Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   99.  100.  101.  102.  103.  104.  105.  106.  107.  108.  109. > 

    § 3.   Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

    1.   Понятие и система поводов для возбуждения уголовного дела

    Повод для возбуждения уголовного дела — это сообщение о преступлении, по­лученное из предусмотренного процессуальным законом источника, прием кото­рого обязывает органы расследования (а по делам частного обвинения — судью) приступить к процессуальной деятельности. Как правило, именно с момента по­явления повода для возбуждения дела возникают уголовно-процессуальные от­ношения и начинается уголовный процесс (предусмотренная УПК деятельность по его регистрации, проверке и т. д.). Повод может представлять сообщение о со­вершенном, совершаемом или готовящемся преступлении.

    Повод — это формальная предпосылка для начала производства. Поэтому он должен иметь соответствующую форму (заявление, явка с повинной, рапорт —

    ст. 141-143 УПК). Однако основное значение для возникновения обязанности возбуждения уголовного дела имеет не повод, а основание для принятия этого ре­шения. Принцип публичности уголовного судопроизводства порождает обязан­ность государственных органов уголовного преследования возбуждать уголовные дела в каждом случае обнаружения признаков преступления (ч. 2 ст. 21). Поэтому при обнаружении признаков преступления, которое преследуется в публичном порядке, повод не обязательно должен выражаться в заявлении или сообщении, полученном из какого-либо строго определенного источника, — закон оставляет их перечень открытым, причисляя к ним не только заявления конкретных лиц, (явку с повинной, но и любые другие сообщения, полученные из «иных источни­ков» (ст. 140), Наоборот, по делам частного обвинения действие принципа пуб­личности ограничено в пользу частного интереса. Поэтому по таким делам по­вод — заявление потерпевшего (или его законного представителя) — имеет исключительное значение.

    Поводы для возбуждения уголовного дела чаще всего могут являться доказа­тельствами в виде иных документов (ст: 84) и в этом случае должны соответство­вать предъявляемым к ним требованиям относимости и допустимости. В частно­сти, чтобы служить доказательством, сообщение о преступлении должно исходить от известного источника и быть удостоверенным подписью автора (а для юриди­ческих лиц дополнительно — печатью или штампом, исходящим номером, специ­альным бланком и др.), Вместе с тем в некоторых случаях повод для возбуждения уголовного дела может и не удовлетворять требованиям к доказательствам: на­пример, рапорт оперативного сотрудника органа дознания, основанный на инфор­мации, полученной из конфиденциального источника.

    Первичная информация о преступлении может иметь разный характер — со­держать сведения о преступлении, требование заинтересованных лиц о привлече­нии виновных к уголовной ответственности или свидетельствовать о раскаянии лица, заявившего о совершении им преступления. По этой причине уголовно-про­цессуальный закон предусматривает три повода для возбуждения уголовного дела: заявление о преступлении, явку с повинной и рапорт об обнаружении при­знаков преступления.

    2.   Заявление о преступлении

    Заявление о преступлении предусмотрено п. 1 ч. 1 ст. 140 и ст. 141 УПК. Как повод к возбуждению уголовного дела оно представляет собой обращенное к пра­воохранительным органам или суду официальное сообщение о преступлении, удо­стоверенное определенным лицом (физическим, юридическим или должностным). Важно подчеркнуть, что при этом заявитель, во-первых, сам не считает себя при­частным к совершению этого преступления, а во-вторых, не является сотрудни­ком правоохранительных органов, который действовал бы в порядке исполнения служебных полномочий. Иначе в первом случае сообщение будет не заявлением, а явкой с повинной (ст. 142), а во втором — полученным из так называемых иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140) и оформляться рапортом (ст. 143).

    По делам публичного обвинения на органы расследования возлагается обязан­ность установления события преступления и изобличения виновных. Поэтому' достаточно, чтобы в заявлении, помимо данных о личности заявителя, содержалась:

    а) информация о признаках преступления в каком-либо событии или б) просьба о привлечении какого-либо лица к уголовной ответственности. Причем для начала стадии возбуждения уголовного дела достаточно наличия хотя бы одного из этих признаков. Например, заявитель требует привлечь лицо к уголовной ответствен­ности за совершение определенного деяния, однако из текста заявления в этом деянии еще не усматривается признаков какого-либо конкретного преступления. Тем не менее это заявление следует рассматривать как повод к возбуждению дела, ибо оно порождает обязанность компетентного органа принять его, в случае необ­ходимости проверить содержащиеся в нем данные и вынести соответствующее решение (о возбуждении уголовного дела либо об отказе в этом). Если письмен­ное заявление не содержит достаточных сведений о признаках преступления, то от заявителя дополнительно могут быть получены объяснения или оформлено устное заявление в порядке ч. 3 ст. 141 УПК.

    Граждане имеют право обратиться с заявлением о преступлении, но не обязаны это делать. По делам частного и частно-публичного обвинения заявление являет­ся исключительным поводом, и к нему предъявляются особые требования.

    Особой разновидностью заявления является запрос иностранного государства о возбуждении дела (ст. 459).

    Анонимные сообщения не регистрируются как заявления и не рассматривают­ся в уголовно-процессуальном порядке (ч. 7 ст. 141). Анонимным признается та­кое сообщение, в котором не содержится подпись автора или отсутствуют сведе­ния об авторе (фамилия, имя, отчество, адрес). Если в анонимном сообщении содержится информация об общественно-опасном деянии, то оно может послу­жить поводом для проверки средствами оперативно-розыскной деятельности. При установлении в результате такой проверки признаков преступления поводом к возбуждению дела послужит рапорт сотрудника правоохранительного органа (ст. 143).

    Представляется, что заявление может являться поводом к возбуждению дела только при том условии, что в нем содержатся сведения об источнике информа­ции, которым могут быть сам заявитель или другие названные им лица. По обще­му смыслу ч. 1 ст. 140, наличие указания на источник сведений — обязательный признак любого повода для возбуждения уголовного дела. При этом под источни­ком понимается лицо, которое либо само воспринимало событие преступления, либо узнало о нем от иного лица. По аналогии с показаниями заявления, основан­ные на догадке, предположении, слухе или ином неизвестном источнике осведом­ленности, не могут рассматриваться как допустимые доказательства (п. 1 ч. 2 ст. 75). Следовательно, они не имеют юридической силы, а потому не могут слу­жить и поводом для возбуждения уголовного дела. Например, заявитель сообща­ет, что некое должностное лицо получает взятки, но в заявлении не указано, отку­да ему об этом известно (не назван источник сведений). Такое заявление, подобно анонимному, не должно влечь за собой возникновения уголовно-процессуальных отношений, хотя может служить основанием для проведения оперативно-розыск­ных мероприятий.

    Процессуальный закон различает две формы заявления: письменную и уст­ную. Письменное заявление должно быть удостоверено подписью заявителя. При этом удостоверение означает не только наличие собственно подписи (ко-

    торая может быть неразборчивой), но и наличие необходимых сведений о лич­ности заявителя: фамилии, имени, отчества (желательно также — места жи­тельства и телефона). Отсутствие сведений о заявителе делает сообщение ано­нимным.

    Устное заявление фиксируется в специально предназначенном для этого протоколе принятия устного заявления (приложение 2 к ст. 476 УПК) или в протоколе следственного действия (судебного заседания). Обязанность при­нять и зафиксировать устное заявление о преступлении вне зависимости от подследственности или подсудности возложена на органы и должностных лиц, которые уполномочены возбуждать уголовные дела, а также на суд во время судебного заседания. В протоколе указываются данные о заявителе и о доку­ментах, удостоверяющих его личность. При отсутствии документов данные о лич­ности заявителя могут быть зафиксированы и с его слов. Заявитель предупрежда­ется об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК. Лицам, не достигшим 16 лет, вместо предупреждения об уголовной ответствен­ности разъясняется необходимость сообщить правду (по аналогии с допросом несовершеннолетнего свидетеля — ч. 2 ст, 191 УПК). Протокол принятия уст­ного заявления удостоверяется подписями заявителя и лица, принявшего заяв­ление. При отказе заявителя от подписи протокола поводом к возбуждению дела может быть рапорт об обнаружении признаков преступления (ст. 143). При невозможности подписания заявителем протокола приглашаются поня­тые, которые удостоверяют данный факт.

    Сообщение без удостоверения подписью и указания данных о личности за­явителя не является поводом к возбуждению дела — заявлением, но может быть оформлено рапортом по ст. 143 УПК. Данная норма распространяется на сооб­щения, сделанные по телефону, телеграфу, радио, в Интернете и др. Указанные правила распространяются и на те случаи, когда устное заявление было сделано сотруднику компетентного органа, однако заявитель отказался его подписать (ч. 5 ст. 141).

    Заявителю выдается документ о принятии и регистрации его заявления.1 Он вправе обжаловать прокурору или в суд решение об отказе в принятии заявления.

    3.   Явка с повинной

    Явка с повинной — это добровольное сообщение лица о совершенном им пре­ступлении (ст. 142 УПК).

    Явка с повинной в узком смысле слова — как повод для возбуждения дела — имеет значение только тогда, когда она является первичной информацией о пре­ступлении. Если уже зарегистрирован другой повод для возбуждения дела (заяв­ление о преступлении или рапорт) или, тем более, возбуждено уголовное дело, то явка с повинной собственно поводом не является.

    В широком смысле слова явка с повинной — это не только повод для возбужде­ния дела. Кроме того, она может рассматриваться как обстоятельство: а) смягча-

    1 Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной информации о правонаруше­ниях, утвержденная приказом МВД РФ от 13.03.03 г. № 158.

    ющее наказание (п. «и* ч. 1 ст. 61 УК РФ); б) освобождающее от уголовной ответ­ственности в специально предусмотренных уголовным законом случаях (напри­мер, явка с повинной взяткодателя — примечание к ст. 291 УК РФ); в) учитываемое в пользу избрания более легкой меры пресечения (ст. 99 УПК); г) свидетельствую­щее о деятельном раскаянии как основании освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ; ст. 28 УПК); д) свидетельствующее о признании своей вины, т. е. обвинительное доказательство. В связи с большим (в том числе уголовно-правовым) значением явки с повинной она должна приниматься и после начала производства по уголовному делу. В отличие от заявления явка с повин­ной в широком смысле слова сохраняет свое значение и при отсутствии удостовери-тельной подписи явившегося с повинной. Значение смягчающего обстоятельства за явкой с повинной должно сохраниться и в том случае, если протокол или сообще­ние не обладают необходимыми реквизитами. Например, гражданин по телефону сообщает о совершенном им преступлении. При этом называет полные данные о себе и о преступлении (например: «Я, такой-то, проживающий там-то, незаконно храню такое-то огнестрельное оружие и намерен его сдать властям»). Это сообще­ние не является поводом к возбуждению дела в смысле ст. 140 УПК, однако долж­но рассматриваться как явка с повинной в смысле ст. 61, 75 УК. При этом непо­средственным поводом к возбуждению дела будет рапорт, составленный в порядке ст. 143 УПК.

    Главное условие явки с повинной и в узком, и в широком смысле — это добро­вольность. Данное условие означает, что сообщение о собственном преступлении сделано по инициативе самого лица и при отсутствии для него реальной угрозы уголовного преследования за совершение тех преступлений, о которых он сообща­ет. Добровольность явки с повинной может иметь место и после возбуждения уго­ловного дела, если лицо обоснованно предполагало о том, что органам уголовного преследования не известно об одном из следующих обстоятельств: а) о совершен­ном им преступлении; б) о его участии в совершении преступления; в) о его месте нахождения.

    Добровольность сообщения отсутствует, если оно сделано после задержания или заключения под стражу и предъявления доказательств подозрения или обвинения по тому же преступлению, в котором лицо сознается. «Недобровольное» сообщение о своем преступлении не может быть ни явкой с повинной, ни заявлением и оформля­ется рапортом сотрудника правоохранительного органа (п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК).

    В то же время условие добровольности соблюдается, если содержащийся под стражей подозреваемый или обвиняемый заявляет о своей явке с повинной по другим преступлениям, когда он обоснованно предполагает о том, что органам уголовного преследования еще не известно его участие в совершении этих пре­ступлений. Добровольность явки с повинной прежде всего обеспечивается реали­зацией права на защиту, в том числе помощью защитника, разъяснением права не свидетельствовать против себя. Признание задержанного в совершении других преступлений может быть явкой с повинной, только если оно дано не вследствие незаконных мер принуждения. При этом разъяснения уголовно-правовых обязан­ностей и юридических последствий признания сами по себе не являются незакон­ными мерами принуждения.

    Явка с повинной является уголовно-процессуальным доказательством в виде иного документа (ст. 84) или протокола (ст. 83, 166). Одним из требований к со­держанию явки с повинной является указание на конкретное преступление (вре­мя, место, определенное деяние, потерпевшие и др.). Уголовно-правовое и про­цессуальное значение явки с повинной не утрачивается при последующем отказе от нее подозреваемого или обвиняемого. Эта позиция неоднократно подтвержде­на практикой применения аналогичных норм УПК РСФСР.1

    Действующий процессуальный закон (ч. 2 ст. 142 УПК РФ) предусматривает две формы явки с повинной: письменную и устную. Явка с повинной в письменном виде должна отвечать тем же требованиям, что и письменное заявление о преступлении (ст. 141). Она может быть отправлена по почте, передана нарочным или лично.

    Явка с повинной в устном виде оформляется протоколом по правилам ч. 3 ст. 141 УПК (приложение 3 к ст. 476 УПК). Особое внимание уделяется установ­лению личности лица, явившегося с повинной.

    Лицо, явившееся с повинной, имеет такие же процессуальные права, как и заяви­тель.

    4.   Рапорт об обнаружении признаков преступления

    Рапорт как повод к возбуждению дела — это официальное письменное сообще­ние должностного лица правоохранительного органа об обнаружении им призна­ков преступления (ст. 143 УПК).

    Рапорт как повод к возбуждению дела возникает тогда, когда нет ни заявления, ни явки с повинной, а признаки преступления все же попали в поле зрения правоох­ранительных органов, которые обязаны выявлять преступления и изобличать ви­новных. Поэтому рапорт является универсальным поводом для возбуждения дела, оформляющим сообщения из так называемых иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140).

    Рапорт об обнаружении признаков преступления составляют сотрудники пра­воохранительных органов, в том числе сотрудники оперативно-розыскных под­разделений, иных органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры. При этом составление рапорта при обнаружении признаков преступления явля­ется обязанностью не только лиц, уполномоченных возбуждать уголовные дела, но и иных сотрудников правоохранительных органов (иногда вне зависимости от выполнения в данный момент служебных обязанностей). Так, сотрудник мили­ции независимо от занимаемой должности, места нахождения на территории Российской Федерации и времени суток обязан принять меры к предотвращению и пресечению преступления и сообщить об этом в ближайшее подразделение ми­лиции (ст. 18 Закона РФ «О милиции»). Рапорт адресуется начальнику след­ственного отдела или органа дознания (приложение 1 к ст. 476 УПК). Однако ад­ресация его иному должностному лицу органов уголовного преследования не исключает процессуального значения рапорта. В отличие от заявления в содержа­нии рапорта нет требования о привлечении к уголовной ответственности, в нем лишь содержится информация о признаках преступления. Если же сотрудник правоохранительного органа лично заинтересован в деле (например, сам является

    1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 9; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001, № 7; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 4.

    пострадавшим), то его требование о привлечении кого-то к уголовной ответствен­ности должно быть оформлено в виде заявления в порядке ст. 141 УПК.

    Чтобы рапорт мог служить доказательством по делу (иным документом — ст. 84), он должен отвечать следующим условиям: быть удостоверенным подпи­сью сотрудника правоохранительного органа, содержать необходимые сведения о нем, признаках обнаруженного преступления и, что самое существенное, — об ис­точнике полученных сведений. Рапорт без указания конкретного источника ин­формации о преступлении не является допустимым доказательством (ч. 1 ст. 75). Вместе с тем, если точные сведения об источнике составляют государственную тайну, то в рапорте они приводиться не могут. Например, если о преступлении стало известно от лиц, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциаль­ной основе с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведыва­тельную и оперативно-розыскную деятельность, то при отсутствии их письмен­ного согласия в рапорте сведения о таких лицах не указываются (п. 4 ст. 5 Закона РФ «О государственной тайне» от 21.07.93 г.; ч. 1 ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 г.). Когда источник оператив­но-розыскной информации в силу этой причины не назван, рапорт может рассмат­риваться как повод к возбуждению уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 140), но не может быть доказательством.

    Содержание рапорта различается в зависимости от источника («иного источ­ника») информации о преступлении. Таким источником может быть: а) первона­чальное сообщение о преступлении, не обладающее признаками самостоятельно­го повода; б) непосредственное обнаружение признаков преступления (например, самим лицом, составившим рапорт, либо органом дознания).

    Обычно «иным источником» информации о признаках преступления является первоначальное сообщение о преступлении, не обладающее признаками самостоя­тельного повода, которое как бы дублируется, пересказывается в рапорте. Для того чтобы этот рапорт был поводом к возбуждению дела, необходимо, чтобы первона­чальное сообщение, полученное составившим рапорт лицом, не имело признаков за­явления о преступлении или явки с повинной. Такой рапорт об обнаружении призна­ков преступления может быть основан на первоначальных сообщениях, полученных:

    от лиц, оказывающих содействие оперативно-розыскным органам на конфи­

    денциальной основе;

    от иных подразделений самих правоохранительных органов: паспортных

    служб — об утрате паспортов при обстоятельствах, вызывающих подозрение

    об их хищении; работников дорожно-патрульной службы — о дорожно-

    транспортных происшествиях и др.;

    правоохранительными органами по телефону, телетайпу, телефаксу, теле­

    графу, Интернету от граждан, внешних организаций, должностных лиц и не

    являющихся заявлениями ввиду отсутствия необходимого для уголовного

    процесса удостоверения;

    правоохранительными органами от внешних источников, не обладающих при­

    знаками заявлений в силу отсутствия информации о явных признаках пре­

    ступления (например, сообщения администрации предприятий о несчастных

    случаях с людьми и др.);

    • из материалов, специально не направлявшихся в правоохранительные орга­ны, но пришедших другим путем. Это может быть массовая информация: ста­тьи, заметки, письма граждан, опубликованные в печати; информация, рас­пространенная по телевидению, радио, в Интернете и др.

    «Иным источником» может быть и непосредственное обнаружение признаков преступления. Признаки преступления могут быть обнаружены в ходе выполне­ния служебных обязанностей сотрудниками органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и иных правоохранительных органов. Например, рапорт сотрудника патрульно-постовой службы о факте нарушения общественного по­рядка, рапорт следователя об отказе свидетеля от дачи показаний. При этом непо­средственное обнаружение признаков преступления может быть связано с факти­ческим задержанием предполагаемого преступника. При обнаружении признаков преступления рапорт должен быть составлен и направлен в соответствующий орган расследования немедленно. С момента подачи рапорта начинает исчисляться срок предварительной проверки сообщения о преступлениях (ч. 1 ст. 144). Лицо, соста­вившее рапорт о непосредственном обнаружении признаков преступления, не может исполнять в данном деле обязанности дознавателя, следователя, прокуро­ра и подлежит отводу, если: а) есть необходимость допроса этого лица в качестве потерпевшего или свидетеля (ст. 61); б) это лицо само проводило оперативно-ро­зыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41).

    5.   Основание для возбуждения уголовного дела

    Для возбуждения уголовного дела кроме повода необходимо основание — на­личие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК). Исходя из этого определения можно сделать несколько важных выводов.

    1. Закон не требует, чтобы на момент принятия решения по вопросу о возбужде­нии уголовного дела обязательно были выявлены все признаки состава преступле­ния — это, главным образом, задача последующих стадий процесса. Как показывает практика, имеющиеся данные должны, как минимум, указывать на наличие собы­тия (деяния), содержащего все или некоторые признаки преступления, т. е. иметь отношение к объективной стороне и объекту преступления. При этом не обязатель­но и то, чтобы были установлены все без исключения признаки даже самой объек­тивной стороны или объекта преступления — достаточно и некоторых из них, если они заставляют предполагать наличие прочих признаков преступления. В частно­сти, механизм преступного деяния, точный характер и размер причиненного вре­да; обстоятельства, относящиеся к субъекту и субъективной стороне состава пре­ступления, иногда могут здесь лишь предполагаться. Например, обнаружение трупа человека с признаками насильственной смерти является основанием для возбуждения дела по факту обнаружения трупа — вне зависимости от установле­ния конкретного способа лишения жизни, лица, совершившего данное преступле­ние, его возраста, вменяемости, формы вины, мотивов и т. д. То есть основание для возбуждения дела может иметь фрагментарный характер, если за целое принять всю совокупность признаков состава преступления. Однако, с другой стороны, на момент возбуждения уголовного дела нередко уже может быть известен подозрева­емый (в этом случае говорят о возбуждении дела против конкретного лица) либо

    даже выявлены все основные искомые по делу обстоятельства (тогда речь идет о возбуждении дела в условиях так называемой очевидности).

    2. Данных должно быть достаточно хотя бы для вероятностного вывода о нали­чии преступления. Решение о возбуждении уголовного дела является вспомога­тельным, промежуточным, поэтому может быть основано и на предположительно установленных фактах. Это, конечно, не исключает, что дело может быть возбуж­дено и при достоверном установлении события преступления и других обстоя­тельств, более того, такой вариант является наиболее предпочтительным.

    Таким образом, понятие достаточности данных для возбуждения уголовного дела охватывает как круг (объем) выясняемых здесь обстоятельств, так и глубину знаний о них (достоверность — вероятность). Возможный фрагментарный и веро­ятностный характер основания нередко ведет к тому, что при возбуждении уго­ловного дела дается приблизительная квалификация преступления, которая мо­жет изменяться в ходе дальнейшего расследования.

    Достаточные данные иногда могут содержаться уже в самом поводе (например, в рапорте оперативного сотрудника с приложенными материалами проверки, про­веденной оперативно-розыскными методами). Однако, как правило, достаточные данные появляются в результате процессуальной проверки повода к возбужде­нию дела в порядке ч. 1 ст. 144 (из протокола осмотра места происшествия, объяс­нений очевидцев, акта ревизии и т. д.).

    По общему правилу возбуждение дела начинает этап общего расследования (inquisitio generalis — лат.), которое часто ведется в отношении пока что неизвест­ного преступника. В этом случае уголовное дело возбуждается in rem — лат., по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Как уже было сказано выше, процессуальный закон не связывает возбуждение дела с обязатель­ным установлением лица, совершившего деяние. Однако в ряде случаев закон предусматривает возбуждение уголовного дела inpersonam — лат., в отношении конкретного лица (п. 1 ч. 1 ст. 46; п. 2 ч. 3 ст. 49; ч. 4 ст. 146; ч. 3 ст. 154; ч. 2 ст. 223; ч. 6 ст. 318; ч. 1 ст. 448). Бланки соответствующих постановлений (приложения 12-14 к ст. 476 УПК) предусматривают возбуждение дела как «по признакам пре­ступления», так и в отношении лица, в деянии которого усматриваются признаки преступления.

    Если уголовное дело возбуждается в отношении лица, то основанием для его возбуждения являются достаточные данные, указывающие на совершения деяния данным лицом. Возбуждение дела в отношении конкретного лица ставит под угро­зу его конституционные права и свободы. Поэтому для обеспечения права на за­щиту, при наличии данных о причастности лица к совершению преступления, орган дознания, следователь или прокурор обязаны возбуждать дело в отношении лица, а не по факту. Тогда соответствующее лицо приобретет статус подозревае­мого (ч. 1 ст. 46). Практически это означает обязанность указать фамилию подо­зреваемого в постановлении о возбуждении уголовного дела, когда в момент его вынесения есть сведения об участии данного лица в совершении преступления (например, в заявлении пострадавшего прямо указан предполагаемый преступ­ник). Уголовное дело всегда должно возбуждаться в отношении конкретного че­ловека по признакам таких преступлений, которые могут быть совершены лишь определенным лицом (например: злостное уклонение от уплаты средств на содер-

    жание детей или нетрудоспособных родителей — ст. 157 УК; присвоение или рас­трата — ст. 160 УК; уклонение физического лица от уплаты налога — ст. 198 УК; получение взятки — ст. 290 УК; заведомо ложный донос — 306 УК; заведомо лож­ные показание, заключение эксперта или неправильный перевод — 307 УК; отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний — 308 УК и др.).

    Возбуждение дела в отношении конкретного лица означает возникновение подозрения, поэтому смысл данного института более точно отражается в терми­не «возбуждение уголовного преследования», употребляемом в ч. 2 ст. 459, или «привлечение к уголовному преследованию», используемом в названии ст. 23 УПК. Решение о возбуждении уголовного преследования может быть обжаловано по­дозреваемым в суд (Определение Конституционного Суда РФ от 27.12.02 г. № 300-О).

    Основания для возбуждения дела отражают наличие фактических предпосы­лок у головного преследования, составляющих условие движения уголовного дела. Этим условием является установленность события преступления, а обычно на более поздних стадиях — и совершение его определенным лицом. В то же время необходимо иметь в виду, что для возбуждения дела необходимо наличие и юри­дических предпосылок — отсутствие оснований для отказа в возбуждении дела.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   99.  100.  101.  102.  103.  104.  105.  106.  107.  108.  109. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.