Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   129.  130.  131.  132.  133.  134.  135.  136.  137.  138.  139. > 

    § 2.   Формы подготовки к судебному заседанию

    Стадия подготовки к судебному заседанию в российском уголовном судопро­изводстве имеет две формы: 1) общий порядок подготовки к судебному заседанию (гл. 33) и 2) предварительное слушание (гл. 34 УПК).

    1.   Общий порядок подготовки к судебному заседанию

    Задачи подготовки к судебному заседанию в общем порядке можно разделить на следующие виды:

    контрольно-ревизионные — проверка соблюдения прокурором сугубо процес­

    суальных условий, при которых данное дело может слушаться в судебном раз­

    бирательстве, а именно: подсудно ли уголовное дело данному суду, вручены

    ли копии обвинительного заключения или обвинительного акта обвиняемо­

    му, защитнику, потерпевшему (п. 1, 2 ст. 228);

    правообеспечителъные — подлежит ли отмене или изменению избранная мера

    пресечения, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные

    жалобы, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного

    преступлением, и возможной конфискации имущества, полученного в результа­

    те преступных действий или нажитого преступным Путем (п. 3-5 ст. 228);

    распорядительные — решение вопроса о том, имеются ли предусмотренные

    ч. 2 ст. 229 основания для проведения предварительного слушания, а также

    вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства, которые пе­

    речислены в ч. 2 ст. 231.

    Основанием для принятия судьей решения о назначении судебного заседания в общем порядке, является соблюдение названных выше процессуальных условий, при которых дело может слушаться в судебном разбирательстве; подсудно ли уго­ловное дело данному суду, вручены ли обвиняемому, защитнику и потерпевшему копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Кроме того, выяс­няется вопрос о наличии или отсутствии оснований для проведения предвари­тельного слушания. Таким образом, основания для назначения судьей судебного заседания в общем порядке являются формальными, а не содержательными, и сфера судебного контроля за качеством предварительного расследования сведена к минимуму, ограничиваясь, по сути, лишь проверкой правильности вручения копий обвинительного заключения (акта).

    В случаях, когда названные условия соблюдены, судья выносит постановление о назначении судебного заседания в общем порядке. В постановлении указываются:

    дата и место вынесения постановления, наименование суда, фамилия и ини­

    циалы судьи, вынесшего постановление;

    основания решения о назначении судебного заседания, т. е. положительные

    ответы на вопросы о подсудности дела данному суду, вручении копии обви­

    нительного заключения или обвинительного акта и отсутствии оснований

    для проведения предварительного слушания;

    решение о назначении судебного заседания с указанием фамилии, имени и

    отчества каждого обвиняемого и квалификации вменяемого ему в вину пре­

    ступления;

    дата и время судебного заседания;

    место (помещение суда) судебного заседания;

    состав суда (единоличный или коллегиальный);

    решение о рассмотрении уголовного дела в открытом или закрытом судеб­

    ном заседании (ч. 2 ст. 241);

    решение о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сто­

    ронами;

    решение о назначении защитника, в случае обеспечения защитника по назна­

    чению, когда его участие является обязательным (п. 2-7 ч. 1 ст. 51);

    решение об изменении или оставлении без изменения каждому из обвиняе­

    мых меры пресечения, за исключением случаев избрания меры пресечения в

    виде домашнего ареста или заключения под стражу.

    Представляется, что принятие судьей решения о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами (п. 4 ч. 2 ст. 231), является для суда обязательным. В общем порядке подготовки к судебному заседанию суд не вправе по своему усмотрению исключить из списка те или иные доказательства по моти­вам их недопустимости, так как при появлении такой необходимости должно на­значаться предварительное слушание. Неправомерно исключение из списка заяв­ленных стороной лиц и по мотивам недостоверности показаний, которые они могут дать в судебном разбирательстве, либо безотносительности этих показаний к обстоятельствам дела, так как судья не вправе вдаваться здесь в оценку доказа­тельств, которые намерены представить стороны. Иное могло бы означать отступ­ление от состязательности процесса, в силу которой суд лишь создает необходи­мые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15).

    По делам, назначенным к рассмотрению в судебном заседании, секретарь судеб­ного заседания составляет и направляет повестки о вызове в судебное заседание подсудимых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их пред­ставителей, свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков, а также извещает о месте, дне и часе рассмотрения дела прокурора и защитника. Потерпевшие и свиде­тели, не достигшие шестнадцатилетнего возраста, вызываются в судебное заседа­ние вместе с их родителями или другими законными представителями, которым направляются судебные повестки.

    Повестки должны быть направлены не позднее следующего дня после назначе­ния дела к рассмотрению в судебном заседании. В тех случаях, когда направлен­ная судом повестка окажется не врученной адресату, секретарь судебного заседа­ния обязан немедленно по возвращении ее почтой или рассыльным выяснить причины невручения, доложить об этом судье и по указанию последнего принять меры, обеспечивающие своевременное вручение повестки. Расписки о получении повесток лицами, не явившимися в суд, подшиваются к делу.

    Копия постановления об избранной или измененной судом мере пресечения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также его защитнику или законному представителю по их просьбе (ч. 2 ст. 101).

    По делам частного обвинения (ч. 2 ст. 20), если по ним не проводилось предва­рительного следствия или дознания, подсудимому вручается копия заявлершя по­терпевшего или его законного представителя.

    Принимаются также иные меры по подготовке судебного заседания. Это раз­личного рода организационные действия судьи и секретаря судебного заседания, как-то: обеспечение доставки и надлежащих условий содержания и охраны в суде подсудимых, содержащихся под стражей; предоставление возможности сторонам ознакомления с материалами уголовного дела; разрешение вопросов о предостав­лении подсудимым свиданий с родственниками и иными лицами, о допуске в су­дебное заседание представителей средств массовой информации, а также подго­товка необходимых нормативных актов, изучение специальной литературы и т. д.

    По просьбе стороны суд вправе предоставить ей возможность для дополнитель­ного ознакомления с материалами уголовного дела.

    2.   Предварительное слушание

    В конце 80-х — начале 90-х гг. XIX в. в формах судебного разбирательства в ряде континентальных уголовно-процессуальных систем наметились некоторые перемены, ранее неизвестные этим моделям судопроизводства. Например, в Ис­пании, Италии, Финляндии, а также в России в суде первой инстанции появился подготовительный этап — предварительное слушание, образцом для которого по­служила английская судебная процедура arraignment — привлечение к суду. Пред­варительное слушание обычно предназначено для того, чтобы вызвать в судебное заседание стороны, заранее выяснить их позиции по делу, проверить допустимость представленных доказательств; стороны могут заявить здесь ходатайства об иссле­довании в суде новых доказательств и т. д. Кроме того, данный этап в некоторых случаях может превращаться в ускоренную форму судопроизводства, если обвиня­емый ходатайствует о сокращенном рассмотрении дела, после чего судья уже в ходе предварительного слушания рассматривает дело на основе письменных ма­териалов предварительного следствия и показаний обвиняемого (английская про­цедура arraignment, giudizio abbreviato итальянского процесса и т. п.).

    Предварительное слушание по УПК РФ проводится по ходатайству сторон или по собственной инициативе судьи в следующих случаях:

    при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, заявлен­

    ного ею после ознакомления с материалами уголовного дела либо после на­

    правления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинитель­

    ным актом в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии

    обвинительного заключения или обвинительного акта;

    при наличии основания для возвращения уголовного дела прокурору (ч. 1

    ст. 237);

    при наличии основания для приостановления или прекращения уголовного

    дела;

    для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием при­

    сяжных заседателей.

    В данной стадии получила развитие процедура исключения недопустимых до­казательств. Основанием для исключения доказательства является его недопу­стимость, которая есть следствие нарушения при собирании или проверке дока­зательств требований федерального, в первую очередь уголовно-процессуального закона. При разрешении ходатайства об исключении доказательств применяется институт формального признания. Это заявление, сделанное в процессе одной из сторон, о признании факта, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения. Оно освобождает другую сторону от необходимости даль­нейшего доказывания этого факта, который с тех пор считается установленным. По существу, здесь имеет место презумпция истинности признания, сделанного в пользу другой стороны. Если одной из сторон заявлено ходатайство об исключе­нии доказательства по мотивам его недопустимости, а другая сторона не возража­ет против этого, недопустимость доказательства считается установленной, а су­дья удовлетворяет ходатайство о его исключении из материалов дела (ч. 5 ст. 234). Когда же противоположная сторона оспаривает необходимость исключения дока­зательства, то вопрос о его допустимости делается предметом доказывания. При этом могут быть допрошены свидетели, которым обладают информацией «об об­стоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом» (ч. 8 ст. 234). Очевидно, что допросу подлежат и свидетели, кото­рым что-либо известно и об обстоятельствах изъятия и приобщения к делу не только документов, но и вещественных доказательств.

    Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре (государственном обвинителе). Если же ходатайство об исключе­нии доказательства было заявлено не стороной защиты, а прокурором, потерпев­шим, гражданским истцом или его представителем, бремя доказывания недопус­тимости спорного доказательства лежит на них самих.

    В случае удовлетворения судьей ходатайства об исключении доказательства, судья в постановлении о назначении судебного заседания указывает, какое дока­зательство исключается и какие материалы уголовного дела, обосновывающие ис­ключение данного доказательства, не могут исследоваться и оглашаться в судеб­ном заседании и использоваться в процессе доказывания.

    В УПК РФ было сформулировано новое для российского уголовно-процессу­ального законодательства положение, также заимствованное из английского су­допроизводства, которое в теории процесса именуется предупреждением об алиби. Сущность его состоит в том, что во время судебного разбирательства защите не разрешается, иначе как с согласия суда, представлять свидетельские показания в подтверждение алиби обвиняемого, если уведомление об алиби не было сделано обвинителю заблаговременно, еще в ходе предварительного расследования (ч. 6 ст. 234). Поэтому, когда в суде исследуется вопрос о месте нахождения обвиняе­мого во время совершения преступления, он должен решаться на основе данных, доступных обвинителю, т. е. тех, о которых ему, как правило, было известно еще в ходе предварительного следствия. Иное означало бы нарушение принципа равен­ства сторон, ибо неожиданное представление свидетельских показаний об алиби непосредственно в ходе судебного разбирательства слишком часто делало бы не­посильной для стороны обвинения задачу их опровержения в судебном заседа­нии. Это практически лишало бы ее состязательного права на вызов и допрос сви­детелей в ее пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против нее. Поэтому законодатель установил правило, что ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого подлежит удов­летворению лишь в том случае, если оно было заявлено в ходе предварительного расследования, но было отклонено обвинителем. Единственное исключение сде­лано для тех ситуаций, когда о наличии свидетеля алиби защите стало известно

    только по окончании предварительного расследования. Установить этот факт на предварительном слушании судья может, например, допросив такого свидетеля (ч. 8 ст. 234).'

    По результатам предварительного слушания судья вправе принять одно из сле­дующих решений:

    о направлении уголовного дела по подсудности, если оно неподсудно данно­

    му суду;

    о возвращении уголовного дела прокурору;

    о приостановлении производства по уголовному делу;

    о прекращении уголовного дела;

    о назначении судебного заседания.

    Закон также предусматривает возможность в ходе предварительного слушания изменения прокурором обвинения (ч. 5 ст. 236). При этом прокурор может в данной стадии изменить обвинение лишь при том условии, что этим не ухудшается поло­жение подсудимого и не нарушается его право на защиту. В противном случае об­виняемый встретился бы в суде с ранее не известным обвинением, которое не предъявлялось ему на предварительном расследовании, что нарушало бы его пра­во на защиту.

    В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодатель­ства УПК РФ не предусматривает право суда направить уголовное дело для до­полнительного расследования (такое полномочие оставлено только прокурору — ст. 221, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не про­ведение дополнительного расследования, а устранение нарушений закона, связан­ных с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта, с нарушением права обвиняемого на ознакомление с указанными докумен­тами и т. д. Рассмотрим основания для возвращения дела прокурору более по­дробно.

    1. Составление обвинительного заключения (акта) с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1 ст. 237). Чтобы служить основаниями для возвращения дела проку­рору, нарушения требований составления обвинительного заключения (акта) должны исключать саму возможность постановления судом приговора или выне­сения иного решения на основе данного заключения или акта. При этом судебная практика исходит из того, что если на досудебных стадиях производства по уго­ловному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то

    1 Следует, однако, указать, что постановлением Конституционного Суда Российской Фе­дерации «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» от 29 июня 2004 г. часть шестая статьи 234 УПК Российской Федерации признана не соответствующей Конституции Российской Федера­ции, ее статьям 45 (часть 2), 46 (часть 1) и 49 (часть 2), в той мере, в какой содержащиеся в ней положения исключают возможность удовлетворения ходатайства защиты о вызове сви- ■ дстеля для установления алиби подсудимого, если оно не заявлялось в ходе предваритель­ного расследования и не было отклонено дознавателем, следователем, прокурором.

    ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться состав­ленными в соответствии с требованиями УПК.1

    Под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинитель­ного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует пони­мать такие нарушения изложенных в ст. 220,225 УПК РФ положений, которые ис­ключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения су­дебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключе­нии или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постанов­лении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден про­курором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняе­мого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и др.

    Следует также иметь в виду, что во всех случаях после возвращения дела судом прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные или иные процессуальные дей­ствия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт.2

    Судья также обязан возвратить уголовное дело прокурору, если копия обви­

    нительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому

    (п. 2 ч. 1 ст. 237). Имеется одно исключение из этого правила — дело не возвраща­

    ется прокурору, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного

    заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения

    копии обвинительного заключения или акта и прокурор направил уголовное дело

    в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была

    вручена обвиняемому.

    Дело возвращается прокурору и в том случае, когда при ознакомлении обви­

    няемого с материалами уголовного дела ему не было разъяснено его право хода­

    тайствовать: о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, о примене­

    нии особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с

    предъявленным ему обвинением, о проведении предварительного слушания.

    Возвращение уголовного дела прокурору предусмотрено также для соединения

    уголовных дел, если при наличии для этого оснований такое соединение не было осу­

    ществлено на стадии предварительного расследования (п. 4 ч. 1 ст. 237). Сам судья не

    вправе принимать решения о соединении поступивших к нему уголовных дел, по­

    скольку это означало бы принятие им на себя в этой части функции обвинения.

    В п. 3 ч. 1 ст. 237 предусмотрено такое основание для возвращения дела про­

    курору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвини­

    тельного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о при­

    менении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом,

    1              См.: п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О

    применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» //

    Российская газета. 2004. 25 марта.

    2              Часть четвертая статьи 237 УПК РФ, не допускавшая производство следстнешшх

    действий при возвращении судом дела прокурору, признана Конституционным Судом

    РФ несоответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 45 (часть 1), 46

    (части 1 и 2) и 52.

    согласно ч. 5 ст. 443, может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не уста­новлено, или что заболевание лица, совершившего преступление, не является пре­пятствием для применения к нему уголовного наказания.

    Следует, однако, учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 суд не является ор­ганом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Возвращение же судьей по своей собственной инициативе уголовного дела прокурору по данному основанию фактически равнозначно даче судом пору­чения прокурору привлечь данное лицо к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, что нельзя расценить иначе как акт уголовного преследования. По­этому названную норму необходимо, на наш взгляд, толковать ограничительно, а именно: возвращение дела судьей прокурору по данному основанию возможно только по ходатайству стороны обвинения, но не по инициативе судьи.

    Производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не связанных с исправлением процессуальных нарушений, явившихся основанием для возвращения дела прокурору, не допускается, а доказательства, полученные но истечении 5-суточного срока, установленного для устранения этих нарушений, либо при производстве каких-либо посторонних процессуальных действий, призна­ются недопустимыми.

    Суд может по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом и в других случаях, когда в ходе досудебного производства допущены существенные нару­шения закона, не устранимые в судебном производстве. Однако это не должно становиться поводом для проведения дополнительного расследования, ибо воз­вращение дела прокурору имеет целью не восполнение неполноты произведенно­го дознания или предварительного следствия, а лишь устранение допущенных нарушений. Однако при этом возможно проведение органами предварительного расследования следственных и иных процессуальных действий, требующихся для ликвидации последствий допущенных ранее нарушений.'

    При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресе­чения в отношении обвиняемого (ч. 3 ст. 237). Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей должен исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее, не превышая своего предельного значения.

    Судья в данной стадии может приостановить производство по уголовному делу. Для приостановления производства закон устанавливает ряд оснований. Так, судья приостанавливает производство по делу в случае, когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно (п. 1 ч. 1 ст. 238). При побеге обвиняе­мого, который содержался под стражей, судья возвращает дело прокурору и пору­чает ему обеспечить розыск обвиняемого. Когда скрылся обвиняемый, не содер­жащийся под стражей, судья избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск.

    1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8.12.03 г. № 18-tI «По делу о про­верке конституционности положений статей 125, 219,227, 229, 236, 237,239, 246, 254, 271, 378,405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Феде­рации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан») // Россий­ская газета. 2003.23 декабря.

    Если обвиняемый скрылся, но по данному делу имеются и другие обвиняемые, все производство по делу приостанавливается только тогда, когда в отсутствие скрывшегося обвиняемого дело не может быть разрешено всесторонне, полно и объективно. В ином случае должно приостанавливаться и выделяться в отдельное производство дело лишь в отношении скрывшегося обвиняемого, а в отношении остальных обвиняемых — назначаться к рассмотрению в судебном заседании.

    Тяжкое заболевание обвиняемого влечет приостановление производства по делу, если оно (заболевание) препятствует его участию в судебном заседании (п. 2 ч. 1 ст. 238). Факт такого заболевания может быть подтвержден медицинским за­ключением, которое не является заключением судебно-медицинского эксперта, поскольку экспертиза в стадии подготовки к судебному заседанию не произво­дится. Когда заболевание обвиняемого является психическим расстройством, вопрос о приостановлении производства по делу может решаться различным, при­чем не всегда положительным, образом:

    если психическое расстройство обвиняемого связано с опасностью для него

    или других лиц либо с возможностью причинения им иного существенного

    вреда, то производство по делу не приостанавливается, а назначается судеб­

    ное заседание, в котором рассматривается вопрос об освобождении лица

    от уголовной ответственности и о применении к нему в соответствии с ч. 1

    ст. 443 принудительных мер медицинского характера;

    если психическое расстройство обвиняемого одновременно удовлетворяет

    следующим условиям: а) не связано с такой опасностью; б) наступило после

    совершения уголовно-противоправного деяния; в) является хроническим, —

    то дело в отношении него прекращается на основании ч. 2 ст. 443;

    если психическое расстройство обвиняемого не представляет опасности и

    имеются сведения, дающие основание полагать, что запрещенное уголовным

    законом деяние совершено лицом в состоянии невменяемости, судья должен

    передать дело в судебное заседание, в котором будет назначена судебно-пси-

    хиатрическая экспертиза в целях проверки психического состояния данного

    лица и рассмотрен вопрос о прекращении в отношении него уголовного дела

    ввиду отсутствия в деянии состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и

    ч. 3 ст. 443;

    если психическое расстройство обвиняемого: а) не представляет опасности;

    б) наступило после совершения уголовно-противоправного деяния и в) яв­

    ляется согласно медицинскому заключению временным, то производство по

    делу может быть приостановлено на основании п. 2 ст. 238.

    Основанием для приостановления судьей производства по уголовному делу может быть и направление судом запроса в Конституционный Суд РФ или при­нятие Конституционным Судом к рассмотрению жалобы о соответствии закона, примененного или подлежащего применению в данном уголовном деле, Консти­туции Российской Федерации (п. 3 ч. 1 ст. 238). Направление судом запроса в Кон­ституционный Суд Российской Федерации является основанием для приостанов­ления производства по делу не только в том случае, если запрос направлен судьей, проводящим данное предварительное слушание, но и любым другим судом.

    Производство по уголовному делу приостанавливается также в случае, когда место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его уча­стия в судебном разбирательстве отсутствует (п. 4 ч. 1 ст. 238).

    Судья на предварительном слушании может также прекратить дело или уго­ловное преследование по следующим основаниям:        .

    истечение сроков давности уголовного преследования;

    смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда про­

    изводство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

    отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть воз­

    буждено не иначе как по его заявлению (за исключением случаев, преду­

    смотренных ч. 4 ст. 20);

    отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях

    одного из лиц, указанных в п. 1—5,9 и 10 ч. 1 ст. 448, либо отсутствие согла­

    сия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конститу­

    ционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей

    на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого

    одного из лиц, указанных в п. 1 и 3-5 ч. 1 ст. 448;

    отсутствие состава преступления, когда до вступления приговора в закон­

    ную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым

    уголовным законом;

    вследствие акта об амнистии;

    наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в за­

    конную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или

    постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

    наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного по­

    становления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении

    уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уго­

    ловного дела;

    отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федера­

    ции в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Россий­

    ской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) от­

    каз Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица;

    отказ прокурора от обвинения;

    в связи с примирением сторон;

    в связи с деятельным раскаянием.

    При прекращении уголовного дела, так же как и при приостановлении по нему производства, судья в данной стадии вправе оценивать доказательства не только с точки зрения их допустимости, но также относимости к обстоятельствам, подле­жащим доказыванию по делу, достоверности и достаточности.

    Судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, не подлежит обжалованию. Исключение составляют решения о прекращении уго­ловного дела и о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   129.  130.  131.  132.  133.  134.  135.  136.  137.  138.  139. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.