Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43. > 

    § 12. Принципы неприкосновенности личности, жилища и частной жизни, охраны иных прав и свобод человека и гражданина

    Названные принципы — основа правового статуса членов гражданского обще­ства, где государство не может произвольно вмешиваться в индивидуальную жизнь.

    1.   Неприкосновенность личности

    Данный принцип традиционно усматривают в том, что никто не может подверг­нуться задержанию или заключению иначе, как в случаях, предусмотренных зако­ном, и при соблюдении форм, предписанных законом. Однако данная формула сама по себе недостаточна, так как оставляет возможность для манипуляций с за­коном. Создается опасная иллюзия, что стоит лишь нормативно установить осно­вания ареста и предусмотреть для него некую процедуру — и неприкосновенность личности обеспечена. Но весь вопрос в том, каким законом и какими формами об-

    ставлено заключение под стражу. Ведь основания могут быть безбрежны, а про­цедуры несправедливы — тогда данное определение фактически прикрывает уза­коненный произвол. Требование обеспечить неприкосновенность личности пита­ют не только абстрактные гуманистические идеалы свободы личности, но и внутренняя логика построения самого состязательного судопроизводства. Ведь для того, чтобы состязаться на равных с находящимся на воле обвинителем, обви­няемому также нужна личная свобода. Это хорошо понимали уже в античные вре­мена. Так, уголовное судопроизводство греков и римлян весьма неохотно прибе­гало к досудебному заточению обвиняемого — допускалось лишь его задержание потерпевшим на месте преступления и доставление в суд (примером может служить греческая иссангелия), причем такая мера могла быть заменена денежным залогом. «Заковать римского гражданина, — говорил Цицерон, — это преступление».

    Итак, ограничение личной свободы обвиняемого в принципе противопоказано состязательной конструкции процесса. Изъятия из общего правила допустимы только в тех случаях, когда обвиняемый пытается нелегально выйти за пределы ра­венства сторон, создать для себя несправедливые преимущества. При этом основа­ния для ареста должны быть таковы, чтобы оставление обвиняемого на свободе ре­ально, а не в виде абстрактной возможности грозило неоправданными потерями для обвинения. Так, например, бегство обвиняемого, сокрытие его от следствия и суда, безусловно, нарушает баланс сил в процессе: обвинителю в этом случае предстоит «бой с тенью». Уничтожение обвиняемым следов преступления, порча обвинитель­ных доказательств, незаконное воздействие на свидетелей и т. п. также выбивают оружие из рук его процессуального противника. Невозможно также представить равное состязание сторон до тех пор, пока продолжается совершение преступления.

    Неприкосновенности личности уделяется большое внимание в международном праве. Так, в ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 г., в частности, сказано: «Каждый человек имеет право на свобо­ду и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

    законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным

    судом;

    законный арест или задержание лица за невыполнение законного решения

    суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предпи­

    санного законом;

    законный арест или задержание лица, произведенное с тем, чтобы оно пред­

    стало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозре­

    нию в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточ­

    ные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им

    правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения... Каж­

    дому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке

    причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение;

    каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию по подозрению в совер­

    шении преступления, незамедлительно доставляется к судье или к иному

    должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять судебные

    функции, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного

     

    96            Раздел I. Понятие и принципы уголовного судопроизводства

    срока или на освобождение до суда. Освобождение может ставиться в зависи­мость от предоставления гарантий явки в суд;

    каждый, кто лишен свободы путем ареста или задержания, имеет право на

    разбирательство, в ходе которого суд безотлагательно решает вопрос о за­

    конности его задержания и выносит постановление о его освобождении, если

    задержание незаконно;

    каждый, кто стал жертвой ареста или задержания в нарушение положений

    настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

    Указанные положения Европейской конвенции частично реализованы в новом УПК РФ. Так, в ст. 91 и 97 и ч. 1 ст. 108 УПК установлены основания для задержа­ния подозреваемого и меры пресечения — заключение под стражу. После доставле­ния подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в достаточно короткий срок — не более 3 часов, т. е. незамедлительно, — составляется протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены его права. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуж­дают перед судом соответствующее ходатайство.

    Тем не менее не все из названных положений обязательной для России Римской конвенции нашли воплощение в новом Кодексе. Так, в случае заключения под стра­жу подозреваемого обвинение может быть предъявлено ему в течение 10 суток (ст. 100). Это вряд ли можно назвать незамедлительным сообщением арестованно­му «любого предъявляемого ему обвинения». К сожалению, УПК РФ ни словом не упоминает и о праве арестованного на судебное разбирательство в течение разумно­го срока или на освобождение до суда.

    Не так решается данный вопрос в процессуальных системах, где данное право реализовано в полной мере. Например, в Англии и Уэльсе предварительное за­ключение с момента окончания полицейского задержания и до начала рассмот­рения магистратами вопроса о предании суду не может продолжаться дольше 70 дней и 112 дней — с момента предания суду до начала судебного разбиратель­ства; в Шотландии обвиняемый, содержащийся под стражей, должен быть осво­божден, если на 110-й день не было начато судебное рассмотрение его дела. В Ни­дерландах дело может быть рассмотрено судом, только если прокурор направит его в суд в течение 100 дней с начала ареста. В США согласно акту «О скором судопроизводстве» (§ 3161-3174 разд. 18 Свода законов США) обвинительный акт должен быть предъявлен обвиняемому в течение 30 дней со дня его ареста или первого вызова повесткой — в противном случае дело должно быть прекращено.

    2.   Неприкосновенность жилища

    Неприкосновенность жилища — одно из конституционных личных прав че­ловека. Оно состоит в том, что никто не имеет права проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, предусмотренных федераль­ным законом, или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции РФ). При этом предварительное получение государственными органами и должност­ными лицами судебного разрешения на проникновение в жилище следует рас­сматривать как общее правило. В уголовном процессе оно распространяется на

     

    Глава 4. Принципы состязательного уголовного процесса     97

    проведение осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, обыска и выемки в жилище (ст. 12 УПК).1 Недопустимо также самовольное, без разрешения суда, вторжение в жилище для производства любых других след­ственных действий (наложения ареста на имущество, допроса и др.). Вместе с тем федеральным законом могут быть предусмотрены исключения из этого пра­вила, когда судебный контроль за проведением указанных следственных действий является не предшествующим (перспективным), а последующим (ретроспектив­ным). Так, в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании поста­новления следователя без получения предварительного судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия обязан уведомить судью и прокурора о производстве следственного действия. Судья проверяет законность произведенного след­ственного действия и выносит постановление о его законности или незаконно­сти. В случае, если судья признает произведенное следственное действие неза­конным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми (ч. 5 ст. 165 УПК).

    3.             Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых,

    телеграфных и иных сообщений

    Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, т. е. тайна связи, состоит в том, что информация о почтовых отправлениях, телефонных переговорах, телеграфных и иных сообщениях, а так­же сами эти отправления (сообщения) могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям (Федеральный закон «О почтовой связи» от 09.08.95 г.). Следственные действия — наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления (бандероли, посылки или другие почтово-телеграф-ные отправления либо телеграммы или радиограммы), их выемка, контроль и запись телефонных и иных переговоров проводятся только на основании судеб­ного решения. Указанные следственные действия необходимо отличать от опе­ративно-розыскных мероприятий — контроля почтовых отправлений, телеграф­ных и иных сообщений, прослушивания телефонных переговоров, снятия информации с технических каналов связи, — которые, впрочем, проводятся так­же лишь по решению суда (п. 9-11 ст. 6, ст. 9 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 г.).

    4.             Охрана иных прав и свобод человека

    и гражданина в уголовном судопроизводстве

    Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроиз­водстве включает в себя следующие требования.

    1 Осмотр жилища без согласия проживающих в нем лиц, обыск и выемка в жилище со­гласно ст. 10 Закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Россий­ской Федерации» до 1 января 2004 г. осуществляются по-прежнему на основании санкции прокурора и только с указанной даты — на основании судебного решения;

     

    98            Раздел I. Понятие и принципы уголовного судопроизводства

    1.             Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять права,

    обязанности, ответственность подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему,

    гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также всем другим участникам

    уголовного судопроизводства (ч. 1 ст. 11). Разъяснение должно производиться,

    во-первых, сразу после ознакомления участника процесса с решением о призна­

    нии за ним соответствующего процессуального статуса, а во-вторых, при проведе­

    нии конкретного следственного и иного процессуального действия с его участи­

    ем—о правах и обязанностях в ходе этого действия, Невыполнение лицом,

    ведущим процесс, этой обязанности может привести к аннулированию процессу­

    ального действия и признанию его результатов юридически ничтожными. Не­

    разъяснение судом, прокурором, следователем, дознавателем прав участникам

    процесса — физическим лицам, выступающим как на стороне обвинения, так и

    стороне защиты, которые могут и не знать эти права сами, должно рассматривать­

    ся как посягательство на принцип равенства сторон, основополагающий для со­

    стязательного построения процесса.

    Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя обеспечивать возмож­

    ности для осуществления своих прав участниками уголовного судопроизводства.

    Принятие в случаях, предусмотренных законом (ч. 3 ст. 11), мер безопасно­

    сти в отношении потерпевшего, свидетеля или иных участников уголовного судо­

    производства, а также их близких родственников, родственников или близких

    лиц. К процессуальным мерам безопасности относятся следующие действия:

    невключение в протокол следственного действия данных о личности потер­

    певшего, его представителя или свидетеля. В этом случае следователь с со­

    гласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины

    принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдо­

    ним участника следственного действия и приводится образец его подписи,

    которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произ­

    веденных с его участием (ч. 9 ст. 166);

    контроль и запись телефонных и иных переговоров при наличии угрозы со­

    вершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отно­

    шении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственни­

    ков, близких лиц (ч. 2 ст. 186);

    предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное на­

    блюдение опознающего опознаваемым ( ч. 8 ст. 193);

    рассмотрение дела в закрытом судебном заседании (п. 4 ч. 2 ст. 241);

    допрос свидетеля в судебном заседании без оглашения подлинных данных о

    личности свидетеля в условиях, исключающих визуальное наблюдение сви­

    детеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит

    определение или постановление (ч. 5 ст. 278).

    Обязанность возмещения вреда, причиненного лицу в результате нарушения

    его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уго­

    ловное преследование (гл. 18).

    Обязанность рассмотрения в установленном уголовно-процессуальном зако­

    ном порядке жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дозна­

    вателя, следователя, прокурора и суда (гл. 16).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.