Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26. > 

    § 8.   Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц 1.   Понятие действия уголовно-процессуального закона по кругу лиц

    Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц — это действие его в отношении различных категорий участников судопроизводства. Оно определяет­ся, прежде всего, принципом равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Кон­ституции РФ). В силу данного принципа уголовно-процессуальный закон действу­ет одинаково в отношении всех, невзирая на пол, расу, национальность, язык, происхождение, имущественное и должностное положение, место жительства, от­ношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям.

    Прежде всего это касается российских граждан. Но процессуальные действия про­водятся согласно УПК РФ и в отношении иностранцев и лиц без гражданства — ког­да они являются обвиняемыми и подозреваемыми либо другими участниками уго­ловного судопроизводства (потерпевшими, свидетелями и т. д.). Вместе с тем в ряде случаев действие российского уголовно-процессуального закона распространяется на иностранных граждан и лиц без гражданства, даже если они совершили преступле­ние не на российской территории. В законодательстве и судебной практике многих государств, в том числе России (ч. 3 ст. 12 УК РФ), признается принцип защиты и безопасности, согласно которому государство вправе привлечь к уголовной ответ­ственности на своей территории и по своим законам любое лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления против его интересов или интересов его граждан вне территории данного государства. Кроме того, экстерриториальная юрисдикция может осуществляться также в силу принципа универсальности, соглас­но которому юрисдикция государства на основе международного права распростра­няется на некоторые преступления, независимо от гражданства подозреваемых или обвиняемых в них лиц и от мест, где они совершены. Это такие преступления, как апартеид, терроризм и некоторые другие (Конвенция о пресечении преступлений апартеида и наказании за него, 30.11.73 г., Европейская конвенция о борьбе с терро­ризмом 27.01.77 г. и т. д.).

    Равенство не отменяет, а, напротив, предполагает процессуальные различия, основанием которых служат определенные обстоятельства, как правило, личного характера, делающие лицо особо уязвимым в уголовном процессе — такие, напри­мер, как несовершеннолетие, состояние здоровья, наличие физических или пси­хических недостатков, незнание языка, на котором ведется судопроизводство, и т. п. Для подобных случаев предусмотрена процессуальная форма, несколько отлич­ная от обычной. Эти отличия продиктованы стремлением законодателя выров­нять фактическое положение таких лиц в процессе с положением прочих его уча­стников за счет введения особых, более благоприятных для них процессуальных условий и дополнительных гарантий.

    Однако действие закона по лицам может базироваться не только на принципе равенства граждан, но и на некоторых иных основаниях. Так, при избрании в каче­стве меры пресечения залога сумма последнего определяется, в частности, в завися* мости от имущественного положения залогодателя (ч. 1 ст. 106 УПК ). Практиче­ски это означает, что малоимущие лица в меньшей степени могут рассчитывать на

    применение этой меры пресечения (например, вместо заключения под стражу), не­жели состоятельные граждане. Справедливость правового основания этой нормы усматривается не в гражданском равенстве, а в индивидуальной адекватности при­менения залога личности подозреваемого или обвиняемого, достаточности для пре­дотвращения риска его сокрытия от дознания, следствия и суда и воспрепятствова­ния производству по делу.

    Изъятия из принципа равенства перед законом и судом и соответственно различ­ное действие уголовно-процессуального закона по лицам допускаются также в силу ряда публично-правовых интересов. Так, должностное положение может обуслов­ливать служебный иммунитет, т. е. особый порядок производства в отношении ряда категорий должностных и некоторых других лиц, включающий получение их соб­ственного предварительного согласия либо разрешения определенных инстанций на проведение в отношении этих лиц всех или некоторых процессуальных действий (см. об этом гл. 35 учебника). Служебный иммунитет означает не приобретение та­кими лицами личных выгод, а гарантию эффективности выполнения ими своих функций. Юридическим основанием он имеет не принцип равенства граждан, а дру­гие правовые начала — суверенного равенства государств и межгосударственного сотрудничества, независимости судей, разделения властей и др.

    Особенности действия уголовно-процессуального закона по лицам проявляют­ся и в таких институтах, как персональная подследственность и подсудность уго­ловных дел. В настоящее время они предусмотрены, прежде всего, для военнослу­жащих (ч. 5-8 ст. 30, подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151). Исходя из публичных интересов сохранения государственной и военной тайны, обеспечения дисциплины и бое­способности Вооруженных Сил РФ, предварительное расследование по эти де­лам производится следователями военной прокуратуры, а судопроизводство — военными судами. Кроме того, персональная подследственность установлена для отдельных категорий лиц, в отношении которых действуют определенные осо­бенности производства по уголовным делам, — предварительное следствие и дознание по ним ведется следователями прокуратуры и (или) Федеральной службы безопасности (подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2, п. 7 ч. 3 и ч. 4 ст. 151). Персональ­ная подсудность определена также для членов Совета Федерации, депутатов Го­сударственной Думы, судей федеральных судов: уголовное дело в отношении них по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, рассматри­вается Верховным Судом Российской Федерации (ст. 452). Более подробно об этом см. § 2 гл. 35 учебника.

    2.   Дипломатический, консульский

    и иные международно-правовые иммунитеты

    Изъятия из общего правила о равенстве всех перед законом и судом сделано также для лиц, обладающих дипломатическим и консульским иммунитетом, а так­же правовыми иммунитетами, определенными международными соглашениями. Любые процессуальные действия в отношении лиц, обладающих дипломатиче­ской неприкосновенностью (дипломатов, дипломатических курьеров, членов пар­ламентских и правительственных делегаций и т. д.), производятся лишь по их просьбе или с согласия, которое испрашивается через Министерство иностран­ных дел РФ (ч. 2 ст. 3 УПК).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.