. было воспрещено без согласия сеньора (а затем и
короля) осуществлять субин-феодацию в пользу церкви, поскольку такая передача
фактически приводила к утрате светскими феодалами права верховной собственности
на свои участки (ибо последние оказывались «в мертвой руке» церкви).

Собственнические права на землю признавались не
индивидуальными, но семейно-родовыми. В соответствии с этим существовал
контроль родственников над правом распоряжения родовой недвижимостью (до XIII
в. в форме обязательного согласия на продажу, позднее — в праве родового выкупа
семейного имущества в течение одного года и одного дня после продажи). Право
собственности на землю могло возникнуть вследствие приобретательной давности,
то есть невоспрепят-ственного добросовестного владения в течение определенного
срока. Этот принцип был особенно актуален для северных регионов («страны
обычного права»), где кутюмы не признавали права собственности на землю как
такового, но где наследственные земельные держания требовали судебной защиты именно
в качестве объектов собственности. Первоначально срок давности был очень
небольшим (один год и один день), но впоследствии, начиная с XIII в., он был
значительно увеличен (от 10 до 30 лет).

Владельческие права крестьян рассматривались как производные
от поземельных прав сеньора; обремененность крестьянского хозяйства различными
повинностями и поборами была прямым следствием этого положения. Основной формой
крестьянского держания начиная с XIII в. становится цензиеа. Она практически
исключала право феодала на личность крес-

492________________В.В. Кучма___________________

тьянина и предоставляла последнему значительную свободу в
распоряжении своим держанием. Крестьянин мог продавать, дарить, закладывать
свою цензиву, но при одном непременном условии: все эти операции не должны были
уменьшать размер ренты, получаемой феодальным собственником.

Отмечая ограниченность крестьянских владельческих прав,
следует, вместе с тем, подчеркнуть их постоянство и неунич-тожимость:
французский феодал не обладал правом согнать с земли даже лично зависимого от
него крестьянина. Более того, феодал был объективно заинтересован в расширении
и укреплении владельческих прав крестьян, ибо в этом заключалась перспектива
увеличения рентных поступлений. В повышении юридического статуса крестьянских
земельных держаний состоял интерес и королевской власти: начиная с XV в.
Франция переходила к системе постоянных налогов, а они, как известно, могли
взиматься только с объектов собственности. Поэтому в юридической теории
появился постулат о том, что крестьянская цензива является почти полной
собственностью и потому должна облагаться налогами (в частности, тальей).
Действие отмеченных тенденций, разумеется, не означало исчезновения
существенных различий между юридическим статусом феодального землевладения (в
форме собственности) и крестьянского земельного держания (в форме цензивы):
вплоть до революции 1789—1794 гг. эти различия оставались принципиальными.

На заключительных этапах абсолютизма фактически завершился
процесс захвата феодалами общинных земель. Обычное право издавна разрешало
сеньорам требовать выделения в свою пользу части общинных угодий (обычно одной
трети); остальные угодья (леса, выпасы для скота и др.) должны были оставаться
в бесплатном пользовании сельской общины. Эдикты Людовика XTV о так называемом
«триаже», изданные в 1769— 1781 гг., установили обязательный раздел общинных
угодий в ряде округов при условии внесения феодалами определенной платы в казну
(обычно одной шестой стоимости изъятой у общины земли); на остальной территории
королевства решение этого вопроса передавалось на усмотрение самих общин. В
ходе реализации указанных эдиктов в пользу феодалов было отрезано до двух
третей бывших общинных земель. К началу буржуаз-

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ_______493

ной революции общинные традиции уже не представляли
целостную систему, а сохранились лишь в виде отдельных элементов общинного
землепользования (например, в праве сбора оставшихся колосьев и соломы на чужих
полях после окончания уборки урожая).

Обязательственное право. Система договорных обязательств,
проделавшая значительную эволюцию вследствие прогресса товарно-денежных
отношений, продолжала, тем не менее, сохранять все характерные особенности,
свойственные правовой системе феодализма.

Договор купли-продажи, особенно касавшийся недвижимых вещей,
первоначально заключался с соблюдением формальностей, имевших целью обеспечить
его устойчивость. С XII в. в южных регионах страны, а затем и повсеместно
получила распространение практика письменного оформления наиболее важных
покупок, иногда с использованием типовых формул и нотариальным утверждением.
Первоначально договор купли-продажи вступал в силу с момента передачи вещи;
начиная с XIII в. он стал действовать с момента своего заключения и мог касаться
вещей, еще реально не существующих. Перемещение земельной собственности путем
купли-продажи особенно активизировалось в период зарождения и развития
капиталистических отношений. Как уже было сказано ранее, покупка дворянских
сеньорий была одним из самых существенных условий приобретения представителями
буржуазии дворянских титулов (так называемое аноблированиё).

Договор дарения развивался параллельно с договором
купли-продажи, зачастую (особенно на стадиях раннефеодальной и сеньориальной
монархии) выступая его юридическим суррогатом. Кроме того, договор дарения
использовался для корректировки завещательных прав: с его помощью открывалась
возможность обойти нежелательных наследников. С течением времени в обычном
праве (а также и в королевском законодательстве) получили распространение
нормы, ограничивавшие права дарителей; в частности, это касалось дарения
родового имущества, особенно если стороной, принимающей дар, являлась церковь.

Договор имущественного найма наиболее часто выступал в форме
аренды земли. К передаче земли в аренду крестьянам

494_________________В.В. Кучма___________________

охотно прибегали как дворяне, так и буржуазия, скупавшая
феодальные поместья. Интерес землевладельца в таком договоре заключался в
возможности постоянного повышения арендной платы, поскольку она (в отличии от
ценза) не была регламентирована в обычном праве. Срок действия договора
(первоначально — один год) имел тенденцию к увеличению (на один или несколько
сроков жизни арендатора). Впрочем, последнее обстоятельство никак не угрожало
ущемлением прав собственника, поскольку по окончании срока аренды земля
обязательно возвращалась в его распоряжение.

Существенную историческую эволюцию пережил договор займа.
Как известно, каноническое право запрещало взимание процентов по займам, но
этот запрет мог быть обойден самыми разнообразными способами, и процент по
займам достигал 40—60 % годовых. В период сословно-представительной и
абсолютной монархии получили широкое развитие ростовщические операции, при
которых займы выдавались дворянам под залог земли. Поскольку количество
заложенных дворянами имений неуклонно возрастало, в XVIII в. королевским
ордонансом было запрещено передавать кредитору заложенную землю. Однако и в
этом случае имелся способ обойти запрет: основной гарантией договора займа
стала ипотека, при которой заложенная земля не передавалась кредитору, но
последний получал право на определенную часть земельной ренты.

Бранно-семейное право. До XVI—XVII вв. брачно-семейные
отношения регулировались почти исключительно каноническим правом. То
обстоятельство, что брак признавался одним из важнейших религиозных таинств,
предполагало его неотмени-мость; вследствие этого существовал строгий запрет
внебрачных связей и разводов. Допускалось, однако, «отлучение от стола и ложа»
(например, в случае прелюбодеяния жены), при котором брак сохранялся, но
брачные отношения прерывались. Каноническое право не признавало т. н.
фактических браков. Дети, рожденные вне брака, не считались законными; их
социальный статус оказывался неопределенным. Брачный возраст невесты
устанавливался в 12 лет, жениха — в 14. Обязательным условием вступления в брак
было взаимное согласие брачующихся. Запрещались браки между близкими
родственниками. Муж обладал правом физического наказания жены,

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ______495

но «в разумных пределах», т. е. не до смерти и увечий. Жена,
убившая мужа, наказывалась закапыванием в землю.

В период абсолютизма проявилось усиление государственного
вмешательства в указанную сферу общественных отношений. Были скорректированы
соответствующие нормы канонического права, не требовавшие обязательного
согласия родителей на брак своих детей: отныне дети, нарушившие волю родителей,
могли бьпь лишены наследства. В XVII в. родители бра-чующихся получили право обратиться
в Парижский парламент с иском о противозаконности брака, заключенного
священником без их согласия. И хотя такие браки не могли быть расторгнуты,
решением Парижского парламента они могли быть признаны не имеющими юридических
последствий.

В период позднего феодализма на юге страны действовала
тенденция ограничения имущественных прав жены в пользу мужа. На севере,
наоборот, проявилась тенденция к формированию принципов раздельной
собственности (это было законодательно подтверждено в 1229 г.): каждый из
супругов владел своими фамильными и приобретенными землями, но общее управление
имуществом осуществлял глава семьи. Вследствие этого положение женщины в семье
оказывалось менее зависимым, чем это определялось традициями римского права.
Следует, однако, отметить, что принципы раздельности имущества действовали
главным образом в дворянской среде и почти не затрагивали семейные отношения
разночинного большинства населения.

Что касается положения младших членов семьи, то здесь
проявлялась общая для всей страны тенденция: повсеместно происходило усиление
отцовской власти над детьми, ограничение их имущественной правосубъектности.
Приобретения детей входили в имущество домовладыки. Отец мог подавлять
непокорных детей не только собственными силами, но и с помощью карательных
возможностей государства (например, получить разрешение на помещение своих
детей в тюрьму).

Наследственное право. Самым показательным институтом
наследственного права Франции был майорат (принцип первородства),
установившийся уже в XI в. и предполагавший безраздельную передачу земельной
собственности наследодателя старшему сыну (а если его не было — старшему в
роду). На

496________________В.В. Кучма___________________

наследника, в свою очередь, возлагались обязанности оказания
материальной помощи своим малолетним братьям, а также обеспечение условий для
выдачи замуж сестер. Главная идея майората — недопущение дробления земельной
собственности, в первую очередь, с целью обеспечения условий для полноценной
военной службы. Майорат распространялся в основном на крупную земельную
собственность, в то время как землевладение рыцарей могло дробиться. С течением
времени принцип майората был перенесен и на крестьянские хозяйства. Так,
согласно Кутюмам Бовези (вторая половина XIII в.), старшему сыну крестьянина
должно было переходить две трети отцовского имущества.

Движимое имущество могло наследоваться как по закону, так и
по завещанию. На севере страны исторически преобладала первая форма
наследования; завещатель не мог устранять законных наследников без особо
серьезных к тому оснований. Под влиянием римского права и с учетом прямых
интересов церкви все более широкая завещательная свобода стала постепенно
распространяться на всю территорию страны, хотя вплоть до революции население
северных регионов испытывало более сильные ограничения в праве распоряжения
имуществом.

Уголовное право. В период становления сеньориальной монархии
(IX—XI вв.) уголовно-правовая мысль Франции еще находилась под сильным влиянием
традиций и принципов, восходившим к варварским правдам. Преступление продолжало
рассматриваться как деяние, затрагивавшее исключительно частные интересы, а
система наказаний основывалась на идее компенсации, которая должна была
возместить причиненный частным лицам вред.

В последующий период в понятии преступления произошли
радикальные изменения. Преступление отграничилось от частно-правового деликта,
— это отграничение было окончательно осуществлено Великим мартовским ордонансом
1357 г., запретившим компенсировать преступления композициями. Кроме того, по
требованию Генеральных штатов король лишался права помилования лиц, обвиненных
в тяжких преступлениях (в частности тех, которые входили в категорию
«королевских случаев» — преднамеренное убийство, фальшивомонетничество,

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ______497

поджог, захват земли, изнасилование и др.). Отныне
преступление стало квалифицироваться как посягательство на существующий
общественный правопорядок, неизбежно влекущее за собой облеченную в правовую
форму, организуемую государством расправу над субъектами противоправных
действий.

В период ленной монархии сеньориальная юрисдикция
характеризовалась неограниченным произволом феодала как в квалификации
преступных деяний подвластных ему лиц, так и в определении меры ответственности
за такие деяния. При этом реальной границы между судебной и внесудебной
расправой фактически не существовало. Процесс усиления королевской власти в
рамках более поздних форм феодального государства сопровождался усилением
репрессивных начал в осуществлении государственной уголовно-правовой политики.
Это усиление шло одновременно как по линии расширения круга деяний,
признаваемых преступными (в частности, за счет умножения видов религиозных и
государственных преступлений), так и по линии ужесточения уголовной ответственности
за них. Все это усугублялось практически неограниченным беззаконием и
произволом, которые не только не пресекались, но открыто поощрялись королевской
властью.

Как феодальное право в целом, так и уголовное феодальное
право в частности основывалось на принципах права-привилегии. Равенства
субъектов перед уголовным законом не существовало; уголовная ответственность
лица непосредственно связывалась с его сословной принадлежностью. Так, к
дворянам только в исключительных случаях могли быть применены телесные
наказания. Они не могли быть подвергнуты смертной казни через повешение, так
что самым распространенным наказанием для них были имущественные наказания в
виде штрафов и конфискаций. Собственными привилегиями в сфере уголовно-правовой
ответственности обладало и духовенство. В отношении же простолюдинов
уголовно-правовое преследование осуществлялось в максимальном объеме.

В уголовном праве средневековой Франции широко применялось
объективное вменение, предполагавшее ответственность без наличия вины, что,
естественно, повышало эффективность уголовной репрессии. За некоторые виды
преступлений (в частности, политические) несли ответственность члены семьи

498________________В.В. Кучма___________________

виновного, в том числе и его дети. В соответствии с Большим
ордонансом 1670 г. допускалась не только персональная, но и коллективная
ответственность, распространяемая на членов общин и корпораций. Хотя в обычном
праве существовало представление о невменяемости как обстоятельстве,
исключающем уголовную ответственность, по целому ряду тяжких преступлений (в
частности, тех, что были связаны с «оскорблением величества») ответственность
распространялась и на умалишенных, и на малолетних, а иногда даже на животных и
на неодушевленные предметы, явившиеся причиной смерти человека.

Среди видов преступлений наиболее тяжкими считались те,
которые были направлены против короля и членов его семьи. Жесточайшим образом
карались также заговоры против государства и церковных установлений. В первой
половине XVII в. (при Ришелье) этот круг наиболее опасных преступных деяний был
существенно расширен: под категорию «оскорбления величества» были подведены
заговоры против высших королевских чиновников и военачальников, измена родине,
шпионаж, отказ от военной службы, несанкционированное строительство крепостных
сооружений и т. д.

Широтой и разнообразием характеризовался круг религиозных
преступлений, куда относились богохульство, святотатство, кощунство, колдовство
и др. Расследование подобных преступлений осуществлялось на основе норм
канонического права, однако уже с XIII в. (со времен Людовика IX Святого)
королевское законодательство стало активно вмешиваться в религиозную сферу. В
силу крайней неопределенности самого понятия преступлений против веры (в
частности, понятия «ересь») здесь особенно широко практиковалось объективное
вменение, приобретавшее характер массовых преследований еретиков, кровавых
расправ над сотнями и тысячами инакове-рующих (примерами могут служить
знаменитая Варфоломеевс-кая ночь 24 августа 1572 г., а также другие кровавые
события религиозных войн XVI—XVII вв.).

Главными целями наказаний стали возмездие и устрашение.
Феодальному уголовному праву было свойственно стремление превращать исполнение
приговора в публичное зрелище, способное внушить страх присутствующим на нем.
Система наказаний отличалась множественностью и неопределенно-

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ______499

стью. Обладая правом произвольного, практически ничем не
ограниченного усмотрения, суд, учитывая характер преступного деяния, степень
его общественной опасности, социальную принадлежность преступника и его жертвы,
мог остановить свой выбор на любом из имевшихся наказаний, осуществить
комбинацию нескольких из них и даже «изобрести» новое наказание. При этом
тяжесть наказания могла оказаться совершенно неадекватной характеру
преступления.

Смертная казнь применялась в самых изощренных и мучительных
формах (сожжение, сажание на кол, распятие на кресте, разрывание на части
лошадьми, кипячение в масле, четвертование и др.). Трупы казненных оставались
на обозрении продолжительное время. Широкое распространение имели телесные и
членовредительские наказания (отсечение конечностей, вырывание ноздрей,
отсечение уха или языка и т. п.). Тюремное заключение как самостоятельный вид
наказания стало применяться с XVI в.; до этого тюрьма являлась лишь местом
временного задержания до суда. В XV—XVI вв. стала практиковаться ссылка на
галеры, которая была, как правило, бессрочной. Практиковались конфискации
имущества, пополнявшие государственную казну дополнительными поступлениями.

Судебный процесс. До конца XII в. главной формой процесса
оставался обвинительный (состязательный) процесс, регламентированный еще в
варварских правдах. Судоговорение продолжало быть гласным и устным. Стороны
обладали равными возможностями для представления доказательств. Обвинение имело
частный характер. Господствовал строгий формализм. В качестве доказательств
широко использовались судебные поединки, ордалии, присяга и соприсяжничество.
Предварительное следствие не являлось особой стадией процесса.

Однако с XIII в. стал получать все более широкое
распространение розыскной (или инквизиционный) процесс, который первоначально
применялся лишь в церковных судах, но постепенно стал распространяться и на
систему королевских судов. В течение XIII—XV вв. инквизиционный и
состязательный процессы применялись как бы параллельно, но затем состязательный
процесс постепенно стал выходить из употребления, и с утверждением абсолютизма
инквизиционная форма процесса стала единственной в судебной практике.
Ордонансом 1498 г. и эдиктом 1539 гг. состязательный процесс был пол-

500_________________В.В. Кучма___________________

ностью отменен; взамен его в судебную практику вводились
единообразные правила инквизиционного процесса. Свое классическое выражение эти
правила получили в Большом уголовном ордонансе 1670 г.

В инквизиционном процессе частный характер обвинения
сохранялся, но область преследования, осуществляемая от лица государства, все
время расширялась. Ордалии и судебные поединки были официально запрещены
(начало этому запрету было положено судебной реформой Людовика IX Святого, а
окончательно «божьи суды» вышли из употребления лишь в XVI в.). Судоговорение
превратилось в тайное и письменное. Право обвиняемого на защиту резко сократилось.

Основной стадией инквизиционного процесса стало
предварительное расследование, подразделяемое на общее и специальное. Оно
начиналось с выяснения самого факта преступления, для чего применялись как
гласные, так и негласные методы дознания; при этом содержание доносов и жалоб
до сведения подозреваемого не доводилось. Затем в дело включался следственный
судья, который производил сбор письменных доказательств и их проверку, допрос
свидетелей и обвиняемого, обыски и выемки, очные ставки. Главная цель всех этих
действий состояла в изобличении подозреваемого. Все следственные действия были
окружены тайной. Поскольку руководящей идеей инквизиционного процесса являлась
презумпция виновности, подозреваемый (он же обвиняемый) мог быть подвергнут
пытке на основании показаний любого свидетеля. Если в ходе пытки удавалось
добиться собственного признания обвиняемого (а оно рассматривалось как «царица
доказательств»), цель процесса могла считаться достигнутой.

Материалам следствия придавалось решающее значение в ходе
судебного рассмотрения дела. Практически границы между предварительным и
судебным следствием были стерты. Содержание материалов предварительного
расследования до сведения обвиняемого доводилось, но серьезных возможностей для
защиты он не получал. Если суд располагал доказательствами и оправдательного, и
обвинительного характера, в расчет брались главным образом последние. Если
судья полагал, что обвинительные доказательства не являются достаточно вескими,
он мог распорядиться о повторном проведении пытки

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ_______501

обвиняемого. Существовало и понятие окончательной пытки: она
осуществлялась после вынесения обвинительного приговора для установления еще не
известных суду соучастников. Если несмотря на все возможные методы давления
оснований для обвинения не находилось, суд мог оставить лицо под подозрением —
на определенный срок или пожизненно.

С развитием инквизиционного процесса получила
распространение формальная теория доказательств, пришедшая на смену свободной
оценке доказательств, господствовавшей при состязательном процессе. Оценка
сравнительной силы доказательств целиком предоставлялась судьям, что открывало
неограниченный простор для судебного произвола.

Вплоть до конца феодально-раздробленной монархии приговоры
сеньориальных судов являлись окончательными и обжалованию не подлежали;
редчайшие исключения, когда допускалось обжалование в суде вышестоящего
сеньора, касались случаев допущения «ошибок в праве». Таким образом,
практически единственным способом пересмотра приговора сеньориального суда был
поединок с судьей, постановившим данный приговор; поединки с судьями
запрещались лишь при вынесении смертных приговоров. Однако с XIII в., особенно
после судебной реформы Людовика IX Святого, устанавливалось право обжалования
решений сеньориальных судов в королевский суд; при этом сама идея о пересмотре
приговоров утратила свой оскорбительный характер для судей, действовавших в
первой инстанции. В свою очередь, сама система королевских судов стала
перестраиваться на принципах иерархической соподчиненности. Всего имелось до 10
апелляционных инстанций; кроме того, согласно праву эвокации чиновники короля
могли принять к своему производству любое дело из любой инстанции. Высшей
апелляционной инстанцией по уголовным и гражданским делам стал Парижский
парламент. На местах учреждались провинциальные парламенты, являвшиеся
отделениями Парижского. В парламентах учреждалась должность королевского
прокурора, который поддерживал обвинение в судебном процессе в качестве
представителя короля.

502________________В.В. Кучма___________________

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ