Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   134.  135.  136.  137.  138.  139.  140.  141.  142.  143.  144. > 

    § 1. Общие условия судебного разбирательства

    1.             Понятие общих условий судебного разбирательства

    Общие условия судебного разбирательства — это такие уголовно-процессуаль­ные нормы, которые применяются в судебном разбирательстве по каждому уго­ловному делу, т. е. имеют по отношению к этой стадии общий характер. С учетом этого обстоятельства в текстах кодексов их обычно выделяют в отдельную главу, что обеспечивает удобство пользования нормативным материалом. К числу общих условий судебного разбирательства относятся следующие положения: подсуд­ность, непосредственность исследования доказательств, устность и гласность су­дебного разбирательства, неизменность состава суда, равенство прав сторон, участ­ники судебного разбирательства, пределы судебного разбирательства, судебные решения, принимаемые в судебном разбирательстве, регламент судебного заседа­ния, меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, протоколиро­вание судебного заседания.

    Непосредственность исследования доказательств, устность и гласность судеб­ного разбирательства являются не только общими условиями судебного разбира­тельства, но и принципами состязательного уголовного судопроизводства. Они были подробно рассмотрены нами в гл. 4 учебника.

    2.             Подсудность

    Подсудность есть совокупность признаков уголовного дела, которые позволя­ют установить определенный суд, который правомочен рассмотреть это дело в качестве суда первой инстанции. Статья 47 Конституции РФ предусматривает, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Реализации данного кон­ституционного положения служат правила определения предметной (родовой), персональной и территориальной подсудности.

    Предметный (родовой) признак подсудности определяется особенностями предмета производства по уголовному делу, т. е. родом и характером рассматри­ваемых уголовных дел. Род уголовных дел определяется квалификацией деяния по статьям Особенной части УК, характер — некоторыми другими признаками, например наличием в материалах дела сведений, составляющих государственную тайну. С помощью предметной подсудности обеспечивается разграничение ком­петенции судов разных уровней (звеньев) судебной системы.

    УПК прежде всего устанавливает предметную подсудность мировых судей (ч. 1 ст. 31). Им подсудны дела о преступлениях, караемых наказанием не более трех лет лишения свободы, за изъятием тех видов преступлений, которые перечислены в ча-

    сти первой названной статьи. Уголовные дела, подсудные мировому судье, о пре­ступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими воен­ные сборы, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов единолично в порядке, установленном для производства у мирового судьи. В этих случаях приго­вор и постановление могут быть обжалованы в кассационном порядке (ч. 6 ст. 30).

    Подавляющее большинство уголовных дел рассматривают районные суды. По­

    этому их предметная подсудность определяется методом исключения: районным

    судам подсудны дела о всех преступлениях, за изъятием уголовных дел, составля­

    ющих предмет ведения других федеральных судов всех уровней (включая воен­

    ные) и мировых судов.      *

    Предметная подсудность верховных судов республик, краевых (областных) су­дов, судов городов федерального значения, судов автономных областей и авто­номных округов определяется в УПК двумя способами. Во-первых, путем прямо­го указания видов преступлений, дела о которых отнесены к компетенции судов этого уровня. Это не только дела о тяжких или особо тяжких преступлениях, но и преступлениях средней и небольшой тяжести (ст. 294-302 УК РФ и др.). Во-вто­рых, к предметной подсудности этих судов отнесены уголовные дела, переданные в данные суды в порядке ст. 34. 35 УПК, а также те, в материалах которых содер­жатся сведения, составляющие государственную тайну.

    В случае обвинения одного лица или группы лиц в совершении нескольких пре­ступлений, уголовные дела о которых подсудны судам разных уровней, уголовное дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом (ч. 1 ст. 33).

    Персональный признак устанавливает специальные нормы о подсудности уго­ловных дел в зависимости от того или иного социального положения обвиняемого (подсудимого), что является определенным изъятием из принципа о равенстве всех перед законом и судом. Персональную подсудность закон устанавливает в отношении: а) военнослужащих и приравненных к ним лиц; б) отдельных катего­рий должностных лиц, пользующихся служебным иммунитетом.

    Согласно п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального конституционного закона «О военных су­дах Российской Федерации», военным судам подсудны дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются военнослужащие, граждане, проходящие воен­ные сборы, а также граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, при условии, что преступления совершены ими в период прохож­дения военной службы, военных сборов (последняя группа граждан совсем не упоминается в УПК). Дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются военнослужащие, в том числе граждане, проходящие военные сборы, при усло­вии, что преступления совершены ими до призыва либо поступления на военную службу, военные сборы, неподсудны военным судам.

    Подсудность военным судам при конкуренции признаков персональной под­судности с иными судами может определяться по так называемой связи дел. Если уголовное дело по обвинению группы лиц подсудно военному суду в отношении хотя бы одного из них, то оно может рассматриваться военным судом лишь при непременном условии, что против этого не возражают то лицо или те лица, которые не являются военнослужащими или гражданами, проходящими военные сборы. ■ При наличии возражений со стороны указанных лиц уголовное дело в отношении их выделяется в отдельное производство и рассматривается соответствующим судом общей юрисдикции. В случае, если выделение уголовного дела в отдельное производство невозможно, данное уголовное дело в отношении всех лиц рассмат­ривается соответствующим судом общей юрисдикции (ч. 7 ст. 31 УПК).

    В данное время по персональному признаку определяется подсудность Верхов­ному Суду РФ. Как суд первой инстанции он должен рассматривать уголовные дела депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации и судей федеральных судов в случае, если они до начала судебного разбирательства заявят об этом хода­тайство (ст. 452), что служит важной гарантией независимости указанных лиц.

    Кроме того, Верховному Суду РФ также подсудны уголовные дела, отнесен­ные федеральным конституционным законом и федеральным законом к его под­судности. В настоящее время таким законом является Федеральный конституци­онный закон «О военных судах Российской Федерации». Согласно ст. 9 этого закона Военная коллегия Верховного Суда РФ рассматривает в первой инстан­ции, в частности, дела о преступлениях особой сложности или особого обществен­ного значения, которые Военная коллегия вправе принять к своему производству при наличии ходатайства обвиняемого.

    Территориальный признак подсудности состоит в том, что уголовное дело под­лежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления. Это способствует более полному исследованию обстоятельств дела и учету местных условий. Если определить место совершения преступления невозможно (например, кража со­вершена в поезде дальнего следования и точный момент ее окончания неизвес­тен), дело подсудно тому суду, в районе деятельности которого закончено предва­рительное следствие или дознание по делу. Когда же преступления совершены в разных местах", то уголовное дело по постановлению вышестоящего суда переда­ется тому суду, юрисдикция которого распространяется на то место, где соверше­но большинство преступлений, подлежащих рассмотрению по данному делу, или где совершено наиболее тяжкое из них.

    Согласно ст. 35 УПК территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена в следующих случаях:

    по ходатайству стороны — в случае удовлетворения заявленного ею отвода

    всему составу соответствующего суда;

    по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который

    поступило уголовное дело:

    а)             если все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по

    рассматриваемому уголовному делу, что является основанием для их от­

    вода (ст. 63);

    б)            если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголов­

    ному делу проживают на территории, на которую распространяется юрис­

    дикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение террито­

    риальной подсудности данного уголовного дела.

    При этом изменение территориальной подсудности уголовного дела допуска­ется лишь до начала судебного разбирательства. Вопрос об изменении территори­альной подсудности уголовного дела разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем в порядке, установленном для судебного порядка рас­смотрения жалоб (ч. 3, 4, 6 ст. 125).

    Судья, установив в порядке подготовки к судебному заседанию, что поступившее к нему дело неподсудно данному суду, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 227 обязан вынести постановление о направлении дела по подсудности. Уголовное дело направляется по подсудности непосредственно в тот суд, которому оно подсудно. Вместе с тем закон предписывает и исключение из этого общего правила. Так, суд вправе оставить уго­ловное дело, подсудное другому суду того же уровня, в своем производстве, если он уже приступил к его рассмотрению в судебном заседании, а подсудимый на это согла­сен. Однако когда уголовное дело подсудно вышестоящему суду или военному суду, то оно во всех случаях подлежит передаче по подсудности (ст. 34).

    Споры о подсудности между судами не допускаются. Любое уголовное дело, переданное из одного суда в другой в рассмотренном выше порядке, подлежит бе­зусловному принятию к производству тем судом, которому оно передано (ст. 36) Данная норма направлена на предотвращение случаев волокиты и препирательств между судами по поводу подсудности. Суд не вправе отказываться от рассмотре­ния уголовного дела, направленного ему в соответствии со ст. 34 и 35.

    3.             Неизменность состава суда

    Неизменность состава суда является одним из способов обеспечения непосред­ственности исследования судом доказательств по делу. Состав суда в течение все­го судебного разбирательства должен быть постоянным, т. е. уголовное дело рас­сматривается одним и тем же судьей или одним и тем же составом суда. Не допускается также и рассмотрение дела неполным составом суда. Если кто-либо из судей лишен возможности продолжить участие в судебном заседании, то он за­меняется другим судьей и судебное разбирательство уголовного дела начинается сначала (ст. 242 УПК).

    Причинами, лишающими судью возможности продолжать участие в судебном заседании и требующими его замены, могут являться удовлетворение самоотвода или отвода судьи, его длительная болезнь и т. д. В случае непродолжительной бо­лезни судьи его замена не обязательна, и в судебном заседании на это время может быть объявлен перерыв.

    4.             Равенство прав сторон

    В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными пра­вами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письмен­ных формулировок по ряду вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора (п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК), на участие в рассмотрении иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

    Равенство прав сторон в судебном заседании есть их формальное равноправие. Однако для того, чтобы в судопроизводстве соблюдалась реальная состязатель­ность, необходимо не формальное равноправие, ^.равенство возможностей сторон по реализации своих интересов. Формальное равноправие достаточно для создания условий справедливого противоборства только тогда, когда стороны не только юри­дически, но и фактически равны между собой. Если же изначально силы сторон раз­личны, их следует снабдить и неодинаковыми по своему объему и содержанию пра­вами, которые в этом случае уравновешивают суммарные позиции сторон. Поэтому

    в публично-состязательном судопроизводстве, где спорят фактически неравно­сильные субъекты — государство и личность, на стороне последней находятся так называемые преимущества защиты, главным из которых является презумпция не­виновности. Даже в судебном заседании, где стороны имеют внешне тождествен­ные права по представлению и исследованию доказательств, заявлению отводов и ходатайств, высказыванию мнений и выступлению в судебных прениях, в целом их процессуальное положение далеко не совпадает. Бремя доказывания лежит на об­винителе, а все сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

    По смыслу ст. 15 УПК («Состязательность сторон») суд обязан создавать обеим сторонам равные условия для отстаивания ими своих процессуальных позиций. Од­нако одного этого может оказаться недостаточно для обеспечения правосудия, выне­сения по уголовному делу правильного по существу и справедливого решения. Если стороны были объективно поставлены ходом производства в неравные или неспра­ведливые условия, грозящие одной из них неблагоприятным исходом дела, а усилий слабейшей стороны явно недостаточно, чтобы самостоятельно исправить положе­ние, суд не должен дать процессу преждевременно прекратиться легкой победой сто­роны, заставшей другую «врасплох», а обязан восстановить их равновесие с тем, что­бы дело было доведено до логического конца. Для этого допустима определенная субсидиарная (вспомогательная) активность суда в выяснении истины по делу, в том числе проведение им следственных действий. Такая субсидиарная активность нацелена на восстановление равновесия, или фактического равенства сторон. На­пример, в ходе судебного разбирательства одной из сторон предъявляются новые доказательства (например, вызываются для дачи показаний ранее не известные дру­гой стороне свидетели), самостоятельная проверка и опровержение которых в су­дебном заседании явно превышает возможности другой стороны, т. е. является для нее непосильной. В таком случае (при условии бездействия соответствующей, сла­бейшей, стороны, например подсудимого) суд вправе и обязан вызвать необходи­мых свидетелей, истребовать предметы и документы и т. д., способные пролить свет на данные обстоятельства, и таким способом предотвратить несправедливость и нарушение равенства сторон. Ясно, что в подавляющем большинстве случаев в по­добном невыгодном положении рискует оказаться сторона защиты, в то время как у государственного обвинителя потенциальные возможности для собирания опро­вергающих доказательств сохраняются почти всегда. Поэтому предлагаемое пра­вило может расцениваться в основном как элемент института преимущества защи­ты (см. о нем § 5 гл. 4 учебника).

    Нечто подобное можно найти в английском процессе, где судья вправе по соб­ственной инициативе, действуя активно, вызвать и допросить свидетелей, кото­рых не представила ни одна из сторон, чтобы выяснить все неясные вопросы, если, с его точки зрения, это не было сделано сторонами. Однако важно подчеркнуть, что если полученные судом доказательства оказываются обвинительными, т. е. опровергают доводы защиты (так называемые опровергающие доказательства), они могут быть признаны допустимыми только в том случае, когда вызов судом свидетелей был связан с тем, что защита представила из ряда вон выходящие До­казательства, до которых «не мог бы додуматься самый изобретательный ум»1.

    1 См.: Уолкер Р. Английская судебная система. С. 513-514.

    Потребность в субсидиарной активности суда может возникнуть и в том случае, когда выяснение существенных для дела фактов в пользу обвиняемого поставлено под угрозу из-за того, что защитник обвиняемого обнаруживает очевидную неком­петентность или недобросовестность; когда потерпевший, ввиду недостатка средств не пригласивший адвоката, не умеет распорядиться своими правами и т. п. Наконец, следственные действия по почину суда мыслимы для проверки появив­шихся данных о процессуальных нарушениях в целях решения вопроса о допусти­мости представленных сторонами доказательств и защиты прав лиц, участвующих в процессе. Например, получив информацию о применении незаконного насилия к обвиняемому, суд может по своей инициативе допросить это лицо, назначить его освидетельствование и т. д. Такая субсидиарная активность нацелена на восста­новление равновесия, или фактического равенства сторон, и потому для краткости может именоваться эгалитарной (от фр. egalite— равенство).

    Впрочем, инициатива суда уместна и тогда, когда закон предусматривает обя­зательное проведение каких-либо следственных действий, но ни от одной из сто­рон не поступает ходатайства об их проведении. Кроме того, суд может как по хо­датайству стороны, так и по собственной инициативе возвратить дело прокурору из стадии судебного разбирательства в целях устранения препятствий для его рас­смотрения судом, когда в ходе досудебного производства были допущены суще­ственные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве. В подоб­ных случаях, когда инициатива суда продиктована непосредственно интересами соблюдения или исполнения норм закона, речь может идти о легальной субсиди­арной активности суда.

    5.   Участники судебного разбирательства

    К числу общих условий судебного разбирательства закон относит участие в нем: председательствующего в судебном заседании (ст. 243 УПК), секретаря су­дебного заседания (ст. 245), обвинителя (ст. 246), подсудимого (ст. 247), защит­ника (ст. 248), потерпевшего (ст. 249), гражданского истца или гражданского ответчика (ст. 250), специалиста (ст. 251).

    Председательствующий — судья, который руководит судебным заседанием при коллегиальном рассмотрении уголовного дела, а также судья, рассматривающий уголовное дело единолично (п. 26 ст. 5). Перед председательствующим стоят следующие задачи: а) обеспечение состязательности и равноправия сторон; б) обеспечение соблюдения распорядка судебного заседания; в) разъяснение всем участникам судебного разбирательства их прав и обязанностей, порядка их осуществления; г) ознакомление их с регламентом судебного заседания. По смыслу ст. 15 в целях соблюдения состязательного порядка судебного разбира­тельства председательствующий обязан создавать на основе равноправия необхо­димые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, а также принимать меры к тому, чтобы другие члены состава суда должным образом отправляли функцию правосудия, не впадая ни в обвинительный, ни в оправдательный уклон.

    Секретарь судебного заседания ведет протокол судебного заседания. Он обязан полно и правильно излагать в протоколе действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, имевшие место в ходе судебного заседания.

    Секретарь судебного заседания проверяет явку в суд лиц, которые должны участво­вать в судебном заседании. Секретарь судебного заседания принимает участие не только в ходе судебного разбирательства, но и в судебных заседаниях на досудеб­ном производстве — при решении судьей вопроса о применении заключения под стражу и домашнего ареста, продлении сроков содержания под стражей, переводе лица в психиатрический стационар (ст. 107,108, ч. 1 ст. 435), при рассмотрении жа­лоб участников процесса (ст. 125), при рассмотрении вопроса о получении разреше­ний на производство следственных действий и наложении ареста на имущество (ст. 115,165) и др. Кроме того, по поручению председательствующего секретарь вы­полняет действия по составлению предварительного списка присяжных заседате­лей (ст. 326). После назначения судебного заседания по распоряжению председа­тельствующего секретарь судебного заседания производит отбор кандидатов в присяжные заседатели из находящихся в суде общего и запасного годовых списков путем случайной выборки. Секретарь судебного заседания также может проводить проверку обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного за­седателя в рассмотрении уголовного дела. По завершении отбора кандидатов в при­сяжные заседатели секретарем составляется предварительный список с указанием их фамилий, имен, отчеств и домашних адресов, который подписывается секрета­рем судебного заседания, если он составлял данный список.

    Государственный обвинитель — это поддерживающее от имени государства об­винение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры, а по поручению прокурора или в случаях, когда предварительное расследование прове­дено в форме дознания, также дознаватель или следователь (п. 6 ст. 5). Участие го­сударственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, поскольку без этого невозможно обеспечить состязательность процесса. Кроме того, именно государственный обви­нитель начинает судебное следствие, излагая предъявленное подсудимому обвине­ние (ч. 1 ст. 273).

    Государственный обвинитель в судебном разбирательстве является стороной обвинения, а не органом надзора за законностью. Поэтому он, в частности, выска­зывает суду лишь свое мнение по вопросам, возникающим в ходе судебного разби­рательства, а не дает заключения, как это имело место по старому уголовно-про­цессуальному закону (ч, 1 ст. 248 УПК РСФСР 1960 г.).

    Наряду с государственным обвинителем обвинение, в том числе по делам частно-публичного и публичного характера, вправе поддерживать потерпевший (п. 16 ч. 2 ст. 42). Это так называемое добавочное (дополнительное) обвинение, когда потерпев­ший наделен определенным объемом прав (по заявлению ходатайств и отводов, представлению и исследованию доказательств, участию в судебных прениях, обжа­лованию решений суда), но в случае отказа государственного обвинителя от под­держания обвинения не может продолжать поддерживать его самостоятельно.

    Государственный обвинитель в судебном разбирательстве вправе отказаться от обвинения. Отказ от обвинения (полный или частичный) может быть связан с убеждением обвинителя в отсутствии события преступления или состава пре­ступления в деянии подсудимого (п. 1,2 ст. 24) либо в непричастности его к совер­шению преступления, а также с истечением сроков давности уголовного пресле­дования, смертью подсудимого (за исключением случаев, когда производство по

    уголовному делу необходимо для реабилитации умершего); отсутствием заявле­ния потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; обнаружением во время судебного разбирательства отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления в действияходного из лиц, указанных в п. 1-5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448, либо отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и 3-5 ч. 1 ст. 448 (п. 1, 2 ст. 27; п. 3-6 ст. 24).

    Частичный отказ от обвинения может иметь место, когда названные основания касаются только некоторых вменявшихся ранее в вину эпизодов деятельности подсудимого либо только отдельных подсудимых, если их несколько. Отказ госу­дарственного обвинителя от обвинения влечет за собой полное или частичное пре­кращение уголовного дела или уголовного преследования.

    Отказ от обвинения следует отличать от изменения обвинения государствен­ным обвинителем. Такое изменение допускается лишь в сторону его смягчения. Изменение государственным обвинителем обвинения не ведет ни к полному, ни к частичному прекращению уголовного дела или уголовного преследования. Изме­нение обвинения может состоять в исключении из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание, т. е. признаков квали­фицированного состава преступления, включающего предусмотренные соответ­ствующей частью статьи уголовного закона отягчающие обстоятельства (напри­мер, признака особой жестокости, хулиганских побуждений при обвинении в убийстве по ч. 2 ст. 105 УК РФ и т. п.).

    Изменение обвинения государственным обвинителем в судебном разбиратель­стве может выражаться и в исключении из обвинения ссылки на какую-либо нор­му УК РФ, если деяние подсудимого полностью охватывается составом другого преступления, которое изначально было указано (вменялось обвиняемому) в об­винительном заключении или обвинительном акте. В этом случае имеет место возврат к предыдущей квалификации. Переквалификация деяния на новое пре­ступление, обвинение в котором ранее не предъявлялось и не было указано в об­винительном заключении или акте, недопустима, так как это означало бы поворот обвинения к худшему ввиду нарушения права подсудимого на защиту (см. об этом ниже).

    Изменение обвинения государственным обвинителем — это и переквалифика­ция им деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса, предусматривающей более мягкое наказание.

    Подсудимый по общему правилу является обязательным участником судебного разбирательства. При неявке подсудимого рассмотрение уголовного дела должно быть отложено на определенный срок с одновременным вызовом подсудимого в судебное заседание, а к подсудимому, не явившемуся без уважительных причин, могут быть применены меры процессуального принуждения (привод, меры пресе­чения) либо в отношении его может быть направлен запрос иностранному госу­дарству о выдаче (ст. 460). Если подсудимый скрылся, суд приостанавливает про­изводство в отношении этого подсудимого до его розыска, о чем выносится постановление (ч. 3 ст. 253). Закон разрешает приостановление производства по

    делу и в том случае, если на момент подготовки к судебному заседанию место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в судебном разбирательстве отсутствует (ч. 4 ст. 238).

    Впрочем, с согласия подсудимого судебное разбирательство без его участия мо­жет быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести сам подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уго­ловного дела в его отсутствие. Однако это не разрешается, когда по ходатайству под­судимого проводится судебное заседание о постановлении приговора без проведе­ния судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением -* в этом случае участие подсудимого в судебном заседании обязательно (ч. 1 ст. 316).

    Защитник подсудимого участвует в судебном разбирательстве в исследовании доказательств, заявляет ходатайства, излагает суду свое мнение по существу об­винения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсуди­мого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, воз­никающим в ходе судебного разбирательства. Защитник не только участвует в исследовании доказательств, но так же, как и государственный обвинитель, впра­ве представлять их в судебном заседании в силу положения о равенстве прав сто­рон (ст. 244). Защитник излагает свое мнение по существу обвинения и его дока­занности во вступительном заявлении в начале судебного следствия (ч. 2 ст. 273, ч. 1-3 ст. 335), а также в своем выступлении в судебных прениях.

    В соответствии со ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02 г. в ходе судебного разбира­тельства защитник-адвокат не вправе, в частности:

    занимать по делу позицию вопреки воле доверителя (подсудимого), за исклю­

    чением случаев, когда он убежден в том, что доверитель себя оговаривает;

    делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее

    отрицает;

    разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием по­

    следнему юридической помощи, без согласия доверителя;

    отказаться от принятой на себя защиты.

    Потерпевший в судебном заседании, во-первых, участвует в поддержании об­винения, защищая свои права и законные интересы; а во-вторых, является источ­ником доказательственной информации. Он должен быть заранее извещен о ме­сте и времени судебного заседания. При неявке потерпевшего суд решает вопрос о разбирательстве дела или отложении его, в зависимости от того, возможны ли в отсутствие потерпевшего полное выяснение всех обстоятельств дела и защита его прав и законных интересов. Предварительно суд заслушивает мнение государ­ственного обвинителя, подсудимого, защитника, других потерпевших, граждан­ского истца, гражданского ответчика и их представителей о возможности рассмот­рения дела в отсутствие не явившегося потерпевшего. Когда явка потерпевшего признана судом обязательной, рассмотрение дела откладывается. Если при этом причина неявки вызванного в судебное заседание потерпевшего признана судом неуважительной, он может быть подвергнут приводу (ст. 113).

    Неявка потерпевшего без уважительных причин по делам частного обвинения считается его отказом от поддержания обвинения и влечет прекращение дела су-

    дом. Вместе с тем частным обвинителем по делам данной категории может быть не только потерпевший, но и законный представитель несовершеннолетнего по­терпевшего (ч. 1 ст. 318). В этом случае неявка потерпевшего при условии явки частного обвинителя не исключает рассмотрения дела.

    Гражданский истец, гражданский ответчик и их представители участвуют в судебном разбирательстве. В отсутствие гражданского истца суд может рассмот­реть гражданский иск только при условии, если: а) об этом ходатайствует граж­данский истец или его представитель; б) гражданский иск поддерживает проку­рор; в) подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском. Во всех прочих случаях суд вправе оставить гражданский иск без рассмотрения. При этом гражданский истец сохраняет возможность предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства.

    В УПК РФ не дано ответа на вопрос, каковы последствия неявки в судебное заседание гражданского ответчика. Однако представляется, что по аналогии с по­рядком, существующим в гражданско-процессуальном праве, уголовный суд вправе не откладывать рассмотрение иска, а значит, и всего дела, ввиду неявки гражданского ответчика. При этом для рассмотрения иска судом в уголовном про­цессе не имеют значения причины неявки в судебное заседание гражданского от­ветчика, впрочем, как и гражданского истца. Это объясняется второстепенным значением гражданско-правового спора для уголовного судопроизводства, где главным предметом является вопрос об уголовной ответственности, а также со­хранение за гражданским истцом и гражданским ответчиком возможности защи: щать свои имущественные права в порядке гражданского судопроизводства.

    Специалист может быть вызван в судебное заседание не только самим судом, но и по инициативе сторон. При этом суд не вправе отказать сторонам в ходатай­стве о допросе специалиста (ч. 4 ст. 271)- Задачей специалиста является поста­новка вопросов эксперту при назначении экспертизы в судебном разбиратель­стве, оказание помощи суду при проведении судебных следственных действий и разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную ком­петенцию.

    6.   Пределы судебного разбирательства

    и недопустимость поворота обвинения к худшему

    Судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого, т. е. лица, в отношении которого на предварительном расследовании было вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт (ч. 1 ст. 47 УПК). Использование в законе термина «обвиняемый», а не «подсуди­мый», не случайно — законодатель тем самым подчеркнул, что проведение судебно­го разбирательства правомерно в отношении лишь тех лиц, которые имели возмож­ность в полном объеме воспользоваться процессуальными гарантиями права на защиту, предоставленными на досудебном производстве обвиняемому. Другими словами, пределы судебного разбирательства ограничены кругом тех лиц, которые фигурировали в качестве обвиняемых в обвинительном заключении (ст. 220) или обвинительном акте (ст. 225).

    Судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвинению, т. е. обвинению, предъявленному лицу на предварительном расследовании в форме постановления о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительного акта, а в случае предварительного следствия — и в виде обвинительного заключе­ния (ч. 2 ст. 222). Вместе с тем, согласно ч. 8 ст. 246, государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения, что не сопровождается предъяв­лением подсудимому измененного таким образом обвинения. Кроме того, судья в ходе предварительного слушания может частично прекратить уголовное дело или преследование (ст. 239), в связи с чем предметом судебного разбирательства бу­дет являться лишь часть предъявленного обвиняемому обвинения, а именно то, которое указано в постановлении судьи о назначении судебного заседания.

    Одной из важнейших гарантий права обвиняемого на защиту является правило о недопустимости поворота обвинения к худшему (ч. 2 ст. 252). Оно состоит в том, что изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается только в том случае, если этим: а) не ухудшается положение подсудимого; б) не нарушается его право на защиту. Строго говоря, нарушение права на защиту в широком смысле слова также означает ухудшение положения обвиняемого и наоборот — всякое ухудшение положения обвиняемого ослабляет возможности защиты. Однако в узком смысле, который использован в названной норме, ухудшение положения обвиняемого заключается лишь в изменении обвинения на более тяжкое. Более тяжким будет считаться:

    новое обвинение в совершении преступления, за которое уголовным законом

    установлена более суровая ответственность, нежели по прежнему обвине­

    нию. Если верхние пределы санкций статей уголовного закона неодинаковы,

    более тяжким будет считаться обвинение по статье УК, предусматривающей

    более высокую верхнюю границу наказания либо более суровый вид наказа­

    ния. Если верхние пределы санкций одинаковы, принимаются в расчет их ниж­

    ние пределы. При этом более тяжким является обвинение по статье УК, пре­

    дусматривающей более высокую нижнюю санкцию;

    измененное обвинение, юридическая квалификация которого включает по

    сравнению с прежней дополнительные составы преступлений (совокупность

    преступлений), ранее не вменявшиеся обвиняемому;

    измененное обвинение, которое позволяет признать наличие опасного или

    особо опасного рецидива (ст. 18 УК РФ).

    Под нарушением права обвиняемого на защиту понимается такое изменение об­винения, при котором новое обвинение существенно отличается по фактическим обстоятельствам'от ранее предъявленного, т. е. если это влечет за собой изменение представлений о времени, месте, способе и других обстоятельствах совершения пре­ступления, влияющих на доказанность или квалификацию деяния либо могущих повлиять на вид и меру наказания. Переход к такому новому обвинению в судебном разбирательстве лишает подсудимого возможности и времени на то, чтобы всесто­ронне обдумать измененное обвинение, избрать оптимальную позицию защиты, за­явить ходатайства о получении дополнительных оправдательных доказательств, другими словами, нарушает его положение с точки зрения реализации права на за­щиту. Существенное изменение обвинения с фактической стороны ухудшает поло­жение обвиняемого по критерию нарушения права на защиту не только тогда, когда

    в результате обвинение становится более тяжким, но даже в том случае, если изме­ненное обвинение становится более мягким. Так, например, изменение обвинения в вымогательстве, предусмотренном п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в целях получения имущества в крупном размере), на п. «в» ч. 2 той же статьи (вымогательство с при­менением насилия) — это, без сомнения, переквалификация в соответствии с нор­мой, предусматривающей более мягкое наказание (часть третья статьи 163 УК РФ предусматривает максимальное наказание до 15 лет лишения свободы, тогда как часть вторая — лишь 7 лет). Однако новое обвинение существенно отличается по квалифицирующим признакам и фактической фабуле от прежнего, оно не было за­ранее известно и предъявлено обвиняемому, поэтому осуждение его по измененно­му таким образом обвинению было бы неправомерным.

    7.   Решения, принимаемые в судебном разбирательстве

    Помимо вынесения приговора суд в стадии судебного разбирательства вправе принять ряд других решений: об отложении и приостановлении судебного разби­рательства; о прекращении уголовного дела; об избрании, изменении или отмене меры пресечения и др.

    В случае невозможности судебного разбирательства ввиду неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц или в связи с необходимостью истребова­ния новых доказательств, суд своим определением или постановлением (при еди­ноличном рассмотрении дела судьей) откладывает его на определенный срок. Од­новременно он принимает меры по вызову или приводу неявившихся лиц или истребует новые доказательства (ст. 253 УПК). Отложение судебного разбира­тельства лишь на определенный срок направлено против судебной волокиты и на обеспечение срочности судебной защиты прав и законных интересов личности. Вместе с тем принятие судом решения об отложении судебного разбирательства допускается законом лишь при строго определенных условиях: а) при невозмож­ности судебного разбирательства вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц; б) в связи с необходимостью истребования новых доказа­тельств, в том числе для проведения судебной экспертизы.

    После возобновления судебного разбирательства суд продолжает слушание с того момента, с которого оно было отложено (ч. 2 ст. 253). Следует отметить, что это означает, по существу, отказ от принципа непрерывности судебного заседания, который был известен прежнему уголовно-процессуальному законодательству. В соответствии с этим принципом при возобновлении судебного разбирательства судебное разбирательство должно было начинаться с самого начала, что обеспе­чивало целостность и полноту впечатления судей и сторон от исследованных в судебном заседании доказательств. Нередко суды откладывают рассмотрение дел на весьма длительные сроки, порой неоднократно. В промежуток между заседани­ями по данному делу они рассматривают ряд других дел, что способно изгладить или смешать в памяти судей важные детали в показаниях подсудимого, потерпев­шего, свидетелей и т. д. В результате судьи иногда выносят решение по делу фактически не на основании оценки судебных доказательств по делу в их совокуп­ности, а руководствуясь письменными материалами, отрывочными воспоминания­ми, оставшимися от прошлых заседаний, а также отдельными (а потому, возмож­но, односторонними) доказательствами, исследованными в последнем заседании.

    Представляется, что данная новация может оказать отрицательное влияние на непосредственность исследования доказательств в суде и, как следствие этого, обоснованность принимаемых решений.

    Для прекращения уголовного дела в судебном заседании предусмотрены прак­тически те же основания, что и на предварительном слушании в стадии подготов­ки к судебному заседанию (см. § 2 гл. 19 учебника). Кроме того, суд может прекра­тить уголовное дело по основаниям ч. 2 ст. 443 в отношении лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, если оно не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести.

    В ходе судебного разбирательства суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого (ст. 255). При этом установлен срок содержания под стражей подсудимого, который по общему правилу не может пре­вышать 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд (добавим — или с момента заключения подсудимого под стражу самим судом. — А. С.) и до вынесе­ния приговора. Выражение, что срок содержания подсудимого под стражей «не может превышать 6 месяцев* означает, что по общему правилу этот срок считает­ся предельным. Такой подход в целом оправдан, так как мера пресечения не мо­жет быть более строгой, чем грозящее обвиняемому уголовное наказание. Наказа­ние определяет суд, и только от него зависит, за какое преступление и в каком размере оно будет назначено. Следовательно, толкуя сомнения в пользу подсуди­мого, до вынесения судом приговора надо исходить из того, что теоретически ему может быть определено минимальное наказание из числа тех, что предусмотрены уголовным законом. Это значит, что естественным временным пределом содержа­ния под стражей как меры пресечения, которую назначает суд, должна быть ниж­няя граница санкций уголовного закона, предусматривающих лишение свободы. По российскому уголовному праву наименьший срок лишения свободы составля­ет 6 месяцев (ч. 2 ст. 56 УК РФ) — ему и соответствует предельный срок содержа­ния под стражей.

    Продление судом указанного 6-месячного срока — каждый раз не более чем на 3 месяца — должно иметь характер исключения из общего правила. Такое про­дление допускается только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, т. е. таких умышленных преступлениях, наказание за которые превышает соответ­ственно 5 и 10 лет лишения свободы (ст. 15 УК РФ). Предельный срок такого продления законом не ограничен. Представляется, что суд не должен проявлять первоочередной инициативы при избрании в отношении подсудимого мер пресе­чения и продлении срока содержания под стражей, поскольку это не согласуется с его ролью как органа правосудия, а не уголовного преследования (ст. 15 УПК). Инициатива в принятии судом такого решения должна исходить от стороны об­винения.

    Необходимость продления срока содержания подсудимого под стражей должна быть мотивирована судом в решении о продлении срока. Основанием для продления должны быть не общие предположения о том, что освобождение подсудимого из-под стражи существенно затруднит всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела и т. п., а только конкретные доказательства, указывающие на со­хранение оснований для избрания меры пресечения, указанных в ст. 97 УПК.

    Решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке. Вместе с жалобой или протестом в вы­шестоящий суд представляются копия определения (постановление) суда и мате­риалы уголовного дела, которые явились основанием для принятия судебного ре­шения о продлении срока содержания под стражей.

    8.   Регламент судебного заседания, меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании

    Регламент судебного заседания — это внешние требования к порядку ведения, или, иначе говоря, «обрядность» судебного заседания. Эти требования символи­зируют уважение участников судопроизводства и публики, находящейся в зале судебного заседания, к правосудию и сводятся к следующему (ст. 257 УПК):

    при входе судей все присутствующие в зале судебного заседания встают;

    все участники судебного разбирательства обращаются к суду, дают показа­

    ния и делают заявления стоя. Отступление от этого правила допускается

    только с разрешения председательствующего;

    участники судебного разбирательства, а также иные лица, присутствующие в

    зале судебного заседания, обращаются к суду со словами «Уважаемый суд»,

    а к судье — «Ваша честь».

    При нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего или судебного пристава лицо, присутствующее в зале су­дебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения либо удаляется из зала судебного заседания. На него может быть также наложено су­дом денежное взыскание в размере до 25 МРОТ в том же судебном заседании, где это нарушение было установлено (ст. 117,118).

    Неподчинение обвинителя или защитника распоряжениям председательству­ющего, нарушающее порядок в зале судебного заседания, учитывая процессу­альный статус этих участников судопроизводства, не может повлечь за собой их удаление из зала, поскольку без них продолжение состязательного процесса не­возможно. Поэтому в таких случаях слушание уголовного дела по определению или постановлению суда может быть отложено, если не представляется возмож­ным без ущерба для уголовного дела заменить данное лицо другим (ч. 2 ст. 258). Невозможность без ущерба для уголовного дела заменить обвинителя или за­щитника другим может выражаться в том, что отсутствуют юридические либо фактические возможности такой замены. Юридически невозможно, например, заменить частного обвинителя потерпевшего по делам, рассматриваемым миро­вым судьей. Фактически невозможно заменить защитника без ущерба для уго­ловного дела, если в местности, где действует данный суд, нет других адвокатов и т. д. Вместе с тем, если обвинитель или защитник в такой степени нарушают порядок, что своим поведением делают невозможным продолжение судебного заседания, то слушание дела, на наш взгляд, все же следует отложить, даже если это создает определенные трудности для суда, ибо это причинит меньший ущерб уголовному делу, нежели продолжение процесса в подобных условиях. Суд вправе также предупредить обвинителя или защитника о недопустимости непо­добающего поведения.

    Согласно п. 5 ч. 1 и ч. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельно­сти и адвокатуре» от 31.05.02 г. за совершение поступка, порочащего честь и до­стоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры, статус адвоката мо­жет быть прекращен советом адвокатской палаты на основании заключения квалификационной комиссии.

    В случае нарушения подсудимым порядка в судебном заседании он может быть удален из зала судебного заседания только до окончания прений сторон. Учиты­вая процессуальный статус подсудимого и общее правило о недопустимости за­очного рассмотрения уголовных дел, его удаление из зала судебного заседания долж­но быть крайней мерой. Подсудимый может быть удален из зала суда даже на время провозглашения приговора, который объявляться ему под расписку немед­ленно после провозглашения.

    Обеспечивает порядок судебного заседания судебный пристав. При этом он имеет право:

    применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие

    в случаях и в порядке, предусмотренных Федеральным законом «О судеб­

    ных приставах» от 21.07.97 г.;

    удалять из зала судебного заседания по распоряжению председателя суда,

    судьи или председательствующего лиц, нарушающих порядок судебного за­

    седания;

    задерживать лиц, допустивших нарушение общественного порядка в здании

    суда, и передавать их в органы внутренних дел;

    при необходимости обращаться за помощью к сотрудникам органов внутрен­

    них дел и ФСБ, военнослужащим внутренних войск, а судебные приставы по

    обеспечению установленного порядка деятельности военных судов — также

    к военному командованию.

    9. Протоколирование судебного заседания

    В ходе судебного заседания ведется протокол (ст. 259 УПК). Протокол судебного заседания является единственным документом, который отражает весь ход судебно­го разбирательства, способствует постановлению приговора в соответствии с дока­зательствами, рассмотренными в судебном заседании, и обеспечивает возможность контроля со стороны вышестоящих судебных инстанций за выполнением судом тре­бований закона при рассмотрении уголовных дел. В связи с этим председательству­ющий в судебном заседании должен уделять необходимое внимание ведению прото­кола и принимать в ходе судебного заседания надлежащие меры для полного и объективного изложения в нем содержания всего судебного разбирательства.

    Протокол судебного заседания является способом фиксации доказательств, ис­следованных судом. Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании; суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебно­го заседания.

    В протоколе судебного заседания обязательно указываются:

    •               место и дата заседания, время его начала и окончания;

    уголовное дело, рассматриваемое в судебном заседании;

    наименование и состав суда, данные о секретаре, переводчике, обвинителе,

    защитнике, подсудимом, а также о потерпевшем, гражданском истце, граж­

    данском ответчике, их представителях и других вызванных в суд лицах;

    данные о личности подсудимого и об избранной в отношении него мере пре­

    сечения;

    действия суда в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного засе­

    дания;

    заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц;

    определения или постановления, вынесенные судом без удаления в совеща­

    тельную комнату;

    определения или постановления, вынесенные судом с удалением в совеща­

    тельную комнату;

    сведения о разъяснении участникам уголовного судопроизводства их прав,

    обязанностей и ответственности;

    подробное содержание показаний;

    вопросы, заданные допрашиваемым, и их ответы;

    результаты произведенных в судебном заседании осмотров и других дей­

    ствий по исследованию доказательств;

    обстоятельства, которые участники уголовного судопроизводства просят за­

    нести в протокол;

    основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего

    слова подсудимого;

    сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с

    протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него;

    сведения о разъяснении оправданным и осужденным порядка и срока обжа­

    лования приговора, а также о разъяснении права ходатайствовать об участии

    в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

    В протокол заносятся не только заявления и ходатайства участников судебного разбирательства, но и их возражения. Представляется, что возражения могут быть заявлены на действия (либо бездействие) суда, председательствующего, государ­ственного обвинителя, защитника и других участников судебного разбиратель­ства, если они противоречат закону, нормам общей и профессиональной этики. Неправомерен отказ в занесении в протокол указанных возражений по мотивам того, что они не имеют отношения к делу. Участник судебного разбирательства вправе заявить возражения в любой момент судебного заседания, когда допущено нарушение. Недопустим отказ председательствующего фиксировать в протоколе возражения, сопровождаемый предложением заявителю подать свои замечания на протокол после окончания судебного заседания. То же относится и к обстоя­тельствам, которые участники уголовного судопроизводства просят занести в протокол (п. 13 ч. 3 ст. 259).

    Определения, выносимые судом в судебном заседании без удаления в совеща­тельную комнату, подлежат занесению в протокол судебного заседания и в случаях отказа в удовлетворении заявленного ходатайства должны содержать мотивы принятого решения.

    УПК требует указывать в протоколе вопросы, задаваемые участниками судеб­ного разбирательства не только эксперту, но и всем остальным лицам, допрашива­емым в судебном заседании (п. 11 ч. 3 ст. 259).

    Протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и сек­ретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного засе­дания. Трехсуточный срок изготовления и подписания протокола судебного заседания иногда соблюсти довольно трудно, — особенно если судебное разбира­тельство проходило продолжительное время. Поэтому законодатель преду­смотрел возможность изготовления и подписания его по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем. По хо­датайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с ча­стями протокола по мере их изготовления. Если протокол судебного заседания в силу объективных обстоятельств был изготовлен по истечении 3 суток со дня окончания судебного заседания, то участники судебного разбирательства, подав­шие ходатайства об ознакомлении с ним, извещаются о дате подписания протоко­ла и времени, когда они могут с ним ознакомиться.

    Письменные ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания могут быть поданы сторонами в течение 3 суток со дня окончания судебного засе­дания. Этот срок может быть восстановлен судьей, если ходатайство не было по­дано по уважительным причинам. Однако ходатайство об ознакомлении с прото­колом не удовлетворяется, когда срок для кассационного обжалования истек, либо дело уже направлено в кассационную инстанцию, либо находится в стадии исполнительного производства.

    Председательствующий обеспечивает сторонам возможность ознакомления с протоколом судебного заседания в течение 3 суток со дня получения ходатайства. Он может предоставить возможность ознакомления с протоколом и другим участ­никам судебного разбирательства по их ходатайству, но только в части, касаю­щейся их показаний. Время ознакомления с протоколом судебного заседания ус­танавливается председательствующим в зависимости от объема протокола, но не может быть менее 5 суток с момента начала ознакомления. В исключительных случаях председательствующий по ходатайству лица, знакомящегося с протоко­лом, вправе продлить установленное им время. Если участник судебного разбира­тельства явно затягивает время ознакомления с протоколом, председательствую­щий вправе своим постановлением установить определенный срок для такого ознакомления.

    Участники судебного разбирательства вправе получить копию протокола су­дебного заседания, выполненную за их счет.

    В течение 3 суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания сторо­ны могут подать на него замечания. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательству­ющего приобщаются к протоколу судебного заседания. Закон не устанавливает конкретного срока рассмотрения поданных сторонами замечаний председатель­ствующим — говорится лишь о незамедлительности их рассмотрения.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   134.  135.  136.  137.  138.  139.  140.  141.  142.  143.  144. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.