Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   113.  114.  115.  116.  117.  118.  119.  120.  121.  122.  123. > 

    § 1.   Основания и порядок привлечения лица в качестве обвиняемого

    1.   Понятие привлечения лица в качестве обвиняемого

    Привлечение в качестве обвиняемого — это выдвижение в ходе предваритель­ного расследования первоначального обвинения, т. е. первого официального утвер­ждения органа уголовного преследования о доказанности совершения определен­ным лицом деяния, запрещенного уголовным законом. Привлечение в качестве обвиняемого равнозначно привлечению лица к уголовной ответственности, но не ее наступлению (реализации), ибо обвиняемый до вступления в законную силу приговора суда считается невиновным (ст. 14 УПК). Именно в этом значении тер­мин «привлечение к уголовной ответственности» употребляется в УПК (п. 2 ч. 1 ст. 154, ч. 3 ст. 214, ч. 3 ст. 414) и в УК РФ (ст. 299). О понятиях первоначаль­ного и окончательного обвинения см. п. 4 § 1 гл. 3 и § 1 гл. 13 учебника).

    Привлечение в качестве обвиняемого необходимо отличать, во-первых, от про­цессуальных действий, обозначающих возникновение подозрения в совершении лицом преступления, которые имеют подготовительный характер по отношению к формированию обвинения — привлечение к уголовному преследованию (ст. 23), возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица (п. 1 ч. 1 ст. 46); во-вторых, от функции обвинения или уголовного преследования — общей дея­тельности по подготовке и поддержанию обвинения (п. 55 ст. 5, ст. 21); в-третьих, от формирования окончательного обвинения — составления обвинительного за­ключения, обвинительного акта. Первоначальное обвинение иногда может совпа­дать с обвинением окончательным, тогда привлечение в качестве обвиняемого как отдельный процессуальный институт отсутствует. Так происходит при принятии заявления потерпевшего по делам частного обвинения (ч. 7 ст. 318), а также при составлении обвинительного акта по окончании дознания (ст. 225).

    Выдвижение первоначального обвинения является центральным этапом ста­дии предварительного расследования и имеет следующее процессуальное зна­чение:

    определяет пределы дальнейшего производства, которое будет вестись толь­

    ко в отношении привлеченных лиц и только по тем преступлениям, по кото­

    рым они привлечены к уголовной ответственности в качестве обвиняемых;

    означает появление в процессе такого его участника, как обвиняемый (ч. 1

    ст. 47), а также начало защиты от определенного обвинения;

    создает ординарные условия для применения мер процессуального принужде­

    ния в отношении обвиняемого (мер пресечения, отстранения от должности).

    В российском уголовном судопроизводстве в структуре привлечения лица в качестве обвиняемого принято выделять три элемента: а) вынесение постановле-

    ния о привлечении в качестве обвиняемого; б) предъявление обвинения; в) до­прос обвиняемого.

    2.   Основания и условия привлечения в качестве обвиняемого

    Уголовно-процессуальный закон требует привлекать в качестве обвиняемого только «при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвине­ния лица в совершении преступления» (ч. 1 ст. 171). Смысл этого требования и, соответственно, основания для привлечения лица в качестве обвиняемого состоит в следующем.

    Во-первых, по делу должно быть установлено совершение определенным лицом конкретного преступления или преступлений, что является фактическим основа­нием обвинения.1 Это означает, что к моменту вынесения постановления о при­влечении лица в качестве обвиняемого должны быть доказаны все юридически значимые обстоятельства, необходимые для квалификации, а именно:

    событие преступления, включая время, место, способ и другие обстоятель­

    ства совершения преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73);

    виновность лица в совершении преступления (п. 2 ч. 1 ст. 73);

    отсутствие обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость дея­

    ния (п. 5 ч. 1 ст. 73).

    Иные обстоятельства, указанные в ст. 73 (характеристика личности обвиняе­мого, размер причиненного ущерба, обстоятельства, способствовавшие соверше­нию преступления), могут быть установлены и на следующем этапе предвари­тельного следствия — при условии, если они не влияют на квалификацию содеянного.

    Во-вторых, указанные выше обстоятельства должны быть установлены на осно­ве достаточных уголовно-процессуальных доказательств (информационное осно­вание обвинения). Данные непроцессуального характера (например, оперативно-розыскная информация) не могут быть положены в основу обвинения. Понятие достаточности доказательств применительно к данному институту законом не рас­крывается, что требует решения этой проблемы на теоретическом уровне.

    В теории российского уголовного процесса мнения по этому вопросу раздели­лись. Некоторые авторы полагают, что обстоятельства, служащие фактическим основанием для привлечения лица в качестве обвиняемого, не всегда должны быть установлены достоверно. Основным аргументом сторонников этой точки зрения является то, что к моменту привлечения лица в качестве обвиняемого сле­дователь часто еще не располагает всей совокупностью доказательств, которые могут быть собраны на предварительном следствии, так как процесс доказывания

    1 Основания для принятия любого процессуального решения можно представить как систему, имеющую три иерархических уровня: а) юридический, состоящий из правовых норм, предусматривающих соответствующее процессуальное действие; б) фактический, включающий обстоятельства, выступающие в качестве причин и условий его проведения; в) информационный, требующий наличия определенных сведений, указывающих на эти обстоятельства. Здесь мы рассматриваем фактический и информационный уровни осно­вания для привлечения лица в качестве обвиняемого. Юридическим основанием для это­го процессуального действия являются нормы, предусмотренные ст. 171 УПК.

    в этой стадии пока не завершен.' Другая точка зрения состоит в том, что достаточ­ными для привлечения в качестве обвиняемого являются доказательства, кото­рые ведут к достоверному выводу о его виновности.2

    Представляется, что причина данного научного спора кроется в не вполне коррек­тном отождествлении понятий «объективная истина» и «достоверностьзнания». Как отмечалось нами ранее (§ 3 гл. 4 учебника), достоверность есть представление об ис­тине в нашем сознании, характеристика доказательности знания. Достоверным явля­ется вывод, в отношении которого не возникает разумных сомнений, т. е. отсутствуют какие бы то ни было исключения из практического опыта, находящегося в распоря­жении субъекта познания. В данном случае таким субъектом является следователь, для которого практический опыт выражается, прежде всего, в совокупности собран­ных им по делу доказательств. Но достоверность познания, как правило, несет в себе абстрактную возможность иного вывода, по той простой причине, что объем подтвер­ждающего достоверность опыта, находящегося в распоряжении отдельного субъекта, всегда ограничен. Так, при привлечении лица к уголовной ответственности у следо­вателя не должно быть практических сомнений в виновности обвиняемого, посколь­ку весь собранный им на этот момент объем доказательств однозначно и непротиво­речиво указывает именно на это обстоятельство. Однако следует иметь в виду, что виновность лица пока установлена следователем на основе относительно ограничен­ного объема практики (доказательств) — без учета всех доводов и доказательств за­щиты, которые, возможно, будут выдвинуты ею после предъявления обвинения и, как следует абстрактно предположить, способны поставить его под сомнение. Иначе говоря, наличные доказательства при привлечении лица в качестве обвиняемого дол­жны приводить следователя к однозначному, и потому достоверному, выводу о ви­новности обвиняемого, но этот вывод (как и всякое достоверное суждение) относите­лен. Поэтому после привлечения лица в качестве обвиняемого процесс доказывания может продолжаться по трем основным направлениям: а) опровержение или подтвер­ждение доводов защиты; б) доказывание новых или других существенных обстоя­тельств совершения преступления, выявленных следователем по собственной ини­циативе; в) установление остальных элементов предмета доказывания, которые могут не определять квалификацию преступления, если они не были выяснены ранее.

    Кроме наличия оснований, для привлечения лица в качестве обвиняемого не­обходимо соблюдение ряда других условий:

    • обвинение, на наш взгляд, может быть выдвинуто только по событиям (фак­там), тождественным с точки зрения своего фактического содержания тем, по которым возбуждалось данное уголовное дело. Например, в рамках уголовного дела, возбужденного лишь по факту незаконного ношения лицом оружия, нельзя привлечь его в качестве обвиняемого за убийство или незаконный сбыт наркотиков — для этого требуется возбуждение новых уголовных дел и соедине­ние их с данным делом. В то же время, при тождественности установленного события (событий), квалификация преступления, данная при возбуждении дела, может быть «свободно» изменена на другую либо дополнена — например,

    1              Строгович М.  С. Курс советского уголовного процесса: В II т. М.,  1970. Т. II.

    С, 84-85; Карнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обо­

    снованность. М, 1972. С. 105,116.

    2              Алексеев Н. С, Лукашевич В. 3. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизвод­

    стве (возбуждение дела и предварительное расследование). Л., 1970. С. 78-90.

    незаконное хранение огнестрельного оружия переквалифицировано на его не­законное изготовление, квалификация хулиганских действий дополнена умыш­ленным причинением при их совершении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью и т. д. Данное условие не нарушается и тогда, когда по делу, возбуж­денному в отношении конкретного лица, в качестве обвиняемого привлекается другой человек, если в отношении первого лица уголовное преследование пре­кращено в связи с его непрчастностью к совершению преступления1;

    Надлежащий субъект выдвижения обвинения. Постановление о привлечении

    в качестве обвиняемого должно быть вынесено не подлежащим отводу,

    принявшим дело к производству следователем, начальником следственного от­

    дела, прокурором (или дознавателем в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 224),

    с соблюдением правил подследственности. При выполнении неотложных

    следственных действий по делу, подследственному другому органу рассле­

    дования, в порядке ч. 5 ст. 152, ст. 157 УПК обвинение выдвигать нельзя;

    отсутствие ограниченного служебного иммунитета у «потенциального» об­

    виняемого (ст. 447). Для выдвижения обвинения против таких лиц установ-

    н   лен особый порядок (ст. 448).

    3.   Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого

    Первым этапом привлечения лица в качестве обвиняемого является вынесение об этом постановления, в котором содержится первоначальное обвинение. Содер­жание и форма данного постановления детально регулируются законом (ч. 2 ст. 171 и приложением 92 к ст. 476 УПК). Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого должно полно и точно отразить фактическую и юридическую сторо­ны первоначального обвинения.

    Понятие фактической стороны обвинения равнозначно понятию объема обви­нения. В постановлении требуется подробно описать конкретные обстоятельства каждого вменяемого в вину преступления, все признаки состава преступления и все квалифицирующие обстоятельства. Б частности, в нем должны быть отраже­ны форма вины и необходимые для квалификации некоторых составов мотив и цель преступления. При обвинении в преступлении, связанном с нарушением подзаконных нормативных актов, необходимо указать, какие именно их нормы нарушены (например, положения правил дорожного движения, инструкций по технике безопасности). Если по делу уже установлены иные обстоятельства, ука­занные в ч. 1 ст. 73, то они также могут быть приведены в постановлении (напри­мер, отягчающие и смягчающие вину обстоятельства).

    Уголовно-процессуальный кодекса формально не требует в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого приводить ссылки на доказательства, под­тверждающие обвинение (ч. 2 ст. 171).

    Буквальное толкование данной статьи УПК обычно приводит на практике к тому, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого доказательства не указы­ваются. Однако это положение находится в противоречии с общим требованием о необходимости обоснованности и мотивированности постановлений (ч. 4 ст. 7), т. е. письменного анализа всех оснований принимаемых решений в самом их тексте. Но ■

    1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 3.

    важнейшим элементом оснований для привлечения в качестве обвиняемого являют­ся доказательства обвинения (ч. 1 ст. 171). Отсутствие ссылок на доказательства об­винения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не только ущемляет право на защиту, но и противоречит международно-правовому праву обвиняемого «быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характе­ре и основании предъявленного ему обвинения* (подп. «а» п. 3 ст. 6 Конвенции о за­щите прав и основных свобод человека от 04.11.50 г.). Подробное уведомление об ос­нованиях обвинения означает ознакомление с доказательствами (еще раз напомним, что именно их ч. 1 ст. 171 УПК считает основанием обвинения). Без уведомления об обосновывающих обвинение доказательствах сторона защиты не может полноценно выполнять свою функцию. Если лицо знает лишь то, в чем его обвиняют, но не знает, на основании чего, оно не может оспаривать аргументы своего процессуального про­тивника. Это не только не способствует подлинной обоснованности обвинения, но и нарушает равноправие сторон как элемент состязательности (ч. 3 ст. 123 Конститу­ции РФ, ст. 15 УПК), предоставляя незаслуженное преимущество обвинителю.

    Учитывая приоритет международно-правовых и конституционных норм перед отраслевым законодательством, следует, на наш взгляд, признать обязанность следователя указывать основные доказательства обвинения в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.1

    Юридическая сторона обвинения означает его уголовно-правовую формулиров­ку, оценку. Она излагается в постановлении в соответствии с диспозицией уго­ловно-правовой нормы с указанием пунктов, частей и статей Уголовного кодекса РФ. При этом в необходимых случаях следует ссылаться и на нормы Общей части УК (соучастие, неоконченная преступление, рецидив).

    На практике получило распространение явление, которое можно назвать «ква­лификацией с запасом», когда следователь при малейшем сомнении в юридиче­ской оценке деяния пытается вменить обвиняемому максимально тяжкое пре­ступление из всех возможных в данном случае. При этом расчет делается на то, что прокурор при утверждении обвинительного заключения и суд при постанов­лении приговора могут «смягчить» квалификацию, но не смогут ее «ужесточить». Такая практика противоречит закону. В результате обвинение опирается на нео­боснованное предположение, а его завышенная тяжесть является условием для применения более строгих мер процессуального принуждения. В частности, это может привести и к незаконному заключению обвиняемого под стражу.

    Обвинение должно быть конкретным по отношению к преступлениям и инди­видуальным по отношению к лицам. Поэтому при обвинении лица в совершении нескольких преступлений при их совокупности в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого каждое преступление должно быть описано отдельно. Личный характер обвинения служит причиной, по которой постановление о при­влечении в качестве обвиняемого выносится в отношении каждого лица, обвиняе­мого по одному и тому же делу.

    1 Аналогичная позиция была ранее высказана в литературе: Жогин Н. В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. М., 1968. С. 139-140; Леей А. А., Шадрин В. С. Об участии защитника в предварительном следствии//Социалистическая законность. 1987. № 4. С. 87; Зинатуллип 3. 3. Общие проблемы обвинения и защиты. Ижевск, 1989. С. 24.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   113.  114.  115.  116.  117.  118.  119.  120.  121.  122.  123. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.