Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   76.  77.  78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85.  86. > 

    § 1.   Понятие и классификация мер процессуального принуждения

    1.   Природа процессуального принуждения

    Среди всех видов государственной деятельности уголовное судопроизводство больше других вторгается в сферу частной жизни, ограничивает права и свободы граждан. Обусловлено это публичностью уголовного процесса. Интересы обще­ства и государства состоят в том, чтобы установить истину по уголовному делу, привлечь виновных к ответственности, преодолеть возможное сопротивление за­интересованных лиц. В результате права частных лиц могут быть ущемлены. Так, ведущие процесс органы заключают обвиняемого под стражу, подвергают свиде­теля или потерпевшего приводу, проводят обыск в жилище, арестовывают иму-, щество, контролируют телефонные переговоры и т. д.

    Меры процессуального принуждения являются индикатором соотношения публичных и частных интересов в уголовном процессе и существенно различают­ся по его типам. «...В истории уголовного процесса энергия мер пресечения всегда стояла в обратном отношении с развитием гражданской свободы», — отмечает И. Я. Фойницкий.1

    Господство частного начала в древнем частно-состязательном типе процесса сводило к минимуму применение мер принуждения. Личная свобода обвиняемо­го (стороны в процессе) ограничивалась в редчайших случаях. Меры принужде­ния преследовали цель — обеспечить возможное вознаграждение обвинителя-по­терпевшего в случае выигрыша дела. Этому способствовали имущественные ограничения или личная ответственность поручителя вместо обвиняемого.

    Подавление публичным началом частного в розыскном процессе неограничен­но расширяло принудительные меры, которые даже могли превышать само нака­зание. Так, до судебной реформы 1864 г. в России обвиняемый мог 10-12 лет ожи­дать приговора в тюрьме.

    Современный публично-состязательный процесс основан на органичном соче­тании общественных и личных интересов. Защита прав личности ограничивает принуждение, которое, по общему правилу, должно применяться только тогда, когда иными средствами публичных целей процесса не достичь. Для определения меры минимального необходимого и достаточного принуждения законодательно ограничивается его максимальный предел. Закон подробно регламентирует осно­вания, условия и порядок применения мер принуждения. Используется разреши­тельный тип правового регулирования, когда должностным лицам разрешено только то, что прямо предусмотрено законом. Устанавливается ответственность

    за незаконное применение принуждения, вплоть до уголовной (например, ст. 301 УК РФ — незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей).

    2.   Признаки и понятие мер процессуального принуждения

    Меры уголовно-процессуального принуждения определяются следующими ос­новными признаками.

    Принуждение, прежде всего, противостоит свободному волеизъявлению (при­

    нудить — заставить сделать что-либо). Поэтому сущность принуждения состоит в

    том, что оно осуществляется помимо воли и желания участников процесса. В связи

    с этим для отграничения принудительного от непринудительных элементов ис­

    пользуется критерий в виде психического отношения субъекта к возложенной на

    него обязанности. Добровольное выполнение обязанности исключает принужде­

    ние.1 Такой подход подчеркивает необходимость исключительного использования

    принуждения, когда метод убеждения не достиг искомого результата. Таким обра­

    зом, к мерам принуждения относятся процессуальные действия и решения, осуще­

    ствляемые против воли заинтересованных лиц.

    Процессуальное принуждение — разновидность государственного принуж­

    дения. Субъектом его применения всегда является государственный орган или

    должностное лицо, осуществляющие уголовное судопроизводство по данному

    делу, а объектом — частные лица (физические или юридические). Так, процессу­

    альное принуждение не применяется но решению потерпевшего. Отмена незакон­

    ных актов адресована должностным лицам, поэтому также не может считаться

    мерой процессуального принуждения. Если же должностное лицо не исполняет

    процессуальное решение, то принуждение применяется к нему как к гражданину,

    нарушившему закон.

    Меры уголовно-процессуального принуждения отличаются от других видов

    государственного принуждения тем, что они регулируются уголовно-процессу­

    альным правом, являются частью уголовного процесса. Этим признаком данные

    меры отличаются от уголовного наказания, административного, дисциплинарно­

    го, гражданско-правового и другого принуждения.

    Таким образом, меры уголовно-процессуального принуждения можно опреде­лить как предусмотренные уголовно-процессуальным правом действия и реше­ния органов, ведущих производство по делу, ограничивающие права остальных участников процесса помимо их воли.

    4.             Меры процессуального принуждения следует отличать от понятий уголов­

    но-процессуальных санкций и уголовно-процессуальной ответственности. Санк­

    ция — это нормативное определение принуждения как результата нарушения дис­

    позиции нормы. Меры процессуального принуждения могут применяться без

    нарушения диспозиции какой-либо нормы права в превентивных целях (обеспе­

    чение гражданского иска путем наложения ареста на имущество). В то же время

    не все санкции реализуются принудительно (например, санкции ничтожности от­

    мененного процессуального акта). Санкции предусматривают уголовно-процес-

    суальную ответственность — воздействие на нарушителя процессуальных норм, связанное с негативной официальной оценкой его действий. Такая ответствен­ность также не совпадает с мерами процессуального принуждения.

    Общим основанием и пределом применения мер процессуального принуждения является необходимость достижения целей правосудия, обеспечение установлен­ного порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения пригово­ра. Меры процессуального принуждения применяются лишь при действительном или реально возможном появлении препятствий для движения 'дела.

    Общими условиями применения процессуального принуждения служат: 1) нали­чие возбужденного уголовного дела, 2) надлежащий субъект применения (состоя­щий на соответствующей должности, принявший дело к своему производству, не подлежащий отводу) и 3) надлежащий объект (лица, на которых распространяется действие уголовно-процессуального закона).

    О первом из этих условий следует сказать подробнее. Возбужденное уголовное дело служит юридическим основанием для процессуального принуждения, так как предполагает наличие вывода о существовании общественно-опасного дея­ния. Меры принуждения не могут применяться:

    До возбуждения уголовного дела. В действующем законе это косвенно сле­

    дует из ряда правил. Проверка сообщений о преступлениях не предусматри­

    вает принуждения (ст. 141-145 УПК). Производство неотложных след­

    ственных действий допускается после возбуждения дела (ст. 157), кроме

    осмотра места происшествия, так как принуждение при нем минимально (ч. 2

    ст. 176).

    После прекращения дела. Согласно закону при прекращении дела отме­

    няются меры пресечения, наложение ареста на имущество, корреспонден­

    цию, временное отстранение от должности, контроль и запись перегово­

    ров (ст. 213, 239 УПК РФ).

    После приостановления дела. По приостановленному делу производство след­

    ственных действий не допускается (ч. 3 ст. 209). В законе однозначно не решен

    вопрос о действии других мер принуждения. По общему правилу, они также не

    могут применяться по приостановленному делу. Меры, обеспечивающие по­

    лучение доказательств, не имеют смысла без соответствующих следственных

    действий (привод, принудительное получение образцов, помещение в меди­

    цинский стационар). Меры пресечения не подлежат применению, поскольку

    они имеют еще более принудительный характер, чем следственные действия.

    По приостановленному делу в отношении скрывшегося обвиняемого избира­

    ется мера пресечения (но реально не действует, не применяется). Как только

    обеспечивается явка обвиняемого и необходимо реально исполнить меру пре­

    сечения — производство возобновляется. Однако на практике встречаются

    случаи, когда по приостановленному делу действует подписка о невыезде. На­

    пример, скрылся один из обвиняемых, в отношении его дело выделить нельзя,

    и все производство приостанавливается. Тогда в отношении оставшихся обви­

    няемых избирается подписка о невыезде, которая сохраняет силу до истечения

    срока давности (который может достигать 15 лет по тяжким преступлениям).

    Такую практику следует признать неправомерной.

    3.   Классификация мер процессуального принуждения

    В литературе используются различные классификации мер процессуального принуждения.

    По содержанию принуждение может быть физическим или психическим. В пос­леднем случае решение может исполняться добровольно, однако оно всегда носит правоограничительный характер.

    Меры принуждения зависят от характера тех прав, которые они ущемляют. Могут быть ограничены процессуальные права (лишением обвиняемого возможности озна­комиться с материалами оконченного следствия при неявке без уважительных при­чин — ч. 5 ст. 215; ограничением времени ознакомления с протоколом судебного за­седания — ч. 7 ст. 259; удалением из зала судебного заседания участника процесса — ст. 258,429). Чаще ограничиваются непроцессуальные права, в том числе конститу­ционные: свобода и личная неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ); неприкос­новенность частной жизни, тайна сообщений (ст. 23 Конституции); неприкосновен­ность жилища (ст. 25 Конституции); свобода передвижения (ст. 27 Конституции); свобода распоряжения имуществом (ст. 35 Конституции); свобода распоряжения сво­ими способностями к труду (ст. 37 Конституции). Вид ограничиваемого права и сте­пень его ограничения позволяют разделять меры принуждения по степени строгости.

    Содержание принуждения и степень его строгости (интенсивности) определяют процедуру применения. По процедуре применения меры принуждения делятся на две группы: применяемые в состязательном или розыскном порядке. По общему правилу все меры принуждения должны применяться судом по ходатайству заинтересован­ных лиц (недаром в теории судопроизводства они именуются мерами судебного при­нуждения). Состязательность подрывается, если одна сторона (следователь) приме­няет к другой стороне (обвиняемому) меры принуждения, тем более связанные с ограничением конституционных прав граждан (ст. 101 УПК). Не соответствует со­стязательности и применение судом по собственной инициативе при возражении сто­рон мер принуждения (п. 10 ст. 108). В то же время специфика уголовного процесса состоит в том, что в неотложных ситуациях (при непосредственной угрозе утраты следов преступления, сокрытия виновных или утраты возможности возмещения ущерба) принуждение должно применяться немедленно. Оперативность обеспечи­вается розыскной процедурой. В этом случае особое значение принадлежит последу­ющему (ретроспективному) судебному контролю. Задержание подозреваемого все­гда является неотложной мерой, однако подозреваемый в течение 48 часов должен предстать перед судом (ст. 91-94). В исключительных (неотложных) случаях осмотр, обыск, выемка в жилище, личный обыск проводятся по постановлению следователя без получения судебного решения. В течение 24 часов об этом должен быть уведом­лен судья, который признает законность или незаконность данных действий (ч. 5 ст. 165). В розыскной процедуре применяются и сравнительно «нестрогие* меры при­нуждения, когда оперативности отдается предпочтение.

    По основанию применения принуждение может быть последующим или пре­дупреждающим (превентивным).

    Последующее принуждение является последствием нарушения процессуаль­ных норм — процессуальной ответственностью нарушителя. Основанием его при­менения служит уголовно-процессуальное правонарушение. Дополнительно, по целям применения последующее принуждение делится на карательное (цель — возложение ответственности на виновного в нарушении) и восстановительное,

    или меры защиты (цель которых состоит не столько в возложении ответственно­сти, сколько в восстановлении нарушенного правопорядка).

    Карательное принуждение не характерно для процессуальных отраслей пра­ва. В уголовном судопроизводстве существуют только две таких меры: наложе­ние денежного взыскания в случаях неисполнения участниками судопроизвод­ства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании (ст. 117-118); обращение в доход государства залога, внесенного в виде меры пресечения (п. 4 ст. 106).

    Восстановительные принудительные меры защищают субъективные права и обеспечивают исполнение обязанностей,. К ним относятся: удаление нарушителя из зала суда (ст. 258), изменение меры пресечения на более строгую (ст. 110); пре­одоление сопротивления при освидетельствовании, осмотре, обыске; привод при неявке по вызову и т. д. Иногда законом предусматривается принудительное осу­ществление права, например обязательное участие защитника даже тогда, когда обвиняемый от него отказался (ст. 51, ч. 2 ст. 52). Эта мера обеспечивает восста­новление равноправия сторон за счет предоставления стороне защиты дополнитель­ного преимущества — обязательного участия защитника, без которого обвиняемый не сможет противостоять обвинению. Общество особенно заинтересовано в эффек­тивной защите несовершеннолетних; лиц, страдающих психическими и физиче­скими недостатками; обвиняемых в совершении особо тяжких преступлении.

    Предупреждающее принуждение связано с предотвращением возможного в бу­дущем нарушения процессуального порядка. Такое принуждение применяется без вины обязанных лиц и является превентивно-обеспечительным. Основанием его применения служит обоснованное предположение о возможном в будущем процес­суальном нарушении. К этой группе относятся: задержание подозреваемого (гл. 12), меры пресечения (гл. 13), наложение ареста на имущество {ст. 115), временное от­странение от должности (ст. 114), помещение обвиняемого в медицинский стацио­нар для производства судебной экспертизы (ст. 203). Обеспечительный характер имеет и «потенциальное» принуждение при производстве следственных действий.

    Восстановительные и предупреждающие принудительные меры обычно при­нято делить по целям их применения на четыре группы:

    меры, обеспечивающие получение доказательств: обязательство о явке (ст. 112),

    привод (ст. 113), задержание подозреваемого (ст. 91-92); осмотр жилища (ч. 5

    ст. 177); эксгумация (ст. 178); освидетельствование (ст. 179); обыск (ст. 182);

    выемка (ст. 183); наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их

    осмотр и выемка (ст. 185); контроль и запись переговоров (ст. 186); получе­

    ние образцов для сравнительного исследования (ст. 202), помещение обви­

    няемого в медицинский стационар (ст. 203);

    меры, обеспечивающие гражданский иск или возможную конфискацию иму­

    щества, — наложение ареста на имущество (ст. 115);

    меры, обеспечивающие порядок в ходе производства по делу, — удаление из

    зала суда нарушителей (ст. 258);

    меры, обеспечивающие надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемо­

    го, — временное отстранение от должности (ст. 114) и меры пресечения (гл. 13).

    Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации меры процессуаль­ного принуждения систематизирует в три группы:

     

    236          Раздел IV. Уголовно-процессуальное принуждение

    задержание подозреваемого (гл. 12);

    меры пресечения (гл. 13);

    иные меры принуждения (гл. 14).

    Третья группа мер принуждения делится еще на две: а) применяемые к подо­зреваемому и обвиняемому (ч. 1 ст. 111) и б) применяемые к потерпевшему, сви­детелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику, понятому (ч. 2 ст. 111).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   76.  77.  78.  79.  80.  81.  82.  83.  84.  85.  86. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.