Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.

    § 4. Судебные акты в движении гражданских правоотношений

    1. Вопрос о роли судебных актов в движении граждан­ских материально-правовых отношений в литературе граж-

    W1 «Судебная практика   Верховного Суда   СССР»   1956 г. № 1. стр. '16.

    I. г «Судебная практика   Верховного   Суда   СССР» 1956 г. № 6,

    |Ер. 35.

    Во. д. красавчиков              12;)

     

    даыского права не получил своего надлежащего освещения1. Едва ли не единственным высказыванием относительно ролн судебных актов в возникновении, изменении и прекращении гражданских правоотношений является высказывание проф. Д. М. Генкина, который в учебнике гражданского права 1944 года, давая классификацию юридических фактов, отнес к последним также и судебное решение, вынесенное по право-образующему иску. Рассматривая вопрос об осуществлении и защите гражданских прав, проф^Д^М^Гевкин, в частности, писал: «Вынося решение по(пр-явообразующему)иску, суд не создает нормы права, что ему~гге~~пр~сдЬставлено, а на основа­нии существующей нормы своим решением вызывает к жизш, правоотношение. Другими словами, решение суда является юридическим фактом, рождающим правоотношение с выте­кающими из него субъективными правами и обязанностями»3

    Что же касается иных процессуальных актов (действий суда и сторон), кроме решения, то, насколько нам известно, в литературе гражданского права о них, как о юридических фактах гражданских материально-правовых отношений, вы­сказываний нет.

    Иное положение сложилось в науке советского граждан­ского процесса, литература которой содержит немало работ, в которых рассматривается под определенным углом зрения проблема воздействия судебного акта на динамику граждан­ско-правовых связей. В силу того, что разработкой рассмат­риваемой проблемы занялись именно специалисты граждан ского  процесса, но не гражданского  права,  вполне законо­мерным   оказалось,   что   отправными   исходными   вопро­сами в постановке проблемы и отыскании путей ее разреше ния были не вопросы движения гражданского правоотноше­ния и роли в этом движении судебных   актов, а, по вполне понятным причинам, вопросы сугубо процессуальные, в ча­стности вопрос о видах исков в советском гражданском про цессе.

    Хотя вопрос о видах исков в советском гражданском про­цессе и по сей день сохраняет свою дискуссивность, тем не менее нельзя не видеть положительной стороны ведущейся

    В данной работе мы не затрагиваем всех вопросов проблемы с>

    дебпого решения в советском гражданском процессе и, в частности

    такого из ее аспектов, как судебное решение — ант го су дарствен и он

    власти. По этому вопросу см. Н. Б. Зейдер, Судебное решение в

    советском гражданском процессе, автореферат диссертации на соиска

    ние ученой степени доктора юридических наук, М., 1955; Н, А. Ч е

    чина, Судебное решение как акт государственной власти, «Вопросы

    советского государства и права*, Ученые записки Ленинградского го­

    сударственного   университета   имени А. А Жданова, № 182, серп

    юридичес1ШХ-4щу-к^_вып 5, Л., 1954, стр 135 н ел.

    «Гражданское пр"зчю^   учебник для юридических  вузов, т. I

    Юриздат. 1944. стр. 7   1проф. Д. М. Генкин).

    Ш

     

    вокруг него дискуссии в том, что, в частности, последняя спо­собствует более полному и всестороннему изучению пробле-Ьы судебного решения, важнейшей проблемы науки совет--скою гражданского лропесса.

    Высказывания процессуалистов относительно роли и зна­чении судебного решения в движении гражданских правоот­ношений, как известно, опираются на ту или другую концеп­цию о видах исков в советском гражданском процессе, и по­тому представляется необходимым, хотя бы в самых общих чертах, привести имеющиеся суждения по данному вопросу. В этой связи напомним, что одна часть процессуалистов ис­ходит из существования в советском гражданском процессе двух видов исков — исков_о_лр_изданйи и исков о присужде­нии;..соответствен но видам исков различаются и виды реше­ний — решения по иску о признании и решения по иску о при­суждении. Преобразовательных^ исков и соответствующих названным искам решений не существует. В настоящее время указанная точка зрения п одерживаете я проф. Н. Б. Зейде-ром1, проф. А. Ф. Клеёнмакомэ, проф. К. С. Юдельсоном3, Б. М. Семеновым4 и некоторыми другими представителями науки гражданского процесса.

    Согласно другой точке зрения необходимо различать три вида исков, а именно: иски о признании, иски о присуждении в преобразовательные иски. Наиболее обстоятельное, на наш взгляд, освещение вопросов о преобразовательных исках дано в работах проф. М. А. Гурвича5. В свое время за трехчленное деление исков высказывались проф. Поволоцкий, М. И. Елье-вич и др. Суждения пр\ф. М. А. Гурвича о видах исков на­шли поддержку в работах Н. А. Чечиной8. [ Сторонники точки зрения, согласно которой в граждан­ском процессе существует только два вида исков (иски о при-

    1              См. Н. В. 3 е и д е р, Спорный вопрос гражданского процесса

    (к допустимости преобразовательных исков в советском праве), «Со­

    ветское государство и   право» 1947 г. М> 4, стр. 36—53; его же,

    «Судебное решение в советском гражданском процессе», автореферат

    Конторской диссертации. М., 1955. стр. 19—22,

    2              См. А. Ф. К'л ейнман, Советский гражданский процесс, учеб-

    Вк для юридических вузов, издательство МГУ, 1954, стр. 148—149

    I я См, К С Юдельсон Советский гражданский процесс, учеб-шк для юридических вузов, Госюриздат, 1956, стр. 210 и ел.

    I * См В. М. Семенов, Взаимная обязательность решений и приювиров в советском гражданском процессе, «Вопросы советского гражданского права я процесса». Ученые записки Свердловского юри-дичрского института имени А, Я. Вышинского, Госюриздат 1955, г. III. сгр. 140 и ел,

    Г 5 См. М. А. Гурвич, Виды исков по советскому гражданскому Процессуальному праву, «Известия Академии наук СССР, Отделение экономики и права» 1945 г. № 2, стр. 1 — 12; его же, «Лекции по Светскому гражданскому процессу», ВЮЗИ, 1950, стр. 77—81

    Iе См. Н. А. Чечина, Судебное решение как акт государствен-

    *й власти.   «Вопросы   советского государства к   права»,   Утеные

    131

     

    знании и иски о присуждении), не относят судебное решение к числу юридических фактов гражданского права. Те же про. ц ее су ал исты, которые отстаивают существование в граждан­ском процессе трех видов исков, рассматривают судебное решение по преобразующему иску в качестве юридического факта, имеющего значение в динамике спорной гражданско-правовой связи.

    Особую позицию в этом вопросе занимает Н. А. Чечина. Будучи •сторонником точки зрения, согласно которой преобразовательные иски имеют право на 'существование наряду с иенами о признании и исками о присуждении, А. Н. Чечина тем не манее отрицае_т__значскио юридичесногд_^акта^за__всеми в даами_судебцых. решений, в том числе и за решениями, вынесенными по преобразующим искам,

    Нельзя не отметить, что приведенные выше взгляды отно­сительно видов судебного решения и значения этого решения в динамике гражданско-правовых отношений имеют свое оп­ределенное обоснование и в то же время, по нашему мнению, не лишены односторонности, а потому не могут не иметь как своих положительных, так и отрицательных моментов.

    Положительным в высказываниях о существовании в граж­данском процессе преобразовательных исков и о выносимых по таким искам решениях (выступающим в качестве юриди­ческих фактов) является то, по нашему мнению, что данная точка зрения правильно обращает внимание на активную роль судебного решения в динамике гражданских материаль-• но-правовых связей, в частности, в таких моментах движений гражданского правоотношения, как его осуществление (пре­кращение) или изменение. Данная точка зрения правильно определяет юридическую природу судебного решения по от­ношению к спорным гражданско-правовым связям, относя данное решение к юридическим фактам материального права.

    Однако наряду с этим, рассматриваемая концепция, на наш взгляд, страдает также и существенным недостатком, который состоит в n^j) е о ц е_н_к_е роли судебного решения в движении гражданских правоотношений. Сторонники кон­ститутивных решений в советском гражданском процессе в обоснование своих положений приводят примеры вынесения решений по искам о разделе общей собственности, о прекра­щении договора купли-продаж-иТ'о расторжении договора имущественного найма, о лишении родительских прав и т. л При этом в каждом отдельном случае внимание концентри-. руется на том, что суд сам -своим решением либо изменяет, либо прекращает правоотношение. В частности, проф. М. А. Гурвич, высказываясь относительно расторжения

    записки Ленинградского государственного университета имени А. Л-Жданова, № 182, серия юридических наук. Д., 1954. вып. 5, стр. 15-: ее же, «К вопросу о видах судебных решений в советском грая-"-данском процессе»,'«Вопросы советского государства и права», V'ff-ные записки Л снинг раде кото-гее уда~рс таенного университета, № 18" серия юридических наутСЛ,. :155, вып. 6, cm?. 205 и. ел.

    132

     

    /

    у

    I

    договора купли-продажи в порядке ст. 198 ГК, считает, что

    этот договор может быть расторгнут только по решению су-

    Га1. Говоря о прекращении договора найма в порядке ст. 171

    ВК, проф. М, А. Гурйнч приходит к выводу о том, чтр «...рас­

    торгнуть договор найма по основаниям, указанным в ст. 171

    ИК, можно не иначе, как через суд, т. е. посред-

    'ством судебного решения» и что «здесь суд вовсе не конста­

    тирует, существует ли составляющее предмет спора правоот­

    ношение, а прекращает, т. с. преобразует, его»2. Об-.

    суждая судебные решения, выносимые по иску о разделе

    общей собственности, проф. М. А. Гурвич констатирует, что

    ш подобных случаях вместо ранее существовавшей общей

    собственности возникает индивидуальная собственность у од­

    ного или нескольких бывших собственников и обязательство

    по отношению к другому или другим. Основанием этих изме­

    нений в праве служит судебное решение, имеющее преобра­

    зовательный характер»3.  ^

    I Переоценка роли судебного решения (выражающаяся в утверждении,   что суд  сам   своим   решением   изме: .няет, прекращает гражданские правоотношения) в динамике гражданских материально-правовых связей обусловлена тем, ио нашему мнению, что сторонники рассматриваемой точки зрения упускают из поля своего зрения нормативную и фак­тическую основы судебного решения, отрывают судебное ре-В*ние от юридических фактов и нормы права, не замечают значение последних в движении гражданских   празоотноше- • ний. Как уже было показан^ выше (см, гл. I и II), для на- . ступления определенных юридических   последствии, то есть возникновения, изменения   или   прекращения   гражданских правоотношений требуется наличие определенных материаль-Kix и юридических предпосылок, причем   среди   последних &ыли названы, в частности, нормы права и юридические фак-т>1, Согласно рассматриваемой точке зрения допроцессуаль-ibe (досудебное) движение   гражданского   правоотношения выпадает из динамики спорной правовой связи, и все преоб­разования последней происходят лишь только на основе одного •, судебного решеутия, помимо норм права и юридических фак^. тв.' Однако такая трактовка роли судебного решения в ди­намике гражданских материально-правовых отношений пред- , жавляется неправильной, ибо никакая специфика судебного.., решения, ни особое место суда   в системе   государственных-, органов не могут снять того положения, что суд выносит, свои решения на основе  норм  права  и его решения являют^

    I ' См, М. А.  Г у рви ч, Лекции   по   советскому   гражданскому Нюцессу, ВЮЗИ, I960, стр. 78. ;  а т а и ж е, стр. 80. 3 Там Же, стр. 81.

    133

     

    ся средством защиты прав, возникших в силу ю р я д и ч е-ских ф-актов до того, как возникает гражданский про­цесс. Как известно, это положение вытекает из требований законности и обоснованности судебного решения.

    Следовательно, для того чтобы избежать указанного от­рыва (отрыва судебного решения от его нормативной и фак­тической основы, от норм права и юридических фактов), су­дебное решение следует видеть не в качестве какого-то само-давлеющего "изолированного акта от норм права и фактов, а рассматривать его в связи с другими предпосыл­ками и основаниями движения гражданского лравоотнол!е-ния и, в частности, рассматривать судебное решение в каче­стве одного из звеньев в общей цепи обстоятельств и фак­тов, выражающих движение гражданско-правовой связи, видеть его в качестве элемента юридического состава движе­ния, в данном случае изменения или прекращения спорною правоотношения.

    В другой из названных выше точек зрения нашло свое выражение отрицательное отношение ряда процессуалистов к возможности существования и допустимости в советском гражданском процессе преобразовательных исков. Напомним, что сторонники этого взгляда не усматривают за судебным решением значения юридического факта.

    Положительным в данной концепции, по нашему мнению. является то, что ее сторонники совершенно обоснованно кон­центрируют внимание на допроцессуальном (досудебном) раз­витии гражданско-правовых отношений. Неоспоримо, на наш взгляд, утверждение о том, что право, о защите которого просит истец, возникло до судебного решения. В противном случае не о чем-просить. Истец находится в определенном правоотношении с ответчиком, ко не может в силу тех или других причин осуществить имеющегося у него права и обра­щается к суду за помощью. Наряду с этим нельзя не отме­тить и недостатков данной концепции.

    Один из основных, если не самый главный, аргумент сто­ронников рассматриваемой точки-зрения состоит в том, что судебное решение не может рассматриваться з качестве юри­дического факта" в~"ДШ~аШГкё гра"ждангайх~правобтнбшений, поскольку оно (решение) ничего нового с'фактической-сторо-ны к имеющемуся до судебного разбирательства не прибав­ляет, а суд только конкретизирует право и^тца и осуще- 1 ствляет защиту оспариваемого права.

    Следует согласиться с тем, что судебное решение с «ф а к-тической стороны» к имеющемуся до суда ничего не прибавляет. Однако этого, очевидно, нельзя сказать отно­сительно стороны юридической. Если рассматривать каж­дый правовой акт под угло'.г этой, если можно так выразиться, «фактической прибавки»,''то необходимо будет отрицать юри-134

     

    \

    Гдическое значение за теми актами, принадлежность которых |к юридическим фактам никем^еще не оспаривалась. Напри­мер, нужно будет отвергнуть   зна-че_ни_е__администр.йтивного . акта за действиями  нотариуса,  удостовер.яющегат_ЛО_г_овор купли-продажи или завещание, значеи»е-лэр.и-Д-иыески-х—актов 'за.санкдией прокурора на административное._вь1селение_ и за [актом разрешения органов опеки на отчуждение  имущества (подопечного и т. д., ибо каждый из перечисленных актов ни-1чего с «фактической стороны» к имеющемуся до его издания |не прибавляет. Более того, руководствуясь указанным при-[знаком, необходимо будет отрицать значение   юридического факта за плановыми актами средних звеньев государственно­го управления (главк, совнархоз, трест), так как они ничего •«нового» к установленному до них министерством или иным органом плановому   заданию с «фактической   стороны» не (прибавляют.

    Таким образом, решая вопрос^об отнесении или неотне­сении тех или других явлений и фактов (в том числе и судеб­ных актов) к юридическим, нельзя   исходить   из того, при­бавляет ли тот или другой* акт государственного   органа (в том числе и суда) -что-лнбо   с «фактической стороны»   или нет. Дело, очевидно, в существе и характере самого акта, а также в том, что, не прибавляя ничего со «стороны факти­ческой», акт государственного органа может привнести нечто |со «стороны юридической».

    Процессуалисты, не признающие за судебным решением значение юридического факта, видят развитие спорной право­вой связи только до определенного предела, после которого | правоотношение останавливается, они видят только   допро-цессуальное (досудебное) развитие спорной правовой связи. После же того, как спорное правоотношение попало в сферу •судебной деятельности, стало предметом судебного разбира­тельства, правоотношение, по их мнению, перестает двигать-[ся, так как никаких юридических фактов нет, им не является, j в частности, и судебное решение. Однако истец обращается |в суд не для «приостановления» правоотношения, а скорее, i наоборот, для того, чтобы привести спорное правоотношение процессуальными (судебными) средствами к желательному j для него финалу, например в исках о присуждении, к тому, чтобы была исполнена лежащая на должнике обязанность. Таким   образом, для того   чтобы   избежать односторон­ности рассматриваемой точки зрения, необходимо видеть  не •только допроцессуальное развитие гражданского правоотно­шения. Это только одна сторона общей картины. Нужно не 1 упускать из поля зрения и того развития,  движения право­отношения, которое происходит со спорной  гражданско-пра­вовой связью после того, как она стала предметом судебного рассмотрения.

    •135

     

    Выше уме отмечалось,   что особую в данном   вопросе позицию h занимает Н. А. Чечина. Признавая, с одной стороны, существовании1 в гражданском процессе преобразовательных исков, Н, А. Чечина, с другой стороны, отрицает значение юридических фантов за судеб­ным решением,   причем это положение в равной, степени относится указанным автором как к решениям,   вынесенным по искам о при­знании и искам о присуждении, так и по преобразовательным искам.

    Ход рассуждений Н. А. Чечшюй по данному вопросу вкратце сводится к следующему. Спорное правоотношение возникло в силу определенных юридических фактов до обращения в суд' и, конечно. до вынесения решения. Неправильным будет вывод, считает Н. А. Чечина, что из решения не вытекает никаких обязанностей, что ре­шение не имеет авторитета и есть пустое сотрясение воздуха.' «Щ решения, — пишет Н. А. Чечина, — вытекают обязанности, которые точно и в срок должны быть сторонами исполнены под страхом при­нудительного исполнения. Эти обязанности, к которым принуждают­ся обязанные лица, не вытекают только и непосредственно из реше­ния; не решение является первопричиной этих обязанностей, обязан­ности вытекают из существования или несуществования право­отношений, в решение- определяет порядок и срок их выполнения на основе действующего законодательства»'. По изложенным соображо ниям Н. А. Чечина "приходит к выводу о том. что судебное решение не является юридическим фактом.

    В приведенных суждениях автора рассматриваемой точки зрения весьма удачно, по нашему мнению, подчеркнута та мысль, что су­дебное решение действительно не является первопричиной вытекающих из этого решения прав и обязанностей. Однако не бу­дучи первопричиной; решение остается все же «причиной», так ска­зать, «причиной производной» и тем не менее оказывающей своо влияние на движение гражданского правоотношения, ибо, как нише1! Н. А. Чечина, именно решение определяет, то есть устанавли­вает на основе закона порядок и сроки выполнения сторонами лежащих на них обязанностей. Не принося ничего нового с «фак­тической стороны», решение суда в то же время не остается бес­следным со «стороны юридической» (из решения вытекают обязаккости, которые должны быть исполнены под страхом принудительного исполнения). Но из этих рассуждений трудно не прийти к заключению, которое противоположно выводу Н. А, Че-чиной — решение оказывает влияние на движение спорного право­отношения, а следовательно, является юридическим фактом.

    Подведем некоторый итог рассмотрению основных выска­зываний относительно роли судебного решения в динамике гражданско-правовых связей. Процессуалисты, отрицающие за судебным решением характер юридического факта, видя'1 только допроцессуальное (досудебное) развитие правоотно­шения и не замечают того, что на этом движение не прекра­щается, но вступает с момента предъявления__иска з следую­щий специфический этап развития спорной гражданскочща-вовой связи. Иначе говоря, они вддят только первую полови­ну картины общего движения правоотношения. В то же время сторонники преобразовательных исков видят только вторую половину этой же картины, когда судебное решение высту-

    1 Н. А. Чечина,   Судебное решение .как акт государственной власти, «Вопросы советского государства и права», Ученые записки Ленинградского государственного университета имени" А. А, Жданова N° 182, серия юридических' '• пук, вып. 5, Л., 1954, стр. 151.

    136

     

    Чтает б качестве юридического факта, и оставляют вне поля своего зрения досудебное (допроцессуальное) движение ука­занного отношения. Для правильного, с нашей точки зрения,, йонимания роли судебного решения в динамике гражданских правоотношений следует объединить обе названные половины общей картины движения гражданского правоотношения и в •единстве проследить значение акта правосудия в возникно­вении, изменении или прекращении спорной правовой связи.

    I Как известно, необходимость в судебном решении у заин­

    тересованного лица возникает тогда, когда лицо не может

    осуществить свое право. Последнее обстоятельство может

    иметь место в силу того, что другое лицо, на котором лежит

    корреспондирующая данному праву обязанность, либо не

    признает данного права, либо, если и признает себя обязан­

    ным, то тем не менее не исполняет лежащей на нем обязан­

    ности.    х

    Осуществление правоотношения, то есть осуществление-прав и исполнение обязанностей, составляющих содержание данной правовой связи, может протекать в двух формах — •добровольной и принудительной. При добровольном испол­нении обязанности нет нужды обращаться в суд. Должник использует свое право 'на исполнение по обязательству, и последнее прекращается. Иное положение складывается". тогда, когда добровольного исполнения обязанности нет.

    | Выше было показано, что понятие юридических послед­ствий включает в себя ка]Ддвижение правоотношения в це-к>м (его возникновение, изменение и прекращение), так и ди­намику его отдельных элементов^ .в частности развитие субъ­ективного права от правомочия к правопритяззнию. Однако-посдеднее не может быть принудительно осуществле­но без соответствующей санкции со стороны государства в лице его полномочных органов. Санкция может быть дана прокурором, нотариусом (учиняющим, например, исполни­тельную надпись) и др. Однако в большинстве случаев для рх отношений, участниками которых являются граждане,, законодатель устанавливает именно судебный порядок такого/ санкционирования, ибо процессуальная форма осуществления последнего служит наиболее надежным средством обе.спече-юя защиты прав как истца, требующего осуществления Права, так и ответчика, возражающего против такого осу­ществления.

    I Однако какой бы орган ни санкционировал принудителъ-Ве осуществление субъективного права, его акт является Выражением отношения государства (в лице .данного органа) •соответствующей конкретной общественной связи. Указан­ный акт на основе норм права в силу юридических фактов Превращает возможность осуществления субъективного пра-Ш в принудительном порядке -в действительность. Именно с

    137

     

    момента вынесений соответствующего акта (для решения с момента вступления в законную силу) право истца становит­ся действительно осуществимым в принудительном порядке. Без этого акта данное право не подлежит принудительному осуществлению (в противном случае будет иметь место само­управство).

    Следовательно, реализация возможности при­нудительного осуществления субъективного права в дей-'ствительность и является тем новым моментом, кото­рый вносит судебное решение в динамику спорной граждан­ско-правовой связи. Вынесение данного акта невозможна без наличия других предпосылок движения правоотношения, в частности, норм права и юридических фактов допроцес-суального (досудебного) развития данного отношения. Оно невозможно потому, что и норма права, и юридические фак­ты создают только возможность осуществления права в принудительном порядке.

    Процесс принудительного исполнения не следует пред­ставлять себе, конечно, в том плане, что он требует обяза­тельного вмешательства судебного исполнителя. Должник может исполнить обязательство после вынесения судебного решения и сам, 'но это последующее обстоятельство уже не может отразиться ни на содержании, ни на юридической при­роде судебного решения.

    Юридический состав принудительного осуществления пра­ва может состоять из фактов: 1) наступления срока исполне­ния, или, если срок не указан, востребования кредитора; 2) неисполнения должником обязанности; 3) предъявлении иска; 4) судебного решения; 5) исполнения обязанности должником.

    В своем содержании судебное решение аккумулирует юридический состав, обосновывающий установленное судом право истца, и фиксирует факты состава осуществле­ния этого права. Аккумуляция предыдущего юридического состава и фиксация наступившей части накапливающегося состава не являются самсщщью. Они составляют основу и предпосылку для судебного акта, акта государственной вла­сти. .

    Входя в юридический соста>"^осуществления~^дределен-ного правоотношения, судебное решение может бытьправо-изменяющим или право прекращающим юридическим фактом для этого правоотношения и правообразующим для другого. Последствия наступают не только в силу одного судебного решения, но и других фактов, с которыми оно образует юри­дический состав. Не суд предписывает юрядитеские послед­ствия. Они предписаны нормами социалистического права.

    Судебное решение обычно выступает в качестве правоуста­навливающего факта, . есть замыкающего элемента юриди-138

     

    ческого состава. Юридические последствия  наступают лишь при завершенном составе. В силу этого и создается  обычно впечатление якобы судебное решение само, независимо   от травоподготовляющих юридических фактов, порождает пра­вовые последствия. Однако судебное решение не всегда мо-Ькет быть правоустанавливающим юридическим, фактом. На-I пример, «брак   считается   прекращенным с того   момента, когда на основании судебного решения развод будет зареги-[етрирован по требованию одного или обоих супругов в оргя-[ нах записи актов гражданского состояния»1.

    Судебное решение не теряет характера юридического фак-Ьга оттого, что оно вынесено   по иску о признании,   а не о [присуждении. Вынесенное на основе всестороннего   анализа [фактов с фиксацией юридически  значимых, судебное реше-[ние остается проявлением отношения государственной власти |к рассматриваемому судом явлению. В данном случае судеб-I ное решение также ничего не прибавляет с фактической сто-гроны к тому, что уже имеется. Но и здесь дело не в «прй-1-бавке». Возьмем для примера определение суда о признании |Лица умершим (в порядке ст. 12 ГК) и акт нотариуса, совср-: тленный по тому же поводу. Не будет -никакой   разницы в [юридическом эффекте оттого, что в одном случае признание [•прошло  в судебном, а в другом — в нотариальном  порядке. (Подведомственность нотариата или подсудность суда опреде-[.ляется в данном случае лишк наличием документальных дан-[ных (ст. 12 ГК.) у заинтересованного лица.   Но доказатель-1егва не являются юридическими фактами материального пра-1ва. В данном случае и определение суда, и акт  нотариуса, 'являясь аккумулирующими юридическими фактами, в суще­стве своем остаются отношением государственной власти (в лице суда или нотариата) к рассматриваемому общественному явлению.   Необходимость   названных  актов наиболее  на­глядно видна из того, что сам по себе, например, «факт про­пажи военнослужащего на фронте  не является  обстоятель­ством, влекущим   за собой переход   имущества   безвестно-отсутствующего к наследникам»3. Для наступления указан­ных юридических последствий   необходимы   акты   органов государства: суда или нотариата. Акты этих органов   лают санкцию конкретному отношению,   абстрактное   выражение 'которого дано в норме права.

    Аналогичное действие имеет судебное   решение и в том случае, когда получают защиту интересы не истца, а ответ-

    ! «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1949 г. № 10. 'стр. 1В, Аналогично решается этот вопрос в постановлении Пленума Верховного Суда от 16 сентября 1949 г. («Судебная практика Верхов­ного Суда СССР» 1949 г. № 11, стр. 4).

    3 «Судебная практика Верховного Суда СССР* 1949 г. № 10. Етр. 28.

    139

     

    чика. В данном случае меняется лишь направление действия судебного решения, как материально-процессуального юри­дического факта. Оно и здесь аккумулирует юридически зна­чимые факты и на их основе дает отрицательную защиту. Аккумуляции в данном случае подлежат юридические факты, послужившие основанием 'к освобождению ответчика (долж­ника) от обязанности (например, факт исполнения). Отрица­тельный характер защиты определяется тем, что судебное' решение не только признает ответчика свободным от опреде­ленной обязанности, но и в то же время закрывает путь к вторичной попытке со стороны истца принудительного осу­ществления несуществующего права (ст. 2.ГПК), ибо «в слу­чае вторичного обращения в суд с иском, уже разрешенным ранее судебным решением, суд должен 'вынести определение о прекращении дела по вторичному иску...»1.

    Выдвинутые положения о том, что судебное решение не те­ряет характера юридического факта оттого, какой предъявлен иск (о присуждении, о признании или так называемый право-образующий иск) и чьи права нашли защиту (истца или от­ветчика), могут быть еще раз подтверждены на следующем деле, нашедшем свое разрешение в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР. Фактическая, сторона дела сводится к следующему.

    В 1931 году гр-ка Сухина со своим мужем, с разрешения домоуправления, .переоборудовала подсобное помещение в жилую комнату. В 1941 году муж Сухиной из занимаемого помещения выбыл. Совместно с Сухиной в, квартире проживал ее родственник — Сухин со своей семьей. После выбытия му­жа Сухиной ее родственник Сухин включил комнату Сухиной по оплате и свой лицевой счет. По этому счету Суяияа и про­должала оплачивать занимаемую ею комнату до II янва­ря 1950 г.

    В указанный день Сухин предъявил в Московский город­ской суд иск о выселении Сухиной, обосновывая исковые тре­бования тем, что она является временным жильцом, так как оплачивает комнату по его^дйдевому-ечеху, и он (истец) про­живает с семьей в комнате размером 13 kb>ul Ответчица Су­кина предъявила встречный иск к Сухину о праве на занимае­мую ею площадь.

    Московский городской суд, правильно устгановив\Ьактичс-скую сторону дела, в то же время сделал неправильные юри­дические выводы, результатом чего явилось удовлетворение . иска Сухина и отказ во встречном иске Сухиной. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР оставила в силе решение Московского городского суда.

    Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного

    1 «Судебная практика Верховного Суда СССР* 1949 т. №' Ю стр. 40. НО

     

    |Суда СССР 'отменила решение суда первой инстанции и опре-[деление суда второй инстанции, решив спор по существу1. В ее (определении, в частности, было указано, что «...для признания 1Сухиной временным жильцом одного только факта оплаты [спорной площади по единому лицевому счету истца еще недо-[статочмо, ...тем более, что в течение 18 лет истец на комнату [ответчицы не претендовал и прав ответчицы не оспаривал». Приведенное дело интересно тем, что в нем встретились |два иска—иск о присуждении (иск Сухина о выселелии Су-Гкиной) и иск о признании (иск Сухиной о признании права на Занимаемую площадь). При этом нашли защиту права ответ-ргика по иску о присуждении (истца по иску о признании).

    Данное дело наглядно показывает, что юридическая при-грода судебного решения ие. зависит от того, какой предъявлен риск, от того, чьи права нашли защиту и от того, каков харак-Irep представленной судом защиты.

    Расчленим мысленно этот спор на два производства одного [суда с одинаковой фактической стороной, но с разными лица-1ми. Сухин предъявляет иск о выселении Сухиной по первому [делу, а Иванова, допустим, предъявляет иск о признании пра-Lea на занимаемую жилплощадь к Иванову. Отличие судебно-[го решения, вынесенного по иску о присуждении, от судебного (решения, вынесенного по иску о признании, будет обнару-[живасмо только в фамилиях сторон процесса, все остальное гоудет, с точки зрения существа материально-правового акта, [идентичным, несмотря на то, что первое из них вынесено по [иску о присуждении, .а второе — по иску о признании, иесмот-1ря на то, что в первом решений нашли защиту права ответчи­ка, а во втором — права истицы.

    Следовательно, как вид иска, твк к процессуальное поло­жение стороны, права которой на основе закона нашли судеб-иую защиту, не конструируют юридическую природу судебно­го решения как материально-процессуального юридического 1факта.

    Характер и направление действия судебного решения оп­ределяются на основе советского закона содержанием мате­риального гражданско-правового отношения; по поводу кото­рого возник спор между сторонами.

    Если гражданский процесс является только формой зако-йа. то судебное решение является формой отношения социали­стического государства в лице советского суда к конкретному Отношению, регулируемому социалистическим законом. Не­случайно поэтому в .актах (постановлениях и определениях) Верховного Суда СССР мы находим каждый раз указание на необходимость концентрации внимания при рассмотрении гражданских дел на действительные взаимоотношения сторон.

    1 См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1950 г. М> И. стр. 30.

    14Г

     

    на фактическую сторону дела, которая на основе закона и on ределяет характер и направление действия судебной решения.

    Активность судебного решения, как матерально-процессу-альиого юридического факта, бывает неодинакова в зависи­мости от характера зашиты, предоставляемой субъекту. В тех случаях, когда суд на основе закона дает положительную за­щиту, судебное решение является наиболее активным и суще ственным элементом юридического состава движения право­отношения. В тех же случаях, когда судебная зашита носит негативный характер, роль судебного решения, как юридиче ской формы отношения государства к рассматриваемой судом гражданско-правовой связи, сводится в основном к право укрепляющему значению, действию.

    Таким образом, характер и направление действия судеб­ного решения определяются не характером иска самого по себе и процессуальным положением стороны, права которой нашли свою защиту, а на основе норм материального пра ва — содержанием материально-правового гражданского от­ношения, по поводу которого возник спор.

    Принципиальное обоснование указанного воздействия cj дебного решения на динамику отношений гражданско-право­вых следует усматривать в том, что «Судебный процесс и право так же тесно связаны друг с другом, как, например, формы растений связаны с растениями, а формы животных — с мясом и кровью животных. Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть толь­ко форма жизни закона, следовательно, проявление его внут­ренней жизни»1.

    Из этих же принципиальных положений следует исходить при определении места и значения иных процессуальных дей­ствий для динамики гражданско-правовых отношений3.

    Подводя некоторый итог сказанному относительно роли судебного решения в динамике гражданских правоотношений, необходимо отметить, что £удебж>е._йешение является юриди-

    1              К. Марне, Ф. Энгель\с,   Соч.. г Г/Тоеполитиздат,   1955

    стр. 158. \

    2              Кроме судебного решения как юридического факта материаль­

    но-процессуального характера из I актов Процессуальна;, с которыми

    нормы материального права связывают материально-правовые послед­

    ствия, следует назвать предъявление иска (см. ст. ст. 50\ 51, 182-а,

    191, 192 и др. ГК РСФСР). Этот факт является   значимый с   точки

    зрения норм материального права и в то же   время «...оказывается

    правообразующим фактом, порождающим возникновение... обязанно­

    сти правосудия по данному делу» (М. А.   Г у р в и ч,  Право на иск

    издательство Академии наук СССР, 1949, стр, 98). Нельзя не отме

    тить, что  ранее проф.   А. М. Гурвич определял   предъявление

    иска, как одностороннюю сделку истца (см. Ы. А.  Гурвич,  Виды

    исков по советскому гражданскому   процессуальному праву, «Изве­

    стия   Академии   наук   СССР.   Отделение   Экономики   и   права»

    1945 г. № 2.

    Ш

     

    Кским фактом не только в процессуальном, но в материаль­ном гражданском праве. Оно входит в юридический состав, осуществления правоотношений либо в другие составы, обо­сновывающие иные этапы движения (например по искам о

    И&изнании). Судебное решение, отражая  особую  ступень в

    Кззвитии субъективного гражданского права, сообщает по­следнему на основе норм права и юридических фактов допро-цессуального (досудебного) развития правоотношения силу

    Принудительного осуществления.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.