3. СЕНЬОРИАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ В ГЕРМАНИИ

3. СЕНЬОРИАЛЬНАЯ МОНАРХИЯ В ГЕРМАНИИ

34
0

Характеристика общественно-политического развития. В

середине XI в. система раннефеодальной государственности в
Германии достигла своего наивысшего расцвета. Второй король из новой (Франконской)
династии Генрих III (1039—1056 гг.) осуществлял твердое руководство
государственной и церковной организацией страны. Он самовластно распоряжался
папским престолом, смещая и назначая верховных понтификов по своему усмотрению.
Однако уже к концу его царствования проявились симптомы кризиса императорской
власти, которые проявились в полной мере в период полувекового царствования
Генриха IV (1056—1106 гг.).

Причины этого кризиса коренились в глубоких социальных и
политических сдвигах, происходивших в Германии. Племенные герцогства (Бавария,
Саксония, Алеманния, Франкония и др.), как уже указывалось ранее, представляли
собой политические образования, оформившиеся раньше, чем успело сложиться само
Германское государство. С распадом империи Карла Великого герцоги, опираясь на
свои земельные богатства и на авторитет среди местной знати, полностью
восстановили суверенитет над своими территориями. Попытки королей Саксонской
династии установить свой контроль над герцогствами имели лишь частичный успех.
Со временем наиболее могущественные герцогства (а также графства, являвшиеся их
частями) превращались в территориальные княжества, независимые от королевской
власти. Король обладал лишь формальным верховным сюзеренитетом по отношению к
главам названных территориальных образований, тогда как последние располагали
полнотой законодательной, судебно-административной, фискальной и военной власти
в пределах своих владений.

Для превращения крупного церковного и светского магната во
владетельного князя требовалось два основных условия: во-первых,
сконцентрировать судебно-административные и властные полномочия по отношению к
местным жителям исключительно лишь в собственных руках, изъяв эти полномочия из
рук более мелких вотчинников; во-вторых, присвоить

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ_______335

себе высшие государственные прерогативы, которые
осуществлялись до этого на данной территории органами королевской власти.
Естественно, что достигнуть этих целей владетельные князья могли лишь в
условиях слабости центральной государственной власти, ее неспособности
противодействовать сепаратистским устремлениям магнатов.

Анализ экономических и политических факторов, под влиянием
которых шло развитие Германии в XII—XIII вв., показывает, что складывавшаяся
здесь ситуация благоприятствовала возникновению и укреплению центробежных
тенденций, ведущих страну к политической децентрализации. Экономические связи
складывались в Германии в рамках отдельных областей, вокруг региональных
хозяйственных центров, — здесь не возникло единого общенационального
экономического центра по образцу Парижа или Лондона. Развитые города Германии
ориентировались на внешнеэкономические связи и не интересовались развитием
рынка в масштабе страны, складывание которого могло бы привести к экономическому
и политическому объединению. Остальные, более мелкие города были заинтересованы
лишь в местной, локальной централизации. Это обстоятельство играло наруку
князьям, способствовало увеличению их доходов за счет развития местного
торгового и ремесленного предпринимательства. Таким образом, союз королевской
власти и городов, столь свойственный Франции, в Германии не сформировался. Что
касается мелкого рыцарства, то в условиях неразвитости королевского домена и
частой смены королевских династий оно также в основном поддерживало не короля,
а территориальных князей. Отсутствие серьезной внешнеполитической опасности со
стороны сопредельных государств не способствовало внутригосударственной
консолидации, не обязывало князей поступаться своей властью в пользу единого
военного руководителя, роль которого при постоянной военной угрозе играл бы
король. Организация завоевательных походов в Италию и на восток, постоянная
забота об общеимперской короне стали помехой единства самой Германии, поскольку
они отвлекали внимание германских королей от решения внутригосударственных
проблем. В целом, агрессивная внешняя политика страны не только не укрепляла
авторитет и влияние королевской власти внутри страны, но, на-

336________________В.В. Кучма___________________

оборот, способствовала нарастанию княжеского партикуляризма.
Близорукая политика королей, стремившихся сокрушить одни группировки феодальных
властителей за счет иммунитетных уступок другим, в конечном счете оборачивалась
своими пагубными последствиями: поощряемые королями магнаты, укрепив свои
позиции, со временем предавали своих благодетелей и вливались в единый фронт
противников сильной центральной власти.

Эволюция королевской (императорской) власти. Последним
периодом, когда королевская власть еще обладала возможностями держать князей в
подчинении, было правление императора Фридриха I Барбароссы (1152—1190 гг.) из
династии Шта-уфенов. Он полагал, что княжества могут сыграть роль основного
связующего звена единой государственной системы. Стремясь ослабить власть
наиболее могущественных князей, Фридрих I проводил политику их дробления на
более мелкие единицы, но с тем же объемом государственной власти, как и в
крупных княжествах, — по всей видимости, он считал, что лучше иметь дело с
десятком мелких, чем с несколькими крупными княжествами. Однако эта политика,
имевшая целью усилить зависимость княжеств от императорской короны, себя не
оправдала, — напротив, она объективно способствовала укреплению территориальных
княжеств, их полному и окончательному обособлению.

При внуке Фридриха I императоре Фридрихе II (1212— 1250 гг.)
духовные и светские князья добились юридического закрепления за собой высших
государственных прав. Изданное в 1220 г. «Соглашение с князьями церкви»
подтвердило наличие в руках духовных прелатов некоторых важнейших прерогатив,
которые они уже раньше официально получили от королевской власти или
узурпировали собственными силами. За церковными князьями было закреплено право
чеканить собственную монету, собирать пошлины, учреждать новые города. Они
имели право требовать возвращения зависимых от них людей, искавших убежища в
городах других властителей. Император давал обещание осуществлять официальное
государственное преследование людей, отлученных от церкви.

Еще более значительные привилегии были предоставлены как
церковным, так и светским князьям постановлениями

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ_______337

1231—1232 гг., получившими наименование «Статут на благо
князьям». Согласно этому документу император отказывался от своего права
основывать новые города и учреждать новые монетные дворы, — эти прежние
прерогативы императорской короны окончательно переходили в руки имперских
князей. Князьям официально предоставлялось право осуществлять от своего имени
высшую юрисдикцию в своих владениях, чем окончательно разрушалось формально
существовавшее судеб-но-административное единство империи. Правда, некоторое
время за королевским судом сохранялось право принимать апелляции на решения
княжеских судов, но довольно скоро и это последнее препятствие на пути неограниченной
судебной власти князей было ликвидировано.

С прекращением династии Штауфенов (1254 г.) в Германии
наступило двадцатилетнее «междуцарствие», в течение которого
общегосударственная власть практически прекратила осуществлять свои функции и в
стране сложилась обстановка полной анархии с неограниченным господством
«кулачного права». Только в 1273 г. четверо наиболее влиятельных имперских
князей избрали на императорский престол нового короля — Рудольфа I
Габсбургского, происходившего из рода второстепенных князей. С этих пор
избирательный принцип замещения королевского (императорского) престола в
Германии стал безраздельно господствующим. Избрание императора осуществлялось
узкой коллегией князей (курфюрстов), которые при осуществлении избирательной процедуры
могли не учитывать права наследников умерших императоров. Следовательно, на
императорском престоле мог оказаться представитель любого княжеского рода. Лишь
после 1438 г. императорский титул окончательно закрепился за родом Габсбургов.
Но даже и после этого времени говорить о праве наследования императорского
престола можно лишь весьма условно, — скорее, речь может идти лишь о праве на
избрание, которое могло быть обеспечено только в результате значительных усилий
(в первую очередь, с помощью денежных стимулов).

После периода «междуцарствия» королевская (императорская)
власть потеряла значение суверенного общегосударственного органа. Коллегия
курфюрстов, оформившаяся в XIII в. и состоявшая из семи наиболее влиятельных
светских и духов-

338________________В.В. Кучма___________________

ных князей, избирала и отстраняла императоров, а также
осуществляла некоторые другие функции верховной государственной власти. Хотя
император номинально сохранял за собой функции верховного судьи, реальное
осуществление этой власти встречало серьезные препятствия, хотя бы потому, что
имперский суд (Kammersgericht) состоял из имперских князей либо их
представителей. Император фактически потерял право облагать своих подданных
налогами и другими финансовыми поборами; незначительные поступления в
государственную казну шли лишь от имперских городов. Подчинение императора
курфюрстам порвало его связи с папским престолом и привело к утрате власти над
церковью, вследствие чего император перестал наделять епископов и аббатов церковными
полномочиями. В целом, императорская власть сводилась лишь к определенной
координации военной и внешнеполитической деятельности крупных магнатов.

В еще большей степени, чем законодательства, процесс
разложения императорской власти коснулся исполнительной сферы. Германские
императоры не смогли вырастить себе опору в лице центральной и местной
бюрократии; здесь практически отсутствовал профессиональный чиновнический
аппарат, которым располагали короли Франции и Англии на заключительных этапах
сеньориальной монархии. Строго говоря, в Германии существовал лишь
непосредственный глава исполнительной власти — сам император, тогда как
общеимперского судебно-адми-нистративно-финасового аппарата не существовало.

Организация управления в территориальных княжествах. В своем
сложившемся виде германские княжества представляли собой замкнутые политические
комплексы, обладавшие обособленной территорией, население которых в поземельном
и личном отношениях находилось в подданстве у князя. Концентрация политической
власти внутри отдельных княжеств достигалась за счет перевода вассально-ленных
отношений между князем и более мелкими феодалами в разряд публично-правовых
отношений. Пользуясь бессилием императорской власти, территориальные князья
избавились от всякого контроля сверху и фактически приобрели полный
государственный суверенитет. Со времени «междуцарствия» императорская власть
вообще перестала предпринимать попытки установления ад-

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ_______339

министративного контроля над территориальными княжествами.
Княжества все более внутренне сплачивались и консолидировались как
самостоятельные государственные образования на основе местных экономических и
политических связей.

Высшими органами территориального княжества являлись наследственный
князь и земское собрание (ландтаг). Центром управления являлся княжеский деор.
Существовала единая система управления сначала с помощью мини стер налов, а
затем княжеских чиновников. Высшие сановники и советники составляли Княжеский
совет (Hofrat), в котором возрастала роль профессиональных юристов, знатоков
римского государственного права, обосновывавших неограниченный характер
княжеской власти.

Важнейшим условием централизации управления в княжествах
было наличие в руках князей необходимых финансовых средств. Эти средства
складывались из двух основных источников: доходов с личных княжеских доменов
(оброки, чинши, барщины) и финансовых повинностей в виде налогов и сборов,
взимаемых с местного населения. Прямой налог с имущества был введен в XIII в.
Значительные доходы княжеской казне приносили пошлины и акцизы, поступления от
различных регалий (в первую очередь, монетной), судебные штрафы, конфискованные
по суду или выморочные имущества. Князья располагали собственным фискальным
аппаратом, который зачастую действовал более эффективно, чем императорский.

В пределах своих владений князья обладали неограниченной
судебной властью. Высшая юрисдикция изымалась из ведения вотчинных судов; в
компетенции последних оставались в основном лишь дела, связанные с имущественными
спорами крестьян между собою. Основной формой процесса в княжеских судах
являлось инквизиционное судопроизводство, оставлявшее простолюдина без всякой
правовой защиты и потому вызывавшее недовольство и сопротивление со стороны
подавляющей массы населения княжеств.

Важнейшей опорой княжеской власти являлось постоянное
войско, основанное на принципах наемничества. В качестве профессиональных
наемников выступали бывшие княжеские ленники. Второй составной частью
вооруженных сил являлось ополчение, в которое на основе всеобщей воинской
повинности призывалось крестьянское и городское население.

340_________________В.В. Кучма___________________

Централизация политической власти в княжествах
сопровождалась установлением господства князей над местной церковной
организацией. На основе соглашений (конкордатов), заключаемых с папским
престолом, князья приобретали полномочия назначать на церковные должности своих
ставленников, а также право верховной собственности на церковно-мо-настырские
земли в пределах своих территориальных владений.

Возникновение земских собраний (ландтагов)
засвидетельствовано уже в источниках первой половины XIII в. Ландтаги являлись
периодически созываемыми представительствами дворянства, духовенства и
городского населения. Однако окончательное оформление ландтагов как
сословно-представительных учреждений пришлось на последующий период развития
германской государственности.

Организация политической власти в городах. В XIII—XIV вв.
произошло окончательное разграничение германских городов на имперские и
земские. К имперским городам относились те, которые в свое время входили в
состав королевского домена (Аугсбург, Ахен, Любек и др.), а также те прежние
епископские центры, которые добились статуса «вольных имперских городов»
(Майнц, Кельн, Страсбург, Магдебург и др.). Имперские города обладали почти той
же самостоятельностью, что и территориальные княжества. Они подчинялись только
верховной власти императора, будучи обязанными выставлять в его распоряжение
ограниченные воинские контингенты, выплачивать в королевскую казну имперский
налог, обеспечивать императора постоем и кормлением во время его пребывания в
городе, — только в этом последнем случае, находясь непосредственно в городе,
император мог осуществлять в его пределах верховную власть. Во всех остальных
случаях высшая законодательная и исполнительная власть в городе принадлежала
городскому совету и магистрату. Городской совет делился на комиссии, ведавшие
отдельными отраслями городского хозяйства и управления. Магистрат, возглавляемый
одним или несколькими выборными (или назначенными советом) бургомистрами,
являлся органом исполнительной власти. Город чеканил собственную монету,
распоряжался городским рыночным хозяйством, облагал население налогами,
осуществлял над ним высшую юрисдикцию, возводил военные укрепления и оборони-

Часть вторая. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СРЕДНИХ ВЕКОВ_______341

тельные сооружения, содержал городскую стражу и контин-генты
по охране общественного порядка. Некоторые имперские города (Нюрнберг, Гамбург,
Бремен и др.) подчинили себе целые области и превратились в достаточно крупные
территориальные образования.

Так называемые земские города, расположенные на землях,
принадлежавших владетельным князьям, также в ряде случаев добились почти полной
независимости, заключив с князьями соответствующие договорные соглашения.
Отдельным земским городам также удавалось распространить свою власть на часть
княжеской территории.

В самоуправляемых городах реальной политической властью
обладал городской патрициат, представлявший интересы купечества, финансовой
олигархии и земельных магнатов. Именно из его среды формировались органы
местного самоуправления. Основная масса городского населения, несшего на своих
плечах налоговый гнет и воинскую повинность, была лишена права участвовать в управлении
городом. Такое положение приводило к неоднократным выступлениям городского
плебса против засилия патрициата (т. н. «цеховые революции»), которые, как
правило, не приводили к радикальной смене форм городского самоуправления.

Подводя общий итог процессам государственно-правового
развития Германии в рассматриваемую эпоху, следует еще раз подчеркнуть, что в
отличие от большинства западноевропейских государств, вставших в XIII—XIV вв.
на путь политической централизации в общегосударственном масштабе, Германия,
наоборот, шла по пути территориального дробления, утраты того государственного
единства, которое было достигнуто на стадии раннефеодальной монархии. В ней не
существовало тех стимулов к объединению страны, которые имели место во Франции
или в Англии; политическое преобладание получили не те силы, которые стремились
к государственному единению, а те, которые являлись носителями идей
децентрализации и местного сепаратизма. Императорская власть, основные интересы
которой чаще всего находились за пределами собственного государства, не смогла
парализовать эти тенденции, сплотив вокруг себя прогрессивные элементы страны.
Утратив контроль над ситуацией, императорская власть потеряла

342________________В.В. Кучма___________________

всякое влияние на развивавшиеся в стране
общественно-политические процессы и деградировала до положения послушного
орудия в руках могущественных владетельных князей. Осознав недостижимость
возвращения себе прерогатив высшей государственной власти, императоры полностью
переключились на проблемы собственного домена, стремясь по крайней мере
сравняться по могуществу с отдельными территориальными князьями. Вследствие
этих обстоятельств территориальная и политическая раздробленность Германии по
сравнению с другими европейскими странами оказалась выраженной в максимальной
степени. На ее преодоление потребовалось несколько столетий, и этот процесс
оказался завершенным уже за пределами хронологических рамок феодальной эпохи.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ