§ 2. Преступное легкомыслие как вид неосторожности

§ 2. Преступное легкомыслие как вид неосторожности

23
0

Статья 9 УК РСФСР 1960 г признавала преступление совершенным
по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность
наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но
легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело наступления
таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть В теории уголовного
права первый вид неосторожности назывался преступной самонадеянностью, а второй
— преступной небрежностью

Статья 26 УК РФ описывает виды неосторожности несколько
иначе, имеются расхождения с формулировками прежнего закона в описании
признаков неосторожности Часть 2 ст 26 УК гласит «Преступление признается
совершенным по легкомыслию, если ли-Чо предвидело возможность наступления
общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без
достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих
последствий» Возникает вопрос означает ли изменение формулировки изменение
логического объема понятия «преступная самонадеян-н°сть»? Как представляется,
этот вид неосторожной вины получил °чное название Обозначена суть возможных
ситуаций При этом а     типичная из таких ситуаций, когда лицо надеется само на
се-

бя, становится одной из многих, что определено этимологией
понятия «самонадеянность».170 В диспозиции нормы делается необходи-мая увязка
понятия «легкомыслие» с указанием на отсутствие «достаточных к тому (к предотвращению.
— В. Н) оснований». Следует согласиться с утверждением, что «изменение
законодательной формулировки данного вида неосторожной вины является
определенным подтверждением того, что самонадеянный расчет является
интеллектуальным признаком».171 Его нельзя признать волевым или
интеллектуально-волевым признаком.172 Хотя существует и иное мнение.173

Следует отметить, что в уголовных кодексах ряда государств
содержатся однотипные определения этого вида неосторожной формы вины. В них
указывается на: 1) предвидение лицом того, что в результате его действий или
бездействия могут наступить общественно опасные последствия; 2) легкомысленную
надежду предотвратить наступление этих последствий. Но вследствие переоценки
значения факторов и обстоятельств, которые, по мнению лица, должны были
воспрепятствовать наступлению последствий, они наступают. Так, ст. 14
Уголовного кодекса Македонии, которая называется «Небрежность», гласит:
«Уголовное дело совершено по небрежности, когда лицо не готово к должному
совершению деяния или к возможным последствиям, но легкомысленно рассчитывает,
что справится с принимаемым на себя или не позволит наступления вредных
последствий, благодаря определенным обстоятельствам, и когда, исходя из своих
личных качеств, должно было и могло их предотвратить».174 В Общей части
уголовного законодательства Болгарии понятие осознанной неосторожности
(преступного легкомыслия) определяется так: «Деяние признается совершенным по
неосторожности, если лицо предвидело последствия своего деяния, но мыслило их предотвратить.»175
Характерны особенности определе-

170           Краткий толковый словарь русского языка М.,
1985 С 100,171.

171           Якушин В А Ошибка и ее уголовно-правовое
значение Казань, 1988 С 28-29

172             Дагель П. С, Михеев Р. И. Теоретические
основы установления вины Владивосток, 1975. С. 37, Дааель П. С . Котов Д П
Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974 С 133-134.

73 Уголовный закон и преступление Иваново, 1997 С 86

174              Кривичен законник// Службен весн. на Реп.
Македонка CKonje, 1996 Г 52. Бр 37 С. 1522.

175           Наказателен кодекс. Наказателно-процесуален
кодекс София, [199-] С. 6.

яйя осознанной неосторожности в § 2 ст. 9 Уголовного кодекса
г]ольши. При таком виде неосторожной вины имеет значение психическое отношение
лица ко всему преступному деянию, а не толь-к0 к преступным последствиям.
Запрещенное деяние совершается не умышленно, если лицо, не имея намерения его
совершить, все же совершает его в результате несоблюдения предосторожности,
требуемой в данных обстоятельствах, несмотря на то, что оно предвидело либо
могло предвидеть возможность совершения этого деяния.170 Аналогичное по сути
определение дано в Уголовном кодексе Австрии: «§ 6. Неосторожность. (1)
Неосторожно действует тот, кто не проявляет необходимую осмотрительность,
которую он обязан соблюдать по обстоятельствам дела, и способен в силу своих
душевных и физических качеств это сделать и от него можно этого потребовать, и
в связи с чем он не осознает, что он может осуществить деяние, которое
соответствует составу деяния. (2) Неосторожно действует также и тот, кто
считает возможным осуществить такое деяние, но не хочет этого».177 В УК Франции
указано: «При неумышленной вине поведение исполнителя является сознательным и
желаемым, но он не стремится ни к какому вредному последствию. Исполнитель
вменяемых в вину действий совершил «ошибку», например, превысив скорость без
желания причинить вредные последствия (телесные повреждения по неосторожности
или смерть по неосторожности). Само по себе действие не всегда является
неумышленным, тогда как причинение последствий является тако-

178

вым». В немецком уголовном праве этот вид неосторожной вины
характеризуется следующим образом: «…лицо допускает, что преступный результат
может наступить, и необоснованно надеется на благоприятное развитие событий
(самонадеянность)».179 Американское уголовное законодательство дает следующее
определение рассматриваемого вида неосторожной формы вины: «неосторожно»
Действует тот. кто сознательно игнорирует «существенный и неоправданный риск
наступления результата».180

178 v

„7 уголовный кодекс Республики Польша. Минск, 1998 С 9 щ
Уголовный кодекс Австрии / Пер с нем М , 2001 С 10

Цит по Крылова Н Е Основные черты нового Уголовного кодекса
Франции М , !£* С 43

1SQ strafrecht Allgemeiner Teil 8 Aufl
Berlin, 1976 §9 S 51.

— Robinson P., Crall Y Element Analysis in
Defminq Criminal Liability: The MPC and 6y°nd // Stanford Law Rew 1983. №
4. P 691

Основное противоречие мнений по сути неосторожной вину
существует в связи с различным ответом на вопрос имеется ли у лица,
совершающего преступление по неосторожности, осознание общественной опасности
совершаемого? Одна группа ученых отрицает возможность осознания при обоих видах
неосторожности181

18?’

другая допускает сознание лишь при преступном легкомыслии
третья группа считает, что оно возможно и при преступной небрежности183 «

Интеллектуальный момент преступного легкомыслия складывается
из ряда признаков Первый из них. прямо обозначенный в законе, — предвидение виновным
возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или
бездействия Вопрос о характере такого предвидения решается по-разному
Обоснована позиция, в соответствии с которой предвидение при легкомыслии носит
абстрактный характер в том смысле, что виновный предвидит возможность
наступления преступных последствий в подобных случаях, но не в данном
конкретном случае184 Еще Н С Таганцев писал, что самонадеянность имеет место,
«когда действующий сознавал, что из его деяния может произойти правонару-

161           Дагель П С Совершенствование законодательного
определения принципа вины в советском уголовном праве // Проблемы советской
уголовной политики Владивосток 1985 С 16, Чучаев А И Безопасность
железнодорожного, водного и воздушного транспорта Саратов, 1988 С 77-78,
Кудрявцев В Н Право и поведение М , 1978 С 10, Угрехелидзе М Г Проблема
неосторожной вины в уголовном праве Тбилиси 1976 С 65

162             Гринберг М С Преступное
невежество//Правоведение 1989 №5 С 74-79, Нер-сесян В А 1) Некоторые проблемы
неосторожной формы вины // Сов государство и право 1989 № 3 С 111, 2)
Ответственность за неосторожные преступные деяния в свете научно-технической
революции Автореф дис      канд юрид наук М , 1983 С 23, Пионтковский А А
Учение о преступлении по советскому уголовному праву М , 1961 С 369, Рарог АИ
1) Вина и квалификация преступлений М ,1982 С 40 2) Вина и реформа уголовного
законодательства // Сов государство и право 1988 № 10 С 65-66, 3) Теория вины в
советском уголовном праве (Общие и специальные вопросы) Автореф дис    д-ра
юрид наук М , 1988 С 12-13

183              Волков Б С Детерминистическая природа
преступного поведения Казань, 1975 С 39, Квашис В Е, Махмудов Ш Д
Ответственность за неосторожность Душанбе 1975 С 18-19, Кузнецова Н Ф
Преступление и преступность М , 1969 С 48, Керимов Д А Право и психология //
Государство и право 1992 № 12 С 15, Лунеев В В Предпосылки объективного
вменения и принцип виновной ответственности // Там Же № 9 С 56, Миньковский Г
М, Петелин Б Я О понятии вины и проблемах ее дока зывания // Там же № 5 С 58

184              См напр Советское уголовное право Общая
часть / Под ред Г А Кригера и ДР М, 1988 С 136

щение. но сознавал это отвлеченно, а не в применении к
данным конкретным обстоятельствам» 18

Некоторые авторы отрицают абстрактный характер предвидения
при легкомыслии Так, П С Дагель и Д П Котов утверждают, что «закон, определяя
самонадеянность, говорит о предвидении последствий своего действия или
бездействия, т е имеет в виду конкретное, а не абстрактное предвидение Лицо,
действующее самонадеянно, сознает, что своими действиями, нарушающими нормы
предосторожности, оно в данной конкретной обстановке создает условия для
наступления общественно опасных последствий, т е предвидит реальную возможность
их наступления »186 Но далее авторы обоснованно констатируют наличие у лица
уверенности в ненаступлении преступных последствий 187 Представляется
нелогичным усматривать при легкомыслии одновременное наличие двух
взаимоисключающих признаков предвидения лицом реальной возможности наступления
преступных последствий в данной конкретной обстановке и его уверенности в том.
что их наступление в такой ситуации невозможно, так как есть большое сходство с
косвенным умыслом. Более последователен М С Гринберг, считающий что предвидение
виновным при преступном легкомыслии возможности наступления преступных
последствий в данной конкретной обстановке сочетается с риском результатов и,
следовательно, с сознательным их допущением, что стирает грань между
легкомыслием и косвенным умыслом 18S

Указание закона о самонадеянном без достаточных к тому
оснований расчете виновного на предотвращение последствий содержит несколько
признаков преступного легкомыслия, относящихся к интеллектуальному моменту
Первый признак интеллектуального момента преступного легкомыслия —
представление виновного о наличии в данной конкретной ситуации факторов,
препятствующих наступлению преступного последствия Они различны собственные
силы, опыт и умение, действия других лиц, действия сил природы,

185 -.

‘ аганцев Н С Русское уголовное право Лекции Часть Общая М ,
1994 Т 1

?«Л59

щДагельП С,Котов Д П Указ соч С 132

1ваТаМже С 135

с Гринберг М С Понятие преступной самонадеянности //
Правоведение 1962 № 2

машин и механизмов и т п Эти факторы не обязательно должны
существовать в объективной действительности Они могут вообще отсутствовать либо
не обладать теми свойствами, какие им приписывает виновный Речь идет только о
субъективном представлении виновного о наличии указанных обстоятельств

Следующим признаком интеллектуального момента легкомыслия
является уверенность виновного в ненаступлении преступных последствий Виновный
считает, что он все предусмотрел, что абстрактная возможность наступления
преступных последствий в данной ситуации не может превратиться в реальную, и
только поэтому он принимает решение действовать подобным образом Если такая
уверенность у лица отсутствует, то он причиняет вред умышленно

Изложенные соображения позволяют говорить о наличии у
легкомыслия третьего признака возможности у субъекта сознания общественной
опасности своего поведения Так, указывалось, что «поскольку при самонадеянности
субъект предвидит возможность общественно опасных последствий своих действии,
он обязательно сознает общественную опасность и самих действий, ибо предвидение
опасности последствий возможно лишь при понимании опасно-

сти действии» Следует согласиться со следующим утверждением
« понятно, что, не осознавая опасности своего действия или бездействия, лицо не
способно предвидеть возможность наступления общественно опасного последствия
этого действия или бездействия» 19° А И Рарог указывает, что «даже при
уверенности в ненаступлении вредных последствий в данном конкретном случае
лицо, действующее с преступной самонадеянностью, сознает типичность этих
последствий для аналогичных ситуаций, то есть понимает потенциальную опасность
своего деяния для общества» 191

Четвертым признаком интеллектуального момента легкомыслия
является ошибка субъекта при оценке действительной роли факторов,
препятствующих наступлению вредных последствий Он считал эти факторы
достаточными для предотвращения последствий, но допустил просчет В этой связи
«не вполне точны утверждения в

т

Филановский И Г Социально-психологическое отношение субъекта
к преступле нию Л  1970 С 134

190 Уголовный кодекс Российской Федерации
Научно-практический комментарий / ПоД ред Л Л Крутикова и Э С Тенчова Ярославль
1994 С 35

Рарог А И Вина в советском уголовном праве Саратов, 1987 С
56

литературе, что при неосторожной вине в форме преступного
легкомыслия субъект пренебрегает последствиями или заведомо недостаточно
продумывает профилактические меры Эти типы правонарушений действительно
распространены Но наряду с ними имеются случаи, когда лицо довольно точно
рассчитывает степень риска, исходя из типичности обстановки, своего опыта,
знаний А аварийная ситуация возникает в результате случайного стечения
обстоятельств (пьяный перебежал дорогу, вышел из строя светофор и др)» 192
Правда, следует отметить, что при расчете на предотвращение последствий лицо
обязано учитывать и фактор случайности

Волевым моментом легкомыслия нередко считали «легкомысленный
расчет виновного на предотвращение преступных последствий» 193 Но высказано и
иное мнение, согласно которому расчет имеет как интеллектуальную, так и волевую
сторону 194 А И Рарог оценку виновным факторов, противодействующих наступлению
преступных последствий, включает в интеллектуальный момент преступного
легкомыслия, но считает такую оценку не расчетом на предотвращение последствий,
а лишь материальной основой для него Сам же расчет автор считает «волевым
элементом преступной самонадеянности» 195

Представляется, что расчет виновного на предотвращение
преступных последствий и проявление самонадеянности при таком расчете следует
рассматривать раздельно Расчет сам по себе имеет и интеллектуальную, и волевую
стороны Интеллектуальные его признаки представление виновного о наличии
противодействующих факторов, уверенность в ненаступлении последствий, ошибка в
оценке данных факторов Из этих трех элементов и складывается расчет виновного
на предотвращение общественно опасных последствий с интеллектуальной стороны Из
того факта, что виновный совершает свои действия (бездействие) только в расчете
на предотвращение общественно опасных последствий, а в ином случае он от такого
поведения воздержался бы, вытекают два признака волевого

192 _

183 Ситковская О Д Указ соч С 45-46

Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Под ред Ю Д
Северина М , 1984

Р., 2°

нагель П С Котов Д П Субъективная сторона преступле-ния и ее
установление ,8?Ронеж, 1974 С 133-134

рярогА И Указ соч С 61

момента расчета и легкомыслия в целом отсутствие у виновного
желания, чтобы вредные последствия наступили, и отсутствие сознательного
допущения их наступления Проявление виновным самонадеянности при расчете на
предотвращение преступных последствий целиком входит в волевой момент
легкомыслия, образуя третий его признак В самонадеянности проявляется
определенное волевое отношение виновного к охраняемым уголовным законом чужим
интересам, свойственное всякой неосторожности и заключающееся в отсутствии
должной осмотрительности, заботы об этих интересах Не желая и сознательно не
допуская наступления преступных последствий, виновный в то же время не
проявляет должной внимательности при оценке ситуации, оценить которую он имеет
возможность, и самонадеянно, без достаточных к тому оснований преувеличивает
роль факторов, способных предотвратить последствия Представляет интерес мнение
о том, что «иногда в учебной литературе и комментариях делаются попытки
разграничить умысел и неосторожную вину, а в рамках первой — виды умысла по
оценке самим виновным вероятности наступления общественно опасных последствий
его действий Утверждается, что при прямом умысле осознается 100%-я или близкая
к ней вероятность достижения преступного результата, при косвенном умысле
допускается «побочный» преступный результат с 50-80%-й уверенностью при
безразличном к этому отношении, при преступном легкомыслии виновным осознаются
общественно опасные последствия нарушаемых им правил безопасности как имеющие
вероятность не менее 50% С психологической и, как представляется, с правовой
точки

196

зрения такой подход неверен»

В настоящее время законодательная конструкция не только
умышленной, но и неосторожной вины осталась практически без изменений Но в ч 1
ст 14 УК РФ вина понимается как психическое отношение к общественно опасному
деянию в целом, т е собственно к действию или бездействию и его общественно
опасным последствиям В статье 25 УК РФ психическое отношение к деянию как к
комплексному понятию уже дифференцируется Имеется самостоятельная психическая
характеристика действий (бездействия) и и* последствий В статье 26 УК
психическая характеристика действий

(бездействия) при легкомыслии и небрежности отсутствует И
это при наличии «формальных» по конструкции составов преступлений, совершаемых
по неосторожности (например, ч 1 ст 250, ч 1 ст 217, ч 1 ст 247 УК РФ) Кроме
того, анализ норм Особенной части УК свидетельствует о следующем во-первых,
даже в материальных составах преступлений, совершаемых по неосторожности,
зачастую не говорится о том. что они выполняются с этой формой вины Это
касается, например, халатности (ч 1 ст 293 УК), во-вторых, тот факт, что при
определении халатности законодатель использует выражение «вследствие
недобросовестного или небрежного отношения к службе», еще не говорит о
неосторожной вине

Как следует расценивать выдержки из материалов конкретных
уголовных дел о преступных деяниях, совершенных по легкомыслию? Например,
оговаривается, что «во время распития спиртных напитков Петров предложил
Васильеву пригнать трактор, чтобы уехать на нем домой За деревней, проехав мимо
группы сидящих собутыльников, он развернул трактор и двинулся по направлению к
ним Как совершил наезд на людей и почему не мог остановить трактор, объяснить
не может Президиум считает, что совокупность имеющихся в деле доказательств
свидетельствует о грубом нарушении Васильевым правил безопасности движения и
эксплуатации транспортных средств (п 3 6 Правил дорожного движения — управление
транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения), что привело к
тяжким последствиям (гибель нескольких людей), а не об умышленном убийстве из
хулиганских побуждений, и способом, опасным для жизни многих людей, как это
признано судом» 197 Действия Васильева, по нашему мнению, изначально (в момент
начала самовольного завладения трактором) свидетельствуют о психической оценке
последним возможной опасности его действий

Однако, исходя из законодательной формулировки, неосторожная
вина возможна только в составах, являющихся по конструкции Материальными
Обосновывая такую законодательную конструкцию, отдельные авторы указывают, что
«было бы непоследовательным, регламентируя законом вину в формальных составах,
оставить

и СМ Бюллетень Верховного Суда РФ 1995 №5 С 6-7, см также
Сборник Поста-х ВЛений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным
делам Верного Суда РСФСР 1974-1979 гг N1,1981 С 112, а также с 177 (дела
Дорохина)

без внимания многие другие виды составов деликты конкретной
опасности, двухактные преступления, составы с двумя или большим числом последствий,
сложные составы, усеченные составы и т д При избрании материальных составов в
качестве законодательной модели внимание концентрируется на психическом
отношении преступника к последствиям преступления, что позволяет достаточно
полно и четко определить границы, в пределах которых следует вменять в вину
лицу те или иные обстоятельства преступления» 198

Такая позиция, а тем более приводимые доводы, выглядят
весьма спорно Представляется, что психологический механизм поведенческого акта
при неосторожных деяниях не отличается от механизма умышленных преступлений И в
тех, и в других есть то или иное отношение лица к своим действиям (бездействию)
и наступившим последствиям Различия носят, по нашему мнению, лишь нормативный
характер Из юридических формул преступного легкомыслия и преступной небрежности
исключен признак осознания лицом общественной опасности (вредности) своих
действий или бездействия, что вызывает трудности в правоприменительной практике
Так, «30 декабря 1970 г рабочий завода Баннов на работе в ночную смену уснул в
комнате для заточки роликов Увидев это. старший мастер Большаков предложил
рабочему Назарову «выкурить» Банного из комнаты с помощью дыма от
подожженного целлулоида Большаков и Назаров в судебном заседании утверждали, что
лист целлулоида был ими свернут в трубку, обернут плотной бумагой и завязан
веревкой для того, чтобы целлулоид не горел, а только дымил О том, что в таком
состоянии целлулоид способен к самовоспламенению, они не знали Не горящая, а
дымящаяся трубка целлулоида была положена Назаровым на стол в комнате, в
которой на значительном удалении от очага дыма спал Баннов На заводе и раньше
имели место случаи «выкуривания» из служебных помещений спящих людей
с помощью целлулоида, но они, по утверждению свидетелей, никогда не приводили к
тяжким последствиям» ‘» Суть данного дела состоит в том. что указанные
выше лица осознавали определенную опасность совершаемых ими действий, но не
желали причинения какого-либо вреда здоровью потерпевшего

198          Уголовный закон Опыт теоретического
моделирования М , 1987 С 89

199                   Сборник Постановлений Президиума
1974-1979 гг М.1981 С 163-164

j(aK они представляли, они сделали все, чтобы исключить
возможный вред здоровью Банного

Так, при легкомыслии достаточно четко осознаются признаки
совершаемого опасного деяния 20° По нашему мнению, назрела необходимость иметь
возможность привлечения к уголовной ответственности за неосторожные действия на
момент их совершения, независимо от наступления последствий

Косвенным подтверждением осознания субъектом преступления
характера совершаемых им при легкомыслии деяний является мнение о том. что при
данном виде преступной неосторожности отношение субъекта к своему деянию
опаснее, чем при небрежности, когда общественно опасные действия совершаются
единственно потому, что общественно опасные последствия не охватываются
предвидением виновного 201

При преступном легкомыслии есть предвидение возможности
наступления общественно опасных последствий, однако лишь в абстрактной,
отвлеченной форме Предвидение абстрактной возможности наступления последствий
органически сочетается с расчетом на их предотвращение или недопущение (хотя
это уже составляет при отдельном анализе волевой признак легкомыслия)
Применительно к данному виду неосторожности существует лишь осознание
абстрактной опасности, представление, что вообще подобное действие может
породить общественно опасные последствия Но лицо отклоняет такую возможность в
данной конкретной обстановке и рассчитывает на определенные факторы, которые,
по его мнению, должны предотвратить наступление этого последствия202 Приведем
пример 13 октября в 18 час 30 мин Клюев на берегу пруда произвел несколько
выстрелов, одним из которых была ранена шестилетняя девочка Виновным себя Клюев
признал частично По его словам, производя выстрелы из пистолета, он убивать
никого не хотел, Девочку не видел и не предполагал, что заряд может пролететь

300 _

РарогА И 1)Общая теория вины в уголовном праве М , 1980 С 62
2) Проблемы вины и реформа уголовного законодательства // Проблемы
уголовно-правовой борьбе преступностью М 1989 С 16

Горелик И И Тишкевич И С Вопросы уголовного права (Особенной
части) в практике Верховного Суда БССР Минск, 1976 С 17, Карпец И И Современные
про-лемы уголовного права и криминологии М , 1976 С 184, Советское уголовное
пра-§§ Общая часть / Под ред Г А Кригераидр М 1981 С 194,195

«Лакашвили В Г Уголовная ответственность за
неосторожность М , 1957 С 91

большое расстояние (из материалов дела видно, что расстояние
между осужденным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 метров и
разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой около двух метров, за
которыми вдоль забора шла потерпевшая) Выстрелы Клюев производил в то время,
когда уже было темно При таких обстоятельствах Клюев должен был нести ответственность
за неосторожное убийство, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он
предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих
действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение 203 Иными словами,
отсутствие в законе указания на осознание виновным характера совершаемых их
действий не исключает такой возможности Ранее УК РСФСР 1960 г в нормах
Особенной части предусматривал неосторожные составы, являющиеся по конструкции
формальными204 Поэтому можно сказать, что фактические признаки деяния
отражаются в сознании виновного

Отсутствие осознания общественной опасности деяния, присущее
преступном) легкомыслию, обусловлено уверенностью субъекта в том, что деяние не
повлечет за собой общественно опасных по-следствии     Представляется, что
такая позиция не позволяла обосновывать в УК РСФСР и позднее в УК РФ наличие
формальных составов неосторожных преступлений Вопрос об осознании виновным
свойств совершаемого им деяния (действия или бездействия)! при «осознанной
неосторожности» решался по-разному По нашему i мнению, лицо, предвидя
общественную опасность причиняемых им| последствий, не может не сознавать
характера совершаемых им дей-1 ствий Поэтому преступное легкомыслие,
заключающееся в субъекТ тивной уверенности лица, что преступные последствия не
наступят! распространяется и на осознание им свойства своего действия (без-Г
действия), поскольку невозможно, предвидя общественно опасны^ последствия,
абстрагироваться от характера действий, причиняю^ щих эти последствия Сегодня при
рассмотрении возможности осоз4

Сборник Постановлений Президиума    1974-1979 гг М.1981 С
167

203

204              Советское уголовное право Общая часть / Под
ред Г А Кригера и др М , 19811 С 194-195, Рарог А И Общая теория вины в
уголовном праве М , 1980 С 13, ДН гель П С  Михеев Р И Теоретические основы
установления вины Владивосток | 1975 С 58

205           Уголовный кодекс Украинской ССР
Научно-практический комментарий Киев, 19781 С 26

нания лицом характера совершаемых им деяний представляется
д^кным ответить на два вопроса Может ли лицо при преступном легкомыслии,
сознавая только фактические признаки своего деяния, н6 осознавать характер его
общественной опасности? Может ли лицо, сознавая фактические признаки деяния и
предвидя их общественно опасные последствия, не сознавать общественно опасный
характер своего деяния? На первый вопрос отрицательный ответ возможен при
условии, что лицо не предвидело и не могло предвидеть общественную опасность
последствий своего деяния Предвидение же того, что его деяние создает опасность
причинения общественно вредного последствия, дает субъекту возможность
осознавать общественно опасный характер деяния Причем возможность такого
осознания соотносима с уровнем предвидения общественно опасных последствий

Несколько иную позицию занимают те специалисты, которые
полагают, что при легкомыслии имеется не осознание общественной опасности
совершаемого, а лишь возможность такого осознания206 Такую позицию вряд ли
можно признать обоснованной И Г Филановский справедливо отмечал «Такая
констр>кция представляется логически немыслимой, ибо категория возможности
означает, что в ряде случаев предвидения у многих лиц может и не быть В
действительности же. поскольку при самонадеянности субъект предвидит
возможность общественно опасных последствий своих действий, он обязательно
сознает общественную опасность и самих действий, ибо предвидение опасности
последствий возможно лишь при понимании опасности действий» 207

Самонадеянный человек, совершая те или иные действия,
особенно если по этому поводу существуют правила поведения, всегда мысленно
представляет себе, как поступили бы в его положении Другие лица той же
профессии, и приходит к выводу, что у них в его положении наступил бы
общественно опасный результат, а у него в расчете на объективно существующие,
реальные обстоятельства вредных последствий не будет Этот довод, по нашему
мнению, можно проиллюстрировать примером из судебной практики Так, Шелкова,
будучи кассиром пединститута, получила в Госбанке

‘ихонов К Ф К вопросу о разграничении форм виновности в
советском уголовном 8Ваве у/ Правоведение 1963 №3 С 86-87

кУРс советского уголовного права Л, 1968 Т 1 С 423

113 645 руб для выдачи стипендии студентам Часть денег она в
тот же день выдала, а 16 692 руб оставила в сейфе В нарушение требований
Положения о ведении кассовых операций она не вывела остаток денежных средств по
кассе, не составила кассовый отчет, не поставила в известность ректора
института о наличии в сейфе крупной суммы денег, не предупредила об этом
ночного сторожа, принявшего кассу под охрану Видя, что световая сигнализация
при закрытии двери кассы не сработала, Шелкова не убедилась в том, что звуковая
сигнализация от входной двери в помещение кассы включена и исправна Дубликат
ключа от входной двери в помещение кассы Шелкова хранила у себя дома Таким
образом, своими действиями она не обеспечила сохранность вверенного ей
имущества, которое было затем кем-то похищено О ненадлежащих условиях работы
Шелкова должна была извещать руководителя пединститута На нее же, согласно п 40
Положения о ведении кассовых операций, возлагалась ответственность за
ежедневную отчетность по кассе, хранение наличных денег, а также ключей и их
дубликатов 208

В этой связи следует согласиться с утверждением, что в
понимании психологической природы неосторожного преступления наиболее
распространенной является позиция, которую условно можно назвать
сознательно-волевой концепцией неосторожности Согласно этой точке зрения,
психологическая сторона неосторожного поведения заключается в сознательной и
целенаправленной волевой активности психики человека Однако сознание и воля
связаны отнюдь не с наступившими вредными последствиями этого деяния, а с самим

209

деянием

Ряд авторов, отвергающих наличие осознания общественной
опасности совершаемого деяния при преступном легкомыслии, полагают, что имеются
лишь обязанность и возможность такого осоз-

208                      Постановления и определения по
уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1981-1988 гг М.1989 С 248

209                     УтевскиО Б С Вина в советском уголовном
праве М, 1950 С 279-281, Волков Б С Проблемы воли и уголовная ответственность
Казань, 1965 С 40 91, Петелин Б Значение мотива и цели при неосторожном
преступлениии // Сов юстиция 1973 № 7 С 8-9, Тарарухин С А Преступное поведение
Социальные и психологические черты М , 1974 С 68-74, Угрехелидзе М Г Природа
неосторожного поведения в свете советской психологии // Проблемы борьбы с
преступной неосторожностью в условиях научно-технической революции Владивосток,
1976 С 20

цания» В связи с этим следует затронуть еще один
дискуссионный аспект При реализации принципа виновной ответственности важно
точно установить интеллектуальный момент вины, т е степень осознания субъектом
общественно опасного характера своих действий и предвидения их общественно
опасных последствий В законодательных определениях форм вины эти аспекты стоят
на первом месте (ст 25 УК РФ) Но это не дает оснований утверждать, что
осознание общественной опасности и противоправности совершаемого действия или
бездействия является более значимым, по сравнению с другими элементами вины,
что оно предрешает предвидение общественно опасных последствий, «является
основой данного

г-
предвидения,
его базой и отправной точкой»

Осознание общественной опасности деяния с точки зрения
мотивации субъекта — элемент побочный и второстепенный По нашему мнению,
осознавать общественную опасность деяния можно лишь при предвидении общественно
опасных последствий Б А Куринов отмечает, что при преступной самонадеянности
виновный сознает общественно опасный характер своего поведения Субъект
понимает, что такого рода поведение является рискованным, запрещено
определенными правилами, противоречит общественным нормам поведения и т п 12
Так, 14 сентября около 9 ч утра крановщик ремонтного завода Вяткин выехал на
работу на неисправном кране марки АК-75. у которого не работали тормозное
устройство стрелы, приборы безопасности, в частности, ограничитель
грузоподъемности, подъема стрелы, а также звуковой сигнал Возле территории
ремонтного завода Вяткин приступил к разгрузке железобетонных плит с автомашины
«Колхида» В качестве стропалыциц работали не аттестованные для этой работы
Ракитова и Новоклоно-ва Находясь на автомашине «Колхида», Ракитова зацепила
плиту весом 1400 кг на четыре ветви стропы, после чего Вяткин поднял плиту и
включил реверс для поворота стрелы крана вправо Из-за неисправности тормозного
устройства лебедки стрела с плитой упала, находившуюся на автомашине Ракитову
ударило тросом, сбро-

210 „

Дагель П С Неосторожность Уголовно-правовые и
криминологические проблемы 5?,. 1977 С 120, Тихонов КФ Указ соч С 87 ^Якушин В
А Ошибка и ее уголовно-правовое значение Казань, 1988 С 23

Советское уголовное право Общая часть / Под ред Г А Кригера
и др М , 1981 u 194

сило на бензобак, а затем на землю, в результате чего она
получила травму головы, позвоночника и ног213

Встречается утверждение, что «предвидение общественно
опасных последствий равнозначно сознанию общественной опасности совершаемого
деяния, поскольку оно нейтрализуется уверенностью в ненаступлении этих
последствий» 214

Криминалисты, которые исходят из посылки, что виновный в
преступном легкомыслии не осознает общественно опасного характера своего
поведения, относят осознание к общим чертам всех видов неосторожной формы вины
Не выдерживает критики утверждение П С Дагеля о том, что «общим признаком
неосторожности, характеризующим психическое отношение виновного к деянию,
является отсутствие у лица сознания общественно опасного характера совершаемого
действия или бездействия» 215 Следует отметить, что отсутствие в ст 26 УК РФ
указания на осознание лицом общественной опасности содеянного обусловлено, в
частности, тем. что данная норма определила совершение преступления по
неосторожности сразу для двух видов данной формы вины легкомыслия и небрежности
Б С Утевский отмечал «Необходимо определить преступную самонадеянность как
легкомысленную решимость совершить нужное лично виновному деяние, несмотря на
то, что оно заведомо для виновного угрожает опасными для социалистического
государства или для охраняемых им интересов последствиями, при не обоснованной
обстоятельствами дела надежде на предотвращение этих последствий» 216 В этом
определении подчеркиваются личная заинтересованность виновного в совершении
деяния, осознание им возможности наступления каких-либо вредных последствий и
необоснованность надежд на их предотвращение

В литературе выделяется четыре признака легкомыслия 1)
сознание лицом того, что своими действиями оно подвергает риску определенные
правоохраняемые отношения, 2) расчет на конкретные условия, способные, по
мнению субъекта, предотвратить наступление вредных последствий, 3) фактическое
наступление вреда, 4) от-

213           Сборник Постановлений Президиума    1974-1979
гг М , 1981 С 197

214         Дагель П С, Котов Д П Субъективная сторона
преступления и ее установление Воронеж,1974 С 129-130

215       Дагель П С Указ соч С 120

сутствие полезной цели, способной оправдать допускаемый риск
о этой связи интересен и вполне обоснован довод Ф Г Бурчака о то^5 чт0
«сознательный и волевой характер действия лица, совершившего неосторожное
преступление, не дает еще оснований говорить об умышленности его деяний в
уголовно-правовом смысле Хотя лицо, совершившее неосторожное преступление,
действовало сознательно, хотя оно хотело совершить определенное действие,
однако это отнюдь не значит, что оно действовало умышленно В бытовом смысле о
сознательном и волевом действии, вероятно,

можно сказать, что оно совершено умышленно, но в уголовного
правовом смысле этого сказать нельзя»

По законодательной формулировке содержание интеллектуального
элемента преступного легкомыслия почти что совпадает с таковым при умысле (в
обоих случаях лицо предвидит наступление общественно опасных последствий, в
обоих случаях субъект, как правило, осознает общественную опасность
совершаемого действия или бездействия, которое, поскольку оно чревато социально
вредными последствиями, содержит потенциальную угроз} причинения вреда
общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона) Последнее,
правда, непосредственно из текста закона не вытекает Но если даже такое
осознание не является обязательным признаком легкомыслия, поскольку оно не
вытекает прямо из закона и не подлежит непременному установлению судом по
каждому делу, тем не менее оно типично для преступлений, совершенных по
легкомыслию Так, 15-летний Кормильцев был признан виновным в неосторожном
убийстве тринадцатилетнего Назарова Сергея при следующих обстоятельствах Днем 9
мая 1976 г группа подростков в возрасте 13-15 лет, в числе которых были
Кормильцев и Назаров, имея при себе самодельные самопалы, в строящемся здании
столовой стреляли в висевший электропатрон Во время стрельбы Кормильцев
предложил Назарову проверить мужество, для чего Назаров должен был встать лицом
к стене, а Кормильцев произвести выстрел выше его головы Назаров согласился С
расстояния 7,5 м

Филановский И Г Социально-психологическое отношение субъекта
к преступле-ию л , 1970 С 134, Гринберг М С Понятие преступной самонадеянности
// Право-^Дение 1962 №2 С 105 Уголовное право Украинской ССР на современном
этапе Часть Общая Киев, 1985

Кормильцев выстрелил и попал Назарову в затылок 219
Некоторые авторы выделяют третий интеллектуальный признак легкомыслия
непосредственно вытекающий из волевого — представления субъ. екта о фактическом
наличии сил и обстоятельств, способных, по его мнению, предотвратить
наступление общественно опасных послед, ствий220 В законе сказано о предвидении
возможности наступления общественно опасных последствий своих действий
(бездействия) Такая формулировка обуславливает необходимость разграничения
косвенного умысла и преступного легкомыслия в отношении данно~ го
интеллектуального момента «По законодательной формулировке легкомыслия его
интеллектуальный момент сближается с интеллектуальным моментом умысла — и
прямого, и в особенности косвенного В обоих случаях лицо предвидит наступление
общественно опасных последствий своего деяния Однако по фактическому содержанию
понятие предвидения, употребляемое законодателем при описании умысла, принципиальным
образом отличается от этого же понятия, использованного им при описании
легкомыслия как неосторожной разновидности вины Это отличие заключается в
характере предвидения» 221

Возможно, что психическое состояние лица, независимо от
того, действует ли оно с эвентуальным умыслом (косвенным), или с преступным
легкомыслием, в основном характеризуется одинаковым отношением к нежелаемому
последствию лицо предвидит возможность его наступления И если можно говорить о
различии, то лишь о предвидении различной степени вероятности наступления
последствия Поэтому «при решении вопроса о том, следует ли данный конкретный
случай отнести к косвенному умыслу, или к осознанной неосторожности, суд должен
определить, как поступил бы обвиняемый, если бы считал, что в результате его
деятельности преступное последствие наступит неизбежно Если при такой
гипотетической постановке вопроса суд придет к убеждению, что предполагаемое
представление удержало бы обвиняемого от совершения преступного деяния, имеется
неосторожность, в противном случае — умы-

219 Сборник Постановлений Президиума    1974-1979 гг М ,
1981 С 160 22°РарогА И Проблемы субъективной стороны преступления М , 1991 С 33
221 Наумов А В Российское уголовное право Общая часть Курс лекций М , 1996 С
220, Курс советского уголовного права Л , 1968 Т 1 С 424

л» 222 Приведенная точка зрения, несмотря на то, что она
предпо-агает ясный и удобный в практическом отношении критерий, не ‘ ясет быть
принята, как думается, по следующим соображениям Во-первых, если суд поставит
такую задачу, то он неизбежно дол-бН будет отойти от конкретного преступного
деяния и обратиться к вЬ1ЯСнению общих свойств характера виновного, и, в
конечном счете решение вопроса о субъективной стороне деяния будет зависеть т
субъективного впечатления судьи Во-вторых, и это представляйся наиболее важным,
в таком случае не будет выяснено действительное психическое состояние виновного
лица

В литературе высказаны две точки зрения относительно
волевого момента преступного легкомыслия 1) лицо «рассчитывает» на предотвращение
вредных последствий, 2) лицо «уверено» в их предотвращении 2Ь

Вторая позиция представляется более предпочтительной Н С
Таганцев отмечал, что «источником неосторожной вины могут быть характер и
личные свойства действующего, его легкомыслие, отсутствие привычки
сосредоточивать внимание на своих поступках, неловкость и неповоротливость в
действиях, леность, мешавшая ему приобрести сведения, необходимые для
правомерной деятельности в данном случае, излишняя самоуверенность, самомнение
и т д »224 Таким образом, легкомыслие определяется как более широкое понятие, а
не только как содержание волевого момента Легкомыслие отнесено к личностным
качествам лица, проявляющего самоуверенность

Примерно такой же схемы придерживается законодатель, излагая
понятие легкомыслия в ч 2 ст 26 УК РФ Основанием для такого видения волевого
момента данного вида вины, очевидно, послужили высказанные ранее точки зрения
отдельных криминалистов о том, что расчет субъекта на предотвращение
последствий имеет как

г2з ^кашвили В Г Уголовная ответственность за неосторожность
М , 1957 С 28 !_ Макашвили В Г О разграничении эвентуального умысла и
самонадеянности // Равоведение 1965 №2 С 164, Дагель П С Проблемы вины в
советском уголов-° праве // Учен зап Дальневост гос ун-та 1968  Вып 21 Ч 1 С
107-108, Угре-иЭ    М Г Проблема неосторожной вины в уголовном праве  Тбилиси,
1976

гэнцев Н С Русское уголовное право Лекции Часть Общая М.1994
С 255

интеллектуальную, так и волевую сторону, поэтому неправильно
относить его только к волевому признаку самонадеянности 225

В науке и практике встречаются трудности в отграничении кос.
венного умысла от преступного легкомыслия Обращаясь к это^ весьма сложному
аспекту рассматриваемой темы. Н С Таганцев указывал « границы между непрямым
умыслом и самонадеянно, стью, конечно, могут быть установлены судом по
обстоятельствам каждого отдельного случая, но для признания наличности первого
необходимо, чтобы виновный допускал, что преступное последствие произойдет, и
безразлично относился к этом. а для второй, чтобы виновный полагал, что
наступление последствия будет устранено его собственной деятельностью или
какими-либо иными благоприятными для него условиями»226

В Г Макашвили отмечает, что «в ряде случаев при
самонадеянности недопущение общественно опасных последствий, которые субъект
предвидит, является целью его действий»227 Согласно Б С Утевскому. преступная
самонадеянность близка по своей природе к эвентуальному умыслу По его мнению,
психологическая основа у этих видов вины одна и та же в обоих случаях виновный обнаруживает
решимость удовлетворить свои эгоистические желания ценой причинения совершенно
ненужного ему ущерба государст или другим лицам 228 Автор определяет волевой
элемент как решимость лица совершить нужное ему деяние, несмотря на предвидение
возможных общественно опасных последствий Но именно такой подход к проблеме
выявления различий между данными формами умысла и неосторожности не позволяет
согласиться с точкой зрения Б С Утевского. поскольку общественная опасность
лица, действующего с косвенным умыслом, определена антисоциальным эгоизмом,
тогда как общественная опасность преступного легкомыслия сводится к
недопустимой самонадеянности и опрометчивости Подтверждением этому служит тот
факт, что расчет (а в законе употреб’ ляется именно этот термин) на предотвращение
общественно опасных последствий своего деяния означает отсутствие у ли*
положительного (свойственного обоим видам умысла) одобрите.*’

225ДэгельЛ С Котов Д П Указ соч С 133

226       Да гель П С , Михеев Р И Указ соч С 63, Таганцев Н
С Указ соч С 259

227            Макашвили В Г Уголовная ответственность за
неосторожность М , 1957 С 20

228              Утевский Б С Вина в советском уголовном
праве М , 1950 С 270

ного отношения к наступлению этих последствий Наоборот, он
означает отрицательное отношение к ним, нежелание их наступления, •гремление
избежать его Таким образом, отсутствие у субъекта пасчета на определенное
обстоятельство или группу обстоятельств исключает преступное легкомыслие и дает
основание для признания наличия косвенного умысла Так, отвергая возможность
вменения неосторожного причинения смерти, суд оговорил «Печерица являлся
охотником-любителем с большим стажем и, производя выстрел в группу подростков,
сознавал общественно опасный характер своих действий и сознательно допускал наступление
смерти подростка и причинение телесных повреждений другим лицам, т е действовал
с косвенным умыслом на убийство способом, опасным для жизни

Расчет субъекта на ряд обстоятельств (относящихся к личности
и деятельности самого виновного, к обстановке, к действиям третьих лиц и
связанных с действием естественных сил природы, с особенностями орудий и
средств, используемых при совершении общественно опасных деяний) порождает его
уверенность в ненаступлении преступных последствий «Только при наличии такой
уверенности можно говорить, что субъект не допускает их наступления», — считает
В Г Макашвили 230 А М С Гринберг полагает, что главный признак легкомыслия —
«риск результатом» 231 Это значит, что при легкомыслии субъект учитывает и
возможность неудачи, т е наступления последствия Отличие легкомыслия от
косвенного умысла определяется указанным автором тем, что субъект легкомыслия
предвидит меньшую, а субъект косвенного умысла — большую вероятность вредного
последствия 232 При легкомыслии лицо не только не желает наступления
общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но и
рассчитывает на их предотвращение Однако этот расчет оказывается самонадеянным
Из-за несерьезного подхода к оценке обстоятельств, которые могут, по мнению
виновного, помешать наступлению вредных последст-

228         ‘

гзосм Бюллетень Верховного Суда РФ 1994 №9 С 4

Макашвили В Г О разграничении эвентуального умысла и
самонадеянности // гзРавоведение 1965 №2 С 107 с гР»нберг М С Проблема
производственного риска в уголовном праве М , 1963

С .%инбеРг М С Понятие преступной
самонадеянности//Правоведение 1962 №2

вий Если же в конкретном деле отсутствуют реальные факторы,
ла которых строился расчет виновного избежать общественно опасны;; последствий,
то в уголовно-правовом смысле данное преступление не может быть признано
совершенным по неосторожности Напри, мер, «Калининградским областным судом
Авдеев был осужден по ч 1 ст 218 и п «д» и «з» ст 102 УК РСФСР за совершение
следую, щих преступлений Он изготовил из ранее приобретенного взрывчатого
вещества и электродетонатора взрывное устройство и установил его у входа на
свой земельный участок Когда группа подростков пыталась проникнуть на земельный
участок, взрывное устройство сработало и взрывом были убиты 3 . М и Г Как
преступную небрежность квалифицировать его действия не позволил сам факт
использования взрывчатого устройства с намерением «более серьезно», чем в 1990
г . испугать проникающих на его участок лиц, а как преступное легкомыслие —
отсутствие обстоятельств используя которые он рассчитывал бы избежать вредных
последствий и которые были бы. в свою очередь, свидетельством нежелания
Авдеевым наступления общественно опасных последствий своих действий» 2Ъ
Комментируя данный случай, О Д Ситковская отмечает « на этом конкретном
материале отчетливо прослеживается базовое значение для исследования вины по
конкретному делу общей модели дееспособности в сфере уголовно-релевантного
поведения, в частности, спобности предвидеть непосредственные последствия
планируемых и осуществляемых действий (закономерное развитие событий) и
управлять своим поведением на основе этого знания   »2j4

При внешне аналогичных обстоятельствах другое дело было
квалифицировано как легкомыслие, поскольку лицо рассчитывало не на случайность,
а на объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность
наступления тяжких последствий Так, Шибанов с целью предупреждения кражи рыбы
из мереж сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мережи ставились в
реку, провел из своего дома провода и подключил их к электросети с напряжением
220 в При попытке отсоединить провода ночью бы1 убит током подросток Осипов
Пленум Верховного Суда СССР раС

233              Практика Верховного Суда Российской
Федерации по уголовным делам М , С 164

234            Ситковская О Д Указ соч С 40-41

нИл действия Шибанова как преступное легкомыслие, поскольку
Шибанов, предвидя возможность наступления тяжких последствий, целью их
предотвращения, широко оповестил односельчан о существовании сигнализации и
просил соседей не допускать детей к это-^у месту, а также предпринял ряд
технических мер по предупреждению случайного поражения электрическим током»

Таким образом, нельзя считать, что лицо действует по
неосторожности, когда оно надеется на случайное стечение обстоятельств,
полагая, что все обойдется благополучно В этих случаях самонадеянность и
беспечность достигают такой степени, которая дает основание думать, что лицо
допускает наступление общественно опасного последствия Только определенный
расчет предотвратить последствие свидетельствует об ином психическом состоянии
лица и обосновывает другую уголовно-правовую оценку деяния Рассматривая волевой
момент преступного легкомыслия (самонадеянности), ряд авторов отмечают, что
момент вины при легкомыслии заключается не в предвидении общественно опасных
последствий, а в самонадеянном характере расчета на их предотвращение236 Однако
существует и противоположная точка зрения на необходимость отнесения данного
волевого момента к интеллектуальному аспекту Ъ1 При раскрытии волевого момента
преступного легкомыслия следует ориентироваться не на расчет лица предотвратить
вредные последствия, а на его уверенность в их предотвращении

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ