Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37. > 

    § 6.   Презумпция невиновности

    В силу презумпции невиновности подозреваемый или обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в установленном уголовно-процессуальным законом порядке и установлена всту­пившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 14 УПК). Всякая презумпция — это предположение, условно-юридически принимаемое за истинное суждение. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступле-

    ния, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обрат­ное. То есть презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиня­емый действительно невиновен, — она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока обвинительным приговором суда, вступившим в законную силу, он не будет признан виновным.

    Без помощи презумпции невиновности уголовному процессу не удалось бы со­хранять равновесие сторон — государственного органа уголовного преследования и частного лица, обвиняемого в преступлении, которые заведомо несопоставимы по своим фактическим силам и возможностям. Она является основным элемен­том института преимущества защиты и важнейшим условием соблюдения прин­ципа равенства сторон в уголовном процессе. Окончание действия презумпции невиновности закон связывает лишь с вступлением в законную силу приговора суда в отношении данного обвиняемого. Прекращение уголовного дела или уго­ловного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной от­ветственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примире­ния сторон, изменения обстановки, в связи с деятельным раскаянием (см. о них § 2 гл. 17 учебника) — не означает, что презумпция невиновности после этого полно­стью прекращает свое действие и лица, в отношении которых состоялись подоб­ные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда, презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, на­пример, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК РФ), не могут име­новаться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществ­лялось уголовное преследование (ст. 25, 26, 28), не могут быть уволенными со службы за совершение порочащего поступка, не могут быть подвергнуты дискри­минации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставле­нии российского гражданства и т. д. Конституционный Суд РФ в одном из своих решений указал, что «решение о прекращении уголовного дела (в частности, по такому нереабилитирующему основанию, как изменение обстановки) не подме­няет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанав­ливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации».1 Вместе с тем действие презумпции неви­новности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у на­званных лиц право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, причинен­ного уголовным преследованием, не возникает.

    Согласно презумпции невиновности обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, хотя вправе это делать. Это значит, что он не может быть понужда­ем к даче любых показаний под страхом какой бы то ни было юридической ответ­ственности, а отказ от дачи показаний не может быть истолкован ни как призна-

    1 Постановление Конституционного Суда РФ от 28.10.96 г. по делу о проверке консти­туционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О. В. Сушкова.

     

    86            Раздел I, Понятие и принципы уголовного судопроизводства

    ние им своей виновности, ни как отягчающее наказание обстоятельство. В то же время защитник обвиняемого и вправе, и обязан доказывать его невиновность или наличие смягчающих обстоятельств.

    Презумпция невиновности относится к числу опровержимых. Бремя опроверже­ния тезиса о невиновности обвиняемого (или, что то же самое, — доказывания его виновности) лежит на стороне уголовного преследования. Бремя доказывания — это негативные процессуальные последствия, которые наступают для стороны в случае, если она не сможет доказать обстоятельств, положенных ею в обоснование своей позиции по делу. Отрицательные процессуальные последствия, наступающие для стороны обвинения при недоказанности ею обвинительного тезиса, заключаются в том, что все сомнения относительно виновности толкуются в пользу обвиняемого (подозреваемого). При этом сомнения — это только неустранимые сомнения в суще­ствовании доказываемого обстоятельства, т. е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которое было возможно по дан­ному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т. е. он должен быть признан невиновным. Согласно одному из решений Конституционного Суда РФ неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточ­ных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не дол­жен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвине­ния, поскольку не может выполнять обвинительной функции.1

    Помимо бремени доказывания виновности (т. е. факта совершения преступного деяния именно данным лицом), на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкримини­руемого преступления, а также всех иных обстоятельств, подлежащих, согласно ст. 73, доказыванию по уголовному делу. Обвинитель несет также бремя опровер­жения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приво­дятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном слу­чае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического, довода защиты. Так, напри­мер, если защитой выдвигается утверждение о невменяемости обвиняемого, она должна в подтверждение этого привести конкретные обстоятельства. Для сторо­ны защиты это не бремя доказывания, ибо ей не обязательно доказать невменяе­мость с полной несомненностью — достаточно, чтобы относительно нее остава­лись хотя бы разумные сомнения.

    Вместе с тем в УПК РФ предусмотрено и специальное бремя доказывания, кото­рое не обязательно лежит на обвинителе. В соответствии с ч. 4 ст. 235 при рассмот-

    1 Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.99 г. по делу о проверке консти­туционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с зап­росами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда го­рода Нижний Новгород.

    рении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре, что соответствует общему правилу. Однако в остальных случаях бре­мя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство. Другими словами, если сторона защиты заявит ходатайство не об исключении недопустимых дока­зательств, а какое-либо другое (например, об отсутсвии оснований для содержа­ния обвиняемого под стражей), бремя доказывания ложится на нее.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34.  35.  36.  37. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.