Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41. > 

    §10. Гласность

    Гласность так же, как и устность, в целом производна от принципов независи­мости суда и равенства сторон, но лишь при определенных условиях. Сама по себе состязательность как способ решения проблем путем контролируемого противо­борства сторон не обязательно предполагает, что этот процесс должен быть выне­сен на всеобщее обозрение. Гласность ~ это искра, высекаемая лишь от соприкос­новения состязательной идеи с реалиями гражданского общества. Судебный процесс обретает «дар речи» там, где государство считается с правами граждан и где последние могут на равных разговаривать с государством. Гражданское обще­ство нуждается в независимом суде и равенстве в нем сторон, но только в услови­ях гласности судейская независимость и равенство становятся прозрачными и га­рантированными. «Общественное убеждение в достоинстве суда возможно с тем

    лишь условием, чтобы каждый шаг судебной деятельности был известен обще­ству», — комментируя Бентама, писал И. Я. Фойницкий.1 Таким образом, незави­симость суда и равенство сторон действительно порождают гласность, но только в условиях, когда состязательный процесс проникнут еще и духом публичности. По-видимому, это обстоятельство дало в прошлом повод ряду авторов (А. Ф. Кони, А. П. Чебышев-Дмитриев, Н. А. Неклюдов, М. С. Строгович) сближать и даже отож­дествлять гласность с публичностью процесса. Другие (К. К. Арсеньев, В. Н. Палау-зов, В. К. Случевский, И. Я. Фойницкий и др.) полагали, что публичность, кото­рую они понимали как официальность, есть самостоятельный принцип, способный существовать и в отсутствие гласности. Однако, как отмечал И. Я. Фойницкий, «опоры в тексте закона, точной терминологии придерживающегося, ни те, ни дру­гие не имеют».2

    Это можно сказать о российском законодательстве и поныне, однако в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод сказано, что «каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязан­ностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела». Понятию публичности дается развернутая аттестация в решении Европейского Суда по правам челове­ка от 08.12.83 г. по делу Претто и других против Италии: «Публичный характер судопроизводства, о котором говорится в статье б п. 1, защищает тяжущихся от тайного отправления правосудия вне контроля со стороны общественности; он служит одним из способов обеспечения доверия к судам как высшим, так и низ­шим. Сделав отправление правосудия прозрачным, он содействует достижению целей статьи 6 п. 1, а именно, справедливости судебного разбирательства, гаран­тия которого является одним из основополагающих принципов всякого демокра­тического общества...»'5 Как видим, в данном случае публичность приравнена к гласности процесса. В другом своем решении (Экбатани против Швеции, 26 мая 1988 г.) Европейский Суд высказался еще определеннее: «...что касается публич­ности, то все материалы дела доступны широкой публике»4. Итак, по мнению од­ного из высших международных судов, публично то, что доступно широкой пуб­лике. Однако, как было показано выше (см. § 2 настоящей главы), публичность — значительно более глубокое понятие, нежели открытое ведение судебного заседа­ния или оглашение приговора.

    Гласность может быть общая и гласность сторон. Общая гласность — это от­крытость судебного разбирательства, т. е. возможность присутствия на суде всех желающих, а также освещения всего происходящего на суде в средствах массовой информации, прежде всего, в печати. Согласно ч. 1 ст. 123 Конституции РФ «раз­бирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом».

    Гласность сторон есть право обеих сторон присутствовать при проведении про­цессуальных действий, знакомиться со всеми материалами дела и делать заявления. Гласность бывает также полная и ограниченная. Общая гласность может огра­ничиваться по кругу лиц (например, для несовершеннолетних, вооруженных, на­ходящихся в нетрезвом состоянии лиц и др.); по объему процессуальных действий (если отдельные действия, этапы или стадии процесса не допускают присутствия посторонних лиц), а также по характеру выясняемых обстоятельств (представля­ющих государственную или личную тайну, оскорбляющих нравственность либо способных вызвать нарушение общественного спокойствия). Гласность сторон ограничена, когда та или иная сторона устранена от участия в процессуальных действиях либо ограничена в возможности знакомиться с материалами дела. От ограничения принципа гласности следует отличать его нарушения. Так, общая гласность страдает, если судебное разбирательство проводят не в зале судебных заседаний или другом, специально объявленном для широкой публики месте, а келейно, т. е. в помещении, о котором публика не извещена и куда доступ для нее неудобен или объективно затруднен (к примеру, в кабинете судьи; в здании, где действует пропускной охранный режим, и т. п.). Учитывая значение гласности для состязательного процесса, она должна рассматриваться как его обязательное условие. Эта проблема много серьезнее, чем кажется на первый взгляд. Проведе­ние процессов при пустых залах, в присутствии одних лишь сторон и немногочис­ленной родни подсудимого или потерпевшего лишает состязательность динамиз­ма и остроты, притупляет у суда, прокуроров и адвокатов чувство ответственности за дело, ведет к снижению качества их работы. Потому-то информация о времени, месте и предмете судебных заседаний должна публиковаться в печати, доводить­ся до населения по телевидению; следует использовать опыт выездных судебных разбирательств, накопленный российскими (советскими) судами в прежнее вре­мя. Огромное значение имеет внешний и внутренний вид судебных зданий, обста­новка, торжественный ритуал, зрелищиость судебных заседаний. Здесь можно вспомнить английскую юридическую поговорку о том, что судопроизводство обя­зано не только быть Правосудием, но и выглядеть как Правосудие.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   31.  32.  33.  34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.