Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   136.  137.  138.  139.  140.  141.  142.  143.  144.  145.  146. > 

    § 3.   Судебное следствие

    1.   Понятие судебного следствия, вступительные заявления сторон

    Судебное следствие — это этап судебного разбирательства, в ходе которого сто­роны последовательно излагают свою позицию по существу уголовного дела и до­казывают ее путем представления доказательств и их проверки при участии суда.

    Прежде чем начнется исследование доказательств, стороны излагают свою пози­цию по делу, что напоминает вступительные прения (заявления) в английском уго­ловном судопроизводстве (см. § 1 данной главы). Государственный обвинитель из­лагает обвинение, а частный обвинитель по делам частного обвинения — заявление. Закон не говорит о том, что государственный обвинитель оглашает все обвинитель­ное заключение или весь обвинительный акт — речь идет лишь об раскрытии содер­жания обвинения. Только по делам частного обвинения частный обвинитель изла­гает заявление о привлечении лица к уголовной ответственности. Государственный обвинитель вправе избрать любую форму изложения обвинения: огласить полно­стью или частично обвинительное заключение (акт), а также постановление проку­рора об изменении обвинения либо сформулировать обвинение, исходя из содержа­ния постановления о назначении судебного заседания (если обвинение было изменено на предварительном слушании). Б любом случае изложение должно со­держать данные о личности подсудимого, существо и формулировку обвинения.

    После этих действий обвинителя председательствующий задает подсудимому и его защитнику четыре раздельных вопроса: а) понятно ли подсудимому обвине­ние; б) признает ли он себя виновным; в) желает ли подсудимый выразить свое отношение к предъявленному обвинению; г) желает ли его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Если подсудимый заявит, что об­винение ему непонятно, председательствующий должен разъяснить ему, в совер­шении какого преступления он обвиняется, в чем состоит сущность данного обви­нения и какой уголовный закон применен.

    Если подсудимый признает себя виновным частично, председательствующему следует уточнить, на какую часть обвинения (эпизоды, обстоятельства либо ста­тьи, части и пункты статей уголовного закона) распространяется признание, а ка­кую часть он отвергает. Подсудимый вправе мотивировать занятую им позицию.

    Предложение подсудимому и защитнику выразить свое отношение к предъявлен­ному обвинению означает возможность этих лиц сделать так называемое вступитель­ное заявление, содержанием которого является выражение ими своего отношения к предъявленному обвинению, его законности и обоснованности, доказанности или недоказанности. Представляется, что вступительное заявление защитника должно содержать лишь краткую и обобщенную оценку обвинения, он не может здесь вда­ваться в детальные вопросы оценки конкретных доказательств и уголовно-правовой квалификации, т. е. подменять вступительное заявление выступлением, фактически предвосхищающим заключительные судебные прения.

    2.   Определение порядка

    исследования доказательств в судебном следствии

    Вслед за произнесением сторонами вступительных заявлений они должны приступить к определению порядка исследования своих доказательств (ст. 274

    УПК). В состязательном процессе порядок и очередность представления дока­зательств есть всецело дело сторон. Каждая из сторон обязана огласить, в каком порядке желает исследовать представленные ею доказательства. При этом сто­роны могут использовать перечень (список) доказательств, изложенный в об­винительном заключении (акте) и постановлении судьи о назначении судебного заседания; указывать на доказательства, истребованные по ее (стороны) хода­тайству судом на предварительном слушании, а также на свидетелей и специа­листов, которые явились в суд по ее инициативе. Сторона не вправе требовать определенной очередности исследования доказательств, представленных сторо­ной противоположной.

    Первой представляет доказательства сторона обвинения, вслед за ней — сторо­на защиты. Каждая из сторон представляет только те доказательства, которые имеются в ее распоряжении, т. е. доказательства обвинения или доказательства зашиты. Представление сторонами доказательств может состоять: в допросе сви­детелей, потерпевших, подсудимого, оглашении заключений экспертов, допросе экспертов и специалистов, осмотре вещественных доказательств, проведении дру­гих судебных следственных действий (осмотре местности и помещений, следствен­ном эксперименте, предъявлении для опознания, освидетельствования), оглашении протоколов следственных действий и иных документов. Причем конкретная оче­редность исследования тех или иных доказательств определяется самой заинтере­сованной стороной.

    На наш взгляд, показания подсудимого, независимо от их характера (призна­тельного или оправдывающего), всегда должна представлять сторона защиты, к которой принадлежит и сам подсудимый. Что касается стороны обвинения, то в суде она способна представить не устные показания подсудимого (это дело дру­гой стороны), а протоколы допросов подозреваемого и обвиняемого, полученные ею на предварительном расследовании. Поэтому по общему правилу допрос под­судимого должен следовать лишь после того, как сторона обвинения закончит представление своих доказательств. Как результат, обвинитель вынужден искать для суда другие доказательства, не рассчитывая лишь на признательные показа­ния подсудимого, что объективно способствует формированию обвинений, под­твержденных достаточной совокупностью доказательств. Впрочем, с разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент су­дебного следствия. Если в уголовном деле участвует несколько подсудимых, то очередность дачи ими показаний определяется судом с учетом мнения сторон. Кроме того, суд по ходатайству какой-либо из сторон вправе изменить общий по­рядок допроса подсудимого, согласно которому первой его допрашивает сторона зашиты, а сторона обвинения — второй, при условии, что в уголовном деле уча­ствует несколько подсудимых. Основанием данной нормы является принцип ра­венства сторон в состязательном процессе. В самом деле, допрос нескольких под­судимых, начинаемый каждый раз их защитниками, может дать неправомерный перевес стороне защиты, дав подсудимым возможность уже в ходе допроса бес­препятственно согласовать свои показания. Поэтому по ходатайству обвинителя суд может дать ему возможность первым допрашивать всех или некоторых подсу­димых. По этому поводу суд после заслушивания мнения сторон должен принять особое решение.

    3.   Допрос подсудимого. Понятие перекрестного допроса

    Если подсудимый согласен давать показания, первыми его допрашивают защит­ник и участники судебного разбирательства со стороны защиты (другие подсуди­мые и их защитники, гражданский ответчик и его представитель). Такой допрос, который проводит сторона, представившая лицо (в данном случае — подсудимого) для дачи показаний, в теории судопроизводства называется главным. Затем подсу­димого допрашивают государственный обвинитель и участники судебного разби­рательства со стороны обвинения (потерпевший и его представитель, гражданский истец и его представитель). Суд задает вопросы подсудимому только после оконча­ния его допроса сторонами. Допрос, следующий за главным и ведущийся противо­положной стороной, именуется перекрестным допросом. Стороны не ограничены ни в количестве задаваемых ими вопросов, ни в продолжительности допроса.

    Закон не запрещает также передопрос подсудимого сторонами, т. е. такой до­прос, который проводит вызывающая сторона после перекрестного допроса лица стороной противоположной. Передопрос обычно проводится стороной в связи с теми вопросами, которые были заданы в ходе перекрестного допроса, и имеет це­лью сгладить негативные для нее последствия перекрестного допроса лица дру­гой стороной. По правилам перекрестного допроса, допрашиваются также свиде­тели и потерпевшие.

    Для того чтобы предотвратить внушающее воздействие показаний одних под­судимых на показания других, по ходатайству сторон или по инициативе суда до­пускается также допрос подсудимого в отсутствие другого подсудимого, о чем суд принимает особое решение. Однако после возвращения подсудимого в зал судеб­ного заседания председательствующий должен сообщить ему содержание показа­ний, данных в его отсутствие, и предоставляет ему возможность задавать вопросы подсудимому, допрошенному в его отсутствие.

    Роль суда при допросе второстепенна. Во время проведения главного и пере­крестного допросов председательствующий отклоняет наводящие вопросы и воп­росы, не имеющие отношения к уголовному делу. Наводящим вопросом считает­ся вопрос, который ставится таким образом, что внушает желаемый ответ (например: «Вы ведь раньше употребляли наркотики?» или «Вы видели па месте происшествия этого человека?»). Строго говоря, наводящим является всякий во­прос, на который может быть дан ответ «да» или «нет», поскольку вся информа­ция уже «заготовлена» в вопросе допрашивающего лица и ее остается лишь под­твердить или отвергнуть. Суд вправе задавать вопросы допрашиваемому лицу только после окончания его допроса (главного и перекрестного) сторонами. Это предохраняет правосудие от превращения судьи в основное действующее лицо при допросе, в результате чего, как показывает практика, судья чаще всего стано­вится «вторым прокурором». Вопросы судьи не должны становиться новым глав­ным допросом подсудимого. Они могут быть направлены на уточнение ранее дан­ных показаний и выяснение причин их противоречий. Представляется, что суд вправе выяснять у подсудимого обстоятельства, которые не исследовались сторо­нами в ходе главного и перекрестного допросов, однако только при соблюдении условий субсидиарной судейской активности (см. об этом § 1 гл. 21 учебника).

    В судебном следствии допускается оглашение показаний подсудимого, данных им на предварительном расследовании и в предыдущих судебных заседаниях.

    они подвергаются исследованию в судебном разбирательстве и, таким образом, могут быть использованы судом при принятии итогового решения по делу. Учи­тывая, что допрос на досудебных стадиях проводится следователем или дознава­телем без непосредственного судебного контроля, в условиях, когда неправомер­ное воздействие на подозреваемого или обвиняемого может оставаться скрытым, использование этих протоколов для обоснования обвинительного приговора есть определенное отступление от принципа непосредственности судебного процесса. Поэтому законом предусмотрены четыре условия для оглашения в судебном раз­бирательстве показаний подозреваемого и обвиняемого, данных на предваритель­ном расследовании, а также для воспроизведения приложенных к протоколу доп­роса материалов фотографирования, аудио-, видеозаписи, киносъемки показаний:

    одна из сторон или обе стороны ходатайствуют об этом;

    имеются существенные противоречия в показаниях подсудимого, данных им

    в суде и на предварительном расследовании. Существенное противоречие в

    показаниях — это либо отказ подсудимого в судебном заседании от ранее дан­

    ных показаний, либо наличие в его показаниях в суде и на предварительном

    расследовании таких расхождений, которые имеют значение для решения

    вопроса об уголовной ответственности;

    уголовное дело о преступлении небольшой или средней тяжести рассматри­

    вается в отсутствие подсудимого, если подсудимый ходатайствует о рассмот­

    рении данного дела в его отсутствие (ч. 4 ст. 247);

    имеет место отказ присутствующего в судебном заседании подсудимого от

    дачи показаний, но только при условии, что на предварительном расследова­

    нии обвиняемый, согласившийся дать показания, был предупрежден, что его

    показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному

    делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний.

    Согласно п. 1 ч. 2 ст. 75 признаются недопустимыми показания подозреваемо­го, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защит­ника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные им в суде. Дру­гими словами, подсудимый, который в бытность подозреваемым или обвиняемым, давал на предварительном расследовании показания в отсутствие защитника, мо­жет отказаться от этих показаний, что делает их юридически ничтожными. Поэто­му непосредственно перед тем, как оглашать такие показания, председательству­ющий должен спросить подсудимого, подтверждает ли он эти показания. В случае, если подсудимый ответит, что он эти показания не подтверждает, они не подле­жат оглашению.

    4.   Допрос свидетелей и потерпевших

    Свидетели должны допрашиваться в отсутствие недоирошенных свидетелей с тем, чтобы обеспечить объективность их показаний.

    В начале допроса председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет, был ли он ранее знаком с подсудимым и потерпевшим, и если да, то каков характер их отношений; разъясняет ему права, обязанности и ответствен­ность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307,

    308 УК РФ, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

    В отношении свидетеля могут быть применены меры безопасности. Если име­ются достаточные данные о том, что свидетелю, а также его близким родственни­кам, родственникам или близким лицам угрожают в связи с данным делом убий­ством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, допрос свидетеля может про­изводиться в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими, помимо суда, участниками судебного разбирательства (ч. 3 ст. 11, ч. 5 ст. 278 УПК). При этом не идет речь о том, что свидетель допрашивается судом без участия сторон. Исключается лишь зрительное наблюдение свидетеля другими участниками су­дебного разбирательства, но должно сохраняться слуховое восприятие показаний и возможность главного и перекрестного допроса. Например, допрашиваемый свидетель может находиться в другом помещении, вне зала судебного разбира­тельства, которое оборудовано аппаратурой для конференц-связи. В случае при­нятия мер защиты суд вправе также не оглашать подлинных данных о личности свидетеля, в отношении которого предпринимаются вышеназванные меры защи­ты. По аналогии с ч. 9 ст. 166 при необходимости обеспечить безопасность свиде­теля суд должен вынести определение (постановление), в котором излагает при­чины сохранения в тайне сведений о личности свидетеля и присваивает ему псевдоним, например: «Первый», «Второй» либо «Аргус», «Оракул» и т. п. В опре­делении (постановлении) должен также быть приведен образец подписи свидете­ля, которой он будет пользоваться при даче подписки о разъяснении ему прав, обязанностей и ответственности свидетеля. Однако в целях осуществления защи­ты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств (например, при наличии подозрения о неприязнен­ных отношениях свидетеля с подсудимым, потерпевшим и т. д.) стороны могут за­явить ходатайство о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания. В этом случае суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомиться со сведениями о личности свидетеля.

    Допрос свидетелей подчиняется правилам перекрестного допроса. Первой за­дает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю только после его допроса сторонами. Допрошенные свидетели могут остаться в зале судебного заседания или с разре­шения председательствующего покинуть его до окончания судебного следствия. При решении этого вопроса заслушивается мнение сторон.

    Допрос потерпевшего производится в том же порядке, что и допрос свидетеля. Однако в изъятие из общих правил о том, что первой представляет доказательства сторона обвинения и что очередность исследования доказательств определяется стороной, представившей доказательства, потерпевший с разрешения председа­тельствующего вправе в любой момент судебного следствия дать показания.

    Потерпевший и свидетель могут пользоваться письменными заметками, кото­рые суд может затребовать для ознакомления. Письменные заметки могут исполь­зоваться в тех случаях, когда трудно удержать в памяти цифры, даты, технические подробности и т. п. Они не должны превращаться в заранее приготовленный текст показаний, которые свидетель или потерпевший зачитывает суду. Если суд сочтет,

    что характер заметок таков, что нарушает принцип устности судебного разбира­тельства и непосредственности исследования доказательств, он вправе запретить свидетелю или потерпевшему пользоваться ими во время допроса. Кроме того, потерпевший и свидетель вправе зачитывать документы, относящиеся к их пока­заниям, которые и предъявляются суду и могут быть приобщены им к материалам уголовного дела в качестве доказательств.

    Показания потерпевшего и свидетеля, ранее данные ими при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, могут быть ог­лашены в ходе судебного заседания. То же самое относится и к демонстрации фото­графических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе их допросов, воспроизведению аудио-, видеозаписи. Однако такая возможность ограничена ря­дом важных условий, указанных в ст. 281 УПК. Значение положений, содержащих­ся в данной статье, выходит далеко за рамки судебного следствия и судебного раз­бирательства. Во многом благодаря им российский уголовный процесс реально стал обретать черты состязательного судопроизводства. Эти нормы являются га­рантией права каждого обвиняемого на очную ставку, т. е. права допрашивать по­казывающих против него свидетелей или права на то, чтобы эти свидетели были допрошены в его присутствии (подп. (d) пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 г.).

    Во-первых, оглашение, а значит, и использование в качестве судебных доказа­тельств протоколов допросов свидетелей и потерпевших, полученных на предвари­тельном расследовании, а также сопутствующих им материалов, вместо непосред­ственного и устного заслушивания показаний этих лиц теперь стало возможным при неявке потерпевшего или свидетеля, как правило, только с согласия обеих сто­рон. Иначе говоря, любой из участников судебного разбирательства, выступающий либо со стороны обвинения, либо со стороны защиты, может в большинстве случаев наложить «вето» на оглашение протоколов допросов не явившегося в судебное за­седание свидетеля или потерпевшего, которые вследствие этого фактически стано­вятся недопустимыми доказательствами.

    Однако закон (ч. 2,3 ст. 281 УПК) предусматривает и ряд исключений из этого правила. Так, при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству даже одной из сторон либо по собственной инициативе (без получения согласия одновременно обеих сторон) принять решение об огла­шении ранее данных ими показаний в случаях:

    смерти потерпевшего или свидетеля;

    тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

    отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным граждани­

    ном, явиться по вызову суда;

    стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствую­

    щих явке в суд.

    Кроме того, по ходатайству стороны суд может огласить показания потерпев­шего или свидетеля, ранее данные ими при производстве предварительного рас­следования либо в судебном заседании, при наличии существенных противоре­чий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. При этом заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля, обладающих свидетель-

    ским иммунитетом от дачи показаний ( против самого себя или своих близких родственников), не препятствует оглашению их показаний, данных в ходе предва­рительного расследования, — при условии, если они ранее согласилисьдать пока­зания по обстоятельствам, защищаемым этим иммунитетом, будучи предупреж­дены дознавателем, следователем, прокурором или судом о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

    Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапо­зитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- или видеоза­писи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержа­щихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

    5.   Допрос эксперта и специалиста и производство судебной экспертизы

    Помимо допроса потерпевших и свидетелей в судебном заседании возможен допрос экспертов и специалистов. Согласно буквальному содержанию ч. 1 ст. 282 УПК суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследова­ния, для разъяснения или дополнения данного им заключения (ч. 1 ст. 282).

    Между тем правомерность допроса эксперта, давшего заключение на предвари­тельном расследовании не только для разъяснения, но и для дополнения ранее дан­ного им заключения, вызывает сомнения. Дополнение экспертного заключения не может являться содержанием показаний, а должно быть предметом дополнитель­ной экспертизы (ч. 1 ст. 207), поскольку требует проведения экспертных исследо­ваний. Такой вывод подтверждается и содержанием ч. 2 ст. 80, согласно которой показания эксперта — это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном по­сле получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного за­ключения. Как легко можно заметить, в данной норме общего характера, посвя­щенной показаниям эксперта, речь идет не о дополнении, а лишь об уточнении ранее данного заключения. В отличие от дополнения уточнение заключения, как правило, не требует проведения дополнительных исследований, а имеет целью конкретизировать выводы эксперта на основе уже проведенных исследований. Поэтому, на наш взгляд, наряду с разъяснением лишь уточнение заключения мо­жет быть предметом допроса эксперта.

    После оглашения заключения эксперта стороны могут задать ему вопросы. Первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспер­тиза. Суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки отве­тов на вопросы суда и сторон.

    Помимо допроса эксперта закон предусматривает и допрос специалиста, который может привлекаться в судебное разбирательство по инициативе сторон для разъясне­ния сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

    Кроме допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследо­вания, суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе может назначить в судебном разбирательстве судебную экспертизу. В этом случае стороны вправе представить эксперту вопросы, сформулированные ими в письменной форме.

    Если в уголовном деле имеется несколько заключений экспертов, выводы кото­рых противоречат друг другу, суд должен устранить указанное противоречие. При

    этом приоритет отдается более экономному способу — допросу экспертов, кото­рые разъясняют или уточняют свои заключения. Если же таким путем противоре­чия преодолеть невозможно, то согласно ч. 4 ст. 283 должна быть назначена по­вторная либо дополнительная экспертиза.

    6.             Осмотр вещественных доказательств, осмотр местности и помещения

    и другие следственные действия в судебном заседании

    Осмотр вещественных доказательств производится по ходатайству сторон. Суд должен рассмотреть ходатайство стороны и удовлетворить его либо вынести опре­деление или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. Представля­ется, что суд не вправе отказать стороне в удовлетворении ходатайства об осмотре вещественных доказательств, если они имеют отношение к данному делу. Вместе с тем, по смыслу ч. 1 ст. 86 УПК, суд вправе собирать доказательства, поэтому если вещественное доказательство имеет существенное значение для дела (например, при обвинении в незаконном хранении или сбыте наркотического вещества), а сто­роны не заявляют ходатайства о его осмотре, суд может сделать это по собственной инициативе. В этом случае суд осматривает эти предметы, после чего решает вопрос о признании (или непризнании) их вещественными доказательствами. Осмотр ве­щественных доказательств может проводиться судом и по месту их нахождения.

    Осмотр местности и помещения производится судом на основании определе­ния или постановления с соблюдением большинства правил следственного ос­мотра. В судебном осмотре, однако, не участвуют понятые, но зато присутству­ют стороны, а также могут присутствовать другие участники данного судебного разбирательства (свидетели, эксперты и специалисты). Таким образом, осмотр местности или помещения является выездным продолжением судебного заседа­ния. Ход и результаты судебного осмотра фиксируются в протоколе судебного за­седания. Особенностью судебного осмотра является то, что он сочетает черты соб­ственно осмотра и допроса подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта и специалиста, которым могут быть заданы вопросы в связи с осмотром.

    Помимо осмотра в судебном заседании могут быть проведены также и некоторые другие следственные действия, а именно следственный эксперимент, предъявление для опознания, освидетельствование (ст. 288-290). При этом применяются прави­ла, регулирующие данные следственные действия в ходе предварительного рассле­дования. Определенные особенности существуют для проведения в судебном засе­дании опознания. Так, если в ходе предварительного расследования лицо или предмет уже предъявлялись для опознания свидетелю, потерпевшему, подозревае­мому или обвиняемому, то в судебном разбирательстве повторное предъявление для опознания этого объекта тем же самым лицам исключается.

    7.             Оглашение и исследование протоколов следственных действий

    и иных документов

    Протоколы следственных действий, заключение эксперта, данное в ходе пред­варительного расследования, а также иные документы, приобщенные к уголовно­му делу или представленные в судебном заседании (за исключением протоколов допросов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, для которых, как было сказано выше, предусмотрен другой режим оглашения) оглашаются в

    судебном разбирательстве только по особому решению суда, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Ини­циатива в оглашении протоколов следственных действий, заключения эксперта и иных документов может исходить как от сторон, так и от суда. Из данной нормы вытекают два важных следствия.

    Письменные доказательства, полученные на досудебном производстве, ис­

    пользуются судом лишь факультативно (могут оглашаться либо не оглашаться в

    судебном заседании). По возможности суд обязан непосредственно исследовать

    обстоятельства дела в условиях устности и гласности посредством судебных след­

    ственных действий, и только когда это невозможно, оглашать и использовать в

    доказывании материалы предварительного расследования.

    Если суд не огласил протоколы следственных действий, заключение экспер­

    та, данное в ходе предварительного расследования, и иные документы, приобщен­

    ные к уголовному делу, он теряет право использовать их при обосновании приго­

    вора, поскольку приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах,

    которые были исследованы в судебном заседании (ч. 3 ст. 240).

    Документы, вновь представленные в судебное заседание сторонами или истре­бованные судом, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела. Исследование доку­ментов состоит в их оглашении в судебном заседании, представлении для озна­комления сторонам, которые могут задать вопросы стороне, представившей доку­мент; заявить ходатайство о вызове и допросе лица, являющегося источником этого документа; высказать свое мнение об относимости и допустимости данного документа и возможности приобщения его к материалам дела, о необходимости назначения экспертизы документа и т. д. Только после подобного исследования названные документы могут быть положены в основу приговора.

    8.   Окончание судебного следствия

    После проведения судебных следственных действий, оглашения и исследования представленных документов председательствующий опрашивает стороны, желают ли они чем-либо дополнить судебное следствие. В случае заявления ходатайств о дополнении судебного следствия, суд выслушивает мнение сторон и удовлетворяет или отказывает в его удовлетворении. В случае удовлетворения ходатайств о до­полнении судебного следствия, оно возобновляется. Под дополнением судебного следствия понимается проведение дополнительных судебных следственных дей­ствий по собиранию и проверке доказательств, а также приобщение судом к делу по ходатайству сторон новых предметов и документов в качестве доказательств. После выполнения судебных действий, связанных с удовлетворением ходатайств, предсе­дательствующий объявляет судебное следствие оконченным (ст. 291).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   136.  137.  138.  139.  140.  141.  142.  143.  144.  145.  146. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.