Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 88      Главы: <   71.  72.  73.  74.  75.  76.  77.  78.  79.  80.  81. > 

    § 1. Понятие, значение и нормативно-правовая основа рекламы

    1. Реклама есть разновидность информации, т. е. сведений о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах неза­висимо от способов их представления. Она обладает специфичес­кими признаками, знание которых необходимо для отграничения рекламы от иной информации, что, в свою очередь, позволяет за­конно и обоснованно реализовывать рекламное законодательство — соблюдать, исполнять и применять его именно в сфере рекламы, а не в области распространения какой-либо другой сходной ин­формации, правильно разрешать возникающие по этому поводу споры.

    Прежде всего, в качестве рекламы может быть расценена лишь информация, которая одновременно обладает двумя признаками: изготовлена в виде отдельного рекламного продукта и распростра­нена общедоступными способами. Рекламная информация не на­правлена каким-то конкретным адресатам, а предназначена для неопределенного круга лиц. Ее содержание составляют сведения о физических или юридических лицах, товарах, работах, услугах, идеях и начинаниях (далее в тексте — товары). Распространяется реклама в любой форме — письменной, устной, в виде схем, гра­фиков, рисунков и иных изображений. Нет никаких ограничений также в средствах (способах) распространения рекламы. Ими мо­гут быть любые носители информации — газеты, плакаты, почто­вые отправления и т. п. Как реклама трактуются даже реклам­ные заявления на упаковке, ярлыках и в материалах торговых точек.

    Реклама тесно соприкасается с предпринимательством, обслу­живает его: она несет информацию о физических или юридичес­ких лицах — субъектах предпринимательства и о товарах — ре­зультатах (предметах) предпринимательской деятельности. Необ­ходимо, в частности, подчеркнуть, что не относятся к рекламе час­то встречающиеся в жизни объявления физических лиц, в том числе в средствах массовой информации, не связанные с осуществлени­ем предпринимательской деятельности. На этом основании в науч­ной литературе сделан обоснованный вывод, что законодательство о рекламе распространяет свое действие на все другие объявле­ния, кроме только что названных (например, на объявления граж­дан — индивидуальных предпринимателей и юридических лиц о продаже товаров, предоставлении услуг).

    Специфические признаки просматриваются и в источниках рекламной информации, той "кухне", на которой она готовится. При кажущейся простоте восприятия рекламы каждым из нас она является результатом усилий многих людей. Изначально в рек­ламных отношениях участвуют три субъекта: рекламодатель — юридическое или физическое лицо, являющееся источником рекламной информации для производства, размещения, после­дующего распространения рекламы; рекламопроизводитель — юридическое или физическое лицо, осуществляющее полное или частичное приведение рекламной информации к готовой для распространения форме; рекламораспространитель — юридичес­кое или физическое лицо, осуществляющее размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств радио-, телевещания, а также каналов связи, эфирного времени и иными способами.

    Может, конечно, складываться ситуация, когда все три участ­ника рекламных отношений выступают в одном лице (рекламода­тель сам производит и распространяет рекламную информацию) или в двух лицах (рекламодатель сам лишь производит продук­цию, а распространяет ее через других лиц; возможно и такое, что одно лицо по заданию рекламодателя производит и распространя­ет рекламную продукцию). Однако подобное случается редко, ди­летантство здесь неуместно. Выдержать жесткую конкуренцию на рынке рекламы способны лишь хорошо подготовленные професси­оналы, специализирующиеся на узком сегменте этого рынка. В на­стоящее время в России действуют больше тысячи, а по другим данным — даже свыше 7 тыс. специальных самостоятельных рек­ламных организаций: агентств, компаний и т. п. Более половины из них находится в Москве. По оценкам специалистов, крупные рек­ламные агентства России обеспечивают уровень и качество рек­ламных услуг, соответствующие мировому стандарту. Хотя есть и хозяйствующие субъекты — акционерные общества, унитарные предприятия и другие, в структуру которых входят свои реклам­ные отделы.

    Главный же отличительный признак, выделяющий рекламу из общего необозримого массива информации, состоит в ее целях. Рекламная информация призвана: а) формировать или поддержи­вать интерес к фигурирующим в ней физическим и юридическим лицам и товарам; б) способствовать реализации товаров. Конечная цель рекламной информации — оказать влияние на потребителей рекламы. Именно на потребителей направлены объединенные уси­лия рекламодателей, рекламопроизводителей и рекламораспространителей, информационный продукт, ими изготовленный. Потребители рекламы — это юридические или физические лица, до све­дения которых доводится или может быть доведена реклама, следствием чего является или может являться соответствую­щее воздействие на них рекламы.

    2. Отмеченные особенности раскрывают значение рекламы как обязательного элемента рыночной экономики. Реклама формирует у потенциальных получателей и потребителей результатов пред­принимательской деятельности (потребителей рекламы) представ­ление о конкретных физических и юридических лицах — субъек­тах этой деятельности, о наличии на рынке доступных товаров, инициирует спрос на них.

    Рекламная информация, как вечный "спутник" рынка, ее фор­мы и способы распространения обогащались и усложнялись по мере того, как развивались и усложнялись технические возможности распространения информации. Приведем только такой любопыт­ный пример из истории рекламы. Рекламной акцией сопровождал­ся один из первых в России показательных полетов на аэроплане. Едва "летающая этажерка" поднялась в воздух и сделала круг над полем, над головами зрителей закружились бумажные листки — приглашения посетить названный в них магазин готового платья. Предприимчивый хозяин торгового заведения сумел договориться с пилотом, и тот взял в кабину пачку рекламных листовок.

    И современная российская реклама возникла не на пустом месте. Реклама широко использовалась до октябрьского переворо­та 1917 г. и .в первые годы советской власти в период, получивший название новой экономической политики. Реклама тогда хорошо послужила восстановлению разрушенного первой мировой и граж­данской войнами народного хозяйства, смычке города и деревни, продвижению отечественных товаров на российский и мировой рынки. Показательно, что и в те годы в рекламе активно участво­вали многие деятели культуры. В 1923—1929 гг. популярны были, например, стихотворные "ролики" В. В. Маяковского, посвящен­ные торгово-промышленной рекламе, рекламе газет, журналов. Многое из того, что рекламировал поэт, дошло до наших дней и также нуждается в рекламе, как и в то время. Вспомним хотя бы такие его строчки:

    Тому не страшен / Мороз зловещий,

    кто в ГУМе / купит / теплые вещи*.

                                                        Беги со всех ног

                                                        покупать / "Огонек"**.

    * Маяковский В. В. Собр. соч. в 12-ти томах. Т. 8. М., 1978. С. 167.

    ** Там же. С. 145

    В последующем с утверждением командно-бюрократического управления, ликвидацией многообразия форм собственности и кон­куренции, деформированием рыночных отношений свертывалась, становилась однообразной, безликой и рекламная информация. Она полностью оказалась в руках государства. Города, поселки, дерев­ни "украшали" рекламные щиты типа "Летайте самолетами Аэро­флота", "Храните деньги в сберегательной кассе: надежно, выгод­но, удобно", хотя другие самолеты не летали и не было иных мест хранения денег.

    Устранение в конце 80-х — начале 90-х гг. государственного монополизма в народном хозяйстве, возрождение разнообразных хозяйствующих субъектов и конкуренции на рынках вызвали бук­вально взрыв рекламной информации. Это еще раз наглядно под­твердило ее объективную необходимость как действенного факто­ра социально ориентированной рыночной экономики.

    Статья 8 Конституции РФ провозгласила, что в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространст­ва, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Единство экономического пространства и другие указанные в Кон­ституции РФ гарантии не могут быть реальными и сколько-нибудь действенными без создания единой информационной системы рынка. Реклама и должна составить базу такой информационной системы. В этом ее призвании находит концентрированное выражение зна­чение рекламы для современной России и проводимых в ней ре­форм, прежде всего экономических.

    3. Реклама как объективное свойство товарного и иных рын­ков весьма противоречива. Наряду с отмеченными выше положительными качествами есть у нее и оборотная сторона, крайне не­желательная именно для тех, на кого она рассчитана, — для по­требителей рекламы: чрезвычайно высокая стоимость рекламного рынка. Самая дорогая — телевизионная реклама, где цена одной минуты времени достигает 12 тыс. долл. А одни и те же рекламные сюжеты, как мы повседневно можем видеть, "прокручиваются" многие десятки раз. В мировой практике своеобразный рекорд ус­тановлен в 1987 году: плата за рекламное объявление во время матча "Суперфутбол XXI" по общенациональному американскому телевизионному каналу Эн-Би-Си равнялась 600 тыс. долл. за 30 сек. эфирного времени. Оплата рекламы в прессе исчисляется крупны­ми суммами за 1 кв. см используемой газетной площади. Само со­бой разумеется, что эти расходы компенсируются ростом цен на рекламируемые товары.

    Увеличение товарных расходов, сжирающих значительную часть прибыли хозяйствующих субъектов, не есть некая "ненор­мальность российской экономики". Сказанное можно проиллюстри­ровать примером поведения на рынках России крупной англий­ской фармацевтической фирмы BHI (Boots Healthcare Internatio­nal). В целом 1996 г. она закончила с оборотом в 335 млрд. долл., из которых на Россию приходится всего чуть более 3 млн. долл. Пос­леднее обстоятельство побудило руководство фирмы провести в 1997 г. новую маркетинговую стратегию на российском рынке. Стра­тегия основана на беспрецедентной рекламной кампании по продвижению нового болеутоляющего лекарства Nurofen. Фирма: за­купила телевизионную рекламу на каналах OPT — 64% от общего числа показов, РТР и НТВ— по 18% с общим числом показов более ста; привлекла к рекламе различные печатные издания (29 публикаций), метрополитены Москвы (2600 вагонов) и Санкт-Петербурга (2300 вагонов). Расходы на рекламу составили полови­ну выручки, полученной фирмой в России за весь 1996 г., — 1,5 млн. долл. И это только на рекламу одного лекарства! Надо ли после подобных рекламных "размахов" удивляться растущей дороговизне лекарственных средств, многие из которых стали не по карману потребителям их рекламы — страдающим различными недугами. В США в 1990 г. расходы только на рекламу в средствах массовой информации (пресса, телевидение, радио) и наружную рекламу со­ставили 129,5 млрд. долл., а на полный комплекс рекламной дея­тельности — 348,5 млрд. долл., что превышает официальные затра­ты на вооружение. Доля расходов на рекламу в валовом националь­ном продукте промышленно развитых стран составляет от 0,6% (Ита­лия) до 2,7% (США). Расходы на рекламу, приходящиеся на душу населения, колеблются между 14,1 долл. (Италия) и 450,5 долл. (США).

    4. Из всех институтов рыночной экономики рекламу выделя­ет, пожалуй, самое запоздалое нормативно-правовое регулирова­ние. Пример рекламы убеждает, с одной стороны, в важности госу­дарственного регулирования формирующейся рыночной эко­номики вообще, а с другой — в необходимости делать это своевре­менно, в неизбежности серьезных негативных последствий отста­вания нормативно-правовой основы от происходящих в жизни ре­альных процессов, бесконтрольности за реализацией тех правовых предписаний, которые уже имеются и должны действовать.

    Самым глубинным правовым источником формирования нор­мативно-правовой основы рекламной деятельности является Кон­ституция РФ. Право свободно искать, получать, передавать, про­изводить и распространять информацию, закрепленное в ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, относится к основным правам и свободам чело­века и гражданина, регулирование которых в силу п. "в" ст. 71 Конституции находится в ведении Российской Федерации. Права и свободы человека и гражданина, в том числе связанные с полу­чением рекламной информации, могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоро­вья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

    5. Можно выделить несколько относительно самостоятельных периодов становления нормативно-правовой основы российской рекламы. До 1991 г. государственно-правовое воздействие на рек­ламу практически отсутствовало, в законодательстве не содержа­лось юридических норм, которые бы прямо адресовывались ей.

    1991 — первая половина 1994 г. отмечены фрагментарностью, отрывочностью нормативно-правового регулирования соответствующих общественных отношений. Относящиеся к рекламе право­вые нормы были "разбросаны" по очень немногим актам и каса­лись только тех общественных отношений, на которые распростра­нялся тот или иной нормативный акт. Норм более или менее обще­го характера не было.

    Первой "ласточкой" стал Закон РСФСР "О конкуренции и ог­раничении монополистической деятельности на товарных рынках" от 22 марта 1991 г., который ввел запрет на некорректные сравне­ния в рекламе, расценив их как одну из форм недобросовестной конкуренции. В новой редакции Закона, принятой в мае 1995 г., это положение о рекламе было из него изъято. Закон РСФСР "О сред­ствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. (с изменениями и дополнениями от 13 января, 6 июня и 19 июля 1995 г.) лимитиро­вал объем рекламы в периодических печатных изданиях и радио-и телепрограммах, не зарегистрированных в качестве специализи­рующихся на сообщениях и материалах рекламного характера*. Закон РФ "О сертификации продукции и услуг" от 10 июня 1993 г. установил запрет на рекламу продукции, подлежащей сертифика­ции, но не имеющей сертификата соответствия**. Основы законода­тельства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. ввели запреты на рекламу алкогольных напитков и табака, пропаганду неразрешенных методов лечения и лекарственных средств***. Сла­бой стороной названных Законов было то, что они не предусматри­вали сколько-нибудь действенного механизма применения содер­жавшихся в них запретов. Не было создано и системы государст­венного контроля за рекламной деятельностью, принуждения к соблюдению и исполнению правовых норм, регулирующих эту де­ятельность.

    * Ведомости РФ, 1992, № 7, ст. 300; СЗ РФ, 1995, № 3, ст. 169; № 24, ст.2256; № 30, ст. 2870.

    ** Ведомости РФ, 1993, № 26, ст. 966.

    *** Ведомости РФ, 1993, № 33, ст. 1318.

    Своеобразное обобщение рекламного законодательства и прак­тики его реализации в этот период сделала Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ. Поводом послужило распространение средствами массовой информации рекламы, опас­ной для жизни и здоровья людей. В первые месяцы 1994 г. на рос­сиян обрушился буквально шквал рекламы алкогольных напитков и табачных изделий в газетах "Экстра-М", "Экспресс-реклама", "Московский комсомолец", "Коммерсант", "Коммерсант-Daily", "Де­ловой мир", "Центр Plus", "Российская газета", "Комсомольская правда" и других изданиях, а также на телевидении — телекомпа­ния НТВ, телерадиокомпания "Москва", телерадиокомпания "Санкт-Петербург — 5 канал", Всероссийская государственная телеради­овещательная компания, 1-й канал "Останкино".

    Популяризировались главным образом иностранные изделия, реклама которых в странах-изготовителях была запрещена, что способствовало наплыву в Россию огромной массы низкопробной продукции. Отечественные средства массовой информации, напро­тив, подчеркивали достоинства рекламируемых товаров и всячес­ки побуждали к их потреблению "всеми, всегда и везде". Как след­ствие, в стране резко увеличилось число алкоголиков и курящих, в том числе подростков и беременных женщин, вырос уровень смерт­ности по причине пьянства и курения.

    Средства массовой информации грубо нарушали также за­преты на рекламу продукции, подлежащей обязательной серти­фикации, но не имеющей сертификата соответствия; методов про­филактики, диагностики, лечения и лекарственных средств, не прошедших проверочных испытаний в установленном законом по­рядке.

    Заслуживают внимания продолжающие оставаться актуаль­ными и в наши дни выводы Судебной палаты по информационным спорам о мотивах, побуждающих средства массовой информации к противоправным действиям. А мотив здесь один — деньги, полу­чаемые от такой рекламы, редакции печатных изданий и телера­диокомпании обращают в свой доход.

    Судебная палата 5 мая 1994 г. приняла рекомендацию, в кото­рой "обратила внимание" правонарушителей на допущенное ими игнорирование законодательства. Особо она отметила целесообраз­ность ускорить подготовку Закона о рекламе*.

    * Российская газета. 1994. 14 мая.

    К сожалению, как и ряд других решений Судебной палаты, сколько-нибудь серьезных последствий данная рекомендация не имела, что предопределено самим статусом Палаты. Названная судебной, в чем просматривается ее претензия на "участие" в су­дебной власти, Палата таковой не является по своей природе. Ни­какими серьезными механизмами принуждения к исполнению при­нимаемых актов она не располагает. Нарушения действовавшего уже тогда рекламного законодательства по-прежнему продолжались.

    Однако рекомендация Судебной палаты все-таки сыграла по­ложительную роль, в частности, она послужила толчком к активи­зации нормотворчества в сфере рекламы. Например, не без влия­ния рекомендации 15 февраля 1995 г. был принят Указ Президен­та РФ № 161 "О гарантиях прав граждан на охрану здоровья при распространении рекламы"*.

    * СЗ РФ, 1995, № 8, ст. 659.

    Особое значение в то время имел Указ Президента РФ от 10 июня 1994 г. № 1183 "О защите потребителей от недобросо­вестной рекламы", положивший начало следующему периоду фор­мирования нормативно-правовой основы рекламной деятельнос­ти*. Это — первый акт столь высокого уровня, специально посвя­щенный рекламе. Он был вызван развернувшейся к тому време­ни оглушительной рекламной кампанией многочисленных финансовых и страховых предпринимательских структур, агрессивной по отношению и к конкурентам, и к потребителям рекламы. Рек­ламодатели, провоцируя с помощью рекламы ажиотаж, для круп­номасштабного привлечения денежных средств сулили гражда­нам и юридическим лицам — своим будущим партнерам — сверх­высокие проценты по банковским вкладам и дивиденды по акци­ям при отсутствии минимальных гарантий возврата даже номи­нала вложенных средств. Указ Президента в целях защиты ин­тересов юридических и физических лиц и развития свободы конкуренции предписывал жесткие ограничения на рекламу. Например, коммерческим банкам, инвестиционным, чековым и пенсионным фондам, страховым организациям и иным субъектам предпринимательства, чья деятельность связана с привлечением и использованием средств населения, было запрещено включать в рекламную информацию разного рода конкретные обещания доходов, основанные на предположениях. Компетентным феде­ральным органам исполнительной власти предоставлялось право приостанавливать действие лицензии либо досрочно аннулиро­вать ее в случае нарушения рекламодателем законодательства о рекламе.

    * Российская газета. 1994. 16 июня.

    После издания Указа Президента от 10 июня 1994 г. актив­ность государства в сфере нормативно-правового регулирования рекламы заметно возросла. Уже 2 сентября 1994 г. Правительство РФ со ссылкой на Указ Президента от 10 июня 1994 г. приостано­вило рекламу АО "МММ" в государственных средствах массовой информации. Основанием такого решения послужило то, что рек­лама по-прежнему содержала указания на предполагаемую коти­ровку акций АО "МММ", тем самым дезинформируя население и создавая дополнительную социальную напряженность. Тогда же Правительство РФ издало распоряжение, которым обязало все го­сударственные организации, осуществляющие телерадиовещание в Российской Федерации, а также редакции газет "Российская га­зета" и "Российские вести" совместно с Государственным комите­том РФ по антимонопольной политике и поддержке новых эконо­мических структур незамедлительно принять меры к приостанов­ке и недопущению впредь выпуска в эфир (публикаций) рекламы услуг банков, финансовых, страховых, инвестиционных предпри­ятий, учреждений, организаций, акционерных обществ, иных юри­дических лиц и граждан-предпринимателей, привлекающих сред­ства граждан и юридических лиц с нарушением требований дейст­вующего законодательства. Правительство предложило в соответ­ствии с законодательством Российской Федерации признавать не­действительными договоры и соглашения о рекламе деятельности вышеназванных рекламодателей в государственных средствах мас­совой информации*.

    * См. распоряжения Правительства РФ от 2 сентября 1994 г. № 1409-р и 1410-р // Российская газета. 1994. 7 сент.

    Но и Указ Президента от 10 июня 1994 г. далеко не решил всех проблем нормативно-правового регулирования рекламной де­ятельности, не устранил имевшихся существенных пробелов. Как и ранее, за нарушение рекламного законодательства не несли от­ветственности рекламопроизводители и рекламораспространители, не могли быть применены санкции к рекламодателям, чья дея­тельность не лицензируется.

    Завершилось становление нормативно-правовой основы отноше­ний в сфере рекламы с принятием Федерального закона "О рекламе" от 25 июля 1995 г. Нормативно-правовые акты, принятые до этого Закона, в том числе указы Президента РФ, продолжают действо­вать и применяться в части, не противоречащей Закону о рекламе*.

    * СЗ РФ, 1995, № 30, ст. 2864.

    Разработка законопроекта длилась около двух лет. В нем ис­пользован опыт правового регулирования рекламной деятельности США, Канады, многих государств Европы и других стран. Было подготовлено два альтернативных проекта закона: один — под эги­дой Государственного комитета РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур, второй — под эгидой Ассоциации рекламных агентств России. Завершалась разработка закона на основе проекта Госкомитета РФ по антимонопольной по­литике.

    Самая яркая черта Закона — универсальность, направлен­ность на обеспечение единства и непротиворечивости нормативно-правовой основы рекламной информации. Данная черта находит выражение, прежде всего, в четких целевых установках закона. К ним относятся защита от недобросовестной конкуренции в области рекламы, предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной ввести потребителей рекламы в заблуждение или нане­сти вред здоровью граждан, имуществу граждан или юридических лиц, окружающей среде либо вред чести, достоинству или деловой репутации указанных лиц, а также рекламы, посягающей на об­щественные интересы, принципы гуманности и морали.

    Нормы Закона о рекламе рассчитаны на применение в тради­ционных для России сферах обращения. Он регулирует все отно­шения, возникающие в процессе производства, размещения и рас­пространения рекламы на рынках товаров, работ, услуг Россий­ской Федерации. Следует обратить внимание на то, что под дейст­вие Закона подпадают и новые сферы предпринимательства, не имевшие место в прежней экономике страны, — рынки банков­ских, страховых и иных услуг, связанных с пользованием денеж­ными средствами граждан (физических лиц) и юридических лиц, а также рынки ценных бумаг.

    Закон работает не только на территории России. Он применя­ется также в тех случаях, когда действия в области рекламы, со­вершаемые за пределами Российской Федерации юридическими лицами или гражданами Российской Федерации, приводят к ограничению конкуренции, введению в заблуждение юридических или физических лиц на территории Российской Федерации либо вле­кут за собой иные отрицательные последствия на рынках Россий­ской Федерации.

    Наконец, Закон применяется как к российским юридическим лицам и гражданам, так и к иностранным юридическим лицам, иностранным гражданам и лицам без гражданства, которые про­изводят, размещают и распространяют рекламу на территории Российской Федерации. На иностранных граждан и лиц без граж­данства Закон распространяется при условии, что они являются индивидуальными предпринимателями и зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке.

    Федеральный закон "О рекламе" полностью воспринял п. 4 ст. 15 Конституции РФ, установивший, что общепризнанные прин­ципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Статья 32 Закона о рекламе гласит: "Если международ­ным договором Российской Федерации установлены иные правила о рекламе, чем те, которые предусмотрены настоящим Федераль­ным законом, то применяются правила международного договора".

    Федеральный закон "О рекламе" не распространяется на по­литическую рекламу, что отмечено в его тексте. И это вполне по­нятно: политические отношения — качественно иные в сопостав­лении с рыночными, предпринимательскими отношениями. Регу­лирование и тех, и других одним нормативно-правовым актом не­допустимо не только с точки зрения правовой, но и этической. Бо­лее того, вполне уместно поставить вопрос о целесообразности име­новать информацию, используемую в политических отношениях, рекламой. Сведения о политических деятелях — руководителях государства, общественных объединений, кандидатах в органы за­конодательной, исполнительной и судебной власти и другая поли­тическая информация служат целям укрепления российской по­литической системы вообще и государственности в частности. Опе­рирование ими нуждается в своем специфическом понятийном аппарате, не допускающем не только смешения, но и возникнове­ния ассоциаций с рыночной терминологией, "обазаривающей" по­литические отношения.

    6. Уже в первые дни действия Федерального закона "О рекла­ме", который навел далеко не всем желательный порядок в без­брежном море рекламы, остро встал вопрос о субъектах нормо-творчества, правомочных принимать государственные акты, регу­лирующие рекламные отношения. Казалось бы, для подобных дис­куссий и тем более конфликтов отсутствует юридическая почва. Ведь вопрос вроде недвусмысленно и совершенно однозначно ре­шен в самом Законе, где есть специальная ст. 3, которая так и называется: "Законодательство Российской Федерации о рекла­ме". В ней четко выделены четыре уровня субъектов соответству­ющего правотворчества.

    Прежде всего, это непосредственно само законодательство о рекламе, состоящее из Федерального закона "О рекламе" и приня­тых в соответствии с ним иных федеральных законов. Отношения, возникающие в процессе производства, размещения и распростра­нения рекламы, могут регулироваться также указами Президента РФ, нормативными правовыми актами Правительства РФ и нор­мативными правовыми актами федеральных органов исполнитель­ной власти, издаваемыми в соответствии с Федеральным законом "О рекламе".

    Между тем отдельные субъекты Российской Федерации из­давали свои нормативные правовые акты в виде законов и в иных формах, которые были направлены на регулирование рекламных правоотношений. При этом, как показали последующие события, они исходили из того, что Федеральный закон "О рекламе" нару­шил их права и потому антиконституционен. Кто же прав, где ис­тина?

    На уровне федеральных органов законодательной и исполни­тельной власти и органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации спор не поддался разрешению; разночтения Конституции РФ, конституций и уставов субъектов Федерации и Закона "О рекламе" продолжались. Вопрос был пере­дан на рассмотрение Конституционного Суда РФ, куда обратились с запросами о проверке конституционности ст. 3 Федерального за­кона "О рекламе" сразу два субъекта Российской Федерации в лице Законодательного Собрания Омской области и Московской городской Думы. В запросах давались совершенно различные обо­снования неконституционности названной статьи. Московская го­родская Дума исходила из того, что законодательство о рекламе не упомянуто ни в ст. 71 Конституции РФ (предметы ведения Россий­ской Федерации), ни в ее ст. 72 (предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов), и следовательно, реклам­ная деятельность может регулироваться нормативными актами субъектов Российской Федерации. Поскольку ст. 3 Закона "О рек­ламе" не предусматривает возможность издания субъектами Рос­сийской Федерации нормативных актов по вопросам, урегулиро­ванным этим Законам, заявитель полагал, что названная статья не соответствует Конституции РФ. По мнению же Законодательного Собрания Омской области, законодательство о рекламе относится к законодательству о культуре (как это было определено общепра­вовым классификатором отраслей законодательства, утвержден­ным Указом Президента РФ от 16 декабря 1993 г. № 2171*), и поэтому в силу ст. 72 (пункт "е" ч. 1) Конституции РФ является предметом совместного ведения Российской Федерации и ее субъ­ектов. Следовательно, в сфере отношений, урегулированных Фе­деральным законом "О рекламе", субъекты Российской Федера­ции могут принимать собственные законодательные акты.

    * СЗ РФ, 1994, № 1, ст. 46.

    Конституционный Суд 4 марта 1997 г. вынес свое постановле­ние*. Не составила особого труда юридическая оценка позиции За­конодательного Собрания Омской области. Попытка обосновать аналогичную точку зрения была сделана еще раньше, летом 1996 г.** Данную позицию Конституционный Суд РФ признал несостоятель­ной по чисто формальным соображениям. Использование обще­правового классификатора отраслей законодательства в качестве инструмента определения критериев отнесения правовых вопро­сов к той или иной отрасли законодательства является недопусти­мым. Классификатор подготовлен в целях унификации формиро­вания эталонных банков данных правовой информации, использу­ется при автоматизированном обмене правовой информации и по­стоянно актуализируется, о чем свидетельствует его последняя редакция, относящая рекламу к законодательству по общим во­просам хозяйственной деятельности***.

    * Российская газета. 1997. 18 марта.

    ** См.: Волъдман Ю. Закон о рекламе и некоторые проблемы его примене­ния // Хозяйство и право. 1996. № 7.

    *** "СЗ РФ, 1997, № 1, ст. 119.

    Сложный творческий поиск провел Конституционный Суд РФ, изучая и оценивая доводы запроса Московской городской Думы. Его постановление в этой части имеет важное значение не только для улаживания рассматриваемой конфликтной ситуации, но и для правильного понимания механизма нормативно-правового регули­рования предпринимательства в целом. Конституционный Суд РФ посчитал необходимым исходить из того, что рекламная деятель­ность, будучи одной из разновидностей предпринимательства, есть объект комплексного нормативного правового регулирования. В этом регулировании в зависимости от того, какие конкретно обществен­ные отношения выступают его предметом, участвуют различные отрасли законодательства. Соответственно различными могут быть и субъекты рекламного правотворчества — федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления.

    Что касается ст. 3 Федерального закона "О рекламе", то ее действие распространяется, во-первых, на всю рекламную деятель­ность, входящую в предмет гражданского законодательства, в част­ности, на отношения, возникающие в процессе производства, раз­мещения и распространения рекламы на рынках товаров, работ, услуг Российской Федерации, включая рынки банковских, страхо­вых и иных услуг, связанных с пользованием денежными средст­вами граждан (физических лиц) и юридических лиц, а также рын­ки ценных бумаг, и на рекламные отношения, полностью или час­тично являющиеся объектом авторского права и смежных прав. Именно гражданское законодательство определяет правовое поло­жение участников гражданского оборота, основания возникнове­ния и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует дого­ворные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основан­ные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятель­ности участников. Поскольку Конституция РФ относит граждан­ское законодательство к ведению Российской Федерации (ст. 71, п. "о"), то законодательство о рекламе, регулирующее гражданско-правовые отношения в сфере рекламной деятельности, не может находиться ни в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, ни в ведении субъектов Российской Федерации, и пос­ледние не вправе осуществлять собственное правовое регулирова­ние в этой сфере.

    Во-вторых: действие ст. 3 Федерального закона "О рекламе" распространяется на регулирование тех общественных отношений в рекламной деятельности, из которых складываются единство общероссийского экономического пространства и основы единого рынка. Без обеспечения здесь приоритетного, прямого действия федеральных законов и иных правовых актов федеральных орга­нов государственной власти (в области антимонопольной политики и защиты конкуренции, ценообразования, финансового, валютного, кредитного, таможенного регулирования и т. п.) не может быть реализована на территории всего государства свобода экономичес­кой деятельности. Реклама в качестве средства продвижения то­варов на общий рынок Российской федерации как раз и призвана содействовать формированию такого рынка и единого экономичес­кого пространства. Поэтому к компетенции только федеральных органов государственной власти относится правовое регулирова­ние рекламной деятельности в той части, в какой оно направлено на установление нормативно-правовой основы единства экономи­ческого пространства и единого рынка.

    За пределами обозначенных двух групп общественных отно­шений оказывать нормативно-правовое воздействие на рекламную деятельность правомочны иные субъекты правотворчества. А имен­но: если те или иные вопросы рекламы выходят за рамки граж­данско-правовых отношений, не относятся к основам единого рын­ка, т. е. не являются предметом ведения Российской Федерации, субъекты Российской Федерации могут осуществлять их законо­дательное регулирование в рамках, определенных Конституцией РФ, в том числе ее ст. 72, 73, 76 (ч. 2, 4, 5 и 6). В силу положений ст. 130, 132 и 133 Конституции РФ органы местного самоуправле­ния также вправе самостоятельно решать вопросы местного зна­чения, связанные с особенностями распространения наружной рек­ламы, поскольку они затрагивают правомочия пользования, вла­дения и распоряжения муниципальной собственностью.

    7. С принятием и вступлением в силу Федерального закона "О рекламе" не утратила актуальности проблема унификации рек­ламного законодательства, проведения своего рода кодификации, когда бы все правовые нормы, регулирующие рекламную деятель­ность, были сосредоточены в одном правовом акте. Таким синтети­ческим законом и призван быть Федеральный закон "О рекламе". Если в ходе обновления законодательства возникает необходимость установить новые правила, регулирующие рекламную деятельность, это целесообразно делать путем внесения изменений и дополнений в Закон о рекламе, а не "пристегивать" их к новому закону, что имеет место сейчас. Так, зачем-то повторяются отдельные поло­жения Закона о рекламе, притом обрывочно и бессистемно, в гл. 9 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" от 22 апреля 1996 г.* Продолжение показавшей свою несостоятельность законо­творческой практики, когда нормы о рекламе "разбрасывались" по различным актам, будет плодить те же пороки (дублирование норм в различных законах, противоречия между ними, пробельность в нормативно-правовой основе), создавать искусственные трудности в реализации рекламного законодательства. Поэтому целесообраз­но внесение изменений и дополнений в Закон о рекламе с учетом сложившегося опыта ее законодательного регулирования.

    * Российская газета. 1996. 25 апр.

    8. Подытоживая сказанное, можно сделать вывод: норматив­но-правовая основа рекламы, будучи производной от нормативно-правовой основы предпринимательства в целом и органично выте­кая из нее, объединяет нормы государственного, административ­ного, уголовного и иных отраслей права. Ведущей среди них явля­ется гражданское право. Закон о рекламе — комплексный акт, вклю­чающий нормы различных отраслей права. Он действует в тесной связи с другими законами, которые содержат отдельные нормы, регулирующие общественные отношения в сфере рекламы*.

    * См.: Федеральный закон от 2 марта 1998 г. "О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О рекламе" // СЗ РФ, 1998, № 10, ст.1143.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 88      Главы: <   71.  72.  73.  74.  75.  76.  77.  78.  79.  80.  81. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.