Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   101.  102.  103.  104.  105.  106.  107.  108.  109.  110.  111. > 

    § 5.   Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения

    Возбуждение уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения происходит согласно розыскной модели (см. об этом § 2 гл. 13 учебника), поэтому решение принимают прокурор, а также орган дознания, дознаватель, следователь и начальник следственного отдела с согласия прокурора. При этом постановление дознавателя не требует утверждения начальником органа дознания.

    Порядок возбуждения дела складывается из трех основных этапов: 1) вынесе­ние постановления, 2) получение согласия прокурора, 3) уведомление о принятом решении заявителя и подозреваемого.

    1.   Вынесение постановления о возбуждении дела

    Решение о возбуждении дела оформляется отдельным постановлением (при­ложения 12-14 к ст. 476 УПК) или содержится в постановлении о выделении дела (ч.Зет. 154 УПК).

    В постановлении о возбуждении дела указываются:

    дата, место и время его вынесения с точностью до минут (приложение 13 к

    ст. 476 УПК);

    кем оно вынесено. Если оно вынесено не прокурором, то должно быть полу­

    чено его согласие на возбуждение дела;

    повод и основание для возбуждения дела;

    уголовно-правовая квалификация преступления.

    Если уголовное дело возбуждается по факту обнаружения признаков преступ­ления, то в постановлении фиксируется, какими данными установлены признаки преступления. Если уголовное дело возбуждается в отношении лица, то в поста­новлении дополнительно указываются данные о причастности лица к соверше­нию преступления, его фамилия, имя и отчество. В примечаниях к бланкам поста­новлений о возбуждении дела указано, что дело возбуждается в отношении конкретного лица, если это лицо установлено. Однако фамилию подозреваемого необходимо указывать в постановлении о возбуждения дела даже тогда, когда он предположительно установлен, т. е. имеются данные о его участии в совершении преступления (например, в заявлении о преступлении есть указание на конкретного преступника). Согласно ч. 1 ст. 46, с момента вынесения постановления о возбуждении дела в отношении лица у него появляется статус подозреваемого. Органы расследования обязаны обеспечить его право на защиту (ч. 2 ст. 16), вру­чить копию постановления о возбуждении дела, чтобы подозреваемый знал, в чем и на основании чего он подозревается.

    В постановлении о возбуждении дела указывается результат квалификации де­яния (пункт, часть, статья УК) так точно, как это возможно в условиях недостатка информации, ее вероятностного характера в стадии возбуждения дела. Недопус­тимо квалифицировать деяние «с запасом» — по более тяжкому преступлению, чем это вытекает из установленных признаков. Завышенная квалификация мо­жет привести к необоснованному применению мер процессуального принужде­ния (задержанию подозреваемого по преступлению, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы). Неправильная квалификация преступления может привести к неверному определению родовой подследственности (ст. 151).

    Квалификация преступления, указанная в постановлении о возбуждения дела, имеет предварительный характер и может быть изменена на другую при привле­чении в качестве обвиняемого. Возбуждение уголовного дела по одной статье УК РФ при соблюдении ряда условий не препятствует следователю предъявить об­винение по другой статье УК.1

    Уголовное дело может быть возбуждено и по признакам того преступления, которое не подследственно принявшему данное решение органу. В случаях, не терпящих отлагательства, орган дознания или следователь вне зависимости от подследственности возбуждает уголовное дело и проводит неотложные след­ственные действия (ч. 5 ст. 152; ст. 157). Орган дознания по общему правилу про­водит неотложные следственные действия в пределах специально отведенной ему предметной подследственности (ст. 157). При отсутствии неотложной ситуации по подследственности передается повод к возбуждению дела с материалами про­верки (п. 3 ч. 1 ст. 145).

    0              направлении дела прокурору для передачи по подследственности делается

    отметка в постановлении о возбуждении дела (ч. 3 ст. 146) или выносится специ­

    альное постановление (приложение 16 к ст. 476).

    Возбуждение уголовного дела сопровождается заполнением статистической карточки на выявленное преступление. Учетно-регистрационными подразделе­ниями (ОВД, прокуратуры, таможенных органов, ФСБ) уголовному делу присва­ивается порядковый номер дела.2

    2.   Получение согласия прокурора на возбуждении дела

    Итак, постановление о возбуждении дела вынесено, следующий этап — получе­ние согласия прокурора. В связи с этим в практике применения УПК РФ возникает сложная проблема — с какого момента уголовное дело считается возбужденным, с момента вынесения постановления или получения согласия прокурора? Для ответа

    1              См.: определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от

    13.12.94 г.//Бюллетеиь Верховного Суда РФ. 1995. № 8. С. 13.

    2              См.: Инструкцию Генеральной прокуратуры РФ от 14.12.94 г. № 20-1-85/94 «О еди­

    ном учете преступлений».

    на этот вопрос необходимо, на наш взгляд, исходить из двух правил: а) возбуждение уголовного дела является условием для применения мер процессуального при­нуждения, т. е. до возбуждения дела эти меры не применяются; б) в неотложной ситуации принудительные процессуальные действия могут применяться до полу­чения санкции или разрешения.

    По новому процессуальному законодательству, возбуждение уголовного дела предстает в виде процедуры, длящейся во времени. По общему правилу, преду­смотренному ч. 1 ст. 146 УПК, уголовное дело считается возбужденным после по­лучения согласия прокурора на это в виде его письменной резолюции на постанов­лении о возбуждении дела (приложения 12 и 13 ст. 476 УПК). В связи с этим прокурору целесообразно не только ставить свою подпись и дату, но и указывать точное время дачи согласия на возбуждение дела.

    До вынесения постановления о возбуждении дела следователем, дознавателем или должностным лицом органа дознания могут быть проведены только неприну­дительные процессуальные действия (например, осмотр места происшествия) и некоторые принудительные действия — фактическое задержание и доставление. После вынесения постановления о возбуждении дела указанные лица вправе про­извести принудительное процессуальное освидетельствование (ст. 179) и назна­чить судебную экспертизу (ст. 195). Проведение иных принудительных процессу­альных действий до дачи согласия прокурором на возбуждение дела по буквальному смыслу ч. 4 ст. 146 по общему правилу не допускается.

    В то же время с момента вынесения постановления о возбуждении дела, вне зависимости от получения согласия прокурора, во-первых, появляется подозре­ваемый, имеющий право на защиту (при возбуждении дела в его отношении), а во-вторых, начинает исчисляться срок предварительного следствия и дознания (ст. 156, 162,223).

    В некоторых неотложных ситуациях действуют исключения из общего прави­ла о моменте, с которого уголовное дело считается возбужденным. При реальной угрозе утраты следов, сокрытия предполагаемого преступника или имущества, подлежащего взысканию, уголовное дело считается возбужденным не с момента получения согласия прокурора на возбуждение дела (в виде письменной резолю­ции на постановлении), а с момента вынесения постановления о возбуждении дела дознавателем, органом дознания или следователем. Так, при возбуждении уголовного дела капитанами судов, находящихся в дальнем плавании, руково­дителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест располо­жения обычных органов дознания, главами дипломатических представительств расследование начинается без согласия прокурора. Прокурор уведомляется об этом с помощью средств связи. Когда неотложная ситуация отпадает, уголовное дело направляется прокурору для получения его согласия на возбуждение дела (ч.4ст. 146).

    Представляется, что указанные правила должны применяться не только для капитанов и руководителей зимовок, но и для других органов дознания, а также для следователей в неотложных ситуациях.

    Постановление следователя или дознавателя о возбуждении дела направляет­ся прокурору незамедлительно, т. е. так быстро, как это возможно в зависимости от следственной ситуации. Прокурор принимает решение по поступившим мате-

    риалам также незамедлительно. Для обеспечения незамедлительности принятия решения ведомственные акты предусматривают круглосуточное дежурство про­куроров и их заместителей.

    По поступившему постановлению прокурор принимает одно из трех решений: а) дает согласие на возбуждение дела; б) выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение дела; в) возвращает материалы для дополнительной проверки (ч. 4 ст. 146).

    Решение о согласии на возбуждение дела прокурор может не мотивировать — обычно он лишь ставит свою письменную резолюцию на постановлении. После этого прокурор направляет уголовное дело для производства дознания или пред­варительного следствия с соблюдением правил подследственности (ст. 150-152). В то же время прокурор вправе принять дело к своему производству либо пору­чить вести следствие нижестоящему прокурору (п. 2 ч. 2 ст. 37), конкретному сле­дователю прокуратуры, иному следственному подразделению (п. 8-9 ч. 2 ст. 37) или следственной группе (ч. 2 ст. 163).

    Решение об отказе в даче согласия на возбуждение дела оформляется мотиви­рованным постановлением (приложение 22 к ст. 476 УПК). Такое постановле­ние по существу означает отмену решения о возбуждении дела и влечет такие же юридические последствия, как отказ в возбуждении и прекращение дела. Одна­ко данное решение прокурора само по себе еще не означает незаконности или виновности дознавателя или следователя, осуществившего принудительные процессуальные действия в условиях неотложности.

    Закон не указывает основания для вынесения прокурором решения об отказе в даче согласия на возбуждение дела. По смыслу ст. 146 УПК таким основанием яв­ляется наличие обстоятельств, препятствующих производству по делу (ст. 24). При этом они должны быть установлены достоверно. На практике крайне редки случаи, когда следователь или дознаватель возбуждает уголовное дело при доказанности оснований для отказа в этом. Если постановление о возбуждении дела не соответ­ствует предъявляемым требованиям, а в материалах проверки имеются основания для возбуждения дела, то прокурор обязан отменить постановление дознавателя или следователя и сам возбудить дело (например, когда прокурор установил, что постановление о возбуждении дела вынесено лицом, подлежащим отводу; или дело возбуждено по факту, когда надо было возбуждать его в отношении лица; или дело возбуждено в отношении лица, когда надо было возбуждать по факту).

    Как было сказано выше, основания для возбуждения дела — это достаточные данные, иногда лишь с вероятностью указывающие на признаки преступления, ибо возбуждение уголовного дела есть вспомогательное, промежуточное решение.1 На­против, отказ в возбуждении дела не может быть основан на вероятных данных, поскольку такое решение относится к категории итоговых, т. е. завершающих про­цесс.

    Предоставляя возможность прокурору отказать в даче согласия на возбужде­ние дела, УПК РФ заложил возможность осуществления уголовного преследова-

    1 О Видах процессуальных решений см.: Лупинская П. А. Решение в уголовном судо­производстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976.; Смирнов А. В. Достаточность фактических оснований уголовно-процессуальных рсшений//Правоведение. 1983. № 5. С. 80-86.

    ния в зависимости от его целесообразности. Прокурор как будущий государствен­ный обвинитель может не увидеть «судебной перспективы дела». Однако следует признать, что такая возможность на сегодняшний день находится в противоречии с требованиями принципа публичности, обязывающего возбуждать дела в каждом случае обнаружения признаков преступления (ч. 2 ст. 21; ч. 7 ст. 246).

    Следующее возможное решение прокурора — о возвращении материалов для дополнительной проверки — выносится в виде мотивированного постановления. Оно означает временный отказ в даче согласия на возбуждение дела. Данное ре­шение принимается лишь при одновременном наличии трех условий: 1) недо­статочности оснований для возбуждения дела; 2) недоказанности обстоятельств, исключающих производство по делу (ст. 24); 3) отсутствии неотложной ситуа­ции. В не терпящих отлагательства случаях (в том числе, когда следственные дей­ствия уже были проведены до получения согласия прокурора) прокурор либо дает согласие на возбуждение дела, либо сам его возбуждает, либо отказывает в даче согласия. Если по делу уже были проведены следственные действия до получения согласия прокурора, то прокурор не может вернуть материал для дополнительной проверки. При наличии оснований он должен отказать в даче согласия на возбуж­дение дела. Это связано с тем, что непринудительные средства предварительной проверки (ст. 144) не способны собрать более полной информации, чем проведен­ные следственные действия.

    При возвращении материалов органу дознания или следователю прокурор вправе дать им письменные указания (ст. 37).

    Процессуальный закон (ч. 4 ст. 146) устанавливает срок дополнительной про­верки — до 5 суток. Учитывая, что первоначальный 10- или 30-суточный срок про­верки может быть не исчерпан полностью, в этой части время дополнительной проверки может быть увеличено. В целом первоначальная предварительная про­верка сообщения о преступлении и дополнительная проверка не могут превышать 15 или 35 суток соответственно.

    Дополнительная поверка производится теми же непринудительными средства­ми, что и предварительная проверка повода к возбуждению дела (ст. 144).

    По результатам дополнительной проверки принимается решение в общем по­рядке; о возбуждении дела, об отказе в этом или о передаче сообщения по подслед­ственности или подсудности (ст. 145).

    О любом из трех решений прокурора до истечения текущих суток следователь или дознаватель обязаны уведомить заявителя и подозреваемого (ч. 2 ст. 145).

    Уголовно-процессуальным законом предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела по запросам иностранных государств об уголовном преследовании (ст. 459) и в отношении лиц, обладающих служебным иммунитетом (ст. 448).

    3.   Особенности возбуждения дел частно-публичного обвинения

    В делах публичного обвинения обвинителем выступает государство в лице ор­ганов уголовного преследования. В делах частного обвинения обвинителем вы­ступает потерпевший, так как общественная опасность таких преступлений зави­сит от его субъективного восприятия деяния и его последствий. В результате возникает частно-исковой процесс, в котором потерпевший сам распоряжается иском — обвинением: подает заявление в суд для возбуждения дела, отказывается

    от уголовного преследования в связи с примирением с обвиняемым. Такое миро­вое соглашение, заключенное до удаления суда в совещательную комнату, обяза­тельно влечет прекращение дела.

    Дела частно-публичного обвинения занимают промежуточное место между де­лами публичного и частного обвинения. Волеизъявление потерпевшего обяза­тельно для их возбуждения, однако его примирение с обвиняемым не обязывает должностных лиц прекратить уголовное дело (иногда это право у них имеется в соответствие со ст. 25 УПК). Дела частно-публичного обвинения — это дела о пре­ступлениях, предусмотренных УК РФ: изнасилование (ч. 1 ст. 131), насильствен­ные действия сексуального характера (ч. 1 ст. 132); нарушение равноправия граж­дан (ч. 1 ст. 136), нарушение неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ч. 1 ст. 138), нарушение неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139), необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольне­ние беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145), нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 146), нарушение изобре­тательских и патентных прав (ч. 1 ст. 147). Максимальное наказание за эти пре­ступления, за исключением изнасилования и насильственных действий сексуаль­ного характера (ч. 1 ст. 131,ч. 1 ст. 132 УК), которые относятся к категории тяжких преступлений, не превышает двух лет лишения свободы.

    К делам частно-публичного обвинения примыкают дела, возбуждаемые по за­явлению коммерческой или иной организации (ст. 23 УПК) по преступлениям, причинившим вред исключительно этой организации и предусмотренным гл. 23 УК РФ.

    Для возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения обязательным поводом является заявление самого пострадавшего.1 При этом заявление постра­давшего рассматривается не только как сообщение о преступлении, но и как акт, выражающий его юридическую позицию. Поэтому в заявлении должно быть ясно отражено желание пострадавшего привлечь виновных к уголовной ответственно­сти. Например, заявление пострадавшего с просьбой о привлечении к админист­ративной ответственности не должно рассматриваться как повод для возбуждения дела частно-публичного обвинения.

    При принятии заявления пострадавшего по делу частно-публичного обвинения ему дополнительно должны быть разъяснены юридические последствия возбужде­ния дела (невозможность автоматического прекращения дела при примирении).

    Если при предварительной проверке иного сообщения о преступлении в поряд­ке ст. 144 УПК будут установлены признаки преступления частно-публичного обвинения, то пострадавшему должно быть разъяснено его право подать заявле­ние. Если в процессе расследования или судебного рассмотрения дела публично­го обвинения выявится необходимость переквалификации ранее вменявшегося деяния на преступление, преследуемое в порядке частно-публичного обвинения, то для продолжения производства должно быть получено согласие пострадавше-

    1 Термин «потерпевший», используемый в ст. 24 и 147 УПК, не точен и имеет уголовно-правовой смысл, поскольку в процессуальном значении потерпевший появляется только после возбуждения уголовного дела (ст. 42 УПК).

    го. Отсутствие такого согласия является основанием для отказа в возбуждении или для прекращения дела (п. 5 ч. 1 ст. 24).

    Уголовное дело частно-публичного обвинения может быть возбуждено без за­явления пострадавшего при наличии обстоятельств, указанных в ч. 4 ст, 20. Таки­ми обстоятельствами признается наличие причин, в силу которых пострадавший не может самостоятельно защищать свои интересы и воспользоваться своими про­цессуальными правами (не полностью дееспособен, находится в беспомощном либо зависимом состоянии от предполагаемого преступника и т. п.). В этих случа­ях уголовное дело возбуждается в общем порядке.

    § 6.   Основания и процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела

    1.   Понятие и основания для отказа в возбуждении дела

    Отказ в возбуждении дела — это итоговое решение стадии возбуждения дела, которым завершается уголовное судопроизводство в целом. В связи с этим отказ в возбуждении дела относится к числу основных уголовно-процессуальных ре­шений.

    Постановление об отказе в возбуждении дела имеет преюдициальное значение для органов уголовного преследования. Оно является основанием для прекраще­ния будущего уголовного преследования в отношении конкретных лиц по тому же самому подозрению (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК).

    Отнесение отказа в возбуждении дела к основным процессуальным решениям приводит к выводу о том, что его основаниями должны быть уголовно-процессуаль-пые доказательства. С их помощью необходимо достоверно установить одно из об­стоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 24). При этом следует иметь в виду, что сам по себе недостаток данных о наличии в деянии при­знаков преступления не может сразу же повлечь отказ в возбуждении дела. Дефи­цит информации о признаках преступления не освобождает органы уголовного преследования от принятия мер по установлению события преступления и изоб­личению виновных (ч. 2 ст. 21). Если по истечении срока предварительной провер­ки сообщения о преступлении все же осталось неясным, было ли совершено пре­ступление, то уголовное дело должно быть возбуждено для расследования предполагаемого события. Другими словами, основания для возбуждения дела име­ют вероятностный характер, а основания для отказа в возбуждении — достоверный.

    Например, пострадавший в результате дорожно-транспортного происшествия находился в больнице 10 дней. За это время не удалось точно установить, какова степень тяжести причиненного его здоровью вреда. В связи с истечением срока предварительной проверки сообщения о преступлении необходимо возбуждать уголовное дело, так как признаки преступления имеют место, а именно — есть ве­роятность причинения пострадавшему тяжкого вреда здоровью, минимально не­обходимого для наличия признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. В то же время оснований для отказа в возбуждении дела нет (так как достоверно не доказано, что последствия не превысят вреда здоровью средней тяжести).

    Уголовно-процессуальный закон предусматривает следующие основания для отказа в возбуждении уголовного дела.

    1.             Отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК). Это основание оз­

    начает, что установлено отсутствие самого деяния, в связи с которым поступило

    сообщение о преступлении. Следует иметь в виду, что иногда событие как таковое

    может иметь место, но если оно не является человеческим деянием (действием

    или бездействием), а представляет собой проявление исключительно стихийных

    природных сил (молнии, снежной лавины, диких животных и т. д.), отказ в воз­

    буждении дела производится также по данному основанию.

    Оно применяется только тогда, когда не существовало никакого деяния, послу­жившего причиной сообщения о совершении преступления (было сделано заве­домо ложное сообщение о преступлении; заявителю показалось, что у него пропа­ли деньги, и т. п.). Если же обнаружится, например, что причиной для подачи заявления лица о краже или угоне принадлежащего ему автомобиля послужили действия члена его семьи, переставившего автомобиль в другое место без ведома владельца, то в этом случае нельзя сделать вывод, что события, содержащего не­которые признаки кражи или угона (в данной ситуации — исчезновения автомо­биля), не существовало. Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела в этом случае будет другое основание — отсутствие состава преступления в дей­ствиях члена семьи.

    2.             Отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) как основа­

    ние для отказа в возбуждении дела имеет место тогда, когда проверяемое событие

    (деяние) было, однако оно не является преступным. Поэтому в постановлении

    каждый раз необходимо указывать, состав какого именно преступления отсут­

    ствует, со ссылкой на соответствующий пункт, часть, статью УК.

    В возбуждении уголовного дела по данному основанию необходимо отказать, если:

    в реально содеянном отсутствуют все или некоторые признаки какого-либо

    конкретного состава преступления, предусмотренного статьями Общей и

    Особенной частей Уголовного кодекса;

    деяние имело правомерный характер ввиду наличия обстоятельств, исключа­

    ющих преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при за­

    держании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость и др.

    действия, указанные в гл. 8 УК);

    деяние не является преступлением в силу малозначительности (ч. 2 ст. 14

    УК);

    лицо к моменту совершения деяния не достигло возраста, с которого насту­

    пает уголовная ответственность, или вследствие отставания в психическом

    развитии не могло в полной мере сознавать характер своих действий или ру­

    ководить ими (ч. 3 ст. 27 УПК; ст. 20 УК). Указанные обстоятельства предпо­

    лагают доказанность участия данного лица в совершении преступления и по­

    тому не влекут его реабилитации (ч. 4 ст. 133 УПК).

    Процессуальный закон устанавливает, что отказ в возбуждении дела в связи от­сутствием состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица (ч. 1 ст. 148 УПК). Другими словами, требуется установить личность человека, со-

    вершившего деяние. По-видимому, законодатель полагал, что это обеспечивает пра­ва пострадавшего (которому в этом случае легче обратиться в суд для возмещения известным ему ответчиком ущерба в порядке гражданского судопроизводства).

    3.             Истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК).

    Порядок исчисления данных сроков установлен ст. 78,94 УК. Течение сроков дав­

    ности приостанавливается лишь в случае, если виновный уклоняется от следствия,

    и возобновляется с момента его задержания либо явки с повинной. Совершение

    нового преступления не прерывает течение срока давности, так как сроки давности

    по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Не допускается отказ в

    возбуждении дела по данному основанию по преступлениям, за которые установле­

    но наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, так как в

    этих случаях вопрос о применении сроков давности решается только судом, т. е.

    после возбуждения дела и проведения предварительного следствия (ч. 4 ст. 78 УК).

    Данное основание для отказа в возбуждении дела является нереабилитиру-югцим и предполагает доказанность всех признаков состава преступления. По этой причине оно применяется только при отсутствии возражений со стороны потен­циального обвиняемого.

    Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда произ­

    водство по делу необходимо для реабилитации умершего (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК). При

    наличии данных о существовании реабилитирующих лицо обстоятельств производ­

    ство по делу продолжается в общем порядке и может завершиться прекращением

    дела по этим обстоятельствам, в том числе и тогда, когда виновность лица, несмотря

    на все принятые меры, осталась недоказанной.

    Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть воз­

    буждено не иначе как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК). Это основание распро­

    страняется на отказ в возбуждении дел частного и частно-публичного обвинения,

    в том числе и на дела, возбуждаемые по заявлению коммерческой или иной орга­

    низации (ч. 2-3 ст. 20, ст. 23). По данным делам заявление о возбуждении дела

    является исключительным поводом, необходимой предпосылкой процесса. Отказ

    в возбуждении дела в связи с отсутствием заявления пострадавшего применяется

    только при условии, что он способен самостоятельно воспользоваться принадле­

    жащими ему правами (ч. 4 ст. 20).

    Отсутствие заключения суда либо согласия соответственно Совета Федера­

    ции, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, ква­

    лификационной коллегии судей на возбуждение дела в отношении лиц, обладающих

    служебным иммунитетом (п. 6 ч. 1 ст. 24). Подробнее об этом основании и о самой

    процедуре возбуждения дел см. § 2 гл. 35 учебника. Данное основание является

    нереабилитирующим, поэтому не применяется при возражениях потенциального

    обвиняемого.

    Уголовно-процессуальный кодекс не содержит больше никаких других основа­ний для отказа в возбуждении дела. Это означает, что во всех остальных случаях уголовное дело, по общему правилу, должно быть возбуждено, расследовано, а за­тем уже может быть прекращено.

    Для того чтобы ориентироваться в сложном делении оснований для отказа в возбуждении дела по действующему УПК, полезно вспомнить их классификацию, общепринятую в старой российской процессуальной теории и постепенно забы-

    тую в советский период.1 Согласно этой классификации, основания для отказа в возбуждении дела отражают отсутствие предпосылок для уголовного преследования, которые делятся на фактические и юридические. Фактические предпосылки отпа­дают при отсутствии события преступления (и в некоторых случаях — и при не­установлении лица, его совершившего).

    Юридические предпосылки могут быть материально-правовыми и процессуаль­ными. Материально-правовые предпосылки отсутствуют, когда невозможно привлечение к уголовной ответственности: ввиду отсутствия состава преступле­ния, смерти обвиняемого, истечения сроков давности, акта амнистии. Отсут­ствие процессуальных предпосылок для уголовного преследования — это наличие других неотмененных правоприменительных решений (преюдициальных фактов) или неправоспособность обвинителя (когда требуется специальный обвинитель — сам потерпевший либо предварительное согласие особого органа, например квали­фикационной коллегии судей).

    2.   Процессуальный порядок отказа в возбуждении дела

    При наличии основания для отказа в возбуждении дела выносится мотивиро­ванное постановление (приложение 21 к ст. 476 УПК). Мотивированность пред­полагает указание в тексте постановления анализа его оснований (доказательств, устанавливающих одно из обстоятельств, предусмотренных ст. 24).

    Если в результате проверки заявления о преступлении будет установлена лож­ность содержащихся в нем сведений об участии в совершении преступления опре­деленных лиц, то органы уголовного преследования обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос но ст. 306 УК РФ. В постановлении об отказе в возбуждении дела по заявлению должно содержать­ся решение и об отказе в возбуждении дела в отношении заявителя. При обнару­жении признаков заведомо ложного доноса дознаватель, следователь или прокурор составляют рапорт в соответствии со ст. 143 УПК и принимают в рассмотренном выше порядке решение о возбуждении дела.

    Если поводом к возбуждению дела был рапорт об обнаружении признаков пре­ступления в сообщении средств массовой информации, то при отказе в возбужде­нии дела оно обязано опубликовать (распространить) информацию о принятом ре­шении.

    Процессуальный закон требует, чтобы в течение 24 часов с момента вынесения постановления об отказе в возбуждении дела его копия была направлена заявите­лю и прокурору (ч. 4 ст. 148 УПК). Эта норма должна применяться с учетом офи­циального толкования Конституции РФ (ст. 45, 46), данного Конституционным Судом РФ.2 В соответствии с ним заинтересованные лица (чьи права затрагива-

    1              Подробно она изложена И. Я. Фойницким (Курс уголовного судопроизводства. Т. II.

    СПб., 1996. С. 37-46,55-59.); в более сжатом виде — М. А. Чельцовым (Советский уголов­

    ный процесс. М., 1951. С. 220-224.), а М. С. Строговичем уже только упоминается (Курс

    советского уголовного процесса. Т. 1.М., 1968. С. 182,193.).

    2              См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29.04.98 г. № 13-П; Постановле- ■

    ние Конституционного Суда РФ от 18.02.2000 г. № 3-П; Определение Конституционного

    Суда РФ от 06.07.2000 г. № 191-0.

    ются постановлением об отказе в возбуждении дела) имеют право знакомиться с указанным постановлением и материалами предварительной проверки. С учетом этого копия постановления должна быть направлена пострадавшему, даже если он не является заявителем (п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК); лицу, в отношение которого было подано заявление; лицу, в отношении которого в постановлении сделаны не­благоприятные для него выводы (например, виновность в административном пра­вонарушении). Права этих лиц на ознакомление с материалами проверки должны быть обеспечены должностным лицом, отказавшим в возбуждении дела.

    Отказ в возбуждении дела препятствует доступу граждан к правосудию, поэто­му он может быть обжалован заинтересованными лицами как прокурору, так и в суд (ст. 124, 125).1

    Действующий процессуальный закон прямо предусматривает три процедуры отмены прокурором решения об отказе в возбуждении дела: во-первых, по жалобе заинтересованных лиц (ч. 5 ст. 148) в порядке, предусмотренном ст. 124; во-вторых, по ходатайству начальника следственного отдела (п. 3 ч. 1 ст. 39); в-третьих, по сво­ей инициативе (см. п. 10 ч. 2 ст. 37 УПК).

    Отменяя постановление об отказе в возбуждении дела, прокурор одновременно принимает решение о возбуждении дела по правилам ст. 146 или о направлении материалов для дополнительной проверки.

    Суд, рассматривая жалобу на отказ в возбуждении дела, может ее удовлетво­рить, но он не вправе сам возбуждать уголовное дело публичного обвинения. По­этому, удовлетворяя жалобу, суд обязывает органы уголовного преследования устранить допущенное нарушение. Последние вправе возбудить уголовное дело, изменить основания для отказа в возбуждении дела или, по указанию прокурора, провести дополнительную проверку сообщения о преступлении.

    1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29.04.98 г. № 13-П «По делу о про­верке конституционности части четвертой статьи 113 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия*.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   101.  102.  103.  104.  105.  106.  107.  108.  109.  110.  111. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.