Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85.  86.  87.  88. > 

    § 3.   Меры пресечения: общие положения

    1.   Понятие мер пресечения

    Процессуальный закон подробно регламентирует меры пресечения (глава 13 УПК), однако не дает их определения. Меры пресечения выделяются среди дру­гих мер процессуального принуждения следующими признаками.

    1 Федеральный конституционный закон имеет большую юридическую силу, чем закон Российской Федерации, поэтому при противоречии УПК РФ и Закона «О чрезвычайном положении» применяется последний.

    Меры пресечения применяются только к обвиняемому и в исключительных

    случаях к подозреваемому,1 в то время как иные меры принуждения могут приме­

    няться к достаточно широкому кругу участников процесса (свидетелю, потерпев­

    шему, владельцу арестовываемого имущества и т. д.).

    Содержание мер пресечения состоит в том, что они на довольно длительный пе­

    риод ограничивают личную свободу обвиняемого (свободу передвижения, общения,

    совершения определенных действий). Иногда ограничение личной свободы доходит

    до изоляции от общества (домашний арест, заключение под стражу). Даже такая, ка­

    залось бы, «имущественная» мера пресечения, как залог, под угрозой утраты денеж­

    ной суммы обязует обвиняемого к ограничению своей личной свободы. Суть залога

    не в том, что ограничиваются имущественные права, а в том, что таким способом обес­

    печивается желательное для правосудия поведение обвиняемого. Надлежащее пове­

    дение обвиняемого прежде всего связано с его личным присутствием при производ­

    стве процессуальных действий. Таким образом, любая мера пресечения обеспечивает

    личное присутствие обвиняемого при производстве по делу, даже если возможное

    наказание и не связано с лишением свободы. Б гражданском процессе, напротив,

    меры обеспечения иска носят не личный, а имущественный характер, ограничивая

    свободу владения, пользования, распоряжения имуществом.

    Меры пресечения применяются со строго определенными целями — пресечь

    возможные процессуальные нарушения со стороны обвиняемого: а) его сокрытие

    от органов, ведущих производство; б) продолжение им преступной деятельности;

    в) воспрепятствование с его стороны установлению обстоятельств дела; г) обес­

    печение исполнения приговора (ст. 97).

    Таким образом, меры пресечения можно определить как процессуальные сред­ства ограничения личной свободы обвиняемого, а в исключительных случаях по­дозреваемого, применяемые для предотвращения возможных процессуальных на­рушений с их стороны, а также для обеспечения исполнения приговора.

    2.   Основания избрания и условия применения мер пресечения

    Основание избрания мер пресечения есть обоснованное предположение о воз­можном процессуальном нарушении со стороны обвиняемого. Поскольку процес­суальное нарушение — обстоятельство будущего, то основания этих мер имеют про­гностический характер, ведь будущее нарушение всегда лишь вероятно. Этот момент вызывает дискуссию в теории и сложности при практическом применении.

    Основания для применения мер пресечения должны быть установлены процес­суальными доказательствами, указывающими на конкретные факты, иначе огра­ничение личной свободы будет необоснованным.

    Рассмотрим подробнее каждое из оснований (ст. 97).

    1. Доказательства того, что обвиняемый может скрыться от дознания, предвари­тельного расследования или суда. В качестве таких доказательств могут быть сведе­ния о прошлых фактах аналогичного поведения: покушении на побег, оказании со­противления при задержании, нарушении ранее избранной меры пресечения, неявках по вызову без уважительных причин, длительное нахождение в розыске по

    1 Ниже упоминание подозреваемого как объекта применения мер пресечения мы опус­каем, если это особо не оговорено.

    принуждение

    другим делам. На возможность сокрытия обвиняемого косвенно могут указывать и другие обстоятельства, например, отсутствие у него постоянного места жительства.

    Доказательства того, что обвиняемый может продолжать заниматься преступ­

    ной деятельностью. Пока продолжается преступление, разбирательство по нему

    невозможно, потому что уголовный процесс ведется по поводу прошлых событий.

    Однако опасность совершения обвиняемым других, новых преступлений справед­

    ливо оспаривается как основание для избрания меры пресечения. Ограничение лич­

    ной свободы обвиняемого «несоизмеримо с вероятным злом совершения им нового

    преступления уже потому, что последнее может не наступить», — писал И. Я. Фой-

    ницкий.1 Вывод о возможности совершения других преступлений противоречит

    презумпции невиновности, которая предполагает невиновность даже в прошлых

    преступлениях, не говоря уже о будущих (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК).

    Кроме того, основанием избрания мер пресечения является угроза процессуальных,

    а не материальных нарушений.2 Поэтому возможные преступные посягательства

    обвиняемого (например, в отношении потерпевшего, свидетеля, следователя или

    судьи) — это скорее воспрепятствование производству по данному делу, т. е. другое

    основание для избрания меры пресечения.

    Доказательства о том, что обвиняемый может воспрепятствовать производ­

    ству по делу, в том числе выяснению истины. Однако расширительное толкова­

    ние опасности действий обвиняемого ведет для него к неоправданным лишениям.

    В состязательном процессе обвиняемый не обязан помогать органам уголовного

    преследования выявить истину. Его отказ от дачи показаний или дача ложных по­

    казаний не могут быть основанием для применения или ужесточения меры пресе­

    чения. Обвиняемый как сторона процесса вправе использовать любые не запрещен­

    ные законом средства и способы для защиты от обвинения (п. 21 ч. 4 ст. 47).

    Воспрепятствование производству по делу может служить основанием для при­менения меры пресечения лишь при создании обвиняемым себе несправедливых преимуществ, нарушении им уголовно-процессуальной процедуры. Общественная опасность такого нарушения иногда способна сделать его преступлением и повлечь дополнительное уголовное преследование (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования — ст. 294 УК РФ; по­сягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, — ст. 295 УК РФ; угроза или насильственные действия в связи с осу­ществлением правосудия или производством предварительного расследования — ст. 296 УК РФ; провокация или дача взятки — ст. 304,291 УК РФ; подкуп или при­нуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильно­му переводу — ст. 309 УК РФ). Действия, препятствующие производству по делу, могут и не носить преступного характера, по нарушать процессуальные «правила игры», например уничтожение следов преступления на месте происшествия. О на­личии возможного воспрепятствования производству по делу могут свидетельство­вать служебная или личная зависимость свидетеля или потерпевшего от обвиняе­мого, его высокое должностное положение.

    Вероятность незаконного противодействия выяснению истины уменьшается вместе с движением уголовного дела (закреплением следов), поэтому с завершением предварительного расследования надобность меры пресечения по этому ос­нованию может отпасть.1

    4. Обеспечение исполнения приговора как основание для применения меры пресечения может иметь место, когда по делу уже вынесен обвинительный приго­вор с назначением наказания, но он еще не вступил в законную силу (не обращен к исполнению).

    Условия применения мер пресечения делятся на общие и специальные. Общие условия такие же, как и для всякого процессуального принуждения (наличие воз­бужденного и неприостановленного уголовного дела, надлежащий субъект, отсут­ствие служебного иммунитета у обвиняемого).

    Специальным условием мер пресечения является наличие доказательств ви­новности лица в совершении преступления.

    Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении (п. 14) от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» пояснил, что «наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стра­жу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законно­сти ареста».2

    Это условие соблюдается автоматически, когда меры пресечения применяется в отношении обвиняемого, так как основанием для вынесения постановления о при­влечении лица в качестве обвиняемого или для обвинительного акта являются дос­таточные доказательства их виновности. При применении меры пресечения в отно­шении подозреваемого условие в виде наличия определенных доказательств его виновности особенно значимо, так как подозреваемый — это лицо, обвинение кото­рому еще не предъявлено, следовательно, к ограничению мерой пресечения его прав и свобод необходимо подходить особенно осторожно и тщательно.

    Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения, иначе называ­ют мотивами их применения. Статья 99 УПК называет среди них тяжесть пре­ступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий. Этот перечень не исчер­пывающий, к нему можно отнести наличие: обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (ст. 61, 62 УК РФ); постоянного места жительства; ижди­венцев; государственных наград; угрозы для обвиняемого или его близких в связи со стихийным бедствием, тяжелой болезнью или смертью единственного трудо­способного члена семьи (ст. 398 УПК); отрицательного поведения в быту; фактов привлечения к административной ответственности; высокого социального и иму­щественного положения обвиняемого; чрезвычайного или военного положения в данной местности; стихийных бедствий, ограниченной дееспособности и т. д.

    Эти обстоятельства устанавливаются, как правило, с помощью уголовно-про­цессуальных доказательств, но могут быть и общеизвестными, например — воен­ное положение в данной местности.

    1              См.; Решение Европейского Суда но Правам Человека по делу Клоот против Бельгии /

    Пер. с англ. С. А. Беляева // http://www.garant.ru

    2              Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 12. Аналогичные выво­

    ды содержатся и в решении Европейского Суда по делу Фокса, Кумпбелла и Хартли про­

    тив Соединенного Королевства от 30 августа 1990 г. // Европейский Суд по правам чело-,

    века. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 35; Решение по делу Клоот против Бельгии /

    Пер. с англ. С. А. Беляева // http://www.garant.ru

    Указанные обстоятельства при избрании меры пресечения учитываются двояко. Во-первых, они могут служить косвенными доказательствами наличия или отсут­ствия общих оснований избрания мер пресечения. Так, тяжкое обвинение, неуста-новленность личности, отсутствие постоянного места жительства подтверждают возможность сокрытия обвиняемого. Во-вторых, эти факты влияют на выбор той или иной меры пресечения (возможность внести залог, наличие поручителей).

    3.   Избрание меры пресечения в отношении подозреваемого

    В отношении подозреваемого любая мера пресечения избирается в исключитель­ных случаях (ст. 100 УПК). Исключительность обусловлена тем обстоятельством, что подозрение (в отличие от обвинения) еще не позволяет обвинителю однозначно утверждать о виновности определенного лица. Другими словами, на момент избра­ния меры пресечения сам обвинитель еще не уверен в том, что преступление совер­шено именно этим лицом. С формально-юридической стороны мера пресечения из­бирается в отношении подозреваемого, когда еще недостаточно доказательств для вынесения постановления о привлечении этого лица в качестве обвиняемого. От­сутствие обвинения (постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого) означает отсутствие точной юридической оценки деяния — квалификации, которая при возбуждении дела имеет предварительный характер. Поэтому в отношении по­дозреваемого трудно проконтролировать соблюдение всех условий законности при­менения меры пресечения. Тяжесть подозрения может быть завышена, данных о личности в силу неотложной ситуации может недоставать.

    Исключительность избрания меры пресечения в отношении подозреваемого означает наличие неотложной ситуации расследования, т. е. таких обстоятельств, когда неприменение меры пресечения реально повлечет невосполнимые утраты для дела (исчезновение следов, сокрытие подозреваемого).

    Необходимым условием применения меры пресечения является наличие дока­зательств виновности подозреваемого. Хотя они еще не могут обосновать обвине­ние, но уже должны обосновывать подозрение. На практике следует ориентиро­ваться на основания задержания лица в качестве подозреваемого — классический фундамент подозрения (ст. 91). Игнорирование этого условия может привести к неверному впечатлению, что к любому лицу (например, свидетелю) можно при­менить меру пресечения, и оно станет подозреваемым, так как согласно закону подозреваемым признается, в частности, лицо, в отношении которого применена мера пресечения до предъявления ему обвинения (ст. 46).

    В связи с исключительным характером избрания меры пресечения в отношении подозреваемого закон ограничивает срок ее действия — 10 суток. Этот срок исчисля­ется с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был сначала за­держан и затем заключен под стражу — то с момента задержания (ст. 100).

    Не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения подозреваемому должно быть предъявлено обвинение.

    Однако ч. 2 ст. 100 УПК (в редакции от 22.04.04 г.) допускает 30-суточный срок действия меры пресечения в отношении подозреваемого в совершении хотя бы одного из 10 тяжких и особо тяжких преступлений (например, терроризма — ст. 205 УК РФ, бандитизма — ст. 209 УК, посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля — ст. 277 УК и др.).

    4.   Порядок избрания, применения, отмены и изменения мер пресечения

    Действие меры пресечения складывается из ее избрания и применения.

    Избрание — принятие решения о мере пресечения (п. 13 ст. 5) в общем виде ре­гулируется ст. 101. При наличии оснований, условий и мотивов выносится моти­вированное постановление (а судом — определение) об избрании конкретной меры пресечения. Копия этого постановления вручается лицу, в отношении кото­рого оно вынесено, а также его представителям по их просьбе. Обвиняемому (по­дозреваемому) разъясняется порядок обжалования решения о мере пресечения. При этом следует учесть, что избрание меры пресечения не обязательно. Если от­сутствуют основания для избрания меры пресечения, то от обвиняемого или по­дозреваемого отбирается обязательство о явке (ст. 112).

    Существуют две принципиально противоположных процедуры избрания мер пресечения: состязательная и розыскная. В публично-состязательном судопроиз­водстве (каковым провозглашается российский уголовный процесс — ст. 123 Кон­ституции РФ, ст. 15 УПК) все меры пресечения должны были бы избираться в состязательном порядке, когда одна сторона (обвинитель) ходатайствует о при­менении меры пресечения перед независимым арбитром (судом, судебным следо­вателем), а другая сторона (защита) вправе возражать и оспаривать обоснован­ность этой меры. Но в современном российском законодательстве это условие выдержано лишь для избрания в качестве мер пресечения заключения под стра­жу и домашнего ареста (ст. 108 УПК).

    Розыскной порядок состоит в том, что мера пресечения избирается ведущим про­цесс органом по своей инициативе. Так происходит в российском уголовном про­цессе при применении всех остальных мер пресечения следователем, дознавателем, органом дознания, прокурором в стадии предварительного расследования. Этим нарушается коренное правило состязательного процесса — равноправие сторон. Сторона обвинения (следователь) избирает в отношении стороны защиты (обвиня­емого) меру пресечения. Но равноправные субъекты не отдают друг другу обяза­тельные для исполнения приказы. Розыскная процедура применения процессуаль­ного принуждения может быть оправдана только в неотложных ситуациях.

    Не способствует состязательности и инициатива суда в применении мер пресе­чения. В исковом процессе действия суда всегда должны находиться в пределах иска (жалобы, ходатайства, обвинения). Действующий УПК разрешает суду из­бирать меру пресечения без ходатайства обвинителя (в том числе и вопреки его желанию — ч. 10 ст. 108; ч. 3 ст. 237; ст. 255). Однако в силу прямого действия ст. 123 Конституции РФ суд не должен избирать меру пресечения, если государ­ственный или частный обвинитель против нее возражает.

    Дознаватель и следователь избирают или изменяют меру пресечения по делу, принятому к своему производству. При этом процессуальный закон не преду­сматривает получения письменного согласия начальника органа дознания для из­брания меры пресечения дознавателем. Он вправе избрать или изменить меру пре­сечения при утверждении обвинительного заключения (ч. 2 ст. 221) или при принятии дела к своему производству. Прокурор вправе дать письменное указа­ние следователю и дознавателю об избрании меры пресечения. Суд принимает ре­шение о мере пресечения в досудебном производстве по ходатайству органов уго­ловного преследования (заключение под стражу и домашний арест); отменяет

    меру пресечения по жалобе стороны защиты. В судебном производстве вопрос о мере пресечения решает суд.

    Решение об избрании меры пресечения вступает в силу с момента вынесения, за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или санкции прокурора. Так, решение дознавателя или следователя об избрании залога вступает в силу после получения санкции прокурора, а решение об избрании домашнего аре­ста или заключения под стражу допускается только по судебному решению.

    Применение меры пресечения — это процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или из­менения (п. 28 ст. 5). Совокупность процессуальных действий по выполнению принятого решения об избрании конкретной меры пресечения регулируется ст. 102-109 и зависит от ее вида. Так, применение меры пресечения может состо­ять в помещении под стражу, принятии залога, взятии подписки.

    Отмена или изменение меры пресечения регулируется ст. 110 УПК. Мера пресе­чения отменяется или изменяется на другую при отпадении либо изменении ос­нований для ее применения.

    Мера пресечения отменяется в случаях:

    признания незаконным или необоснованным первоначального решения об из­

    брании меры пресечения. Как правило, это происходит при рассмотрении соот­

    ветствующих жалоб вышестоящей инстанцией. Отмена меры пресечения по

    данному основанию обосновывает право обвиняемого (подозреваемого) на воз­

    мещение причиненного вреда этой мерой пресечения (ч. 3 ст. 133);

    отпадения необходимости в ее применении. Это может быть связано с дости­

    жением целей меры пресечения (надлежащего поведения обвиняемого или

    подозреваемого), отпадением оснований (ст. 97) или мотивов (ст. 99) ее при­

    менения. Например, обвиняемый заболел тяжкой болезйыо и нет оснований

    опасаться процессуальных нарушений с его стороны;

    отпадения общих условий для применения меры пресечения: когда прекраща­

    ется уголовное дело или уголовное преследование конкретного лица —

    ст. 213, 239; постановляется оправдательный приговор или приговор, не свя­

    занный с назначением наказания, — ст. 306,311; обвинительный приговор об­

    ращается к исполнению — ч. 4 ст. 390, ст. 393; приостанавливается уголовное

    дело (кроме меры пресечения в отношении скрывшегося обвиняемого);

    отпадения специальных условий для применения конкретных мер пресечения:

    истекает 10 суточный срок применения меры пресечения в отношении подо­

    зреваемого, которому не было предъявлено обвинение (ст. 100); обвиняемый,

    поручители, залогодатели отказываются от своих обязательств (ст. 102-106);

    прекращается статус военнослужащего при наблюдении командования воин­

    ской части (ст. 104); наступает совершеннолетие при присмотре за несовершен­

    нолетним обвиняемым (ст. 105); истекает срок содержания под стражей или

    под домашним арестом (ст. 109).

    Мера пресечения может быть изменена на более строгую или более мягкую. Из­брание более строгой меры пресечения возможно при появлении дополнительных обстоятельств, устанавливающих: а) возможность совершения обвиняемым (подо­зреваемым) процессуального нарушения; б) неспособность прежней меры пресече-

    ния обеспечить надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого (ст. 97, 99). Так, согласно ч. 2 ст. 238, суд обязательно избирает заключение под стражу в отношении скрывшегося обвиняемого, не содержащегося под стражей.

    Изменение меры пресечения на более мягкую допускается при наличии общих оснований, условий и мотивов ее избрания, когда прежняя более строгая мера пре­сечения отменяется в связи; а) с отменой вышестоящей инстанцией; б) с отпаде­нием необходимости в применении; в) с отпадением специальных условий. На­пример, вместо заключения под стражу избирается подписка о невыезде в связи с истечением срока содержания иод стражей.

    Решение об отмене или изменении меры пресечения оформляется мотивиро­ванным постановлением дознавателя, следователя, прокурора, судьи или опреде­лением суда. При этом закон ограничивает компетенцию должностных лиц по из­менению мер пресечения, устанавливая правило: мера пресечения, избранная прокурором или по его указанию, отменяется или изменяется следователем или дознавателем с согласия прокурора (ч. 3 ст. ПО). Однако это правило не распро­страняется на отмену меры пресечения в связи отпадением условий ее примене­ния. Например, при прекращении дела отменяется любая мера пресечения.

    Обжалование решения об избрании меры пресечения является важной гарантией соблюдения прав граждан. Право подачи жалобы принадлежит лицам, чьи интере­сы нарушены избранной мерой пресечения. В том числе, подать жалобу может лицо, в отношении которого мера пресечения избрана, но еще не исполнена (постановле­ние Конституционного Суда от 03.05.95 г. № 4-П «По делу о проверке конституци­онности статей 2201 и 2202 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи сжалобой гражданина В. А. Аветяна»).1

    Постановления следователя и дознавателя могут быть обжалованы прокурору, а постановления прокурора — вышестоящему прокурору (ст. 123). Заинтересо­ванные лица вправе подать жалобу и непосредственно в суд (ст. 125). Право су­дебного обжалования мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, подтверждено решением Конституционного Суда РФ.2 Решения суда первой ин­станции об избрании или изменении меры пресечения могут быть обжалованы в течение 3 суток в кассационном порядке (если это домашний арест и заключение под стражу — ч. 11 ст. 108) или 10 суток в апелляционном или кассационном по­рядке (все остальные меры пресечения).3 Подача жалобы не приостанавливает применение меры пресечения.

    5.   Система мер пресечения

    Действующий закон предусматривает семь мер пресечения, располагая их по сте­пени интенсивности принуждения: 1) подписка о невыезде; 2) личное поручитель-

    1              Российская газета. 1995. 12 мая.

    2              Определение Конституционного Суда РФ от 17.02.2000 г. № 84-0 «По жалобе граж­

    дан Лазарева Андрея Викторовича, Русановой Елены Станиславовны и Эрнезакса Олега

    Владимировича на нарушение их конституционных прав рядом положений статей 201,

    202, 218 и 220 УПК РСФСР»//Собранис законодательства РФ. 2000.10 июля. № 28.

    3См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.98 г. № 20-П «По делу о про­верке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуаль­ного кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан»//Российская газета. 1998.14 июля.

     

    254          Раздел IV. Уголовно-процессуальное принуждение

    ство; 3) наблюдение командования воинской части; 4) присмотр за несовершенно­летним обвиняемым; 5) залог; 6) домашний арест; 7) заключение под стражу.

    Систематизация мер пресечения складывается на основе нескольких их клас­сификаций. Взяв за основу наиболее, на наш взгляд, удачный подход М. А. Чель-цова,! систему мер пресечения можно представить следующим образом.

    По виду принуждения меры пресечения делятся на физически-принудительные и психологически-принудительные. Физически-принудительные меры пресече­ния — заключение под стражу (ст. 108) и домашний арест (ст. 107) — физически ограничивают личную свободу обвиняемого, изолируя его от общества. Они изби­раются и применяются непосредственно к обвиняемому без согласия заинтересо­ванных лиц. Прямое ограничение личной неприкосновенности требует состяза­тельной процедуры избрания таких мер пресечения. С тяжестью данных мер пресечения связано и специальное ограничение срока их применения (ст. 109).

    Остальные меры пресечения относятся к психологически-принудительным. Они ограничивают личную свободу обвиняемого психическим воздействием. Эти меры не связаны с изоляцией от общества, избираются и применяются при согла­сии заинтересованных лиц (а иногда только по их ходатайству), без специально установленного срока.

    Избрание и применение психолого-принудительных мер пресечения регулиру­ется Стандартными минимальными правилами ООН в отношении мер, не связан­ных с тюремным заключением (Токийские правила), принятыми Резолюцией Ге­неральной Ассамблеи ООН от 14.12.90 г. № 45/110.2 Согласно п. 3.4 этих Правил, не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого (подозреваемого) и применяются до формального разбирательства или суда или вместо них, требуют согласия обвиняемого (подо­зреваемого).

    Итак, суть психологически-принудительных мер пресечения состоит в том, что на обвиняемого возлагается моральное обязательство надлежащего поведения. Это обязательство может возлагаться на обвиняемого с помощью психологического воз­действия, направленного непосредственно на него или опосредованно, через треть­их лиц. Психолого-принудительные меры пресечения могут обеспечиваться одним из трех способов: личным обещанием, имущественной ответственностью и действи­ями третьих лиц. При этом нельзя упускать из виду, что все психологически-прину­дительные меры пресечения обеспечиваются угрозой применения более строгой меры пресечения в случае процессуальных нарушений со стороны обвиняемого (ст. 110 УПК). Однако эта санкция преследует скорее не карательные, а восста­новительные цели — обеспечение надлежащего поведения обвиняемого.

    С учетом указанных признаков психолого-принудительные меры пресечения можно разделить на три группы.

    1. Меры пресечения, основанные на личном обещании самого обвиняемого. Это подписка о невыезде и надлежащем поведении (ст. 102). Подписка считается са­мой легкой мерой пресечения, поскольку ее содержание состоит в моральном обя­зательстве обвиняемого.

    1              Подробнее см.: ЧельцовА. М. Советский уголовный процесс. М, 1948. С. 334-335.

    2              Далее — Токийские правила.

     

    Глава 8. Меры процессуального принуждения         255

    Меры пресечения, основанные на имущественной ответственности: залог

    (ст. 106). Когда залог вносится самим обвиняемым, его надлежащее поведение

    обеспечивается угрозой утраты имущества. Однако залог может быть внесен тре­

    тьим лицом (залогодателем). В этом случае надлежащее поведение обвиняемого

    должно обеспечиваться действиями залогодателя в отношении обвиняемого (как

    в следующей, третьей группе мер пресечения). В действующем процессуальном

    законе эти действия не упоминаются, и эффективность залога как меры пресече­

    ния ограничивается моральным долгом обвиняемого перед залогодателем. Залог

    реально ограничивает права по владению, пользованию и распоряжению имуще­

    ством, поэтому считается самой строгой из всех психолого-принудительных мер

    пресечения и применяется с санкции прокурора.

    Меры пресечения, основанные на действиях третьих лиц. К этой группе от­

    носятся личное поручительство (ст. 103), наблюдение командования воинской

    части (ст. 104), присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняе­

    мым (ст. 105) и залог, вносимый третьим лицом (ч. 3 ст. 106). Поручительство

    здесь выступает как родовое понятие. По характеристике правового статуса обви­

    няемого эти меры пресечения делятся на общие и специальные. Специальные меры

    пресечения (есть специальные виды поручительства) применяются при особых

    признаках обвиняемого: несовершеннолетие (присмотр за ним) и прохождение

    действительной военной службы (наблюдение командования).

    Данная группа психолого-принудительных мер пресечения состоит в непроцес­суальных действиях иных лиц, обеспечивающих надлежащее поведение обвиня­емого. Поэтому эти лица должны быть действительно способны положительно влиять на обвиняемого. При невыполнении возложенных обязанностей к ним мо­гут быть применены карательные меры: денежное взыскание с поручителей и лиц, присматривающих за несовершеннолетним; обращение в доход государства зало­га. При применении этих мер пресечения возникают сложные отношения. На об­виняемого возлагаются обязательства не только перед ведущими процесс органа­ми, но и перед третьими лицами, которые, в свою очередь, подотчетны субъектам, осуществляющим производство по делу.

    Система различных мер пресечения позволяет избрать именно ту меру, кото­рая в каждом конкретном случае обеспечивала бы надлежащее поведение обвиня­емого (подозреваемого) и при этом минимально ограничивала бы его права и свободы (п. 2.3 Токийских правил).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85.  86.  87.  88. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.