Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.

    §5. Сеиейно-правовые акты

    1. Семейное право является самостоятельной отраслью на­шего единого советского социалистического права. Движение семейно-правовых отношений, как-то: отношений между су­пругами, между родителями и детьми, усыновителями и усы­новленными и др. — происходит на основании норм права данной отрасли и соответствующих юридических фактов. По­следние оказывают свое определенное воздействие также и на движение имущественных правоотношений, в частности, отно­шений гражданско-правовых. Обсуждая вопрос о воздействии семейно-правовых актов на динамику гражданских правоот­ношений, нельзя в то же время не учитывать особой структу-Вы семейно-правовых отношений, в которых мснут тесно переплетаться связи как строго личного, тфк и сугубо имуще­ственного порядка.

    Отличие предмета правового регулирования гражданского права от общественных отношений, регулируемых семейным правом, требует определенного размежевания не только норм, относящихся к названным отраслям, но также и тех юриди­ческих актов и иных юридических действий, которые в соот­ветствии с этими нормами вызывают возникновение, измене­ние и прекращение соответствующих правоотношений.

    Однако в науке права вопрос о юридической природе и со­держании семейно-правовых актов как таковых не имеет сво-Эго надлежащего освещения. В литературе эта проблема об-кодится; главное внимание концентрируется на процедуре со­вершения того или другого акта и тех последствиях, которые заступают в связи с тем или другим (земейно-правовым актом аелизя сказать, что эта сторона проблемы не имеет практи-еского значения, скорее наоборот, но ее разрешение не осво-вждает науку от необходимости постановки и обсуждения Юпросов относительно семейно-правовых актов как таковых.

    Не следует думать, что в описанном выше положении на-юдится только рассматриваемая категория семейного права Шмейно-правовые акты). Судьбу этой категории разделяют I другие общие понятия данной отрасли, в частности катего-Шя лица в семейном праве, его семейной правосубъектности, категория семьи и другие. Отсутствие надлежащей и всесто-

    143

     

    ронней разработки общих научных понятий семейного права отражается не только па развитии знаний о Данной отрасли права, но и на законодательной деятельности и практике кодификационно-подготовленных работ, развернувшихся r нашей стране.

    Специалистами семейного права за последнее время бы.п высказан ряд предложений по развитию семейного законода­тельства. Однако в статьях и выступлениях на совещаниях предлагается изменить содержание некоторых семейно-пра-вовых институтов или отдельных их норм: например, упро­стить процедуру расторжения брака, внести некоторые кор­рективы в нормы, определяющие размер алиментов, взыски­ваемых на детей, и т. д. Что же касается предложений относи­тельно необходимости пересмотра внутренней системы действующих республиканских кодексов в целом, то такого рода предложений, насколько нам известно, сделано еще не было. Объясняется это.тем, как нам кажется, что авторы соот­ветствующих предложений об усовершенствовании семейного законодательства не видят необходимости в создании о б-щ е й- части КЗоБСО. С таким положением согласиться нельзя. Сформулированные в общей части данного кодекса общие принципы и положения дадут, по нашему мнению, ориентировку и ясность в применении конкретных институтов и норм, облегчат понимание духа закона и того порядка отно­шений, к установлению которого стремился законодатель. В этом, как известно, состоит одна из сторон практического зна­чения общей части каждого кодекса, каждого законодатель­ного акта.

    В общей части брачно-семейного кодекса, по нашему мне­

    нию, следовало бы изложить положения относительно важ­

    нейших принципов построения семьи в советском обществе, об

    отношении к семье советского государства, в том числе об ох­

    ране государством материнства и детства, положения о субъ­

    ектах семейно-правовых тэт-ношений и др. В ходе теоретиче­

    ской подготовки совершенствования семейного законодатель­

    ства необходимо особое вниманиеХ)братить на семейно-право-

    вые акты, ибо их неразработанность в нашей литературе

    имеет своим результатам то, что до\сравнительно недавнего

    времени, например, считалось допустимым отождествление по

    юридической природе брака как героического акта с до­

    говором1.             \

    Основным в содержании семейных отношений социалисти­ческого общества, как уже отмечалось, Являются отношения личные, но не имущественные. Последние имеют подчиненный характер перед отношениями личными. Советскому праву чуждо перенесение имущественной мерки в регулирование от-

    i См. «Гражданское право», учебник для юридических вузов, 1944. •стр. 98; Г. М. С в е рд л о в, Брак и рйрвод, М.—Л., 1949. стр. 58. 64. 144

     

    Гошений личных, Положения нашего законодательства, регу-•ирующие отношения имущественные, принципиально не- мо-Вут быть перенесены на отношения семейные.

    Правильное уяснение данных положений имеет .большое [практическое значение. Это видно из того, что Верховный •уд СССР постоянно требует от наших судебных органон концентрации внимания на личных взаимоотношениях сторон [процесса, поскольку обсуждается семейно-правовое отноше-Ке. Высказываясь о характере взаимоотношений между су-1 яругами, Bt-рховный Суд СССР указал, что • «Важнейшими Клементами создания здоровой советской семьи, основанной •а социалистических принципах, являются общность интере-•в и взглядов, взаимное понимание и уважение супругов, равное положение жены и мужа в семье»1.

    Приведенное еще раз показывав! на недопустимость отож­дествления   семейЁо-правовых   отношений с   отношениями 'Гражданско-правовыми, а  следовательно, и   недопустимость кмешения актов, служащих основаниями движения этих отно­шений.

    2, Семейно-правовые отношения, равно как и иные право-' Вые связи, возникают, изменяются и прекращаются в силу не иолько одних юридических актов, но и др^их юридических .фактов. Семейному праву в качестве последних известны и 'юридические события (например, факт рождения, факт смер-кк к др.), и юридические поступки (например, согласие одно­го супруга на усыновление другим супругом ребенка), и пра­вонарушения (например^ вступление во второй брак при верасторгнутости первого). Однако с точки зрения круга вопросов, рассматриваемых в настоящей работе, интерес представляют именно семейно-правовые акты,

    Под семейно-правовым актом следует понимать такой юридический акт, который направлен на установление, изме­рение или прекращение брачно-семейных правоотношений.

    Соответственно институтам советского семейного права следует различать такие виды юридических актов, как брач-1ые (заключение брака или требование о его расторжении), акты усыновления, акты признания отцовства, акты принятия Опгки (попечительства) над определенными лицами, акты, на­правленные на изменение фамилии, и т. д. Как видно из при­веденного перечня, круг юридических фактов семейного пра­ва довольно широк и разнообразен по своему содержанию, В вастоящей работе не представляется возможным обсудить все емейно-правовые акты, и приходится ограничиться рассмот-

    i Определение Судебной коллегии по гражданским делан Еер-шного Суда СССР от 14 января 1947 г., цитируется по райоте

    И. Поволоцкий, В, А. Л исков ец. А. С, Сомин-&НЙ, Дела особого производства, Юриздат, 1948, стр. 80.

    О Ч» О. А. Красавчиков    145

     

    рением вопроса о браке как юридическом акте в порядке по­становки проблемы.

    В литературе по семейному праву, а равно и в законода­тельстве можно наблюдать картину, аналогичную той, кото­рая отмечалась нами при анализе гражданско-правовых сде­лок. В данном случае имеется в виду отождествление брака как юридического акта с брачным правоотношением, возни­кающим на основе этого акта.

    Основанием возникновения брачного правоотношения яв­ляется- не-один юридический факт, но совокупность фактов, в которой браку (как юридическому акту) принадлежит цент­ральное определяющее место. Юридический состав, обесно-вывающий возникновение указанного правоотношения, со­держит в себе следующие элементы: 1) взаимное согласие принять, на себя права и обязанности супругов (юридический акт); 2) несостояние в другом зарегистрированном браке (правоотношение как отрицательный юридический ф-акт); 3) отсутствие между брачущимися определенной степени род­ства (отрицательное юридическое событие); 4) регистрация взаимного согласия принять на себя права и обязанности супругов (административный акт).

    Представление документов является условием реги­страции брака (ст. 4 КЗоБСО), но не элементом юриди­ческого состава, обосновывающего возникновение брачного правоотношения. Совершеннолетие и здравый рассудок бра-чущихся не входят непосредственно в указанный юридический состав, выступая в качестве элемента одной из общих предпо­сылок движения брачного правоотношения, в частности брач­ной правосубъектности брачущихся.

    Необходимость взаимного согласия на вступление в брач­ное правоотношение приводит к выводу о том, что брак всегда должен быть рассм-а-хривасм только как двусторонний, взаимный (встречный) юридический акт.

    Правовая природа брака^как юридического акта) под­тверждается его направленностью. При этом следует отказать­ся от положений законодательства (ст. 4 КЗоБСО) в части того, что брак (как юридический ант) будто бы направлен н;> регистрацию волеизъявления, в котором этот акт находит свое объективное выражение. Взаимное согласие брачущихся направлено не на регистрацию брак'а, а на установление (с юридической точки зрения) брачного правоотношения, созда­ние прав и обязанностей супругов (см. ст. 1 КЗоБСО). В про­тивном случае следовало бы признать, что появление брачу­щихся в отделе загса является самоцелью, воля изъявляется только для того, чтобы быть зарегистрированной и не более; дальнейшей направленности брак (как юридический акт) не имеет. Подобное" понимание этс,го акта не позволит .в необхо­димых случаях отличить действительный брак от фиктивного. 146

     

    Таким образом, брак — это двусторонний юридический Кт, направленный на возникновение брачного правоотно-рдения.

    Решение вопроса об отграничении брака (как юридиче-Bforo акта) от иных юридических актов, в частности .от актов [административных и судебных, особых затруднений не вызы-[вает. И административный, и судебный акты издаются (вы-[носятся) компетентным на то органом государства, тогда как [участником брачного (как и иного семейного) правоотноше­ния, а следовательно, и субъектом, совершающим брачно-кемейно-правовой акт, может быть только гражданин, но не Ккое-либо общественное образование (юридическое лицо).

    Сложнее провести разграничение между актом граждан-кко-правовым (сделкой), с одной стороны;" и юридическим ак-и-ом семейного права, в частности с браком как юридическим юктом, с другой стороны. Как известно, и тот, и другой акты [являются правомерными юридическими действиями и могут (быть совершаемы гражданами. Следовательно, отграничить ро признаку правомерности и по субъекту обсуждаемые акты |*е представляется возможным. Остается еще один признак, карактерный для всех юридических актов, а именно признак направленности совершаемых субъекту*! действий. Одинакова |ш' направленность брака как юридического акта и сделки? Н. В. Рабинович по этому вопросу пишет: «Сделки носят имущественный характер, направлены на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений, когда "как заключение брака рассчитано прежде всего на со-.здание личной связи брачущихся»1. Приведенное сужде-(ние Н. В. Рабиновича в принципе правильно отражает разлит Вне между сделкой и браком как юридическим актом, но тре-рует некоторой конкретизации и уточнения.

    Как известно, сделка, будучи актом гражданско-правовым, [используется, с точки- зрения экономических категорий, в сфе­ре обращения. Заключение же брака, а следовательно, и ис­пользование брака (как юридического акта), протекают в со­вершенно иной сфере жизни общества и прямо не связаны с шатериальным производством и обращением. Кроме того, если Инелка служит средством установления прежде всего имуще­ственных и связанных с ними неимущественных отношений, (направлена именно на создание гражданско-правовой связи, во брак (как юридический акт) направлен прежде всего на установление лично-правовых и связанных с ними имущест-

    1 Н. В. Рабинович, Заключение брака и признан;::! (5рапа •^действительным по советскому социалистическому праву. «Вопросы советского государства и права». Ученые записки Ленинградского государственного университета имени А. А. Жданова, Д? 1р7. серил Юридических наук, выл, 6, Д., 1955. стр. 17§,

    1.47

     

    венных правоотношений  на   тавязывание  семейно правовых связей

    Таким образом, отграничение брака   (как   юридической, акта) от гражданско-правовой сделки нужно проводить как по сфере применения соответств\ющею акта, гак и по его па прав темности

    3 Не менее существенным   вопросом в теории   юридиче ских фактов семейного права  является проблема недействи тельности брака  В имеющихся по =itom\ вопросч вьгсказыва гшях приводятся соображения   относительно  того, что брак может быть признан недействительным, поскольку он совер шел и ш межд; близкими родственниками или с пицом несо­вершеннолетним, шш в результате насилия Кроме этого, ука­зывают также на обман и забл\ждение, как на основания для признания брака недействительным1 Постеднее утверждение более чем спорно, чтобы не сказать неправильно

    Пленум Верховного С\да СССР, высказываясь относи •клыю оснований признания брака недействительным, неслу­чайно не предусматривает возможности такого признания по мотивам заблуждения или обмана-1 Теоретическое обоснова­ние именно такого решения вопроса но нашему мнению, со стоит в с 1едующем.

    Во-первых, следует отмети 1ь что принципиальной разни цы (с точки зрения содержания неправиньного предс!авления человека о реальной действительности) между обманом и з? блужденисм нет Разница есть в причинах, вызывающих не правильное представление лица о тех или других обстоятель­ствах В с п, чао заблуждения причиной искаженного представления о реальной действительности могут явиться н<_ осмо1ритетыгость невежественность и i п со стороны за бл уж дающегося, т ибо неосторожные или даже просто невиновны*, действия друюло шца При обмане причиной заблуждениг! яв гяются преднамеренные (умышленные) дей­ствия обманщика который Ъозда i мираж в представлении обманутого. Однако расхождение в причинах, вызвавших не

    1              См  Г  Л1   Свердлов.   БраЛи развод  издательство Акаде

    мии наук СССР. 1949. стр 63 Нель-Цне отметить, что Г. М. Свсрд

    лов    возвращаясь   h   вопросу   об   основаниях   признания   браьэ

    недействительным в работе изданной в 11951 году (см Г. М. С в е р Д

    '1ов   СовС1ское семейное право  Госюриздат   1951   стр. 76). приво

    дит соображения относительно того что] брак может быть рризнан не

    действительным при нар\шении одного рг условии решстрации браья

    (кроме   предусмотренных   в г   «в» с~а 4 и в п  «б» ci  G КЗоБСО

    РСФСР)  Однако никаких высказываний   относительно   оставления

    им критикуемой точки зрении в названной работе не содержится что

    дает основания полагать  что Г  "VI  Свердлов придерживается в рас

    сматривасмом ропроср своих прежних взглядов   высказанных им в

    1944 год\

    2              См постановление Пленума Верховного С\да СССР от 16 cfH

    тября 1944 i    «Судебная практика Верховного С>да СССР» 194R г ;

    .№ 11 стр 1

    ив

     

    правильное представление лица, не отражается на содержа­нии этих заблуждений Будущий супруг может заблуждаться, Вапример, в вопросе об имущественном, служебном или ином юоложении другого супруга, без каких либо намерений пека­рить действительное положение вещей со стороны последнего. Юднако, конечно не исключены случаи прямого обмана Сле­довательно, лицо может заблуждаться в одном и том же об­стоятельстве как по своей «вине», так и по «вине» другого Вуируга. Поскольку возникает вопрос о признании брака не­действительным, постольку приобретут значение не причина. Во характер и содержание заблуждения, которые обусловили | допустили) согласие со стороны заблуждающегося па встул-веиие в брак

    Во-вторых, что может быть отнесено к существенному, то [есть заслуживающему внимания заблуждению На этот во-Врос нельзя дать прямого и исчерпывающего ответа. В одних Ёлучаях существенным может оказаться то, что безразлично •ля других случаев и наоборот, поскольку речь идет именно •об отношениях брачных, но не имущественных.

    Замена поставленного вопроса   другим   применяемым к •ражданско правовым сделкам, в частности, «мог ли быть со вершен данный брак (как юридический  акт},  если действи Вельное положение вещей быто бы известно*заблуждающему-Ея (обманутому)», также не даст  практического результата. Еупруг, пришедший в суд в качестве истца по делу о призна­нии его брака недействительным, всегда ответит отрицатель Во на поставленный вопрос Поэтому, с нашей точки зрения, будет более правильным существенное заблуждение (глав-жым образом в свойствах личности)   относить к  основаниям шля расторжения брака, но не к обстоятельствам, влекущим его недействительность.

    В связи с изложенным следует присоединиться к высказы ваниям И В Рабинович  относитетьно того,  что «ссылки на Вман, заблуждение, угрозы и на влияние  неблагоприятных Ватериальных условий не должны   опорочивать заключение брака и приводить к его недействительности, так как это от Врывало бы широкий простор для прекращения брачных от-,кошсний не прибегая к сложной процедуре судебного разво­да На самом деле эти моменты относятся к мотивам вступле-1кл в брак Мотивы же, с точки зрения закона, для  действи-£гечьности брака значения иметь не могут, хотя они и играют иьшую роль при общественной, моральной оценке noseie ня советского гражданина»1

    _ ' Н. В Рабинович Заключение брака и признание брака

    действительным по cobctckomv социалистическому прав\ «Вопросы

    вегскою государства и права*- Ученые записки Ленинградского го-

    Дарственного университета К° 187 серия юридических на\тк

    П 6 Л 1955. стр 195—196

    О Ч Крл< «B'lijuoi                149

     

    4. Сфера воздействия семейно-правовых актов на динами­ку отношений гражданско-правовых по сравнению с актами административно-правовыми и судебными, разумеется, уже. Тем не менее такое воздействие предусмотрено законодатель­ством и, следовательно, требует изучения. Семейно-правовые юридические акты оказывают свое влияние на возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношении не в качестве самостоятельных юридических фактов, но вхо­дят в определенную совокупность таких фактов, в юридиче­ский состав. Это положение имеет силу для большинства пра­вовых институтов.

    Те или другие семейно-правовые акты сами по себе (или в виде возникающих на их основе семейко-правошх отноше­ний) могут входить б правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие юридические составы движения граж­данских правоотношений. Так, например, поступающее в семью имущество от трудовых доходов одного супруга в силу существования брака становится совместной собственностью обоих супругов; в силу причинения вреда малолетним ребен­ком на обоих родителей возлагается равная обязанность по возмещению вреда, хотя, быть может, один из них последнее время и не занимался воспитанием ребенка, находясь в дли­тельной заграничной командировке. Своеобразно взаимодей­ствие гражданско-правовых актов и семейно-правовых отно­шений (выступающих в качестве юридического факта) в од­ном юридическом составе возникновения жилищных правоот­ношений членов семьи. Приведем в качестве примера одно из гражданских судебных дел.

    Истица Грачева в 1954 году, вступив в зарегистрирован­ный брак с ответчиком Грачевым, переселилась на жилпло­щадь, ответственным съемщиком которой была мать ответчи­ка—Грачева К- Е. 20 марта 1956 г. Грачев получил ордер (по месту работы) на занятие освободившейся жилой площа­ди в доме № 47 по улицд имени Сакко и Ванцетти. В ордер были вписаны супруги Грачевы и «х ребенок. Вскоре все трое были прописаны по указанному выше адресу, но сразу засе­лить предоставляемую'жилплощадь не смогли, так как в ука­занной в ордере комнате б1гл только начат ремонт.

    В связи с возникшими в семье ссорами истица Грачева А. А. в августе 1956 года вместе с ребенком выехала с жилой площади Грачевой К. Е. и переселилась в указанный дом № 47, но занять комнату не смогла, так как ремонт еще не был окончен, и она была вынуждена временно разместиться в примыкающем к квартире вспомогательном помещении (чу­лане). Ответчик Грачев, желая отомстить жене за имевшие место ранее ссоры, сдал полученный им ранее ордер'На ком-•нату в доме № 47, отказавшись от жилплощади, а сам остал-1 ся проживать в комнате матери.

    150

     

    Трест Уралруда, в котором работал Грачев, воспользовав­шись размолвкой супругов, опечатал ранее предоставлявшую­ся Грачевым комнату и тем самым воспрепятствовал занятию .данного помещения Грачевой А. А,

    Свердловский областной  суд,   рассматривая 'возникшее . гражданское дело в кассационном порядке, по жалобе одной : из сторон процесса, в своем определении отметил, что «В силу ет. 1-а постановления Пленума   Верховного  Суда СССР от 12 декабря 1940 г., истица с момента выдачи ордера на комна­ту имела право на жилплощадь наравне с мужем, и ликвида­ция ордера могла иметь место лишь с согласия всех членов , семьи»1.

    Приведенное дело представляет   интерес с точки зрения теории юридических фактов в том отношении, что в нем, по нашему мнению, довольно рельефно вырисовывается связь и взаимодействие различных по своей отраслевой принадлежно-; сти юридических фактов в одном юридическом составе. Ве­домство, выдавая ордер своему работнику и создавая для не-, го право на жилплощадь (точнее на занятие жилого помеще-1ния), одновременно с этим в силу семейно-правового отноше-' ния данного работника с членами *£го семьи (указанными в ордере — женой и ребенком), наделило   последних равными правами с самим работником на занятие спорной площади, и отказ одного работника от предоставленных ему ведомством прав не влечет за собой прекращение прав членов его семьи, [поскольку они сами от данных прав не отказались.

    Понятно, что наступившие юридические гражданско-пра-! вовые последствия имели бы совершенно иной характер, если [бы отношения Грачевой не были скреплены зарегистрирован-1ным браком (юридическим актом семейного права). Типич-i ным примером в этом отношении может послужить следую­щее дело из судебной практики.

    Слободчиков, демобилизовавшись из Советской Армии, [вернулся к прежнему месту своего жительства. Он поселился Гу матери, которая к моменту возвращения сына находилась в s тяжелом болезненном'состоянии. Не имея возможности лич-|но обеспечить ухода за больной матерью, по договоренности с [Последней Слободчиков прописывает на занимаемую им и ма-рерью площадь гр-ку Петрову и ее совершеннолетнюю дочь [Никифорову с условием, что Петрова будет безвозмездно [осуществлять уход за больной матерью, а он, Слободчиков, ^обеспечивает Петрову и Никифорову жилплощадью.

    Вскоре после переезда Петровой и Никифоровой (29 июля '1955 г.) Слободчиков  стал сожительствовать  с  последней. После смерти матери (6 июня 1956 г.) Слободчиков предло­жил Петровой и Никифоровой  освободить  принадлежащую

    ! См. определение Свердловского областного суда (1956 г., дело

    Jtfe 33/609Г'  то иску Грачевой А. А. к Грачевым.

    РО*        .               151

     

    ему жилую площадь, так как он намерен создать устойчивую семью и жениться на девушке, с которой давно дружит.

    Петрова и Никифорова отказались добровольно освобо­дить комнату, считая себя членами семьи Слободчикова. Как выяснилось в ходе судебного разбирательства по возникшему в связи с 31 им гражданскому делу, сожительство Слсбодчико-ва с Никифоровой носило случайный характер, Никифорова же вступила в зарегистрированный брак с гр-ом Грибковым и намерена поселить его в комнату Слободчикова после того, как за ней (Никифоровой) будет признано право на жил­площадь1.

    Естественно, что при сложившихся обстоятельствах суд не мог иначе квалифицировать правовое положение Петровой и Никифоровой на жилплощади Слободчикова, как положение временных жильцов. К этому выводу необходимо прийти, исходя из учета цели поселения Петровой и Никифоровой (уход за больной матерью Слободчикова) и того факта, что между Слободчиковым и Никифоровой не могли сложиться с е м е и н о-п равовые отношения, поскольку послед­няя вступила в зарегистрированный брак с Грибковым.

    В основании сложившихся между сторонами гражданских правоотношений фигурируют два семейно-правовых акта — один факт отрицательный, другой факт положительный. От-ряцательйым юридическим фактом является отсутствие се-мейно-правовой, в частности, брачной связи между Слободчи­ковым и Никифоровой. Положительным юридическим фактом семейного права является наличие брака (как юридического акта) в отношениях между Никифоровой и Грибковым. Эти два факта в совокупности с иными обстоятельствами дела па основании закона и определяют положение Никифоровой и ее матери на площади Слободчикова как временных жильцов

    § 6. Гражданско-правовые юридические поступки

    В советской Haykte права впервые обратил внимание на

    категорию юридичесюис поступков проф. М. М. Агарков. В

    работе, написанной тридцать лет тому назад, он отмечал

    «Теория юридических фактов знает целый ряд действий, кото­

    рые не являются ни сделками, ни правонарушениями и, тем

    не менее, порождают, изменяют] и прекращают правоотно­

    шения»2.               /

    После этой работы яроф. М. М. Агаркова проходит почти двадцатилетний период времени, прежде чем в нашей науке стали вновь обсуждать юридические поступки Возрождение

    См.   дело   Свердловского     областного   суда   (1957 г.    дело

    № 3/1866) по иску Слободчинова к Никифоровой и Петровой о высе­

    лении (по I инстанции].

    М М. Агарков, Учение о ценных бумагах. М , 1927 стр 9.">

    152

     

    I анализа данных фактов на этот раз нашло себе место, глав-|ным образом, в учебной литературе.

    Наиболее полное освещение рассматриваемой категорий i юридических фактов мы находим в учебнике гражданского права 1944 года. Однако наряду с положительными момен-[тами (выделение юридических поступков в отдельную груп-|пу юридических фактов, указание на их правомерный харак-|тер) в этом учебнике дается не совсем удачная, с нашей точ-|ки зрения, трактовка правового характера юридических [поступков. Проф. Д. М. Генкин, обсуждал конкретные виды юридических действий, пишет; «В ряде случаев фактические [действия людей порождаю! юридические последствия, хотя |эти действия совершаются и не с намерением достичь того [или другого правового результата»1. Приведенное высказыва-|ние не может быть признано правильным. Любое действие, (поскольку оно только фактическое, то есть не имеет юридической значимости, никогда не вызывает ю р к д и ч е-Е к и х последствий.

    В 1946 юду выходит в свет одна из последних работ проф. №1. М. Агаркова, посвященная анализу понятия сделки, в ко­корой он одной части правомер!Тых  действий, не направлен-, иых па юридические последствия, присваивает наименование юридических поступков. Под юридическими поступками проф. |М. М. Агарков понимал такие правомерные действия, которые исправлены на признание каких-либо фактов или уведомление [о фактах прошлых, настоящих, или обстоятельствах, которые будут иметь место в будущем и которые влекут за собой юри­дические последствия независимо от того, были ли указанные [действия направлены на эти последствия или нет2.

    В данном определении, по нашему мнению, сфера приме­нения юридических поступков необоснованно сужена. Усмат­ривая среди юридических поступков только уведомления и признания определенных фактов, мы будем оставлять за пределами этих поступков еще значительное число правомер­ных юридических действий, которые ни по существу своему, ни по характеру, ни по юридической направленности не могут быть отнесены к юридическим актам, в частности к граждан­ско-правовым сделкам.

    В постановке вопроса и анализе юридических поступков

    1 i «Гражданское право», учебник юридических вузов, Юриздат, 1944, стр. 64 (проф. Д. М. Г е н к и н). В учебном пособии для сту-цедтов ВЮЗИ (1955 г.) юридические поступки уже имеют «права гражданства», хотя авторы этого пособия и именуют юридические Зоступки «так называемыми» («Советское гражданское право», ч I, (чебное пособие для студентов ВЮЗИ, под редакцией проф. В А. [ясенцева, ВЮЗИ, 1955. стр. 34).

    1 2 См. М. М. Агарков, Понятие сделки по советскому граж-Кнскому y' ту, «Советское государство и право» 1946 г. № 3—4, pp. 51— 5^

    153

     

    следует идти дальше как в отнесении к числу юридических поступков всех иных правомерных действий (а не только уве домления и признания), так и в   определении  юридической природы самих юридических поступков; необходимо не толь ко констатировать наличие юридических   поступков   среди юридических фактов, вызывающих движение советских соци алистических гражданских правоотношений на основе норы права и привести частные примеры, но прежде всего выяснить общее понятие данной  категории  юридических действий  и провести их основное разграничение.

    Категория юридических поступков охватывает собой весь ма многогранные формы деятельности людей советского об­щества Работа из заводе и в школе, в колхозе и консервато­рии, в технической лаборатории и за столом писателя — все это с правовой точки зрения юридические поступки В них деятельность рабочего и учителя, колхозника и музыканта, изобретателя и писателя направлена, в первую очередь, на создание определенного блага. В процессе создания этих благ они целеустремляют свою деятельность отнюдь не на юриди­ческие последствия Их воля направлена на предмет труда — создаваемое благо: «...во все время труда необходима целе сообразная воля, выражающаяся во внимании ..»'.

    Важнейшим юридическим поступком   (из перечисленною вида правомерных юридических действий) применительно к советским гражданским правоотношениям является исполне ние должником лежащей на нем по обязательству имущест­венной (а в определенных случаях и неимущественной) обя занности Сюда должны  быть  отнесены не  только   деист вия по передаче имущества должником кредитору, но также действия по выполнению работ и оказанию услуг. Категория юридических поступков не исчерпывается указанными юриди ческими действиями   В ней  содержатся еще  явления и не сколько отличные от перечисленных, но с юридической точки зрения сходные с н*даи.

    Если просмотретьваше гражданское законодательство, то нельзя не отметить таких правомерных   юридических деист вий, которые, не явияясьу(сделками, все ч*е имеют юридическое значение Проф М М А*арков указывал, в частности, на при знание долга (ст. 50 ГК), уведомление об определенных фак­тах (например, об уступке требования — ст  124 ГК), заяв ление об отказе принять исполнение (примечание кет. 122 ГК) и др Однако и исполнение  обязанности  должником, и уве­домления или признания тех или других фактов не исчерпы­вают всего многообразия, разносторонности рассматриваемой категории юридических действий

     

    154

     

    'К Маркс Капитал т I Госполитиздаг  1949 стр 185

     

    К числу юридических поступков должны быть также от месены те правомерные юридические действия, в результате [которых создаются новые объекты, а следовательно, вознияа-•от и новые права Примером такого вида юридических по |ступков является создание нового материального или духов-иого блага—соответственно постройка дома застройщиком, шаписание научным работником определенного научного тру­па и др Правда, в определенных случаях создание того или иного объекта, чего, разумеется, нельзя не отметить, может ивляться исполнением обязанностей в сфере тр)довых, адми 1нистративныхи иных правоотношений Например, выполнение шаучным работником плановой научной  работы, бесспорно, (является выполнением его обязанности по трудовым правоот­ношениям и в то же время порождает гражданские права — •трава авторства

    К этому же виду юридических поступков должны быть от-^есены также и те действия лиц, которыми не создаются, но правомерно уничтожаются (потребляются) те шш другие ве­рш или производится их существенная переработка.

    Следующий вид юридических поступков складывается из кех правомерных юридических действий, которыми осуществ­ляется принадлежащее данному лицу право. Сюда можно от­вести, например, такие правомерные юридические действия, как выбор кредитором предмета исполнения по альтернатив­ному обязательству {поскольку это право дано ему по до-^гонору) , досрочный возврат предмета займа должником кре­дитору, в результате чего уменьшается ранее установлен­ная сумма процентов по договору, и т д.

    Наконец, к юридическим поступкам должен быть отнесен акже широкий круг действий по защите лицом принадлежа­вших ему прав и охраняемых законом интересов В данном случае имеется в виду не обращение лица к компетентному юргаиу государственного управления за защитой нарушенного или нарушаемого права (иск, жалоба и т д), но действия самого лица по защите охраняемых законом прав и интересов Вт посягательств со стороны третьих лиц или в случаях, когда защищаемым благам грозит опасность уничтожения (повреж­дения) я результате проявления отрицательных сил природы К числу этого вида юридических поступков следует прежде всего отнести действия, совершаемые в состоянии необходи­мой обороны и крайней необходимости

    Как известно, проблема указанных обстоятельств, устра-йяющнх уголовно-правовую ответственность, в науке совет­ского гражданского права рассматривается лишь примени­тельно к случаям освобождения от ответственности за причи­нение внедоговорного вреда. Действия лица в состоянии Необходимой обороны и крайней необходимости в науке со 'етошгг оловного права рассматриваются как действия

    155

     

    правомерные1. Имеют ли эти действия такой же характер по отношению к нормам советского гражданского права? Отри­цательного ответа на этот вопрос в гражданско-правовой ли­тературе не дано, хотя и высказаны справедливые соображе­ния относительно того, что причинение вреда в состоянии крайней необходимости, являясь основанием освобождения от уголовного наказания, в то же время не может выступать в качестве акта «помилования» в плане гражданско-пра­вовом2.

    Это, в свою очередь, не может не привести к выводу о том,. что советскому гражданскому праву известны в качестве осно­ваний возникновения обязательств из причинения вреда не только действия, противоправные и виновные (например, пре­дусмотренные ст. 403 ГК), противоправные и невиновные, «случайные» (например, предусмотренные ст. 404 ГК), но и действия невиновные и непротивоправные, то есть правомер­ные действия со стороны причинителя вреда3.

    Из изложенного выше видно, что под юридическим поступ­ком понимается правомерное юридическое действие, с кото­рым нормы права связывают юридические последствия неза­висимо от того, было ли направлено это действие на указан­ные последствия или нет4.

    Указанные выше отдельные виды юридических поступков могут быть распределены по отдельным группам в зависимо сти от наличия в тех или других  правомерных юридических действиях определенных квалифицирующих признаков.   Как уже отмечалось, общее для юридических поступков состоит в

    1              См А. Н, Т р а В н и н, Состав   преступления   по   советском'-

    уголовному праву, Госюриздат, 1951, стр. 337 и ел ; А. А. П и о н т

    к о в с н и и. Вопросы общей части уголовного права в практике с>'

    дебно-прокурорских органов, Госюриздат, 1954, стр. 78 и ел.; М. Д

    Ш a prop о дек иА Вопросы общей части уголовного права, изда­

    тельство Академии з<аук   СССР. Л,. 1955, стр. 86 и ел., 102 и ел

    В. Ф. Кириченна Основные   вопросы   учения о   необходимой

    обороне в советском уголовном праве, 1948, стр. 3 и ел.; С. А. До-

    махин,  Крайняя необходимость по советскому   уголовному праву.

    Госюриздат, 1955. стр. 12-—13.

    См. Г. К. М а т в ее в,- Вина в советском   гражданском праве

    Киев, 1955, стр. 36; Е. А. Флейшиц, Обязательства из причине

    нкя   вреда   и   неосновательного   обогащения,   Госюриздат,   1951,

    стр. 48—419.

    Этот аспект юридических поступков как оснований возникнове­

    ния обязательств иа причинения вреда лежит за пределами настоящей

    работы и может найти ^вое освещение в монографиях, посвященные

    вопросам гражданско-правовой ответственности.   В теории юридиче­

    ских фактов достаточным будет указать   лишь   правовую природу

    этих правомерных юридических действий.

    К такому   определению   юридических   поступков   прнсоедя

    няется Ю. К. Толстой (см. Ю. К, Толстой. Содержание и граж­

    данско-правовая   защита   права   собственности в СССР, Л., 1955-

    стр. 168).

    156

     

    том, что все они являются действиями правомерными, и на­правленность действий лица на юридические последствия но­сит чисто факультативный характер (она может быть и может не быть — последствия будут одни и те же). Не будучи на­правлены на достижение каких-либо правовых последствий, юридические поступки тем не менее должны иметь какую-то иную определенную направленность, поскольку они являются действиями людей. Последние ничего не совершают бесцельно. Конечно, цель как по содержанию своему, так и по характеру может быть самой различной, но тем не менее она предполагается в действиях лица. Действия лица не могут быть несоизмеримы с его целями и результатами дей­ствий.

    Перечисленные выше отдельные виды юридических по­ступков могут быть распределены, по нашему мнению, по сле­дующим основным группам:

    Юридические поступки, посредством которых осуществ­

    ляются передача имущества, выполнение   работ и  оказание

    услуг.

    Юридические поступки, посредством   которых   осуще­

    ствляется  уведомление   (признание)   об определенных фак­

    тах.

    Юридические поступки, посредством которых осуществ­

    ляется создание новых   (уничтожение,   потребление сущест­

    вующих) объектов прав.

    Юридические поступки, посредством которых осуществ­

    ляется   то   или   Другое   право,   принадлежащее   данному

    лицу.

    Юридические поступки, посредством которых осуществ­

    ляется самозащита прав и охраняемых  законом   интересов

    государства,   социалистических  организаций   и  отдельных

    граждан.

    Очевидно, что приведенный перечень юридических поступ­ков не является исчерпывающим, возможно, что еще сущест­вуют иные правомерные действия (не являющиеся сделками и иными юридическими актами), но и приведенного достаточ­но, чтобы показать, насколько богата по своему содержанию категория юридических поступков явлениями, с которыми риходится сталкиваться в процессе применения норм совет­ского социалистического гражданского права. Однако до на­стоящего времени, как было показано выше, эта проблема еще ждет своего разрешения, а юридические поступки имену­ют «так называемыми».

    Сопоставление названных групп юридических поступков позволяет разделить их на два основные вида в зависимости от связи действий, в которых выражается юридический посту­пок с объектом гражданского субъективного права. В тех слу-

    157

     

    чаях, когда действие, составляющее содержание соответст­вующего юридического поступка, оказывает свое воздействие на объект (создание, изменение, переделка, транспортировка, передача и т. д ), то следует говорить о том, что лицо совер­шает материальный юридический поступок. Здесь воздействие на объект выступает в качестве результата действия, состав­ляющего содержание поступка В тех же случаях, когда дей ствие, составляющее содержание того или другого юридиче­ского поступка, не оказывает непосредственного воздействия на объект, ти следует говорить о поступке нематериальном (уведомления, признания, осуществление неимущественного права и т. д.. Одно, из правовых отличий нематериальных юридических ьоступков от материальных состоит в том, что первые могут быть совершаемы, как правило, только лицами дееспособными, вторые же — независимо от наличия у субъ­екта указанной юридической способности (дееспособ­ности).

    Приведенная характеристика рассматриваемых юридиче­ских действий дает возможность поставить вопросы о том, какие из положений ГК, относящиеся к сделкам, могут быть распространены на нематериальные юридические поступки Сложность разрешения данного вопроса объясняется тем, что последние очень близко подходят к сделкам Напомним, что они отличаются от сделок лишь признаком возможности от­сутствия направленности действий на юридические послед­ствия.

    Если нормы права предписывают для лица, совершающего сделку, понимание значения совершаемых им действий, то это же правило должно быть распространено и на нематериаль­ные юридические поступки, в силу чего к ним может быть применена ст. 31 ГК. Указанное обстоятельство сближает нематериальные юридические поступки со сделками и отграничивает их от материальных юридических по­ступков

    Нет никаких оснований для недопустимости применения к анализи^уемымХявлениям общих положений ГК об исковой давносги\(ст. ст.\44—51 ГК), поскольку определенными нор­мами права не установлено специальных сроков, в пределах которых должны быть совершаемы юридические по ступки.

    Ввиду того, что'[характерной чертой сделки является на­правленность действий на определенные горидинеские послед­ствия, а подобная направленность в нематериальных юриди­ческих поступках отсутствует, то, следовательно, к последним не могут быть применимы положения, вытекающие именно из целенаправленного характера сделок. В частности, к ним не могут быть применимы правила, предусмотренные ст ст 41—43 ГК-158

     

    Нематериальные юридические поступки могут быть совер­шаемы как в устной, так и в письменной формах выражения воли. По желанию заинтересованной стороны письменная форма может быть нотариально удостоверена. Это дает осно­вание распространять на нематериальные юридические по-тупки правила, предусмотренные ст. ст 27—29 ГК-

    Изложенное позволяет сделать вывод о том, что на нема­териальные юридические поступки могут быть распростране ны некоторые положения норм права, касающиеся сделок как я-аковых

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.