Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   80.  81.  82.  83.  84.  85.  86.  87.  88.  89.  90. > 

    § 5.   Физически-принудительные меры пресечения

    1.   Домашний арест

    Домашний арест— относительно новая мера пресечения для российского уго­ловного процесса. Однако она была известна Уставам уголовного судопроизвод­ства 1864 г., УПК РСФСР 1922 г., УПК РСФСР 1923 г. и лишь в УПК РСФСР 1960 г. была упразднена. Новый процессуальный закон возрождает эту меру пре­сечения (ст. 107 УПК РФ).

    Содержание домашнего ареста состоит в запретах обвиняемому (подозрева­емому) покидать определенное помещение (здание, участок территории), общаться с некоторыми лицами устно, письменно и по средствам связи, устанавливаемых в целях обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). До­машний арест является физически-принудительной мерой пресечения, ибо физи­чески изолирует обвиняемого (подозреваемого) от общества. Она избирается по ре­шению суда без согласия обвиняемого (подозреваемого) и согласия органов, 'обеспечивающих соблюдение установленных ограничений.

    Домашний арест предполагает ограничение обвиняемого 1) в свободе передви­жения и (или) 2) в свободе общения.

    Ограничения свободы передвижения существенно большие, чем при подписке о невыезде. Обвиняемому (подозреваемому) может быть запрещено постоянно или в определенное время: покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, больницы, гостиницы и т. п.); посещать определенные места (район населенного пун­кта, увеселительные заведения, место работы, место жительства соучастников, свиде­телей, потерпевших); выходить из жилого помещения без сопровождения. В то же, время в силу отличия домашнего ареста от заключения под стражу, обвиняемый (по­дозреваемый) не может быть принудительно помещен в специализированное поме­щение (закрытого типа). При домашнем аресте отсутствует «содержание под стра­жей» (п. 42 ст. 5). Под арестом обвиняемый (подозреваемый) содержится «дома», поэтому он, как правило, не изолируется от совместно проживающих с ним лиц.

    Вторая группа ограничений для находящегося под домашним арестом связана с ограничением его свободы общения. В зависимости от способов общения уголовно-процессуальный закон (ст. 107 УПК) устанавливает три разновидности запретов.

    Запреты устного общения с определенными лицами могут быть направлены на

    исключение встреч и разговоров с участниками судопроизводства по этому делу (по­

    дозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями,

    экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по

    работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать произ­

    водству по делу). В целях обеспечения производства по делу обвиняемому может

    быть запрещено давать информацию журналистам, делать заявления через средства

    массовой информации. В то же время домашний арест, как правило, не предполагает

    запрета обвиняемому общаться с совместно проживающими с ним лицами.

    Запреты письменного общения могут ограничивать отправление и получе­

    ние различных почтово-телеграфных отправлений (корреспонденции, посылок,

    телеграмм), а также пользование иными услугами связи (кроме осуществления

    почтовых переводов денежных средств).

    Запреты на общение с помощью любых средств связи устанавливаются пу­

    тем указания лиц, с которыми запрещено или разрешено вести переговоры, а так­

    же определенных средств связи (Интернета, электронной почты, телефона, теле­

    тайпа, факса, радио и др.).

    При избрании домашнего ареста суд, с учетом мнения сторон, должен выбрать из всех возможных запретов те из них, которые действительно необходимы в дан­ном случае. При установлении и исполнении конкретных запретов следует иметь в виду, что не могут быть ограничены процессуальные права обвиняемого и подо­зреваемого на участие в судебных заседаниях; следственных и иных процессуаль­ных действиях (например, в допросе свидетеля, производимом по ходатайству об­виняемого); на отправку письменных жалоб, получение по почте повесток и других процессуальных документов, ведение устно или по телефону переговоров с защитником и т. д. Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэто­му указание конкретных ограничений суд должен мотивировать. Токийские пра­вила предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением. Конкретные ограничения для обви­няемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. 2.6,12.2). В процессе применения

    не связанных с тюремным заключением мер соблюдается право обвиняемого на личную жизнь, а также право на личную жизнь его семьи (п. 3.11 Правил).

    Для избрания домашнего ареста необходимо наличие оснований, условий, мо­тивов и вынесение судом соответствующего постановления или определения (ст. 97, 99, 101).

    Закон в качестве специального условия предусматривает, что домашний арест применяется при наличии оснований и условий для заключения под стражу (ст. 108 УПК) тогда, когда содержание под стражей обвиняемого или подозреваемого (по­мещение в следственный изолятор) нецелесообразно в силу ряда обстоятельств, к которым, на наш взгляд, могут относиться:

    старческий возраст, тяжелое состояние здоровья, беременность обвиняемой

    или кормление грудью;

    наличие места жительства или пребывания;

    наличие нормативной, организационной и материально-технической базы для

    исполнения домашнего ареста. Отсутствие этого условия на сегодняшний день

    исключает использование данной меры пресечения на практике.

    Домашний арест избирается в таком же порядке, как и заключение под стражу (о порядке избрания данной меры пресечения см. ниже).

    Суд указывает тот орган или должностное лицо, на которые возлагается надзор за соблюдением установленных ограничений. Эти органы и должностные лица оп­ределяются подведомственными нормативными актами.

    Закон прямо не устанавливает специальный срок применения домашнего ареста. Поэтому на первый взгляд может показаться, что срок домашнего ареста определя­ется так же, как и срок действия психолого-принудительных мер пресечения (на­пример, подписки о невыезде). Однако такой вывод ошибочен. Время домашнего ареста засчитывается в срок заключения под стражу (ч. 10 ст. 109). Соответственно этому время домашнего ареста (в качестве части срока заключения под стражу) дол­жно, на наш взгляд, быть засчитано в срок уголовного наказания в виде лишения свободы из расчета один день за один день (несмотря на то что в ст. 72 УК РФ это прямо не предусмотрено). Кроме того, процессуальный закон специально устанав­ливает такие же правила исчисления срока домашнего ареста, как и заключения под стражу (ч. 1 ст. 128 УПК).

    В соответствии с международно-правовыми нормами должен быть установлен специальный срок домашнего ареста по аналогии со сроком заключения под стра­жу (ст. 109 УПК). Каждое арестованное лицо имеет право на судебное разбира­тельство в течение разумного срока или на освобождение (ст. 9 Пакта о граждан­ских и политических правах, ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Срок действия меры, не связанной с тюремным заключени­ем, не превышает срока, установленного компетентным органом в соответствии с законом (п. 11.1 Токийских правил). Если суд при избрании домашнего ареста не установит его срок, то домашний арест может действовать, пока ведется предвари­тельное расследование и судебное разбирательство, т. е. теоретически до истечения срока давности уголовного преследования (до 15 лет по особо тяжким преступле­ниям — ст. 78 УК РФ). Это нарушает международные стандарты и конституцион­ное право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ).

    Вышесказанное приводит нас к выводу, что суд в постановлении (определе­нии) об избрании домашнего ареста должен установить срок ограничений по пра­вилам ст. 109. По сходным правилам срок домашнего ареста должен продляться.

    Решение суда об избрании домашнего ареста (или в отказе в этом) может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения (ч. 11 ст. 108). В течение 3 суток кассационная жалоба или представление должны быть рассмотрены кассационной инстанцией.

    При нарушении ограничений и запретов обвиняемым (подозреваемым), содер­жащимся под домашним арестом, мера пресечения может быть изменена на за­ключение под стражу (ст. 110).

    2.   Заключение под стражу

    Заключение под стражу — самая строгая мера пресечения, которая представляет собой содержание под стражей обвиняемого (подозреваемого) в целях обеспечения его надлежащего поведения. В соответствии с п. 42 ст. 5 УПК содержание под стра­жей — это пребывание обвиняемого (подозреваемого) в следственном изоляторе или ином месте, определенном Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15.07.95 г.

    Заключение под стражу необходимо отличать от задержания подозреваемого (ст. 91 УПК), домашнего ареста (ст. 107 УПК) и от уголовного наказания в виде лишения свободы (ст. 56 УК РФ) или ареста (ст. 54 УК РФ). Во всех указанных случаях происходит содержание лица в условиях строгой изоляции. Тем не менее задержание подозреваемого не является мерой пресечения. Оно может предшество­вать заключению под стражу как кратковременное (на 48 часов) помещение в изо­лятор подозреваемого или обвиняемого, производимое без судебного решения в случаях, не терпящих отлагательства. Лишение свободы и арест как виды уголовно­го наказания регламентируются уголовным правом и применяются только по при­говору суда к виновному в совершении преступления в целях восстановления соци­альной справедливости и исправления осужденного. Заключение под стражу является мерой пресечения, регламентируется уголовно-процессуальным правом и применятся по решению суда к обвиняемому (подозреваемому), который презюми-руется невиновным. Отсюда вытекает отличие оснований, целей и порядка избра­ния и применения заключения под стражу от сходных принудительных мер.

    Для избрания заключения под стражу, как и для любой другой меры пресече­ния, необходимо наличие оснований, условий, мотивов и вынесение постановле­ния или определения (ст. 97, 99, 101 УПК).

    Заключение под стражу, в отличие от других мер пресечения, максимально огра­ничивает свободу и личную неприкосновенность граждан. В связи с этим процессу­альное законодательство устанавливает особые гарантии законности и обоснован­ности избрания данной меры пресечения.

    Во-первых, заключение под стражу избирается только по судебному решению (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ; ч. 2 ст. 29 УПК). Это принципиальное положение получило статус конституционной нормы и почти 10 лет пробивало себе дорогу в практику, начав действовать с 1 июля 2002 г.1 Уголовно-процессуальный закон допускает избрание заключения под стражу и на основе решения иностранного

    1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14.03.02 г. № 6-П//Российская газета. 2002. 21 марта; Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федера­ции» от 29.05.02 г. № 59-ФЗ//Российская газета. 2002.1 июня.

    суда без подтверждения судом Российской Федерации при исполнении запроса о выдаче (ч. 2 ст. 466 УПК).

    Во-вторых, заключение под стражу избирается при невозможности примене­ния другой, более мягкой меры пресечения. «Содержание под стражей лиц, ожида­ющих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом», — гласит ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах. Согласно п. 6.1 Токийских пра­вил «предварительное заключение под стражу используется в судопроизводстве по уголовным делам как крайняя мера при условии должного учета интересов рас­следования предполагаемого правонарушения и защиты общества и жертвы».

    В-третьих, специальным условием избрания заключения под стражу является обвинение (подозрение) в совершении преступления, за которое предусмотрено на­казание в виде лишения свободы на срок более 2 лет. Другими словами, по преступ­лениям небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ) эта мера пресечения, как правило, не применяется.

    Данное условие нуждается в ограничительном толковании. Заключение под стражу может применяться только тогда, когда реально возможно назначение нака­зания в виде лишения свободы, как правило, более чем на 2 года. Конституционный Суд РФ подчеркивает, что «не допускается заключение под стражу..., если лицу не может быть назначено наказание в виде лишения свободы».1 Об отсутствии данно­го условия (и невозможности заключения под стражу) могут свидетельствовать:

    недостаточная обоснованность обвинения (подозрения): например, явно «за­

    вышенные» квалификация преступления, объем обвинения или недостаточно ус­

    тановленная причастность данного лица к совершению преступления. Выше было

    рассмотрено, что одним из основных условий избрания меры пресечения являет­

    ся наличие доказательств виновности (см. § 3 данной главы);

    когда санкция уголовно-правовой нормы формально предусматривает на­

    казание более чем 2 года лишения свободы, однако, в силу прямого требования за­

    кона, суд обязан его уменьшить при: а) наличии смягчающих обстоятельств (ст. 62

    УК РФ); б) неоконченном преступлении (ст. 66 УК РФ); в) незначительной сте­

    пени участия лица в совершении преступления (ст. 67 УК РФ); г) согласии обви­

    няемого с предъявленным обвинением (ч. 2 ст. 316 УПК). Например, наказание за

    покушение на совершение преступления не может превышать трех четвертей

    максимально возможного (ч. 3 ст. 66 УК РФ). Если максимально возможное на­

    казание 2 года лишения свободы, то реально возможное —1,5 года. Следователь­

    но, при обвинении лица в покушении на совершение такого преступления заклю­

    чение под стражу по общему правилу также невозможно.

    В качестве исключения заключение под стражу может быть избрано и при обвине­нии (подозрении) в совершении преступления, за которое грозит наказание в виде лишения свободы менее чем на 2 года, в одном из четырех случаев (ч. 1 ст. 108):

    а)             обвиняемый (подозреваемый) не имеет постоянного места жительства на тер­

    ритории Российской Федерации. При этом регистрация по месту жительства

    является лишь одним из доказательств наличия постоянного места жительства;

    б)            не установлена личность обвиняемого или подозреваемого. Это означает, что на

    момент избрания меры пресечения у лиц, осуществляющих уголовное судопро-

    1 Определение от 21.12.2000 г. № 296-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гончарова Николая Степановича на нарушение его конституционных прав положениями статей 5,89,93,143,154,221,247 и 378 УПК РСФСР»//Российская газета. 2001,25 апреля.

     

    268          Раздел IV. Уголовно-процессуальное принуждение

    изводство, есть разумные сомнения в личности обвиняемого или подозрева­емого (в том числе, отсутствуют или имеют признаки подделки документы, удо­стоверяющие личность, о своей личности обвиняемый отказывается дать пока­зания или дает ложные показания). При этом были приняты возможные меры к установлению личности (истребованы документы, назначены экспертизы, про­ведены опознания, допросы свидетелей, оперативно-розыскные мероприятия по установлению родственников, знакомых обвиняемого и т. д.);

    в)             обвиняемый (подозреваемый) нарушил ранее избранную меру пресечения.

    Для наличия этого условия требуется, чтобы ему было предъявлено поста­

    новление (определение) об избрании меры пресечения, он дал обязательство

    о надлежащем поведении и нарушил его;

    г)             обвиняемый (подозреваемый) скрылся от органов расследования или суда.

    Это условие предполагает, что он знал о привлечении его в качестве обвиняе­

    мого (подозреваемого) и умышленно скрылся. Данное условие отсутствует,

    когда гражданин уезжает в отпуск, командировку, на новое место жительства

    и не предполагает, что его разыскивают по уголовному делу.

    Указанные четыре исключения составляют исчерпывающий перечень и долж­ны быть установлены с помощью уголовно-процессуальных доказательств.

    К несовершеннолетним обвиняемым и подозреваемым заключение под стражу применяется лишь в качестве крайней меры и в течение кратчайшего периода вре­мени. При этом содержание под стражей по возможности должно быть заменено другими альтернативными мерами (ст. 13 Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, утвержденных Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 29.11.85 г. № 40/33). Несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый) может быть заключен по стражу только при условии, что он обоснованно обвиняется (подозревается) в со­вершении умышленного преступления, за которое может быть назначено наказа­ние свыше 5 лет лишения свободы. При этом следует учитывать реальную воз­можность назначения ему такого наказания.

    В исключительных случаях заключение под стражу применяется к несовершен­нолетнему и при наличии в отношении его обвинения (подозрения) в совершении преступления средней тяжести, т. е. при реальной возможности назначения ему наказания от 2 до 5 лет лишения свободы по умышленным преступлениям и свы­ше 2 лет лишения свободы по неосторожным. Исключительными случаями сле­дует признавать только четыре ситуации, рассмотренные выше.

    3.   Порядок избрания и применения заключения под стражу

    В статье 108 УПК предусмотрена процедура принятия решения об избрании заключения под стражу и домашнего ареста. Она используется и для применения принудительной меры воспитательного характера (ч. 2 ст. 427), и для перевода содержащегося под стражей в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 435). Порядок избрания заключения под стражу и домашнего ареста различается: 1) в досудеб­ном и 2) судебном производстве, а также 3) в отношении лиц, обладающих слу­жебным иммунитетом (ст. 450).

    В досудебном производстве прокурор, а также следователь и дознаватель с согла­сия прокурора возбуждают перед судом ходатайство об избрании заключения под стражу, о чем выносится мотивированное постановление. К постановлению прилага­ются те материалы, которых по мнению лица, заявившего ходатайство, будет доста-

    точно для подтверждения наличия условий, оснований, мотивов избрания заключе­ния под стражу и подтверждения невозможности избрания другой меры пресечения. Среди этих материалов должны быть копии: постановлений о возбуждении уголов­ного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, протоколов задержания, до­просов подозреваемого, обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости из­брания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о его судимости, данные о возможности того, что он скроется от следствия, об угрозах с его стороны в адрес потерпевших, свидете­лей и т. п.). В тех случаях, когда в уголовном деле защитник не участвует и об отказе от защитника не сделана запись в протоколе допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого, к материалам дела должно прилагаться письменное заявление подозре­ваемого, обвиняемого об отказе от защитника.1

    В российской судебной практике возникла проблема: должен ли следователь представлять суду доказательства виновности подозреваемого или обвиняемого для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 5 мар­та 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 4) запрещает судье во время рассмотрения ходатай­ства о заключении под стражу входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.2 Напротив, в п. 14 действующего постанов­ления Пленума Верховного Суда от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении суда­ми общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного пра­ва и международных договоров Российской Федерации» судье предлагается учесть, что «наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стра­жу лицо совершило преступление, является необходимым условием для закон­ности ареста».3 Из сопоставления названных разъяснений вытекает, что судье предлагается, не предрешая вопроса о виновности, выяснить, имеются ли у сторо­ны обвинения доказательства, которые достаточны для серьезного предположе­ния о совершении данным лицом преступления.

    Постановление о возбуждении ходатайства с приложениями незамедлительно направляется в районный (гарнизонный военный4) суд. Если подозреваемый или обвиняемый задержан в порядке ст. 91, 92, то судья должен получить указанные материалы не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

    Ходатайство об избрании заключения под стражу рассматривается единолично судьей районного (гарнизонного военного) суда по месту предварительного рассле­дования в течение 8 часов с момента поступления ходатайства в суд в открытом судебном заседании. Судебное заседание, согласно п. 50,51,52 ст. 5, является судеб­ным разбирательством, поэтому к нему применяются общие требования главы 35

    1 См. пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N° 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2004. 25 марта.

    2См. пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2004. 25 марта.

    3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12.

    1 Федеральный конституционный закон от 23.06.99 г. «О военных судах РФ» // Рос­сийская газета. 1999. 29 июня.

    УПК в части, не противоречащей специальным правилам ст. 108. В судебном засе­дании обязательно участвуют обвиняемый (подозреваемый), защитник, прокурор. Наряду с прокурором может участвовать следователь и дознаватель. С учетом ч. 6 ст. 108, в досудебном производстве следователь или дознаватель могут участвовать в заседании и вместо прокурора. Законный представитель обвиняемого (подозре­ваемого) также имеет право участвовать в судебном заседании. Для обеспечения указанных прав защитник и законный представитель должны быть уведомлены о времени и месте рассмотрения дела. Избрание заключения под стражу, как прави­ло, носит неотложный характер, поэтому неявка участников процесса (кроме обви­няемого или подозреваемого)1 не является препятствием для рассмотрения хода­тайства. В силу неотложности ситуации и кратковременности сроков (8 часов) у суда нет возможности выяснить: надлежащим ли образом извещены защитник, за­конный представитель, следователь и дознаватель, имеются ли уважительные при­чины их неявки. Поэтому даже уважительные причины неявки не должны приво­дить к отложению заседания.

    Чтобы в судебном заседании обеспечить участие разыскиваемого обвиняемого, закон допускает его задержание на срок до 48 часов (ч. Зет. 210). Если задержание произведено вне места предварительного расследования, то ходатайство о заклю­чении его под стражу может быть рассмотрено судом по месту задержания. Для этого следователь должен с помощью средств связи передать тому органу, кото­рый обнаружил обвиняемого, необходимые материалы для судебного заседания или прибыть к месту задержания лично.

    Если подозреваемый или обвиняемый не доставлен в судебное заседание для участия в рассмотрении ходатайства о его заключения под стражу, суд отказывает в удовлетворении такого ходатайства.2

    В то же время законом предусмотрены исключения из запрета «заочного ареста».

    Во-первых, заочный арест допускается, когда обвиняемый объявлен в междуна­родный розыск (п. 5 ст. 108 УПК). Объявление в международный розыск регулиру­ется подзаконными нормативными актами. Международный розыск объявляется при наличии достоверных данных о выезде в другие страны лица, уклоняющегося от уголовной ответственности и отбывания наказания. Основанием для междуна­родного розыска является мотивированный запрос органов внутренних дел, на-

    1              Действующий процессуальный закон содержит существенный пробна, так как не за­

    прещает «заочный арест» подозреваемого, если он не задержан в порядке ст. 91-92 УПК.

    Это подталкивает к тому, чтобы органы расследования старались заключить под стражу

    именно подозреваемых. Для этого им необходимо лишь как можно дольше не выносить

    постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого в отношении лица, уклоняю­

    щегося от явки. Это грубо нарушит право на защиту, когда фактически обвиняемый дли­

    тельное время будет пребывать в статусе подозреваемого, теоретически обладая меньшим

    объемом прав на защиту. В результате вместо исключительности избрания меры пресече­

    ния в отношении подозреваемого (ст. 100 УПК) па практике это может превратиться в

    правило. При этом неизбежно будут нарушаться условия для избрания мер пресечения

    (доказанность обвинения). В данном случае необходимо исходить из приоритетных норм

    Конституции РФ и международного права и не допускать заочного ареста подозреваемых.

    2              Такой отказ не препятствует повторному обращению с аналогичным ходатайством

    после обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого. См.; пункт 5 Постановления Пле­

    нума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-

    процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2004. 25 марта.

    правленный в Национальное центральное бюро Интерпола. Учет разыскиваемых лиц ведется в Главном информационном центре МВД России.

    Во-вторых, в отношении скрывшегося обвиняемого в судебном производстве суд вправе рассмотреть ходатайство о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу в его отсутствие (ч. 2 ст. 238).

    В-третьих, решение о заключении под стражу лица для его выдачи по запросу иностранного государства может быть принято прокурором на основе иностран­ного судебного решения, в том числе и заочного (ч. 2 ст. 466).

    В-четвертых, когда обвиняемый находится на стационарной судебно-психиат-рической экспертизе или имеются иные обстоятельства, исключающие возмож­ность его доставления в суд, допускается продление срока заключения под стражу в отсутствие обвиняемого (ч. 13 ст. 109).

    Исключения из запрета заочного ареста не противоречат праву каждого задержан­ного незамедлительно предстать перед судом, так как после реального исполнения и применения заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) вправе подать жалобу и участвовать в ее рассмотрении в вышестоящем суде.1 При этом обвиняемый (подозреваемый) имеет право подать жалобу вне зависимости от фактического ис­полнения принятого решения о заключении под стражу.2 При рассмотрении ходатай­ства о заключении под стражу или продлении его срока в отсутствие обвиняемого в судебном заседании требуется обеспечить участие защитника, который вступает в дело вне зависимости от факта предъявления обвинения (п. 1 ч. 3 ст. 49).

    Итак, суд рассматривает ходатайство об избрании заключения под стражу в су­дебном заседании, которое осуществляется по общим правилам. При этом первым выступает прокурор или следователь (дознаватель), возбудивший ходатайство. За­тем заслушиваются другие явившиеся лица. Согласно принципу состязательности, сторона защиты должна иметь возможность заблаговременно познакомиться с хо­датайством и подтверждающими его материалами в разумные сроки.3 Закон не пре­дусматривает производства следственных действий в этом судебном заседании, од­нако в соответствии с требованием устности (ст. 240) должны быть оглашены материалы, подтверждающие ходатайство об избрании заключения под стражу. Сторона защиты вправе представить свои материалы, опровергающие необходи­мость заключения иод стражу.

    В результате рассмотрения ходатайства судья выносит одно из трех мотивиро­ванных постановлений: об избрании заключения под стражу, об отказе в удовле­творении ходатайства, о продлении срока задержания (п. 7 ст. 108 ).

    Продление срока задержания допускается неоднократно, но в целом не более чем на 72 часа (в дополнение к 48 часам основного срока задержания) при одно­временном соблюдении следующих условий:

    1) при признании судом задержания законным и обоснованным;

    1              Постановление Конституционного Суда РФ от 10.12.98 г. № 27-П «По делу о проверке

    конституционности части второй статьи 335 У голов! ю-процессуального кодекса РСФСР в

    связи с жалобой гражданина М. А. Баронина»//Российская газета. 1998. 24 декабря.

    2              Постановление Конституционного Суда от 03.05.95 г. № 4-П «По делу о проверке кон­

    ституционности статей 2201 и 2202 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с

    жалобой гражданина В. А. Аветяпа»//Российская газета. 1995. 12 мая.

    3              Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2000 г. № 285-0 «По жалобе граж­

    данина Р. П. Панфилова на нарушение его конституционных прав статьей 92 Уголовно-

    процессуального кодекса РСФСР*»//Российская газета. 2001. 6 марта.

    по ходатайству об этом одной из сторон, а не по инициативе суда;

    для представления органами уголовного преследования дополнительных до­

    казательств обоснованности избрания заключения под стражу или представления

    стороной защиты доказательств необоснованности избрания этой меры. На обви­

    няемого не возлагается бремя доказывания необоснованности мер принуждения.

    Поэтому задержание продлевается тогда, когда следователь докажет, что за 72

    часа он сможет получить конкретные доказательства, обосновывающие искомую

    им меру пресечения.

    В судебной практике применяется еще одно основание для продления срока задержания: необходимость обеспечения явки защитника, когда его участие в деле является обязательным.1

    При отказе в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу повторное возбуждение такого ходатайства в отношении того же лица и по тому же обвине­нию (подозрению) возможно только при возникновении новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения в первом судебном заседании (факты ненадлежащего поведения обвиняемого, подозреваемого и др.). Исключение со­ставляет случай, когда суд отказывает в удовлетворении ходатайства в связи с от­сутствием в судебном заседании подозреваемого или обвиняемого.

    Полномочия по рассмотрению в досудебном производстве ходатайств об избра­нии заключения под стражу не могут быть возложены на одного и того же судью на постоянной основе (ч. 13 ст. 108). Распределение данных полномочий произво­дится по правилам подсудности уголовных дел. Запрет специализации судей «по санкционированию ареста» призван обеспечить независимость и беспристра­стность суда — один из основополагающих принципов состязательности. Однако действующим законом ввиду недостаточного количества судей этот принцип ста­вится под удар. Тому судье, который дал разрешение на предварительное заклю­чение, не запрещено рассматривать это же самое дело по существу (ст. 63 ). Следу­ет полагать, что этому судье будет трудно вынести оправдательный приговор, если по его же решению невиновный несколько месяцев находился в следственном изо­ляторе. Во время вынесения решения о заключении под стражу неизбежно исследу­ются доказательства виновности (условие применения данной меры пресечения). Тем самым у судьи может складываться внутреннее убеждение в виновности лица, которое препятствует его объективности при рассмотрении дела по существу.

    Несколько иная процедура избрания заключения под стражу установлена для су­дебного производства. В судебных стадиях до обращения приговора к исполнению решение о заключении под стражу выносит суд, принявший дело к своему производ­ству (ст. 255). В стадии подготовки дела к разбирательству это решение не может быть принято вне судебного заседания (п. 6 ч. 2 ст. 231), поэтому суд назначает заседание по правилам ст. 108 или предварительное слушание (ст. 234). В судебном разбиратель­стве заключение под стражу избирается судом в совещательной комнате (ч. 2 ст. 256).

    Решение о мере пресечения суд принимает по ходатайству стороны. Закон разре­шает суду избрать меру пресечения в виде заключения под стражу и по собственной инициативе (ч. 10 ст. 108). Данная норма нуждается в ограничительном толковании в силу принципа состязательности. Состязательность предполагает, что суд действует в рамках требования (обвинения, иска, жалобы, ходатайства) стороны. Это содержа-

    1 См.: Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1.

    ние состязательности признано Конституционным Судом РФ.1 Поэтому представля­ется, что суд не должен избирать заключение под стражу при наличии против этого возражений со стороны обвинения (прокурора, потерпевшего, гражданского истца).

    Решение суда об избрании меры пресечения может быть обжаловано в касса­ционном и надзорном порядке (а если это решение вынесено мировым судьей по рассматриваемому им делу, — то в апелляционном порядке). При этом для об­жалования данного решения действуют специальные нормы (ч. 11 ст. 108), ко­торые имеют приоритет перед общими нормами глав 43 и 45 УПК. Кассацион­ная жалоба или представление подается в течение 3 суток со дня вынесения решения в судебную коллегию по уголовным делам вышестоящего суда через районный суд. Суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее 3 суток со дня их поступления. Обжалование реше­ния не приостанавливает его исполнения.. Решение суда кассационной инстан­ции может быть обжаловано в порядке надзора по правилам гл. 48 УПК.

    Итак, мера пресечения в виде заключения под стражу избрана. С момента вы­несения судом об этом постановления начинается применение меры пресечения (процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об из­брании меры пресечения до ее отмены или изменения, — п. 29 ст. 5).

    Постановление судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу провозглашается и направляется следователю (дознавателю), который возбудил ходатайство, прокурору, обвиняемому (подозреваемому). Его защитник и законный представитель вправе получить копию постановления но их просьбе (ч. 2 ст. 101). Копия решения суда должна быть направлена и начальнику места содержания иод стражей.

    Постановление суда подлежит немедленному исполнению, т. е. обвиняемого либо не освобождают из-под стражи, если он был ранее задержан, либо берут под стражу в зале суда одновременно с провозглашением постановления.

    0              месте содержания под стражей, а также об изменении места содержания под

    стражей ведущий процесс орган незамедлительно уведомляет: родственников об­

    виняемого (подозреваемого), командование воинской части (если обвиняемый

    или подозреваемый является военнослужащим), посольство или консульство того

    государства, гражданином которого является обвиняемый (подозреваемый), за­

    щитника обвиняемого (подозреваемого). С учетом требований ст. 96, срок уведом­

    ления не может превышать 12 часов.

    Если у заключенного под стражу имеются иждивенцы и остается без присмотра имущество, то следователь, дознаватель или прокурор обязаны принять меры по­печения о них, о чем уведомить обвиняемого или подозреваемого (ст. 160).

    Исполнение заключения под стражу как непроцессуальная деятельность регу­лируется Федеральным законом РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и изданными на его основе правила­ми внутреннего распорядка в местах содержания под стражей. К местам содержа­ния под стражей относятся следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции и ФСБ; изоляторы временного содержания ОВД

    1              См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 г. № 1-П

    «По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуаль­

    ного кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела,

    в связи с жалобой гражданки И. П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской

    Федсрации»//Российская газета. 2000. 2 февраля.

    и пограничных войск; учреждения, исполняющие наказание в виде лишения сво­боды; гауптвахты; помещения, определенные и приспособленные для этих целей капитанами судов, руководителями геологоразведочных партий и зимовок, глава­ми дипломатических представительств.

    Режим и условия содержания под стражей должны соответствовать статусу об­виняемого как невиновного. Содержание под стражей не может иметь характер кары, наказания, дополнительных лишений, в которых нет непосредственной необ­ходимости с точки зрения целей меры пресечения или поддержания безопасности и порядка в месте задержания. Оно не может использоваться для воздействия на об­виняемого с тем, чтобы он начал содействовать органам следствия, например, дал признательные показания. Условия содержания под стражей должны исключать угрозу жизни и здоровью обвиняемого, жестокие бесчеловечные или унижающие виды обращения с ним (Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задер­жанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.88 г. № 43/173; ч. 3 ст. 10 УПК РФ). Евро­пейский суд по правам человека признает обязанность государства возместить вред, причиненный излишне суровыми условиями содержания под стражей.

    Отмена или изменение заключения под стражу производятся по общим основа­ниям (подробнее об этом см. § 3 данной главы).

    4.   Сроки содержания под стражей в качестве меры пресечения

    Для физически-принудительных мер пресечения установлен специальный срок применения, в отличие от времени действия психолого-принудительных мер. Этот специальный срок максимально ограничивает лишение свободы человека, счита­ющегося невиновным. Уголовно-процессуальный закон прямо регламентирует лишь срок содержания под стражей, однако, как уже было отмечено ранее, в анало­гичном регулировании нуждается и срок содержания под домашним арестом.

    Общее правило определения срока предварительного заключения опирается на презумпцию невиновности. Мера пресечения не может быть более строгой, чем гро­зящее обвиняемому уголовное наказание. Наказание определяет суд, и только от него зависит, за какое преступление и в каком размере оно будет назначено. Следо­вательно, толкуя сомнения в пользу подсудимого, до вынесения судом приговора надо исходить из того, что теоретически ему может быть определено минимальное наказание из числа тех, что предусмотрены уголовным законом. Это значит, что ес­тественным временным пределом содержания под стражей как меры пресечения, которую назначает суд, должна быть нижняя граница санкций уголовного закона, предусматривающих лишение свободы.1 По российскому уголовному праву наи­меньший срок лишения свободы составляет два месяца (ч. 2 ст. 56 УК РФ).

    Срок содержания под стражей установлен отдельно для досудебного производ­ства (ст. 109 УПК) и для судебного производства (ст. 255).

    Сначала рассмотрим срок содержания под стражей в качестве меры пресечения в досудебном производстве, который необходимо отличать от сроков предвари­тельного следствия и дознания (ст. 162, 223).

    1 О моральном и социологическом обосновании максимальных сроков предваритель­ного ареста см.: Петрухип И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголов­ном процессе. М, 1989. С. 117; Смирнов А. В. Состязательный процесс. С. 94.

     

    Глава 8. Меры процессуального принуждения         275

    Первоначально срок содержания под стражей в стадии предварительного рас­следования составляет 2 месяца. Процессуальный закон (ст. 109) допускает четы­ре этапа продления этого срока.

    Первое продление производится до 6 месяцев (еще на 4 месяца) судьей район­ного или военного суда соответствующего уровня в порядке, предусмотренном для избрания данной меры пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК) при невозможности:

    а)             закончить предварительное следствие в 2-месячный срок. Невозможность

    закончить расследование должна быть обусловлена особенностями дела

    (большим количеством эпизодов, соучастников и др.), а не иными причина­

    ми (отпуск, болезнь следователя, его занятость другими делами);

    б)            избрания иной, более мягкой меры пресечения. Следователь должен дока­

    зать это обстоятельство, а не ссылаться на отсутствие оснований для избра­

    ния другой меры пресечения.

    Указанные условия должны соблюдаться и при последующих продлениях сро­ков содержания под стражей. Конституционный Суд РФ подчеркивает, что при каждом продлении сроков содержания под стражей необходимо устанавливать наличие общих условий, оснований и мотивов для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу,1

    Второй этап продления срока содержания под стражей — свыше 6 месяцев, но до 12 месяцев — допускается в порядке, предусмотренном для избрания данной меры пресечения (ч. 3 ст. 108) при соблюдении следующих дополнительных условий:

    а)             ходатайство следователя о продлении срока вносится лишь с согласия про­

    курора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военно­

    го прокурора (при этом заместитель прокурора не вправе давать такое согла­

    сие);

    б)            заключенному под стражу предъявлено обоснованное обвинение в умыш­

    ленном преступлении, за которое ему грозит реальное наказание более 5 лет

    лишения свободы;

    в)             уголовное дело представляет особую сложность: в силу необходимости про­

    изводства значительного количества следственных действий, выезда в дру­

    гую местность, направления запроса о правовой помощи иностранного госу­

    дарства, помещения обвиняемого в медицинский стационар для проведения

    экспертизы и др.

    Третий этап продления срока содержания под стражей — от 12 до 18 месяцев — допускается при наличии особых условий: а) исключительных обстоятельств; б) обвинения в совершении умышленного преступления, за которое грозит наказание более 10 лет лишения свободы; в) при согласии Генерального Проку­рора РФ или его заместителя; г) при принятии решения судьей суда уровня субъекта Российской Федерации. Решение о продлении срока принимается в по­рядке, предусмотренном для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108). Копия решения суда должна быть направлена начальнику места содержания под стражей.

    1 Определение Конституционного Суда РФ от 25.12. 98 г. № 167-0; Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.96 г. № 14-П.

    Четвертый этап предусматривает продление предельного1 срока содержания под стражей только для ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного следствия. Для принятия решения о продлении срока закон предусматривает особую процедуру (ч. 5-8 ст. 109), которая применяется при на­личии следующих условий:

    а)             не позднее 30 суток до окончания соответственно 12- или 18-месячного сро­

    ка содержания под стражей материалы оконченного следствия должны быть

    предъявлены содержащемуся под стражей обвиняемому и его защитнику для

    ознакомления в порядке ст. 217 УПК. Если это было сделано позднее, то

    дальнейшее продление срока содержания под стражей невозможно. По исте­

    чении этого срока обвиняемый освобождается. При этом его право на озна­

    комление с делом не ограничивается;

    б)            обвиняемому и его защитнику недостаточно предоставленного времени (30 су­

    ток) для ознакомления с делом. Не может служить основанием для продления

    срока: занятость, болезнь или отпуск следователя (в силу которых он сам огра­

    ничил возможность для ознакомления с делом, например, одним часом в день).

    В то же время закон допускает продление срока содержания под стражей в силу

    необходимости ознакомления с делом других обвиняемых (ч. 7 ст. 109);

    в)             имеются основания, условия и мотивы для продолжения применения меры

    пресечения в виде заключения под стражу, при невозможности избрания

    другой меры пресечения (ч. 1, 2 ст. 108, ч. 2, 3 ст. 109, ст. 97, 99).2

    Не позднее 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей следователь, с согласия прокурора уровня субъекта Российской Федерации, воз­буждает ходатайство о продлении срока перед судом уровня субъекта Российской Федерации, который в течение 5 суток либо освобождает обвиняемого, либо прод­левает срок содержания под стражей до окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с делом. При этом в срок содержания под стражей включается вре­мя нахождения дела у прокурора для утверждения обвинительного заключения (5 суток-ст. 221 УПК).

    Законом не установлен конкретный максимальный срок, свыше которого содер­жание под стражей недопустимо. Это «компенсирует» возможность обвиняемого длительно знакомиться с материалами дела (ст. 217 УПК). В то же время данная норма нуждается в ограничительном толковании, и «бесконечно*- срок содержания под стражей продлеваться не может. Это вытекает из права «быть судимым без нео­правданной задержки» (п. 3 ст. 14 Пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 Римской конвенции, принцип 38 Свода принципов защиты всех лиц, подверга­ющихся задержанию или заключению, утвержденного Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9.12.88 г., п. 6.2. Токийских правил). Не ограниченное по сроку содержание под стражей не должно приобретать характер санкции за использова­ние обвиняемым своих процессуальных прав и понуждать тем самым к отказу от

    'Предельным может быть 6-ти, 12-ти или 18-ти месячный срок содержания иод стра­жей. Однако 6-ти и 12-ти месячные сроки являются предельными, если отсутствуют за­конные условия для их «обычного» продления.

    2 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25.12.98 г. № 167-O; постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.96 г. № 14-П.

    них, подчеркивает Конституционный Суд РФ.' В связи с этим срок содержания об­виняемого во время ознакомления его с материалами оконченного следствия дол­жен быть ограничен вышеперечисленными условиями (прежде всего инициативой самого обвиняемого продолжать знакомиться с делом; сохранением общих условий, оснований и мотивов для применения заключения иод стражу).

    Отдельно решается вопрос о продлении предельного срока содержания под стражей, если он истек во время пребывания лица на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче Российской Федерации. При необходимости производства в отношении такого лица предва­рительного расследования суд вправе продлить срок содержания его под стражей, но не более чем на 6 месяцев (ч. 11 ст. 109).

    В стадии предварительного расследования срок содержания под стражей ис­числяется с момента фактического лишения свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого) до направления прокурором дела в суд.

    Теперь обратимся к рассмотрению срока содержания под стражей в судебном про­изводстве. Этот срок регламентируется отдельно и составляет б месяцев с момента поступления дела в суд или с момента избрания судом данной меры пресечения (ст. 255). По общему правилу срок содержания под стражей подсудимого исчисляет­ся до момента его освобождения или до вынесения приговора. Тем самым закон оставляет без ограничений время содержания под стражей подсудимого во время рас­смотрения дела в порядке апелляции или кассации, т. е. после вынесения приговора, но до дня его обращения к исполнению с наказанием в виде лишения свободы или ареста.

    По истечении шестимесячного срока содержания под стражей подсудимого суд вправе неоднократно продлевать этот срок, каждый раз не более чем на 3 месяца, при соблюдении нескольких условий:

    а)             по делам о тяжких или особо тяжких преступлениях, т. е. таких умышленных

    преступлениях, наказание за которые превышает соответственно 5 и 10 лет

    лишения свободы (ст. 15 УК РФ);

    б)            при сохранении общих оснований, условий и мотивов для применения за­

    ключения под стражу (ст. 97, 99);

    в)             при объективной длительности судебного разбирательства в силу сложности

    рассматриваемого дела. Будет явно несправедливым содержание под стра­

    жей, если суд необоснованно откладывает рассмотрение дела па продолжи­

    тельное время. «Каждое арестованное... лицо... имеет право на судебное раз­

    бирательство в течение разумного срока или на освобождение», — гласит

    часть 3 ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах и ст. 5 Европейской

    конвенции о защите прав человека и основных свобод;

    г)             при отсутствии возражений со стороны обвинения. Суд не должен проявлять

    первоочередной инициативы при избрании в отношении подсудимого мер пре­

    сечения и продлении срока содержания под стражей, поскольку это не согласу­

    ется с его ролью как органа правосудия, а не уголовного преследования (ст. 15).

    1 Определение Конституционного Суда РФ от 25.12.98 г. № 167-0 «По делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 Уголовно-процессуаль­ного кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан П. В. Янчева, В. А. Жеребенкова и М. И. Сапроиова»//Российская газета. 1999. 12 января.

     

    278          Раздел IV. Уголовно-процессуальное принуждение

    Решение о продлении срока содержания под стражей подсудимого может быть вынесено только в судебном заседании в условиях совещательной комнаты (ч. 2 ст. 256).

    Как в досудебном, так и в судебном производстве решение суда о продлении срока содержания под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке. Обжалование не приостанавливает исполнение меры пресечения. По смыслу про­цессуального закона, существуют единые правила обжалования и решения об из­брании меры пресечения в виде заключения под стражу и решения о продлении срока применения данной меры пресечения (ч. 11 ст. 108). Жалоба подается в те­чение 3 суток с момента вынесения решения и рассматривается кассационным судом не позднее 3 суток с момента ее поступления.

    Истечение срока содержания под стражей является основанием для освобож­дения подозреваемого, обвиняемого или подсудимого. Об отмене меры пресече­ния в виде заключения под стражу должно быть вынесено постановление (опре­деление) суда, прокурора, следователя или дознавателя (ч. 2 ст. ПО). Однако даже и без вынесения такого решения обвиняемый подлежит освобождению в связи с истечением срока применения данной меры пресечения. Механизм осво­бождения предусмотрен ч. 3 ст. 94 УПК и ч. 2, 3 ст. 50 Федерального закона РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступ­лений» и состоит в следующем. Не позднее чем за 24 часа до истечения срока со­держания под стражей начальник места содержания под стражей обязан уведо­мить об этом ведущий процесс орган, а также прокурора, которым предписано освободить всякого содержащегося под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10 УПК). Если по истечении срока содержания под стражей решение об осво­бождении или о продлении срока (сообщение об этом решении) не поступило, то начальник места содержания под стражей освобождает обвиняемого своим поста­новлением. Об освобождении обвиняемого начальник места содержания под стра­жей уведомляет орган, ведущий данное дело, В отношении освобожденного обвиня­емого может быть избрана другая мера пресечения при наличии соответствующих оснований, условий и мотивов.

    В срок содержания под стражей обвиняемого (подсудимого) засчитывается ка­лендарное время, в течение которого по всем соединенным в одно производство делам он находился: под домашним арестом (ст. 107); в медицинском или психи­атрическом стационаре (ст. 203, 435); под стражей на территории иностранного государства по запросу Российской Федерации о его выдаче (ст. 460). Кроме того, срок содержания под стражей в стадии предварительного расследования включа­ет все время, в течение которого подозреваемый пребывал в качестве задержанно­го в порядке ст. 91, 92.

    При повторном заключении под стражу обвиняемого (подозреваемого или под­судимого) срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, прове­денного им под стражей ранее по этому же делу, по соединенному и выделенному делу. Это правило применяется вне зависимости от того, было ли ранее дело пре­кращено, приостановлено, возвращено прокурором в порядке ст. 221 или судом в порядке ст. 237 УПК.

    При возвращении уголовного дела следователю прокурором для дополнитель­ного расследования (п. 3 ч. 1 ст. 221) или прокурору судом (ст. 237) срок содержа-

    ния обвиняемого под стражей устанавливается на общих основаниях. Так же ре­шается вопрос и при возвращении уголовного дела из кассационной инстанции в суд первой или апелляционной инстанций. Поэтому, если срок не был продлен, то он продлевается в соответствии со ст. 109 или ст. 255. При истечении предельного срока содержания под стражей или при отсутствии решения суда о продлении срока по иным причинам обвиняемый освобождается в связи с истечением срока содержания под стражей, а заключение под стражу как мера пресечения отменя­ется или изменяется.

    § 6.   Иные меры процессуального принуждения

    Кроме задержания подозреваемого и мер пресечения, уголовно-процессуаль­ный закон выделяет группу иных (т. е. остальных) мер процессуального принуж­дения. Среди них в главе 14 УПК указаны обязательство о явке, привод, времен­ное отстранение от должности, наложение ареста на имущество, денежное взыскание, обращение залога в доход государства. В действительности, это не исчерпывающий перечень иных мер принуждения. К ним также относятся: поме­щение обвиняемого (подозреваемого) в медицинский или психиатрический ста­ционар для производства судебной экспертизы (ст. 203,435); меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании (ст. 258). С применением принуждения связано производство большинства следственных действий (обыск, выемка, осви­детельствование). Явной принудительностью обладает ограничение процессуаль­ных прав в виде лишения обвиняемого возможности ознакомиться с материалами оконченного следствия при неявке без уважительных причин (ч. 5 ст. 215), затя­гивании ознакомления с делом (ч. 3 ст. 217) и ограничение времени ознакомления с протоколом судебного заседания (ч. 7 ст. 259). Под признаки мер принуждения подпадает и принудительное осуществление процессуальных прав, например обязательное участие защитника даже тогда, когда обвиняемый от него отказал­ся (ч. 2 ст. 52).

    Уголовно-процессуальный закон делит иные меры принуждения на две группы: а) применяемые к обвиняемому и подозреваемому (ч. 1 ст. 111); б) применяемые к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, экспер­ту, специалисту, переводчику, понятому и некоторым другим участникам процесса, например личному поручителю (ч. 2 ст. 111). Для наложения ареста на имущество (ст. 115-116) это деление носит условный характер. Может быть арестовано иму­щество не только обвиняемого и подозреваемого, но и гражданского ответчика.

    1.   Обязательство о явке

    Обязательство о явке предусмотрено ст. 112 и представляет собой превентивно-обеспечительную меру процессуального принуждения, сущность которой состоит в письменном разъяснении обязанности являться по вызову и сообщать о перемене места жительства. Эта мера является психолого-принудительной, поэтому она основана на обязательстве самого участника процесса, которое дается добровольно (п. 3.4 Токийских правил, принятых Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.90 г. № 45/110). Обязательство о явке следует отличать от подписки о невыез­де и надлежащем поведении (ст. 102).

    Обязательство о явке отбирается только у тех участников процесса, на которых законом возложена обязанность являться по вызову и которые могут быть подвергнуты приводу. Тем самым обеспечивается участие в деле тех лиц, чье лич­ное присутствие в процессе незаменимо как источников показаний: подозревае­мого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. Письменное разъяснение обязан­ности явиться по вызову может быть сделано и другим участникам процесса (гражданскому ответчику, представителю гражданского истца, защитнику, спе­циалисту, эксперту, понятому и др.). При этом они не дают обязательства сооб­щать о перемене места жительства, но им разъясняются особые последствия неяв­ки. Например, при неявке без уважительных причин представителя гражданского истца иск может быть оставлен без рассмотрения (ч. 3 ст. 250), при неявке защит­ника он может быть заменен (ч. 3 ст. 50).

    Обязательство о явке — наименее принудительная мера по сравнению со всеми остальными. Это позволяет применять ее до возбуждения уголовного дела, а так­же после приостановления дела (разъяснение обязанности явиться по вызову, ко­торый будет сделан уже по возбужденному делу).

    Основанием применения обязательства о явке является предположение о том, что подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или свидетель могут не явиться по вызову. Это предположение не требует наличия уголовно-процессуальных до­казательств. В отношении подозреваемого и обвиняемого обязательство о явке от­бирается тогда, когда нет оснований для избрания меры пресечения (ст. 97).

    Процессуальный порядок применения обязательства о явке включает в себя: принятие решения об этом (без вынесения отдельного постановления), получе­ние письменного обязательства, разъяснение последствий его нарушения. Должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, составляет письменный документ — обязательство о явке, в котором участник процесса дает обещание: своевременно являться по вызову, заблаговременно уведомлять об уважительных причинах неявки, незамедлительно уведомлять о перемене места жительства или регистрации. При отказе дать обязательство о явке целесооб­разно составить протокол, фиксирующий факты разъяснения обязанностей уча­стнику процесса и его отказ дать обязательство. Такой протокол будет одним из доказательств оснований применения последующих мер процессуального при­нуждения. В тексте обязательства делается отметка о разъяснении последствий неявки по вызову. Для подозреваемого и обвиняемого — это привод, избрание меры пресечения. Для потерпевшего и свидетеля — это привод, денежное взыс­кание. Нарушение процессуальных обязанностей может повлечь не только уго­ловно-процессуальную ответственность, но и административную (например, по ст. 17.7 Ко АП РФ).

    2.   Привод

    Привод — это восстановительная мера уголовно-процессуального принужде­ния, состоящая в принудительном доставлении в органы расследования или суд для участия в процессуальных действиях лиц — источников показаний, не явив­шихся по неуважительной причине. Привод предусмотрен ст. 113.

    Данную меру уголовно-процессуального принуждения следует отличать от сходных мер, обеспечивающих производство по административному делу: достав-

     

    Глава 8. Меры процессуального принуждения         281_

    ления (ст. 27.2 КоАП РФ) и привода (ст. 27.15 КоАП РФ); меры ответственности в исполнительном производстве в виде привода (ст. 87 ФЗ от 21.07.97 г. «Об ис­полнительном производстве»).

    Приводу подвергаются только те участники процесса, чье личное присутствие в процессе незаменимо как источников показаний, и для которых это прямо пре­дусмотрено законом. Приводу подвергаются подозреваемый обвиняемый, по­терпевший и свидетель. Если для дачи показаний вызываются понятые, то они приобретают статус свидетеля (ч. 1 ст. 56 УПК) и могут быть подвергнуты при­воду уже в этом качестве.

    Основанием привода является состав уголовно-процессуального правонаруше­ния. Должны быть доказаны как минимум три обстоятельства:

    а)             участник процесса не явился в назначенный срок, что подтверждается про­

    токолом процессуального действия, справкой. Для привода достаточно од­

    ного случая неявки, однако на практике иногда применяют привод только

    после двукратного вызова;

    б)            участник процесса был уведомлен о вызове: имеется корешок повестки с его

    подписью, расписка в протоколе судебного заседания, уведомление почтово­

    го учреждения об отказе получить повестку, рапорт или протокол допроса

    нарочного (лица, доставлявшего повестку);

    в)             данный участник процесса не уведомил о наличии уважительных причин

    своей неявки. Уважительными причинами неявки являются: несвоевремен­

    ное получение повестки, болезнь, стихийное бедствие, длительный непред­

    виденный перерыв в движении транспорта, болезнь члена семьи или нали­

    чие малолетних детей при невозможности поручить кому-либо уход за ними

    и др. О наличии причин, препятствующих явке, вызываемое лицо обязано

    заблаговременно уведомить тот орган, которым оно вызывалось (ч. 3 ст. 113).

    Поэтому отсутствие уважительных причин неявки предполагается, если есть

    доказательства того, что лицо знало о вызове.

    Действующий УПК не предусматривает привода без предварительного вызова (уведомления).

    0              приводе следователь, дознаватель, прокурор или судья выносит мотивиро­

    ванное постановление, а суд — определение. Копия этого решения остается в деле,

    а подлинник направляется для исполнения: в стадии предварительного расследова­

    ния — соответствующему органу дознания, указанному в ч. 1 ст. 40, в судебном про­

    изводстве — судебному приставу по обеспечению установленного порядка дея­

    тельности судов (ч. 7 ст. 113).

    Исполнение привода регулируется ведомственными нормативными актами.1 Привод исполняется, как правило, по месту фактического проживания лиц, укло­няющихся от явки. После установления личности лица, подлежащего приводу,

    1              См.: Инструкцию «О порядке осуществления привода», утвержденную Приказом

    МВД РФ от 21 июня 2003 г. № 438 (Российская газета. 2003. 11 июля); Инструкцию «О

    порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или

    председательствующего в судебном заседании», утвержденную приказом Минюста РФ от

    3 августа 1999 г. №226.

    ему объявляется постановление о приводе, что удостоверяется его подписью в постановлении. Об обстоятельствах, препятствующих исполнению привода, а также о фактах неповиновения сообщается органу, вынесшему решение о приво­де. Применение физической силы или специальных средств допускается только для пресечения правонарушения (неповиновения, сопротивления законным тре­бованиям сотрудника милиции или судебного пристава).

    Существующие ограничения по исполнению привода состоят в запрете его про­изводства в ночное время, т. е. в период с 22 до 6 часов по местному времени (п. 21 ст. 5), или связаны с особым физическим состоянием участника процесса. Не под­лежат приводу несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания. Наличие и тяжесть болезни должны быть установлены путем дока­зывания (получение справки врача). Несовершеннолетние до 14 лет и беремен­ные женщины не могут доставляться принудительно. При их согласии явится в органы расследования или суд они могут сопровождаться непосредственным ис­полнителем привода. При этом им должны быть разъяснены последствия неявки и невыполнения требований сотрудника милиции и судебного пристава.

    Решение о приводе и действия по его исполнению могут быть обжалованы за­интересованными лицами прокурору или в суд (гл. 16 УПК).

    3.   Временное отстранение от должности

    Отстранение от должности (ст. 114 УПК) — это превентивно-обеспечительная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит во временном недопущении подозреваемого или обвиняемого к выполнению своих трудовых обязанностей в целях предупреждения его попыток воспрепятствовать производ­ству по делу или исполнению приговора.

    Анализ процессуального закона позволяет выделить три специальных условия временного отстранения от должности:

    а)             наличие у лица процессуального статуса подозреваемого или обвиняемого;

    б)            наличие у подозреваемого или обвиняемого статуса должностного лица.

    Формально, понятие должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК РФ.

    Однако это понятие относится к субъектам должностных преступлений и не

    полностью раскрывает термин «должностное лицо», используемый в процес­

    суальном законе (ст. 114 УПК). Отстранение обвиняемого от должности пре­

    следует не только цель предотвращения его попыток воспрепятствовать вы­

    яснению истины, но и обеспечить исполнение приговора (ч. 1 ст. 111 УПК).

    Данная мера может обеспечивать исполнение будущего наказания в виде

    лишения права занимать определенные должности или заниматься опреде­

    ленной деятельностью (ст. 47 УК РФ). Поэтому обвиняемый должен быть

    отстранен не только от государственной должности, но и от работы по спе­

    циальности, если преступление, вменяемое ему в вину, связано с этой рабо­

    той (особенно если санкция соответствующей статьи Особенной части УК

    РФ предусматривает наказание в виде лишения права заниматься определен­

    ной деятельностью). Например, может "быть отстранен бухгалтер, обвиняемый

    в подделке финансовых документов; водитель, обвиняемый в преступном на­рушении правил дорожного движения;

    в) в отношении обвиняемого не применены меры пресечения в виде заключе­ния под стражу или домашнего ареста. Содержание обвиняемого в условиях жесткой изоляции обычно само по себе исключает выполнение им своих тру­довых обязанностей.

    Основанием временного отстранения подозреваемого или обвиняемого от должности является обоснованное предположение, что при исполнении им своих должностных обязанностей он может совершить новое общественно-опасное дея­ние, воспрепятствовать выяснению истины по делу, также необходимость испол­нения возможного наказания в виде лишения права заниматься определенным видом деятельности. Это предположение должно вытекать из конкретных фак­тов, установленных путем доказывания.

    В досудебных стадиях для временного отстранения подозреваемого или обви­няемого от должности (кроме высших должностных лиц РФ) следователь с со­гласия прокурора выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства. Данная мера принуждения ограничивает конституционное право на распоряжение способностями к труду и выбор про­фессиональной деятельности (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ), поэтому применяет­ся только по судебному решению (п. 10 ч. 2 ст. 29 УПК). Ходатайство рассматри­вается районным (или военным того же уровня) судьей (ч. 9 ст. 31) по месту производства предварительного следствия. В течение 48 часов судья выносит по­становление о временном отстранении от должности или об отказе в этом. Поста­новление об отстранении от должности направляется администрации по месту работы подозреваемого или обвиняемого, которая обязана его исполнить.

    Процессуальный закон прямо не предусматривает временное отстранение от должности в судебных стадиях. Однако такая возможность существует исходя из смысла данной меры принуждения и содержания ч. 2 ст. 29. Суд по делу, находяще­муся в его производстве, должен иметь право по указанным в ст. 114 основаниям отстранить обвиняемого от должности как по инициативе стороны обвинения, так и по собственной инициативе (при отсутствии возражений со стороны обвинителя).

    В постановлении о временном отстранении от должности указывается реше­ние судьи о назначении обвиняемому государственного пособия в размере 5 МРОТ. При этом следует учитывать трудовое законодательство. Так, если от­страненный обвиняемый является государственным служащим, то в соответ­ствии с ч. 2 ст. 14 Закона РФ от 31.07.95 г. «Об основах государственной службы РФ» в течение месяца за ним может быть сохранено денежное содержание. Де­нежное содержание сохраняется за отстраненным от должности прокурором и следователем прокуратуры (ч. 1 ст. 42 Закона РФ от 17.01.92 г. «О прокуратуре Российской Федерации»).

    Временное отстранение от должности отменяется по постановлению следова­теля, дознавателя, прокурора, судьи ил-и по определению суда, когда отпадают основания для его применения. Во всяком случае отстранение от должности от­меняется при отпадении:а)        общих условий для применения мер процессуального принуждения: при пре­

    кращении уголовного дела (ст. 213, 239); постановлении оправдательного

    приговора или приговора, не связанного с назначением наказания (ст. 306,

    311); обращении обвинительного приговора к исполнению (ч. 4 ст. 390,

    ст. 393); приостановлении уголовного дела;

    б)            специальных условий для применения этой меры принуждения: прекраще­

    нии уголовного преследования в отношении этого подозреваемого или обви­

    няемого, прекращении его трудовых отношений (ст. 77 Трудового кодекса

    РФ); заключении обвиняемого под стражу или под домашний арест.

    Для отстранения от должности руководителя высшего исполнительного орга­на государственной власти субъекта Российской Федерации (губернатора края, председателя правительства республики) существует специальная процедура (ч. 5 ст. 114 УПК). При условии обвинения столь высокопоставленного руково­дителя в совершении умышленного преступления, за которое предусмотрено на­казание свыше 5 лет лишения свободы, Генеральный прокурор Российской Фе­дерации направляет Президенту Российской Федерации мотивированное представление о временном отстранении от должности указанного лица. Прези­дент в течение 48 часов с момента поступления представления принимает реше­ние об отстранении от должности или об отказе в этом.

    Для ряда категорий должностных лиц, обладающих служебным иммунитетом, установлен особый порядок возбуждения уголовного дела и привлечения в каче­стве обвиняемых (ст. 447-448 УПК). При соблюдении этого порядка временное отстранение их от должности производится на общих основаниях.

    Решение об отстранении от должности может быть обжаловано в апелляцион­

    ном или кассационном порядке как самим обвиняемым, так и администрацией по

    месту его работы.1            !

    Кроме специальной меры принуждения в виде временного отстранения от должности на практике иногда используется другая процедура. Если по делу бу­дет установлено, что трудовая деятельность обвиняемого (подозреваемого или его руководителя) послужила условием совершения преступления, то следователь вправе направить представление соответствующей администрации (ч. 2 ст. 158 УПК), а суд — частное определение (ч. 4 ст. 29 УПК) об устранении данного усло­вия. При этом администрация, рассматривая представление и частное определе­ние, имеет право (но не обязана) отстранить от работы или уволить обвиняемого в соответствии с законодательством о труде.

    4.   Наложение ареста на имущество

    Наложение ареста на имущество (ст. 115-116 УПК) — это превентивно-обес­печительная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит в действиях по предупреждению сокрытия или отчуждения имущества с целью

    1 Постановление Конституционного Суда РФ от 23.03.99 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголов­но-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В. К. Борисова, Б. А. Кехмана, В. И. Монастыреикого, Д. И. Фуфлыгина и ООО "Моноком"»//Собрание законодательства РФ. 1999. 5 апреля. № 14.

    обеспечить исполнение приговора в части имущественных взысканий. К после­дним относятся: а) удовлетворение гражданского иска, заявленного в уголовном деле (ст. 44,309 УПК); б) конфискация имущества, полученного в результате пре­ступных действий или нажитого преступным путем; в) взыскание процессуаль­ных издержек с осужденного (ч. 1 ст. 132 УПК).

    Наложение ареста на имущество допускается только при наличии одного или нескольких специальных условий:

    а)             установлено причинение имущественного или морального вреда преступле­

    нием и заявлен гражданский иск;

    б)            имеются доказательства о том, что имущество получено в результате пре­

    ступных действий или нажитого преступным путем;

    в)             по делу имеются судебные издержки, которые реально могут быть возложе­

    ны на обвиняемого (ст. 131-132).

    Основанием наложения ареста на имущество является обоснованное предполо­жение, что непринятие этой меры может затруднить или сделать невозможным исполнение приговора в части имущественных взысканий. На практике указан­ное основание часто презюмируется — выводится только из того обстоятельства, что возможно наложение имущественного взыскания по приговору суда.

    Арест накладывается на имущество, находящееся у подозреваемого, обвиня­емого или у лиц, несущих по закону материальную ответственность за их дей­ствия. Этими лицами могут быть: работодатель обвиняемого или подозреваемого (ст. 1068 ГК РФ), финансовые органы соответствующей казны, ответственные за действия должностных лиц (ст. 1069-1071 ГК РФ), законные представители не полностью дееспособных (ст. 1074, 1077 ГК РФ), владелец источника повышен­ной опасности (ст. 1079 ГК РФ) и др. По гражданскому иску эти лица признаются гражданскими ответчиками (ст. 54 УПК). По гражданскому иску соучастники преступления несут солидарную ответственность, поэтому в обеспечение иска их имущество может быть арестовано в любых пропорциях, но общая его стоимость не должна превышать грозящего имущественного взыскания.

    Закон (ч. 3 ст. 115 УПК) предусматривает возможность ареста имущества, на­ходящегося у других лиц, если оно получено в результате преступных действий обвиняемого (подозреваемого).

    Имущество, которое получено в результате преступления, либо нажито пре­ступным путем, обладает признаками вещественного доказательства (п. 4 ч. 3 ст. 81). Оно изымается с помощью обыска, выемки, осмотра, а затем арестовывается (п. 3' ч. 2 ст. 82 ). Если уже изъятые вещественные доказательства, предмет залога, задержанные в порядке ст. 185 УПК почтово-телеграфные отправления (посыл­ки, денежные переводы) принадлежат гражданскому ответчику, то на них мо­жет быть наложен арест по общим правилам.

    Арест не налагается на имущество, на которое в соответствии с ГП К РФ (ст. 446) не может быть обращено взыскание.

    Наложение ареста на имущество производится только в судебном порядке (п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК), так как «никто не может быть лишен своего имущества ина­че как по решению суда» (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ).

    В стадии предварительного расследования прокурор, а также дознаватель или следователь, с согласия прокурора, в порядке, предусмотренном для получения су­дебного разрешения на производство следственного действия (ст. 165), выносят мо­тивированное постановление о возбуждении ходатайства о наложении ареста на имущество. Ходатайство рассматривается не позднее 24 часов с момента поступле­ния единолично судьей уровня районного суда по месту производства предваритель­ного расследования или нахождения имущества. По результатам разбирательства судья выносит соответствующее постановление. В нем он должен указать на кон­кретные фактические обстоятельства, послужившие основанием для наложения ареста на имущество. Постановление судьи исполняется органом, осуществляющим предварительное расследование.

    В судебных стадиях судья, принявший дело к производству, выносит постанов­ление о наложении ареста на имущество по ходатайству стороны обвинения (п. 5 ст. 228; ст. 230). Представляется, что при наличии указанных выше оснований и условий судья должен иметь право наложить арест на имущество и по своей ини­циативе, при отсутствии возражений со стороны обвинения. Постановление о на­ложении ареста на имущество, вынесенное в судебном производстве, исполняется судебным приставом-исполнителем.

    Копия постановления вручается гражданскому истцу по его просьбе об этом (п. 13 ч. 4 ст. 44 УПК). Для обжалования данного постановления с ним должен быть ознакомлен и гражданский ответчик.

    Закон не запрещает налагать арест на имущество, указывая в постановлении лишь его принадлежность и стоимость. Тогда уже после вынесения судом поста­новления следователь (дознаватель) или судебный пристав-исполнитель должны установить и разыскать конкретное имущество, подлежащее аресту.

    Подлежащее аресту имущество устанавливается и разыскивается путем произ­водства следственных действий (обыска, выемки, осмотра, допроса), направления запросов, а также по соответствующему поручению — путем оперативно-розыск­ных мероприятий.

    Порядок исполнения постановления о наложении ареста на имущества анало­гичен порядку производства обыска. При исполнении наложения ареста на иму­щество должны соблюдаться общие правила производства следственных дей­ствий (ст. 164),

    Исполнение наложения ареста на имущество производится в присутствии не менее двух понятых. Кроме того, в нем могут участвовать:

    а)             специалист (например, товаровед — для оценки стоимости имущества; кри­

    миналист — для обнаружения тайных хранилищ; слесарь — для вскрытия за­

    пертых дверей);

    б)            заинтересованные лица. Представляется, что должно обеспечиваться право

    представителей владельцев арестовываемого имущества (и объекта, в кото­

    ром производится опись) на присутствие при принудительных поисковых

    действиях, фиксации признаков и изъятии имущества.

    Имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано на хра­нение определенным лицам по усмотрению лица, производившего арест. Денежные средства в рублях и иностранной валюте, драгоценные металлы и драгоценные кам-

    ни, ювелирные и другие изделия из золота, серебра, платины и металлов платиновой группы, драгоценных камней и жемчуга, а также лом и отдельные части таких изде­лий, обнаруженные при описи имущества, на которое наложен арест, подлежат обя­зательному Изъятию. Передача их на хранение осуществляется в соответствии с нор­мами финансового права. Вещи и иное имущество, подвергающиеся быстрой порче, изымаются и передаются для реализации немедленно. Лицам, которым арестован­ное имущество передается на хранение, разъясняются их права и обязанности (на­пример, запрет пользования), а также ответственность за сохранность имущества, в том числе уголовная (ст. 312 УК РФ). О разъяснении делается запись в протоколе.

    При исполнении ареста подлежат изъятию (копированию) правоустанавлива­ющие документы (если они имеются): технические паспорта на номерные вещи, гарантийные талоны на бытовую технику, товарные и кассовые чеки и др. Этим исключается неправомерный арест чужого имущества, а также опровергаются возможные ложные заявления (в том числе исковые) о том, что арестованное иму­щество принадлежит другим лицам.

    После исполнения наложения ареста на имущество составляется протокол по правилам, предусмотренным ст. 166,167. В протоколе отражаются индивидуаль­но-определенные признаки арестовываемого имущества, его стоимость либо факт отсутствия имущества, подлежащего аресту. Копия протокола вручается лицам, у которых производился арест имущества, а также лицу, которому имущество пере­дано на ответственное хранение.

    Наложение ареста отменяется на основании постановления ведущего процесс следователя, дознавателя, прокурора, судьи и определения суда, когда отпадают основания для применения ареста.

    Решение и действия по наложению ареста на имущество могут быть обжалованы заинтересованными участниками процесса в порядке, предусмотренном главой 16 УПК. Третьи лица вправе подать иск об исключении имущества из описи (освобож­дения от ареста) в порядке гражданского судопроизводства.1 Удовлетворение иска влечет отмену ареста конкретного имущества, а решение гражданского суда о при­надлежности имущества имеет преюдициальную силу для уголовного суда. Иск об освобождении имущества от ареста может быть подан в течение срока исковой дав­ности (3 года) после исполнения имущественного взыскания.2

    Существенными особенностями обладает исполнение решения о наложении ареста на имущество трех отдельных видов.

    1. Арест денежных средств и иных ценностей, находящихся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях. Постановление о на­ложении ареста на ценности направляется кредитной организации, которая обя­зана незамедлительно по получении постановления его исполнить — прекратить

    1              См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23,03.99 г. № 5-П; Определение

    Судебной  коллегии   по  гражданским  делам   Верховного  Суда  РФ  от  26.11.93  г.

    № 040.020.000//Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. № 4.1994.

    2              См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.85 г. № 5 «О практике

    рассмотрения судами Российской Федерации дел об освобождении имущества от ареста

    (исключении из описи)», в редакции от 21.01.93 г. с изменениями на 25.10.96 г.//Бюлле-

    тень Верховного Суда РФ. 1997. № 1.

    расходные операции по данному счету полностью или частично в пределах средств, на которые наложен арест (ст. 27 Закона РФ от 02.12.90 №395-1 «О бан­ках и банковской деятельности»). При этом арест налагается не на сам банков­ский счет, а на имеющиеся на нем средства в установленных в постановлении суда пределах. Поэтому наложение ареста не влечет приостановления приходных и расходных операций по данному счету в отношении средств, на которые не нало­жен арест. Считается, что арест не может быть наложен и на суммы, которые в будущем поступят на счет (Письмо Банка России от 17.10.98 г. № 293-Т).1 Если на счете не хватило средств для исполнения ареста, то руководители этих органи­заций обязаны предоставить информацию о поступлении и наличии средств по запросу суда, прокурора, а также следователя или дознавателя с согласия проку­рора. На практике целесообразно направлять требование о предоставлении такой информации, если средства поступят на счет, вклад или хранение. Должностным лицам кредитной организации можно поручать хранение арестованных ценнос­тей с предупреждением их об ответственности по ст. 312 УК РФ.

    Ценности из индивидуальных банковских хранилищ, арендованных граждан­ским ответчиком, могут быть изъяты и в обычном порядке.

    Арест недвижимого имущества. Заверенная копия постановления суда о нало­

    жении ареста на недвижимое имущество направляется для исполнения в учреждение

    юстиции по государственной регистрации прав на недвижимость в трехдневный срок

    (ст. 28 Закона РФ от 21.07.97 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на

    недвижимое имущество и сделок с ним»).2 Получив копию, учреждение юстиции про­

    изводит государственную регистрацию ограничения права правообладателя недви­

    жимости, о чем уведомляет его в письменной форме не позднее пяти рабочих дней со

    дня регистрации. Сведения об аресте недвижимости вносятся в Единый государ­

    ственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

    Арест ценных бумаг (ст. 116 УПК). Ценные бумаги — это документы, удосто­

    веряющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов иму­

    щественные права, осуществление или передача которых возможны только при

    их предъявлении (ч. 1 ст. 142 ГК РФ). В соответствие с гражданским законода­

    тельством к ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация,

    вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегатель­

    ная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бу­

    маги, части двойного складского свидетельства, простое складское свидетельство

    и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном

    ими порядке отнесены к числу ценных бумаг (ст. 143, 912 ГК РФ).

    Ценная бумага может существовать в документарной или бездокументарной форме. Документарная ценная бумага имеет вид сертификата — <<бумажного до­кумента» (сертификаты акций, депозитные, сберегательные). Арест сертификата налагается по месту его нахождения. Бездокументарные ценные бумаги фиксиру­ются в специальном реестре, в том числе в виде электронной базы данных (ст. 149 ГК). Они арестовываются по месту учета прав владельца этих бумаг. Это может быть место нахождения: акционерного общества (или другого эмитента), профес­сиональных участников рынка ценных бумаг (регистраторов и депозитариев) или номинального держателя ценных бумаг (например, брокера).

    1              Бухгалтерский бюллетень. 1998. № 11.

    2              Российская газета. 1997. 30 июля.

     

    Глава 8. Меры процессуального принуждения         289

    Наложение ареста на ценные бумаги не применяется для ограничения неиму­щественных прав их владельцев. Например, арест акций не ограничивает права акционера по участию в акционерных собраниях и органах управления акционер­ного общества. Для таких ограничений в целях пресечения процессуальных пра­вонарушений обвиняемого используется временное отстранение от должности (ст. 114) или мера пресечения (ст. 97).

    В судебных стадиях исполнение постановления о наложении ареста на ценные бумаги должно осуществляться в соответствии с постановлением Правительства РФ от 12.08.98 г. № 934 «Об утверждении порядка наложения ареста па ценные бумаги».1 По аналогии установленные в нем правила могут применяться и в пред­варительном расследовании.

    В протоколе о наложении ареста на ценные бумаги по возможности фиксирует­ся ряд дополнительных сведений: общее количество ценных бумаг, их категория, или серия; номинальная стоимость; государственный регистрационный номер; сведения о лицах, выдавших цепные бумаги или осуществивших их учет; сведе­ния о сертификате ценной бумаги (ч. 3 ст. 116 УПК). Кроме этого, в протоколе целесообразно указать рыночную стоимость ценных бумаг, так как она определя­ет количество бумаг, подлежащих аресту.

    5.   Денежное взыскание

    Денежное взыскание (ст. 117 УПК) — это карательная мера процессуального при­нуждения, представляющая собой процессуальную санкцию за совершение уголов­но-процессуального правонарушения. Уплата или принудительное взыскание де­нежных сумм являются мерой уголовно-процессуальной ответственности. Данную меру процессуального принуждения следует отличать от мер административной от­ветственности в виде штрафа за неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава о прекращений действий, нарушающих установленные в суде правила (ст. 17.3 КоАП РФ) либо умышленное невыполнение законных требований проку­рора, следователя, дознавателя (ст. 17.7 КоАП РФ). Кроме основной цели — наказа­ния нарушителя денежное взыскание имеет и предупредительное значение.

    Основанием наложения денежного взыскания является уголовно-процессуаль­ное правонарушение, включающее в себя следующие элементы:

    а)             действие или бездействие участника процесса, нарушающее его обязанность,

    предусмотренную УПК, в том числе обязанность соблюдать порядок в зале

    судебного заседания;

    б)            вина участника процесса. Он должен знать о своей обязанности и умышлен­

    но или по неосторожности ее не выполнить; при наличии уважительных при­

    чин неисполнения обязанности денежное взыскание не накладывается.

    Специальным условием наложения денежного взыскания является определен­ный статус участника процесса. Денежное взыскание налагается на: потерпев­шего, свидетеля, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специ­алиста, переводчика (ч. 2 ст. 111); личного поручителя за необеспечение им надлежащего поведения обвиняемого или подозреваемого (ч. 4 ст. 103); лицо, при­нявшее под присмотр и не обеспечившее надлежащее поведение несовсршенно-

    1 Российская газета. 1998. 19 августа.

    летнего обвиняемого или подозреваемого (ч. 3 ст. 105); лицо, присутствующее в зале судебного заседания, за нарушение порядка, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава (ч. 1 ст. 258); присяжного заседа­теля — за неявку в суд без уважительной причины (ч. 3 ст. 333).

    В то же время денежное взыскание не может быть наложено на обвиняемого или подозреваемого. В системе иных мер процессуального принуждения денеж­ное взыскание не указано среди мер, применяемых к обвиняемому и подозревае­мому (ч. 1 ст. 111).

    Общий размер денежного взыскания не должен превышать 25 МРОТ (ст. 117). Однако в соответствии со специальными процессуальными нормами (ч. 4 ст. 103; ч. 3 ст. 105) сумма взыскания может достигать 100 МРОТ при ответственности личного поручителя и лиц, взявших обязательства по присмотру за несовершеннолетним.

    Порядок наложения денежного взыскания предусмотрен ст. 118 УПК. Этот же порядок применяется и для обращения залога в доход государства.

    Денежное взыскание налагается судом.

    В судебных стадиях решение о наложении денежного взыскания принимается тем же судом, который рассматривает данное уголовное дело. В судебном заседа­нии, во время которого было допущено нарушение, суд выносит постановление или определение о наложении денежного взыскания, что заносится в протокол судебного заседания (ч. 2 ст. 256). Однако для обеспечения исполнения данного решения и права его обжалования представляется целесообразным оформлять его в виде отдельного документа.

    В стадии предварительного расследования решение о наложении денежного взыскания принимает судья по ходатайству органов расследования. Следователь, дознаватель или прокурор составляют протокол о нарушении по правилам ст. 166-167. В этом протоколе должны быть отражены доказательства наличия уголовно-процессуального правонарушения. Протокол направляется в районный суд по месту предварительного расследования. Судья назначает судебное заседа­ние так, чтобы протокол был рассмотрен не позднее 5 суток с момента его поступ­ления в суд. В судебное заседание вызываются нарушитель и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рас­смотрению дела. При наличии уважительных причин неявки нарушителя или при неявке лица, составившего протокол (следователя, дознавателя или прокурора), судебное заседание должно быть отложено.

    При определении размера денежного взыскания суд должен учесть обстоятель­ства уголовно-процессуального правонарушения, степень вины, особенности личности нарушителя, имущественное положение. Копии постановления на­правляются заинтересованным лицам вне зависимости от содержания решения. В постановлении судьи может быть решен вопрос о рассрочке или отсрочке упла­ты денежных сумм на срок до 3 месяцев.

    Решение суда о наложении денежного взыскания может быть обжаловано в вы­шестоящий суд в апелляционном, кассационном или надзорном порядке (ст. 355, 402). В апелляционном порядке обжалуется решение мирового судьи по наруше­нию, допущенному в ходе судебного заседания, в котором он председательствовал. Обжалование в кассационном или апелляционном порядке решения суда о нало­жении денежного взыскания приостанавливает его исполнение.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   80.  81.  82.  83.  84.  85.  86.  87.  88.  89.  90. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.