Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 88      Главы: <   49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57.  58.  59. > 

    § 4. Роль государства в обеспечении правовых гарантий конкуренции

    1. Государство проявляет постоянную заботу об укреплении правовых гарантий свободной конкуренции. Главным методом слу­жит контроль, проводимый им в этой сфере общественных отношений. Государственный контроль за реализацией правовых га­рантий конкуренции, прежде всего тех, что закреплены в антимо­нопольном законодательстве, составляет одно из обязательных ус­ловий формирования и развития социально ориентированной ры­ночной экономики, свободы конкуренции на товарных рынках.

    Особая актуальность контроля обусловлена тем, что государ­ственное антимонопольное регулирование — дело совершенно но­вое для российской экономической, социальной и политической практики. Далеко не всеми хозяйствующими субъектами, государ­ственными и муниципальными служащими осознается значение неуклонного проведения антимонопольного законодательства в жизнь. Еще не сложилось традиций и даже сколько-нибудь устой­чивых навыков в реализации этого законодательства. Не упреж­денные же мерами государственного контроля острые конфликты, которые нередко возникают между конкурентами, подчас разре­шаются в жестких междоусобных разборках с привлечением на­емных убийц и иных опаснейших противоправных средств.

    Государственный контроль призван охватить весь массив нор­мативно-правовой основы конкуренции и ограничения монополис­тической деятельности. Главное в антимонопольном контроле — не допустить, предупредить, а если сделать это своевременно не удалось, то решительно пресечь обман потребителей, любые другие формы недобросовестной конкуренции и разного рода прояв­ления монополистической деятельности — антиконкурентные со­глашения, согласованные действия и т. п., повлекшие или могущие повлечь ущемление интересов хозяйствующих субъектов и граж­дан, а значит, и интересов общества и государства. Конечный ре­зультат государственного контроля выражается в восстановлении нарушенных прав и законных интересов участников рыночных от­ношений, возмещении причиненных им убытков, привлечении к юридической ответственности виновных.

    Государственный контроль за осуществлением антимоно­польного законодательства — общая задача всех, в пределах предо­ставленных им полномочий, органов государственной власти и органов местного самоуправления. Надзор за его соблюдением, исполнением и применением от имени Российской Федерации осу­ществляют органы прокуратуры. Созданы, как уже говорилось, и особые федеральные антимонопольные органы контроля — Мини­стерство РФ по антимонопольной политике и поддержке предпри­нимательства и его территориальные управления. О них и пойдет речь ниже.

    2. Функции, которыми наделены федеральные антимонополь­ные органы., позволяют им комплексно воздействовать на всю систему правовых гарантий свободной конкуренции.

    Во-первых, они могут действенно влиять на содержание анти­монопольного законодательства, добиваясь адекватного отражения в нем реального состояния рынка, происходящих на нем измене­ний. С этой целью министерство направляет в Правительство РФ, которому принадлежит право законодательной инициативы, пред­ложения по вопросам совершенствования антимонопольного зако­нодательства и практики его применения, заключения по проек­там законов и других нормативных актов, касающихся функцио­нирования рынка и развития конкуренции.

    Во-вторых, федеральные антимонопольные органы обладают значительным потенциалом по повышению активности властных органов в формировании и развитии рыночных отношений, конку­ренции на товарных рынках. Они дают рекомендации федераль­ным органам исполнительной власти, органам исполнительной влас­ти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуп­равления по проведению мероприятий, направленных на содейст­вие развитию товарных рынков и конкуренции.

    В-третьих, им предоставлены большие возможности для того, чтобы непосредственно самим путем контроля за соблюдением анти­монопольного законодательства, разработки и осуществления мер по демонополизации производства и обращения вмешиваться в процессы, происходящие в экономике, предпринимательстве и вно­сить в них позитивные коррективы.

    Для осуществления своих функций федеральные антимоно­польные органы наделены конкретными полномочиями. Основную часть полномочий от начала и до конца они выполняют сами. Эти полномочия распространяются, прежде всего, на хозяйствующих субъектов, точнее, на те их действия, которые связаны с недобро­совестной конкуренцией и монополистической деятельностью. Фе­деральные антимонопольные органы вправе давать хозяйствую­щим субъектам обязательные для исполнения предписания о пре­кращении нарушений антимонопольного законодательства и (или) об устранении их последствий, о восстановлении первоначального положения, об их принудительном разделении или о выделении структурных подразделений из их состава, о расторжении или об изменении договоров, противоречащих антимонопольному законо­дательству, о заключении договора с другим хозяйствующим субъ­ектом, перечислении в федеральный бюджет прибыли, получен­ной в результате нарушения антимонопольного законодательства.

    Далее, такие же обязательные для исполнения предписания они дают федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации и орга­нам местного самоуправления об отмене или изменении принятых ими неправомерных актов, о прекращении нарушений, а также о расторжении или изменении заключенных ими соглашений, про­тиворечащих антимонопольному законодательству.

    Федеральные антимонопольные органы вправе принимать ре­шения о наложении штрафов на коммерческие и некоммерческие организации и административных взысканий на их руководите­лей, граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, а также на должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления за нарушение анти­монопольного законодательства. Из указанного полномочия сдела­но одно исключение. Федеральные антимонопольные органы не вправе налагать штрафы за нарушения установленного порядка ценообразования в соответствии с законодательством о естествен­ных монополиях (подробнее об этом см. в лекции о естественных монополиях).

    Другая часть полномочий как бы прерывается на полпути, фе­деральные антимонопольные органы до конца их не доводят. Сами они окончательных мер по их пресечению, устранению последствий выявленных нарушений антимонопольного законодательства, а так­же по привлечению к ответственности виновных принимать не мо­гут, они лишь вносят предложения, направляют собранные мате­риалы компетентным государственным органам. Реализуя эти пол­номочия, федеральные антимонопольные органы вправе:

    а) вносить в соответствующие федеральные органы исполни­тельной власти, органы исполнительной власти субъектов Россий­ской Федерации и органы местного самоуправления предложения о введении или об отмене лицензирования, об изменении таможен­ных тарифов, о введении или об отмене квот, а также о предостав­лении налоговых льгот, льготных кредитов и иных видов государ­ственной поддержки;

    б) направлять в соответствующие правоохранительные орга­ны материалы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам преступлений, связанных с нарушением антимоно­польного законодательства;

    в) обращаться в суд или арбитражный суд с заявлениями о нарушениях антимонопольного законодательства, в том числе о признании недействительными полностью или частично договоров, противоречащих антимонопольному законодательству, об обязатель­ном заключении договора с другим хозяйствующим субъектом, а также участвовать в рассмотрении судом или арбитражным судом дел, связанных с применением и нарушением антимонопольного законодательства.

    Полномочия федеральных антимонопольных органов не сво­дятся только к контрольно-карательным акциям. Весом их вклад в повышение эффективности предпринимательства, проводимых экономических преобразований, которые прямо не касаются не­добросовестной конкуренции и монополистической деятельности. В отличие от полномочий, о которых говорилось выше, здесь пред­лагаемые меры необязательны для исполнения теми, кому они ад­ресуются, а носят характер пожеланий, советов. В целях содейст­вия развитию товарных рынков, конкуренции, поддержки пред­принимательства и демонополизации федеральные антимонополь­ные органы могут направлять соответствующим федеральным ор­ганам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъ­ектов Российской Федерации и органам местного самоуправления рекомендации:

    о предоставлении льготных кредитов, а также об уменьшении налогов или освобождении от них хозяйствующих субъектов, впе­рвые вступающих на рынок определенного товара;

    об изменении сфер применения свободных, регулируемых и фиксированных цен;

    о создании и развитии параллельных структур в сферах про­изводства и обращения, в том числе за счет централизованных инвестиций и кредитов;

    о финансировании мероприятий по расширению выпуска то­варов в целях устранения доминирующего положения отдельных хозяйствующих субъектов;

    о привлечении иностранных инвестиций, создании организа­ций с иностранными инвестициями и свободных экономических зон;

    о лицензировании экспортно-импортных операций и измене­нии таможенных тарифов;

    о внесении изменений в перечни видов деятельности, подле­жащих лицензированию, и в порядок их лицензирования.

    Полномочия федеральных антимонопольных органов подкреп­лены их правом на сбор необходимой информации. Сотрудники, уполномоченные федеральными антимонопольными органами, в целях выполнения возложенных на них функций имеют право бес­препятственного доступа в федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Фе­дерации и органы местного самоуправления, а также в коммерчес­кие и некоммерческие организации и их объединения, в другие организации и учреждения и знакомства на основании письменно­го запроса с нужными документами. Органы милиции обязаны ока­зывать им в этом практическую помощь. Праву доступа к инфор­мации корреспондирует обязанность передавать ее. Коммерческие и некоммерческие организации (их руководители), федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправле­ния (их должностные лица), граждане, в том числе индивидуаль­ные предприниматели, обязаны по требованию федеральных анти­монопольных органов предоставлять достоверные документы, пись­менные и устные объяснения и иную информацию, необходимую для осуществления федеральными антимонопольными органами их законной деятельности. Полученные сведения, составляющие ком­мерческую тайну, не подлежат разглашению. В случае их разгла­шения причиненные предпринимателям и иным лицам убытки под­лежат возмещению в соответствии с гражданским законодатель­ством.

    3. Подытоживая вышесказанное, можно сделать вывод, что государственный контроль ограничен строго установленными законодательством пределами деятельности хозяйствующего субъекта и динамикой структуры рынка. Показателем, интег­рирующим обе эти линии контроля, и общей отправной точкой кон­троля является доминирующее положение хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара. Юридическим средством фиксации подконтрольного состояния предпринимателя, того, что он находится под пристальным вниманием, служит Реестр хозяй­ствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35%.

    Реестр — явление в предпринимательстве совершенно новое. Он введен изменениями и дополнениями, внесенными в апреле 1995 г. в Закон "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках". Ранее был узаконен Государ­ственный реестр Российской Федерации объединений и предпри­ятий-монополистов на товарных рынках. В Государственный ре­естр вносились хозяйствующие субъекты, которые одновременно соответствовали двум признакам: занимали доминирующее поло­жение на рынке определенных товаров и злоупотребляли им, то есть нарушали антимонопольное законодательство. Опиравшийся на него государственный контроль был более жестким, попадание в список монополистов имело весьма неприятные последствия для хозяйствующих субъектов-монополистов, в частности, на их товар применялось государственное регулирование цен. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 11 августа 1992 г. № 576 "О государственном регулировании цен и тарифов на продукцию и услуги предприятий-монополистов в 1992—1993 годах*" применя­лось государственное регулирование цен на продукцию (товары, услуги) объединений, предприятий и организаций-монополистов, независимо от ведомственной принадлежности и форм собствен­ности, включенных в Государственный реестр Российской Феде­рации объединений и предприятий-монополистов, путем установ­ления предельных цен (тарифов), фиксированных цен (тарифов), предельных коэффициентов изменения цен (тарифов), предельных уровней рентабельности, декларирования повышения свободных цен и тарифов на продукцию (товары, услуги). В 1993 г. на феде­ральном уровне государством регулировались цены на 5—6% от общего объема выпускаемых в России товаров. Жизнь показала нецелесообразность подобного регулирования цен, так как оно не способствовало развитию конкуренции. Предприятия искусствен­но завышали издержки производства, снижали качество выпус­каемой продукции. На 1994 г. действие постановления не было про­длено. Вместе с тем формально, как правовая ценность, Государст­венный реестр имел невысокую шкалу — порядок его формирова­ния до весны 1995 г. устанавливался самим антимонопольным ор­ганом.

    * Российская газета. 1992. 28 авг.

    В настоящее время Реестр строится на иных началах, занесе­ние хозяйствующих субъектов в Реестр влечет для них совершен­но другие последствия. Во-первых, порядок формирования и веде­ния Реестра определяется Правительством РФ, а ранее это делал Государственный антимонопольный комитет РФ. Действующий ныне порядок утвержден постановлением Правительства РФ от 15 фев­раля 1996 г. № 154. Во-вторых, единственная цель созданного Рее­стра — подготовка информационной базы данных о хозяйствую­щих субъектах, имеющих на рынке определенного товара долю более 35%, для осуществления государственного контроля за со­блюдением ими антимонопольного законодательства*. Государст­венному комитету по статистике РФ поручено обеспечивать про­ведение статистических наблюдений в отношении включенных в Реестр хозяйствующих субъектов.

    * См.: О Реестре хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке опреде­ленного товара долю более 35 процентов // Российская газета. 1996. 28 февр.; О хозяйствующих субъектах, включенных в Реестр на 1 апреля 1999 г. // Российская газета. 1999. 19 июня.

    Таким образом, включение в Реестр не означает, что хозяйст­вующий субъект является монополистом, и не влечет никаких ог­раничений для его предпринимательской деятельности, включая ценообразование. Деятельность внесенного в Реестр хозяйствую­щего субъекта может быть расценена как монополистическая с применением к нему соответствующих юридических санкций лишь при наличии условий и соблюдении процедур, установленных ст. 5—6 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монопо­листической деятельности на товарных рынках".

    Обязанность формирования и ведения Реестра возложена на Министерство РФ по антимонопольный политике. Делает оно это не одно, а совместно со своими территориальными органами. Эти обязанности между ними разделены следующим образом. Вклю­чение в Реестр и исключение из него хозяйствующих субъектов (независимо от места их государственной регистрации) осущест­вляется на основании решения министерства, если хозяйствую­щий субъект имеет долю более 35% на соответствующем товарном рынке Российской Федерации в целом. В остальных случаях вклю­чение в Реестр и исключение из него хозяйствующих субъектов происходит на основании решения соответствующего территори­ального органа этого министерства.

    Основанием для включения в Реестр и исключения из него служит чисто формальный признак — соответственно наличие или отсутствие у хозяйствующего субъекта доли более 35% на рынке определенного товара. Учитывается также поступление товаров, ввозимых на территорию России. Важно еще подчеркнуть, что пре­вышение и уменьшение установленной доли — 35% не должно но­сить краткосрочного характера, в том числе обусловленного сезон­ными особенностями, например сбором урожая фруктов. Как след­ствие, включение в Реестр и исключение из него есть результат сложной предварительной работы, предполагающей получение и осмысление большого объема разнообразной информации. При этом обязательно должны использоваться:

    результаты анализа товарного рынка (совокупности товарных рынков), проводимого Министерством (его территориальными органами), органами статистики, научно-исследовательскими орга­низациями;

    результаты рассмотрения антимонопольными органами дел, связанных с нарушением антимонопольного законодательства, а также ходатайства, уведомления и сведения, представляемые в антимонопольные органы в соответствии с Федеральным законом "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках";

    информация, представляемая хозяйствующими субъектами, федеральными органами исполнительной власти, органами испол­нительной власти субъектов Российской Федерации, органами мест­ного самоуправления, общественными организациями, в том числе организациями потребителей, юридическими и физическими ли­цами, а также правоохранительными и судебными органами.

    Решение о включении в Реестр (исключении из Реестра) офор­мляется приказом министра по антимонопольной политике РФ (на­чальника его территориального органа). Копии приказов в 3-днев­ный срок направляются хозяйствующим субъектам, в отношении которых изданы приказы. Кроме того, министерство направляет копию приказа своему территориальному органу по месту госу­дарственной регистрации хозяйствующего субъекта. Территори­альный орган, в свою очередь, копию своего приказа направляет в министерство, на основании чего последний оперативно вносит со­ответствующие изменения в Реестр. Хозяйствующий субъект счи­тается включенным в Реестр через 20 дней с даты издания прика­за. Принятое в отношении него решение хозяйствующий субъект может обжаловать в суд. Министерство может и само отменить решение своего территориального органа о включении хозяйствую­щего субъекта в Реестр (исключении из Реестра), если оно приня­то им с нарушением действующего законодательства или превы­шением своих полномочий. Такое решение министерство принима­ет на основании мотивированного заявления хозяйствующего субъ­екта или по собственной инициативе.

    Реестр является открытым, и содержащиеся в нем сведения предоставляются по запросам заинтересованных юридических и физических лиц. Кроме того, министерство ежегодно публикует Реестр по состоянию на 1 января. Для публикаций привлекаются и общероссийские средства массовой информации. По состоянию на 1 июля 1996 г. в Реестр было занесено 4382 хозяйствующих субъ­екта, в том числе с долей более 35% на товарном рынке России — 255, на региональных рынках — 4127. Среди них есть и "чистые" монополисты — единственные производители в Российской Феде­рации отдельных видов товаров.

    4. Контроль федеральных антимонопольных органов охваты­вает все антимонопольное законодательство и, таким образом, слу­жит одним из самых действенных средств, обеспечивающих реа­лизацию правовых гарантий свободной конкуренции в целом. Вместе с тем закон особо выделил несколько наиболее ответственных и имеющих определяющее значение для развития конкуренции участ­ков контроля, конкретизировав применительно к каждому из них формы и методы осуществления контроля.

    Участок, который по праву может быть назван базовым, со­ставляет государственный контроль за созданием, реорганизацией, ликвидацией коммерческих организаций и их объединений. Преж­де всего обратим внимание на то, что контроль распространяется не на все хозяйствующие субъекты, а лишь на имеющие статус коммерческих организаций — хозяйственные товарищества И об­щества, производственные кооперативы, государственные и муни­ципальные унитарные предприятия, а также на их объединения. Последние согласно ст. 121 ГК РФ относятся к некоммерческим организациям. Базовое значение этого контроля вытекает из его цели — предотвратить с самого начала, еще в момент "рождения" возможные в будущем злоупотребления коммерческими организа­циями доминирующим положением на рынке или ограничения кон­куренции. Целью контроля является и недопущение сходных вред­ных последствий от ликвидации коммерческих организаций и их объединений.

    Контроль здесь бывает предварительный и последующий. При этом надо сразу оговориться, что он осуществляется далеко не за всеми создаваемыми, реорганизуемыми или ликвидируемыми ком­мерческими организациями и их объединениями. Предварительный контроль федеральные антимонопольные органы осуществляют в случаях, когда создание, реорганизация или ликвидация коммер­ческих организаций и их объединений способны даже в течение короткого времени оказать существенное отрицательное влия­ние на экономику, рыночные отношения — усилить монополизм на рынке, вытеснить с него свободную конкуренцию. В этих слу­чаях государственная регистрация коммерческих и некоммерчес­ких организаций, а также внесение записи об исключении из едино­го Государственного реестра юридических лиц коммерческих орга­низаций осуществляются регистрирующим органом только с пред­варительного согласия федерального антимонопольного органа. Го­сударственная регистрация коммерческих организаций и их объ­единений, созданных или реорганизованных без предварительного согласия федерального антимонопольного органа, может быть при­знана в судебном порядке недействительной по иску федерального антимонопольного органа. Предварительный контроль установлен за:

    созданием, слиянием и присоединением объединений коммер­ческих организаций (союзов или ассоциаций);

    слиянием и присоединением коммерческих организаций, если сумма их активов по последнему балансу превышает 100 тыс. ми­нимальных размеров оплаты труда;

    ликвидацией и разделением (выделением) государственных и муниципальных унитарных предприятий, размер активов которых превышает 50 тыс. минимальных размеров оплаты труда, если это приводит к появлению хозяйствующего субъекта, доля которого на соответствующем товарном рынке будет превышать 35%, за исключением случаев, когда ликвидация осуществляется по всту­пившему в законную силу решению арбитражного суда.

    Лица или органы, принимающие решения о создании, реорга­низации, ликвидации коммерческих и некоммерческих организаций (повторим: под некоммерческими организациями здесь имеются в виду объединения коммерческих организаций), подают в федераль­ный антимонопольный орган помимо документов, представляемых в регистрирующие органы в соответствии с законодательством Рос­сийской Федерации, ходатайство о даче согласия на создание, реор­ганизацию, ликвидацию коммерческих и некоммерческих организа­ций, сведения об основных видах деятельности и объемах произво­димой и реализуемой на соответствующих товарных рынках про­дукции (работ, услуг). Федеральный антимонопольный орган вправе запросить иную информацию. Федеральный антимонопольный ор­ган не позднее 30 дней со дня получения необходимых документов сообщает заявителю в письменной форме о принятом решении.

    Федеральный антимонопольный орган вправе отклонить хо­датайство, если его удовлетворение может привести к возникнове­нию или усилению доминирующего положения соответствующей организации и (или) ограничению конкуренции либо если при рас­смотрении представленных документов обнаружено, что содержа­щаяся в них информация, имеющая значение для принятия реше­ния, является недостоверной. Федеральный антимонопольный ор­ган вправе удовлетворить ходатайство в случае выполнения тре­бований, направленных на обеспечение конкуренции. При этом указанные требования, а также сроки их исполнения должны со­держаться в решении федерального антимонопольного органа. Федеральный антимонопольный орган вправе удовлетворить хо­датайство даже при возможности наступления указанных небла­гоприятных последствий в случае, если лица или органы, прини­мающие решение о создании, реорганизации, ликвидации коммер­ческих и некоммерческих организаций, докажут, что положитель­ный эффект от их действий, в том числе в социально-экономичес­кой сфере, превысит негативные последствия для рассматривае­мого товарного рынка.

    Правительство РФ 26. декабря 1995 г. приняло постановление № 1284 "О плате за рассмотрение ходатайств, предусмотренных антимонопольным законодательством*, а 2 сентября 1997 г. — № 1128 "Об увеличении платы за рассмотрение ходатайств, пред­усмотренных антимонопольным законодательством"**. Последним по­становлением прежняя плата увеличена в 3 раза и установлена в 150-кратном минимальном размере оплаты труда.

    * СЗ РФ, 1996, № 2, ст. 116.

    ** Российская газета. 1997. 12 сент.

    Последующий контроль осуществляется при создании ком­мерческих организаций, если суммарная стоимость активов уч­редителей превышает 100 тыс. минимальных размеров оплаты труда, а также при слиянии или присоединении коммерческих организаций, если сумма их активов по балансу превышает 50 тыс. минимальных размеров оплаты труда. В указанных случаях о создании, слиянии или присоединении коммерческих организаций их учредители (один из учредителей) обязаны специальным заяв­лением уведомить федеральный антимонопольный орган в 15-днев­ный срок со дня государственной регистрации (внесения измене­ний в Государственный реестр) этой акции. При уведомлении за­явитель предоставляет в федеральный антимонопольный орган ту же информацию, что предусмотрена для предварительного кон­троля и о которой только что говорилось выше.

    Если федеральный антимонопольный орган после предвари­тельного изучения информации придет к выводу, что создание (слияние, присоединение) организации, о котором его уведомили, может привести к ограничению конкуренции, он принимает ре­шение о дополнительной проверке соответствия создания (слия­ния, присоединения) коммерческой организации требованиям анти­монопольного законодательства. Указанное решение направляет­ся заявителю в 15-дневный срок со дня получения федеральным антимонопольным органом заявления об уведомлении. Окончатель­ное решение принимается федеральным антимонопольным орга­ном, как и при предварительном контроле, не позднее 30 дней со дня получения необходимых документов, о чем сообщается за­явителю в письменной форме. В случаях, если создание (слияние, присоединение) коммерческой организации может привести к ог­раничению конкуренции, учредители коммерческой организации, лица или органы, принявшие решение о слиянии, присоединении, обязаны по требованию федерального антимонопольного органа принять меры по восстановлению необходимых условий конку­ренции.

    Резкой грани между последующим и предварительным кон­тролем законодательство не проводит. И в случаях, когда оно допус­кает последующий контроль, лица или органы, принимающие ре­шение о создании, слиянии, присоединении, вправе до принятия таких решений запросить согласие федерального антимонопольного орга­на на создание коммерческих организаций. Федеральный антимоно­польный орган обязан рассмотреть соответствующие ходатайства в порядке, установленном для предварительного контроля.

    Еще один большой участок государственного контроля — кон­троль за соблюдением антимонопольного законодательства при осуществлении хозяйствующими субъектами отдельных пред­принимательских сделок, прямо указанных в Федеральном зако­не "О конкуренции и ограничении монополистической деятельнос­ти на товарных рынках". Здесь также контроль бывает предвари­тельный и последующий. С предварительного согласия федерального антимонопольного органа на основании ходатайства юридического или физического лица осуществляются:

    приобретение лицом (группой лиц) акций (долей) с правом го­лоса в уставном капитале хозяйственного общества, при котором такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем 20% указанных акций (долей). Данное требование не распространя­ется на учредителей хозяйственного общества при его образовании;

    получение в собственность или пользование, например путем аренды, одним хозяйствующим субъектом (группой лиц) основных производственных средств или нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта, если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки, превышает 10% балансовой стои­мости основных производственных средств и нематериальных акти­вов хозяйствующего субъекта, отчуждающего имущество;

    приобретение лицом (группой лиц) прав, в том числе посредст­вом соглашений и договоров, позволяющих определять условия ве­дения хозяйствующим субъектом его предпринимательской деятель­ности либо осуществлять функции его исполнительного органа.

    Получение предварительного согласия на указанные сделки не носит тотального характера. Оно необходимо лишь тогда, когда в результате сделок происходит концентрация у отдельных хозяй­ствующих субъектов капитала или прав, могущая повлечь ограни­чение свободной конкуренции, создать предпосылки для монопо­листической деятельности. Конкретно предварительное согласие требуется в случаях, если суммарная балансовая стоимость акти­вов вышеперечисленных лиц — приобретателей акций, прав пре­вышает 100 тыс. минимальных размеров оплаты труда или одним из них является хозяйствующий субъект, внесенный в Реестр хо­зяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%, либо приобретателем является группа лиц, кон­тролирующая деятельность указанного хозяйствующего субъекта. Государственный контроль за совершением вышеуказанных сде­лок осуществляется федеральным антимонопольным органом в том же порядке, что и контроль за созданием, реорганизацией, ликви­дацией коммерческих организаций и их объединений и который был раскрыт выше.

    В обеспечении правильного функционирования государствен­ного контроля на обоих его участках, в предупреждении конфлик­тов между контролерами — федеральными антимонопольными ор­ганами и подконтрольными — хозяйствующими субъектами важ­ное значение имеет разработанное Государственным антимонополь­ным комитетом РФ специальное Положение о порядке представ­ления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений в це­лях государственного контроля за определенными сделками, реор­ганизацией коммерческих организаций и т. п. 24 ноября 1995 г. оно было зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ, а позднее — опубликовано*.

    * Российские вести. 1995. 21 и 27 дек.

    5. Реагирование на нарушения антимонопольного законода­тельства, выявляемые методами государственного контроля, бы­вает различным. Оно зависит от тяжести допущенных нарушений, отношения к ним нарушителей и ряда иных факторов. Разнооб­разным арсеналом правовых средств воздействия, направленных на пресечение нарушений и устранение их вредных последствий, располагают федеральные антимонопольные органы. Эти средства реализуются в форме предписаний, в которых излагаются прини­маемые федеральными антимонопольными органами решения. В соответствии с предписаниями нарушившие антимонопольное за­конодательство коммерческие и некоммерческие организации (их руководители), федеральные органы исполнительной власти, ор­ганы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления (их должностные лица), гражда­не, в том числе индивидуальные предприниматели обязаны: пре­кратить нарушение, восстановить первоначальное положение, рас­торгнуть договор или внести в него изменения, заключить договор с другим хозяйствующим субъектом, отменить акт, не соответст­вующий законодательству, перечислить в федеральный бюджет прибыль, полученную в результате нарушения, выполнить иные действия, предусмотренные предписанием.

    Пожалуй, самая острая реакция — вплоть до прекращения предпринимательской деятельности допускается в отношении хо­зяйствующих субъектов, которые систематически нарушают анти­монопольное законодательство. В случае, когда коммерческие ор­ганизации и некоммерческие организации, осуществляющие пред­принимательскую деятельность, занимают доминирующее положе­ние и совершили два или более нарушений антимонопольного за­конодательства, федеральный антимонопольный орган вправе при­нять решение об их принудительном разделении или выделении из их состава одной или нескольких организаций на базе струк­турных подразделений, если это ведет к развитию конкуренции.

    Особо оговорены условия принятия решения о принудитель­ном разделении (выделении) коммерческой организации. Решение принимается только при наличии совокупности следующих усло­вий:

    возможности организационного и территориального обособле­ния ее структурных подразделений;

    отсутствия между ее структурными подразделениями тесной технологической взаимосвязи, в частности объем потребляемой юридическим лицом продукции (работ, услуг) ее структурного под­разделения не должен превышать 30% общего объема производи­мой этим структурным подразделением продукции (работ, услуг);

    возможности юридических лиц в результате реорганизации самостоятельно работать на рынке определенного товара.

    Решение федерального антимонопольного органа о принуди­тельном разделении (выделении) коммерческих организаций или некоммерческих организаций, занимающихся предпринимательской деятельностью, подлежит исполнению собственником или органом, уполномоченным им, с учетом требований, предусмотренных в ука­занном решении, и в определенный в нем срок, который не может быть менее шести месяцев.

    6. За виновные противоправные деяния, нарушающие анти­монопольное законодательство, должностные лица федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправ­ления, коммерческие и некоммерческие организации или их руко­водители, а также граждане, в том числе индивидуальные пред­приниматели, несут гражданско-правовую, административную либо уголовную ответственность. Уголовная ответственность, в частнос­ти, предусмотрена ст. 178 УК РФ "Монополистические действия и ограничение конкуренции", которая запрещает монополистичес­кие действия, совершаемые путем установления монопольно высо­ких или монопольно низких цен, а равно ограничение конкуренции путем раздела рынка, ограничения доступа на рынок, устранения с него других субъектов экономической деятельности, установле­ния или поддержания единых цен. В зависимости от конкретных деяний ответственность колеблется между штрафом в 200—700 минимальных размеров оплаты труда и лишением свободы на срок до 7 лет с конфискацией имущества.

    Гражданско-правовая ответственность наступает в виде взыс­кания убытков, причиненных хозяйствующим субъектам и иным лицам. В случае, если принятым в нарушение антимонопольного законодательства актом федерального органа исполнительной влас­ти, органа исполнительной власти субъектов Российской Федера­ции и органа местного самоуправления, в том числе федерального антимонопольного органа, либо неисполнением или ненадлежащим исполнением указанными органами своих обязанностей причине­ны убытки хозяйствующему субъекту или иному лицу, эти убытки подлежат возмещению в соответствии с гражданским законода­тельством. В таком же порядке подлежат возмещению убытки, причиненные нарушающими антимонопольное законодательство действиями (бездействием) хозяйствующего субъекта другому хо­зяйствующему субъекту либо иному лицу.

    Административную ответственность в виде штрафа коммер­ческие и некоммерческие организации несут за следующие нару­шения:

    за неисполнение в срок предписаний федеральных антимоно­польных органов —в размере до 100 минимальных размеров оп­латы труда за каждый день просрочки исполнения предписания, но не более 25 тыс. минимальных размеров оплаты труда;

    за непредставление федеральным антимонопольным органам ходатайств и заявлений о проведении предварительного государ­ственного контроля за созданием, реорганизацией, ликвидацией коммерческих организаций и их объединений и за указанными в Федеральном законе "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" сделками — в размере до 5 тыс. минимальных размеров оплаты труда;

    за неисполнение законных требований федеральных антимо­нопольных органов — в размере до 8 тыс. минимальных размеров оплаты труда;

    за непредставление в срок по требованию федеральных анти­монопольных органов документов либо иной информации, подле­жащей представлению в соответствии со ст. 17 и 18 Федераль­ного закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", — в размере до 50 мини­мальных размеров оплаты труда за каждый день нарушения установленного срока, но не более 5 тыс. минимальных размеров оплаты труда;

    за представление федеральным антимонопольным органам недостоверных сведений — в размере до 1 тыс. минимальных раз­меров оплаты труда.

    При определении размера штрафа учитывается экономичес­кое состояние коммерческих и некоммерческих организаций.

    Административную ответственность несут также руководи­тели коммерческих и некоммерческих организаций, должностные лица федеральных органов исполнительной власти, органов ис­полнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и граждане, в том числе индивидуаль­ные предприниматели. Она установлена за неисполнение предпи­саний федеральных антимонопольных органов, воспрепятствова-ние выполнению их сотрудниками возложенных на них обязан­ностей, непредставление в срок по требованию федеральных анти­монопольных органов необходимых им документов и иной инфор­мации и некоторые другие административные правонарушения (подробнее см. ст. 24 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рын­ках"). Мера ответственности — от предупреждения до штрафа в размере 200 минимальных размеров оплаты труда. В свою оче­редь, должностные лица федеральных антимонопольных органов несут административную ответственность за разглашение сведе­ний, составляющих коммерческую тайну коммерческих и неком­мерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, в виде предупреждения или штрафа в размере до 80 минималь­ных размеров оплаты труда, если эти деяния не влекут иную ответственность, предусмотренную действующим законодатель­ством.

    Пункт 4 ст. 24 Федерального закона "О конкуренции и огра­ничении монополистической деятельности на товарных рынках" устанавливает, что руководители коммерческих и некоммерчес­ких организаций, а также должностные лица федеральных орга­нов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъ­ектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, виновные в повторном в течение года совершении действий, влекущих административную ответственность, несут уголовную от­ветственность в соответствии с действующим законодательством. Однако УК РФ такой состав преступления не предусмотрен.

    7. Федеральные антимонопольные органы рассматривают дела о нарушении антимонопольного законодательства по заявлениям коммерческих и некоммерческих организаций, федеральных орга­нов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъ­ектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и представлениям прокурора, а также по собственной инициативе. Заявления подаются в федеральный антимонопольный орган в письменной форме с приложением документов, свидетельствую­щих о фактах нарушения антимонопольного законодательства. Содержание документов и заявлений не подлежит разглашению. Государственный комитет РФ по антимонопольной политике и под­держке новых экономических структур приказом № 91 от 25 июля 1996 г. утвердил Правила рассмотрения дел о нарушениях анти­монопольного законодательства*. Как возникают в федеральном антимонопольном органе дела о нарушениях антимонопольного за­конодательства, какие стадии они проходят, кто их там расследу­ет, какие решения принимаются, кем и как исполняются — будет показано в лекции о рекламе на примере законодательства, регу­лирующего рекламную деятельность.

    * БНА РФ, 1996, № 4, С. 46—59.

    Федеральные органы исполнительной власти, органы испол­нительной власти субъектов Российской Федерации, органы мест­ного самоуправления (их должностные лица), коммерческие и не­коммерческие организации (их руководители), граждане, в том числе индивидуальные предприниматели, вправе обратиться в суд или арбитражный суд с заявлением о признаний недействительными полностью или частично решений (предписаний) федеральных анти­монопольных органов либо об отмене или изменении решений о наложении административного взыскания и штрафа. Подача заяв­ления приостанавливает исполнение решения (предписания) фе­деральных антимонопольных органов на время его рассмотрения в суде или арбитражном суде до вступления решения суда или ар­битражного суда в законную силу. Решение (предписание) феде­рального антимонопольного органа (территориального органа) мо­жет быть обжаловано в течение 6 месяцев со дня его вынесения, за исключением требований, на которые исковая давность не распро­страняется.

    8. Анализ полномочий федеральных антимонопольных орга­нов и практики их осуществления выводит на сложную полити­ческую и правовую проблему. Государственный комитет Россий­ской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур был образован в соответствии с Феде­ральным законом "О конкуренции и ограничении монополистиче­ской деятельности на товарных рынках", Положение о нем утверждено Указом Президента РФ № 915 от 24 августа 1992 г.* С само­го начала он был создан как "рядовой" центральный орган испол­нительной власти, непосредственное руководство которым осущест­вляет Правительство РФ. Оно же и контролирует его деятельность.

    * Российская газета. 1992. 9 сент.

    Между тем полномочия федерального антимонопольного ор­гана далеко не ординарны и обладают одной примечательной чер­той, которая качественно выделяет (отличает) его среди других федеральных органов исполнительной власти. На федеральные антимонопольные органы возложено осуществление нелицеприят­ного контроля за своими "коллегами" — актами и действиями фе­деральных органов исполнительной власти, органов исполнитель­ной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в самой сердцевине формируемой экономики — ее рыночных отношениях: Они же осуществляют дачу обязатель­ных для исполнения предписаний, принятие решений о наложе­нии штрафов и административных взысканий на должностных лиц всех этих органов. Такими полномочиями не обладает ни одна дру­гая государственная структура.

    Реализация полномочий часто наталкивается на резкое не­приятие исполнительными органами государственной власти и ор­ганами местного самоуправления "вмешательства" в их прерога­тивы, вызывает грубые ответные "меры". Известны факты, когда территориальные антимонопольные органы выдворялись из зани­маемых помещений, им отключались телефоны, электрический свет. Так, администрация Белгородской области решила не продлевать с федеральным антимонопольным органом области договор об аренде занимаемых им служебных помещений. Был начат судебный про­цесс о выселении, опечатаны кабинеты с документами и оборудо­ванием. Казалось бы, налицо гражданско-правовой спор. Но преж­де чем администрация области его инициировала, антимонополь­ный орган направил в ее адрес около 20 предписаний об отмене принятых администрацией неправомерных актов. Нарушения сво­дились к предоставлению необоснованных льгот отдельным хозяй­ствующим субъектам (в частности, акционерному обществу "Белвино" и потребительской кооперации), вмешательству в хозяйст­венную деятельность путем прямых указаний о совершении тех или иных действий, ограничению свободы перемещения товаров в пределах единого российского экономического пространства.

    Несовершенство "заниженного" статуса федеральных анти­монопольных органов обнаружилось уже в первые месяцы их ра­боты. Еще Верховный Совет РФ пытался внести изменения и до­полнения в Закон РСФСР "О конкуренции и ограничении монопо­листической деятельности на товарных рынках", которые позво­лили бы вывести федеральный антимонопольный орган из систе­мы федеральных органов исполнительной власти и "возвысить" над ними путем переподчинения его Верховному Совету РФ. По ходатайству Президента РФ Конституционный Суд РФ обоснован­но признал сделанные поправки к закону антиконституционными*. Но это не сняло с повестки дня саму проблему. Спустя несколько лет статус федерального антимонопольного органа "поднял" сам Президент РФ. 27 февраля 1995 г. им был издан Указ № 201, кото­рым установлено, что федеральный антимонопольный орган "име­ет статус, равный статусу федерального министерства"**.

    * См. постановление Конституционного Суда РФ от 20 мая 1992 г. по делу о проверке конституционности Закона РФ от 22 ноября 1991 г. "О внесе­нии изменений в статью 3 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" // Российская га­зета. 1992. 2 июля.

    ** СЗ РФ, 1995, № 10, ст. 855.

    Однако несколько пренебрежительное отношение исполнитель­ной власти к этому органу продолжается. В частности, неблаго­приятным фоном, дискредитирующим работу федеральных анти­монопольных органов, стало явно противозаконное постановление Правительства РФ от 29 января 1997 г. об увольнении председате­ля Государственного антимонопольного комитета РФ*, хотя право решать подобный вопрос имеет только Президент РФ. Ошибка была исправлена указами Президента РФ от 14 мая 1997 г. № 481 и № 482. Отменив указанное постановление, Президент РФ обязал Правительство РФ принять меры по оплате незаконно уволенному времени вынужденного прогула**.

    * СЗ РФ, 1997, № 6, ст. 754.

    ** Российская газета. 1997. 21 мая.

    Все это вместе взятое создает серьезные трудности в реали­зации федеральными антимонопольными органами своих полно­мочий, установлении принципиальных деловых отношений, осно­ванных на требованиях законности с исполнительными органами государственной власти, органами местного самоуправления и хо­зяйствующими субъектами, снижает эффективность государствен­ного контроля за соблюдением антимонопольного законодательст­ва. Было бы целесообразным сделать еще один шаг по повышению "ранга" федерального антимонопольного органа РФ — вывести его из прямого подчинения Правительства РФ и сделать подконтроль­ным непосредственно Президенту РФ. Предлагаемая мера тем бо­лее полезна, что функции этого Министерства постоянно расши­ряются и тем самым повышается его роль*.

    * См.: Указ Президента РФ от 25 мая 1999 г. № 651 "О структуре феде­ральных органов исполнительной власти" // Российская газета. 1999. 29 мая; Положение о Министерстве по антимонопольной политике и под­держке предпринимательства, утвержденное постановлением Правитель­ства РФ от 12 июля 1999 г. № 793 // СЗ РФ, 1999, № 29, ст. 3756.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 88      Главы: <   49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57.  58.  59. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.