Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   106.  107.  108.  109.  110.  111.  112.  113.  114.  115.  116. > 

    § 5.   Общие условия предварительного расследования, связанные с обеспечением прав и законных интересов его участников

    Обеспечение прав и законных интересов участников предварительного расследо­вания — проявление провозглашенных в УПК принципов неприкосновенности лич­ности (ст. 10), охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроиз­водстве (ст. 11), неприкосновенности жилища (ст. 12), тайны переговоров и сообщений (ст. 13), права на пользование родным языком (ст. 18), права на обжалова­ние уголовно-процессуальных решений и действий или бездействия (ст. 19).

    Для непосредственного обеспечения прав и законных интересов участников расследования главы 21-22 УПК содержат такие общие условия: обязательность рассмотрения ходатайств; меры по защите участников процесса; меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества; судебный порядок получения разрешения на произ­водство ряда следственных действий; участие переводчика.

    1.   Обязательность рассмотрения ходатайства

    Общие правила заявления и разрешения ходатайств сохраняют свою силу и для стадии предварительного расследования (ст. 119-122). См. о них гл. 9 учебника. В то же время в данной стадии их применение имеет свои особенности.

    Орган расследования обязан рассмотреть каждое заявленное ему ходатайство — официальную просьбу о совершении процессуальных действий или принятии ре­шений (ст. 159). Это означает, что ходатайство могут заявить любые лица, заинте­ресованные в реализации своих прав и законных интересов (а не только стороны, указанные в ст. 119). Не позднее трех суток со дня заявления ходатайства оно долж­но быть рассмотрено и разрешено. Об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайства вносится мотивированное постановление. При этом орган расследова­ния обязан удовлетворить ходатайство сторон (обвиняемого, его защитника, а так­же потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представи­телей) о производстве следственных действий, если получаемые таким путем доказательства будут иметь отношение, «иметь значение» для данного дола. Други­ми словами, для отказа в удовлетворении ходатайства о производстве следствен­ных действий предусмотрено только одно основание — отсутствие относимости сведений, которые могут быть получены в результате этих следственных действий. При этом отсутствие относимости должно быть установлено вне всякого разумного сомнения. Ни достаточность, с точки зрения следователя, уже собранных по делу

    доказательств, ни имеющиеся у него сомнения в достоверности истребуемых сторо­ной доказательств не являются основанием для отказа в удовлетворении ходатай­ства, ибо заявитель ходатайства может стремиться не только к подтверждению, но и к опровержению ранее выясняемых следователем обстоятельств. В силу принципа равенства сторон следователь как представитель стороны обвинения не может и не должен решать за противоположную сторону защиты, какими доказательствами она будет подтверждать свою позицию по делу.

    Вместе с тем стороны не должны злоупотреблять своими правами, в том числе, на заявление ходатайств. Если ходатайство о проведении тех или иных ходатайств явно избыточно, неразумно или направлено на затягивание сроков предварительного рас­следования, следователь, на наш взгляд, может отказать в удовлетворении такого хо­датайства. Например, весь зрительный зал, в котором находилось несколько сот чело­век, наблюдал хулиганские действия лица, совершенные им па сцене; при этом защита просит допросить всех очевидцев данного события, без всякого исключения. Однако при этом на следователе лежит бремя доказывания обоснованности отказа, что отра­жается в мотивировочной части его решения, принимаемого но данному ходатайству.

    Лицо, которому отказано в удовлетворении ходатайства, вправе обжаловать это решение прокурору (ст. 124), а также, как представляется, и в суд в порядке ст. 125 постольку, поскольку такой отказ способен причинить ущерб конституционным правам личности — презумпции невиновности и праву на судебную защиту (ст. 46, 49 Конституции РФ).

    Факт заявления ходатайства в ходе предварительного расследования может иметь особое значение в судебном производстве. Это относится к вызову свидете­ля для установления алиби обвиняемого (ч. 6 ст. 234). Более подробно об этом см. § 2 гл. 19 учебника.

    2. Меры по защите потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников и близких лиц

    Эффективное противодействие организованной преступной деятельности предпо­лагает необходимость защиты участников уголовного процесса от противоправных воздействий. Государственная защита участников уголовного процесса осуществля­ется в рамках нескольких правовых отраслей: уголовного, уголовно-процессуально­го, уголовно-исполнительного, административного, гражданского права. Федераль­ный закон от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»' устанавливает систе­му мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уго­ловного судопроизводства, включающую в себя: 1) меры безопасности, направлен­ные на защиту их жизни, здоровья, имущества; 2) меры социальной защиты, применяемые в связи с гибелью указанных лиц или повреждением их здоровья. Ста­тья 6 вышеназванного закона указывает следующие меры безопасности: охрану, вы­дачу средств индивидуальной защиты, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице, переселение его в другое место жительства, замену документов, изменение внешности, места работы и др.

    В рамках государственной защиты участников уголовного процесса можно вы­делить меры, предусмотренные уголовно-процессуальным правом. Именно они являются общим условием предварительного расследования.

    1 Российская газета. 2004. 25 августа. Данный закон вступает в силу с 1 января 2005 г.

    Уголовно-процессуальный кодекс РФ ввел новую для отечественного процессу­ального законодательства меру по защите свидетелей и потерпевших (ч. 9 ст. 166). Для обеспечения их безопасности и безопасности близких им лиц (перечень которых очень широк — см. п. 3 ст, 5) в протоколе следственного действия не приво­дятся данные о личности свидетеля, потерпевшего и его представителя. Вместо это­го указывается псевдоним. Данная мера корреспондирует с возможностью в суде давать показания в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля дру­гими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278). За разглашение сведе­ний о принятых мерах безопасности возможна уголовная ответственность (ст. 311 УК РФ). Это довольно глубокое отступление от принципа непосредственности ис­следования доказательств, способное нарушить право обвиняемого на защиту. Вме­сте с тем оно оправданно для обеспечения защиты интересов свидетеля, потерпев­шего и общества в раскрытии преступления (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ). Однако для соответствия международно-правовым и конституционным нормам примене­ние указанной меры по защите свидетеля должно быть обставлено дополнительны­ми гарантиями, чтобы процедура судопроизводства была в целом справедливой. С учетом практики Европейского Суда по правам человека (Решение по делу Ван Me-хелен (Van Mechelen) и другие против Нидерландов от 23.04.97 г.)1 к дополнитель­ным гарантиям этой меры безопасности относятся:

    наличие достаточных оснований для применения мер безопасности, т. е. про­

    цессуальных доказательств о реальной угрозе жизни, здоровью или имуще­

    ству указанных лиц. Любые меры, ограничивающие нрава защиты, должны

    диктоваться строгой необходимостью, поэтому сохранение в тайне от защи­

    ты сведений о личности свидетеля допускается лишь при невозможности ис­

    пользования иных, менее радикальных мер;

    удостоверение личности свидетелей органами, ведущими процесс, обоснова­

    ние надежности и доверия к показаниям этих свидетелей. Российское зако­

    нодательство предусматривает необходимость вынесения мотивированного

    постановления (приложение 55 к ст. 476 УПК) следователя (которое, теоре­

    тически, можно обжаловать, если о нем станет известно заинтересованным

    лицам) и получения согласия прокурора на применение мер безопасности;

    показания «засекреченных» свидетелей должны подкрепляться другими до­

    казательствами, а обвинение не должно основываться единственно или в ре­

    шающей степени на анонимных утверждениях;

    исключительность применения мер безопасности в отношении сотрудников

    правоохранительных органов, ибо роль полицейских, как правило, требует

    впоследствии дачу ими показаний в открытом судебном заседании;

    предоставление защите достаточных возможностей задать вопросы «засек­

    реченным» свидетелям. Эта гарантия остается нереализованной в стадии

    предварительного расследования, но ее обеспечивают правила судебного

    следствия: общий запрет на оглашение показаний неявившихся свидетелей

    без согласия стороны защиты и механизм ознакомления сторон с засекречен­

    ными данными (ч. 6 ст. 278 УПК).

    Указанная мера безопасности — «пассивного» характера. В практике рекомен­дуется одновременно применять и активные меры — по выявлению и привлече-

    1 См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. М„ 2000. Т. 2. С. 440.

    нию к ответственности лиц, виновных в посягательствах на участников процесса; по избранию более строгих мер пресечения к обвиняемым. Для этого следует ис­пользовать содействие оперативных подразделений органов дознания, дав им со­ответствующее поручение.

    3.   Меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества

    На орган расследования возлагается обязанность принятия мер попечения о де­тях и других иждивенцах обвиняемого или подозреваемого и мер по сохранности его имущества. Такие меры применяются при задержании подозреваемого, при­менении заключения под стражу, помещении в психиатрический стационар подо­зреваемого или обвиняемого. Эти меры могут использоваться и при применении домашнего ареста и привода (на время привода).

    В этих случаях орган расследования устанавливает у подозреваемого или обви­няемого наличие иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном его содержании или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию, — ст. 179 ТК РФ), престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, которые остаются без присмотра и помощи. Такие лица передаются на попечение совершеннолетним, дее­способным гражданам, заслуживающим доверия. Для этого необходимо получить согласие временных попечителей, учесть желание самого обвиняемого, подозревае­мого и самих подопечных. Попечение — это кратковременная мера, заключающая­ся в присмотре и заботе за указанными лицами, в отличие от попечительства по ст. 31,33 ГК РФ. Передача на попечение другим лицам должна осуществляться при участии органа опеки и попечительства (ст. 34 ГК). Согласно ч. 1 ст. 35 ГК на сам орган опеки и попечительства временно могут быть возложены обязанности по при­смотру и заботе за подопечными. Другая возможная мера — это помещение подо­печных в детские или социальные учреждения. Оно производится в порядке, пре­дусмотренном соответствующими нормативными актами.' При этом следует иметь в виду, что содержащаяся под стражей женщина может иметь при себе своих детей в возрасте до 3 лет (ст. 30 Закона РФ от 15.07.95 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

    Если при применении мер принуждения остается без присмотра имущество, жи­лище обвиняемого (подозреваемого), то должны быть приняты меры по его сохран­ности. Оно может быть вверено родственникам или иным заслуживающим доверия лицам, по указанию самого обвиняемого (подозреваемого). При отсутствии таких лиц, сохранность жилища может быть поручена жилищно-эксплуатационной орга­низации, имущество может быть передано на хранение в порядке ст. 115 УПК (по аналогии с арестованным имуществом). Орган расследования имеет право заклю­чить договор с частным лицом или со специализированной организацией по охране ими имущества, жилища (например, частного дома). Расходы по этому договору могут быть отнесены к процессуальным издержкам (ст. 131 УПК).

    Решение о принятых мерах по передаче подопечных, по сохранности имуще­ства целесообразно оформить мотивированным постановлением (особенно при

    1 Законом РФ «Об образовании» от 10,07.92 г.; Федеральным законом «Об основах си­стемы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.99 г.; Постановлением Правительства РФ от 15.04.95 г. № 338 «О развитии сети спе­циальных домов-интернатов для престарелых и инвалидов».

    возражениях обвиняемого или подозреваемого). Неисполнение указанных обя­занностей может повлечь гражданско-правовую ответственность обязанного лица (ч. 2 ст. 1070 ГК).

    4.   Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия

    Важнейшей гарантией обеспечения прав участников процесса является судеб­ный контроль над действиями органов расследования, ограничивающими консти­туционные права граждан. Осуществляя судебный контроль, суд остается орга­ном правосудия, разрешая спор между сторонами. Поэтому судебный контроль возможен только по требованию сторон, за пределы которого суд выйти не вправе, с тем чтобы не потерять свою независимость. В связи с этим судебный контроль может быть последующим, когда в суд обращаются с жалобой на какое-либо дей­ствие органов расследования (ст. 125 УПК), или предшествующим, когда в суд обращаются органы расследования для получения разрешения на производство принудительного действия.

    Для предшествующего судебного контроля УПК предусматривает две процедуры:

    судебный порядок с правом участия заинтересованных лиц (подозреваемо­

    го, обвиняемого, защитника, прокурора) в судебном заседании. Он использу­

    ется для избрания и применения мер принуждения: заключение под стражу

    и домашний арест, отстранение от должности, денежное взыскание, обраще­

    ние залога в доход государства, помещение в медицинский стационар1 (ст.

    108, 118). Об этой процедуре судебного контроля см. гл. 8 учебника;

    судебный порядок получения разрешения на производство следственного

    действия, не предусматривающий участия заинтересованных лиц, кроме

    прокурора и следователя (ст. 165). Последняя процедура применяется для

    принятия решений: об осмотре жилища против воли проживающих в нем

    лиц, обыске и выемке в жилище, личном обыске, выемке документов о вкла­

    дах и счетах в Кредитных учреждениях, выемке корреспонденции, контро­

    ле и записи переговоров (ч. 2 ст. 29), эксгумации трупа против воли род­

    ственников покойного (ч. 3 ст. 178); наложении ареста на имущество (ч. 1

    ст. 115).

    Все названные процессуальные действия ограничивают конституционные пра­ва граждан, в связи с чем производятся лишь по решению суда (ст. 23-25,35 Кон­ституции РФ).

    Судебный порядок получения разрешения на производство следственного дей­ствия состоит в следующем. Следователь (дознаватель) выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве соответ­ствующего следственного действия. К ходатайству могут быть приложены под­тверждающие его обоснованность материалы дела. При этом основаниями для производства указанных действий могут быть, на наш взгляд, лишь уголовно-про­цессуальные доказательства, а не иные сведения (например, негласные оператив-

    1 Для помещения в медицинский стационар УПК формально не предусматривает учас­тия обвиняемого и его представителя, однако, по смыслу закона, такое право у обвиняемо­го есть (п. 16 ч. 4 ст. 47).

    но-розыскные данные). В противном случае судебная проверка обоснованности проведения этих следственных действий оказалась бы неполной, а порой и бес­предметной.

    Прокурор дает свое согласие на возбуждение ходатайства в виде письменной резолюции на постановлении. Отказ прокурора дать согласие может быть обжа­лован следователем в порядке ч. 3 ст. 38, ч. 4 ст. 124. Ходатайство по выбору следо­вателя подается в суд по месту производства следствия или по месту производ­ства следственного действия и рассматривается в судебном заседании не позднее 24 часов с момента его поступления в суд. Суд своим извещением о времени засе­дания обеспечивает участие в нем прокурора и следователя. Их неявка не препят­ствует рассмотрению ходатайства. По результатам заседания судья выносит мо­тивированное постановление, которое вступает в силу немедленно.

    Постановление судьи может быть обжаловано заинтересованными лицами в кассационном порядке (ч. 1 ст. 127, 355).

    В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр, обыск и выемка в жилище, лич­ный обыск могут быть проведены без судебного решения и без предварительного согласия прокурора по мотивированному постановлению следователя или дозна­вателя (приложение 84 к ст. 476 УПК). Основанием для применения этой проце­дуры, предусмотренной ч. 5 ст. 165 УПК, является неотложная ситуация — вне­запное возникновение таких обстоятельств, которые дают основания полагать, что промедление с совершением принудительных процессуальных действий мо­жет реально повлечь утрату следов преступления, сокрытие лиц, его совершив­ших, утрату возможности возмещения ущерба, причиненного преступлением. В течение 24 часов с момента начала производства следственного действия сле­дователь уведомляет об этом судью и прокурора (приложение 85 к ст. 476 УПК). К уведомлению прилагаются материалы, подтверждающие законность и обосно­ванность действий следователя (копия постановления, протокол или выписка из него (справка о результатах), если следственное действие еще не закончено). По­сле получения уведомления прокурор вправе отстранить следователя от дальней­шего расследования, если им было допущено нарушение закона (п. 7 ч. 2 ст. 37). Суд в порядке, предусмотренном ч. 2-4 ст. 165, в судебном заседании проверяет законность действий следователя. По результатам заседания судья выносит по­становление о законности или незаконности следственного действия. Установ­ленные нарушения закона влекут за собой юридическую ничтожность получен­ных доказательств.

    5.   Участие переводчика

    Участие переводчика как общее условие расследования обеспечивает консти­туционное право каждого на пользование родным языком и на свободный выбор языка общения (ст. 26 Конституция РФ, ст. 18 УПК). Основанием для привлече­ния к участию в дели переводчика является недостаточное владение участником процесса языком, на котором ведется производство по делу. При этом сомнения должны толковаться в пользу лица, которому нужен перевод.

    Привлечение переводчика к участию в деле является обязанностью органов расследования, невыполнение которой является существенным нарушением про­цессуального закона (п. 5 ч. 2 ст. 379 УПК). Участие переводчика всегда обеспечи-

    вается за счет государства (ч. 2 ст. 18). Орган расследования выбирает конкретно­го переводчика — лицо, свободно владеющее нужными языками, — с учетом жела­ния того участника процесса, которому этот перевод нужен. Переводчик привле­кается к участию в деле путем вынесения мотивированного постановления (ч. 2 ст. 59).

    Переводчик участвует в расследовании в двух формах: а) присутствие его при производстве процессуального действия (как правило, для устного перевода); б) письменный перевод им процессуальных документов. Во втором случае пере­водчик может по требованию следователя «заочно» перевести документы. При этом перед выполнением перевода переводчику должны быть разъяснены его пра­ва и обязанности, а заинтересованным лицам — обеспечено право заявить отвод переводчику. На родной язык соответствующего участника процесса (или другой язык, которым он хорошо владеет) должны быть переведены: копии протоколов обыска и выемки, ареста имущества, постановления об избрании меры пресече­ния, о возбуждении дела, об отказе в возбуждении дела, постановление о привле­чении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение и обвинительный акт и другие документы.

    Переводчик предупреждается об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо неправильный перевод. Неисполнение им процессуальных обязанно­стей может повлечь наложение денежного взыскания (ст. 117 УПК) и админист­ративную ответственность (ст. 17.7 КоАП РФ). Переводчик имеет право на воз­награждение и возмещение своих расходов в связи с участием в деле, если это не являлось исполнением служебного задания (ст. 131 УПК).

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   106.  107.  108.  109.  110.  111.  112.  113.  114.  115.  116. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.