Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16. > 

    § 1. Понятие юридического состава

    I. Движение гражданских правоотношений может иметь в качестве своего основания различные юридические факты. Иногда для возникновения, изменения или прекращения пра­воотношения бывает достаточным одного юридического фак­та. Например, для возникновения у приобретателя индиви­дуально-определенной вещи права собственности может быть достаточно одного юридического факта—договора купли-продажи. Подобные факты, которые независимо от других фактов (но не нормы -права и правосубъектности) приводят в движение гражданское правоотношение, -можно назвать, с а моего ятед ьн ым HJ

    Самостоятельность этих фактов проявляется только в том, подчеркиваем еще раз, что они обусловливают движение гражданского правоотношения независимо от иных юридиче­ских фактов, но .при наличии соответствующей нормы права и правосубъектности лица,'о возникновении, изменении или прекращении права (обязанностей) которого идет речь.

    Один и тот же юридический факт может быть самостоя­тельным для движения одних правоотношений и не иметь такого значения для движения других. Достаточно указать на такой юридический факт, как договор. Если для движения правоотношений по купле-продаже данный факт может быть самостоятельным, то для возникновения отношений займа его одного будет недостаточно.

    Приведенное положение показывает относительность раз­граничения фактов на самостоятельные и несамостоятельные. v тому же движение гражданских правоотношений в боль­шинстве случаев имеет в качестве своего основания не от­ельный юридический факт, ^определенную совокупность тэких фактов — юридический состав.

    ' Обоснование отказа от существующей терминологии: «Факти-"~№ий состав», см. низае (раздел 6 настоящего параграфа).

    53

     

    Под юридическим составом обычно понимается совркщ i ность юридических фактов, необходимых  для   наступления! определенных юридических последствий.^ уча и, когда дви жение   гражданских  правоотношений   обусловливается  ц. ' одним юридическим фактом,   а   юридическим   составом весьма многочисленны Примером тому служи!   возникнове­ние, изменение или прекращение большинства обязательны!, правоотношений, семейных, наследственных прав и др Эт однако, нисколько lie умаляет роли и значимости   каждого' отдельною юридического факта, причем независимо от того. входит ли он в юридический состав или сам (независимо от других юридических фактов) обусловливает движение граж­данскою правоотношения

    Противоположная точка зрения на значение и место гори дичсского факта в составе может привести к тому, что мы не сумеем отличить одщ совокупность юридических фактов от другой. Оперируя целой совокупностью юридических фактов.' не подразделяя ее на отдельные элементы — юридические факты, мы увеличиваем риск включения в юридический со став тех фактов, которые не являются в нем необходимым, или, наоборот, упустим из поля зрения явление, значимое с точки зрения права1 Это не может не привести к большим практическим ошибкам и теоретическим затруднениям.

    Анализ фактической стороны дела нельзя себе мыслить как процесс, развертывающийся по одной прямой — от вьин нения гипотезы нормы права к установлению соответствую­щих элементов юридического состава Рассматривая опреде ленную совокупность фактов в процессе применения нормы гражданского права, нередко можно столкнуться с тем, чти фактические обстоятельства значительно богаче требовании гипотезы нормы Подобное положение приводит к необходи­мости отыскания другой нормы права, которая предусматри­вает соответствующую совокупность фактов Найдя нов^ю норму права, следует опять проверить, насколько удовлетво ряют фактические обстоятельства требованиям, предусмот­ренным в гипотезе вновь избранной нормы.

    Таким образом, определение круга фактов, подлежащие установлению, представляет собой постепенное «сближение-фактической и юридической «сторон» дела Сопоставив пре i усмотренные нормой факты с имеющимися фактами действи телькасти, мы убеждаемся в правильности нашего выбора нормы, подлежащей применению. Но для этого требуется са мъш тщательным образом исследовать все то, что имеет или может иметь существенное значение, то есть абсолют но точно установить юридический состав движения рассмат

    1 См 1U М   Агарков   Обязательство по советскому граждан скому праву Юрнздат 1940 стр. 80.

    54

     

    пиваемот правоотношения В некоторых случаях определен­ная часть фактов какого-либо юридического состава движе­ния одного правоотношения может выступать в качестве завершен110^ юридической совокупности для движения др; гого правоотношения, и это затрудняет анализ фактической стороны дела Иначе говоря, установив тот или другой юри­дический состав, можно оказаться перед лицом фактов, ко­торые как бы «излишни» для рассматриваемого отношения. Однако подчас выясняется, что «излишние» факты не только не излишни, но необходимы и, более того, в известных слу­чаях определяют характер и юридическую природу рассмат­риваемого нами правоотношения Вот конкретный пример

    В 1936 году 16-летняя Пахтусова в порядке наследования получила половит дома, паходяЕ;егося в г Благовещенске. При оформлении документов о вступлении во владение ча стью дома мать Пахтусова подарила ей и свою часть, вслед­ствие чего с 29 августа 1936 г Пахтусова Л П была собст­венником всего дома. В 1938 год; мать Пахтусовой вышла замуж за Михеенко, а сама Пахтусова выехала в г Сверд­ловск, где поступила учиться в индустриальный институт. В 1939 году, когда Пахтусова приехала на каникулы к ма­тери в г Благовещенск, мать ее стала уговаривать, чтобы она подарила дом Михеенко, за что он обязуется оказывать Пахтусовой помощь во время учебы Пахтусова, уступая на­стоятельным требованиям своей матери, 29 июля 1939 г за ключила с Михеенко договор дарения дома. Михеенко вскоре после заключения договора дарения прекратил брачные отно­шения с матерью Пахтусовой и нереста! оказывать Пахт\со вой материальную помощь Когда Пахтусова возвратилась из г. Свердловска к матери в г. Благовещенск, то Михеенко заявил ей, что он является хозяином дома и хочет его про­дать. Михеенко потребовал, чтобы Пахтусова с матерью освободили дом, в связи с чем Пахтусова в феврале 1946 года предъявила в суде иск о признании договора дарения недей­ствительным1

    Народный суд, рассматривавший это дело, иск удовлетво­рил. Однако областной суд решение народного суда отменил и передал на новое рассмотрение, при котором народный суд в иске Пахт; совой к Михеенко отказал Последнее решение народного суда было оставлено в силе областным судом. Cv Цебная коллегия по гражданским делам .Верховного Суда РСФСР отклонила протест Генерального" Прокурора СССР об отмене решения народного суда и опрсдетение областного суда

    Судебная коллегия по гражданским   делам   Верховного руда СССР, признавая   протест   Генерального   Прок\рора

    1 «Судебная практика Верховною Суда СССР»   1948  вып   TV стр у

    55

     

    СССР подлежащим удовлетворению, в своем определении указала на следующее: «Согласно ст. 138 ГК РСФСР договор дарения — это безвозмездная уступка имущества. Между тем материалами дела установлено, что при заключении договора дарения дома ответчик Михеенко обязался оказывать мате­риальную помощь гражданке Пахтусовой Л, П., чего не. от­рицал в судебном заседании и сам Михеенко. При этих усло­виях договор дарения нельзя признать законным»1

    Приведенное дело показывает, что областной суд, а равно и народный суд (при вторичном рассмотрении спора) фор­мально подошли к изучению фактической стороны дела. Они ограничились установлением состава, необходимого для возникновения правоотношения по дарению, упустив из поля своего исследования факт, меняющий характер 'Правовой свя­зи между сторонами по договору. Встречная имущественная обязанность снимает конструкцию рассматриваемого отноше­ния как безвозмездного, а следовательно, устраняет и харак­тер договора дарения имеющей место сделки.

    Это дело также показывает возможность таких случаев, когда некоторая часть юридического состава движения од­ного правоотношения служит внешне формальным основа­нием для движения другого правоотношения. Задача суда как раз и состоит в том, чтобы вскрьпь действительные взаимоотношения сторон —- установить материальную исти­ну, а не основывать акт правосудия лишь на формальных моментах.

    Таким образом, всесторонний подход к фактической сто­роне дела — тщательное установление всех фактов, имеющих значение для определения характера рассматриваемого отно­шения, составляет предпосылку для вынесения законного и обоснованного акта правосудия. Для того чтобы избежать ошибок, советский юрист должен правильно определить место и оценить значимость каждого отдельного юридического фак­та в юридическом составе; он должен уметь анализировать юридический состав, влекущий движение гражданского правоотношения.

    2. Владимир Ильич Ленин писал, что «...отдельное не существует иначе как в той -связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Вся­кое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отделы-гого»2-Именно таким представляется и соотношение, устанавливаю­щееся между юридическим составом (как общим) и отдель­ным юридическим фактом (как элементом, частичкой) тКаж-

    1 «Судебная практика Верховного Суда СССР», 1948, вып. IV. стр. 7.

    г В. И. Ленин, Философские тетради Госполитиздат 1947 стр. 329.

    56

     

    ггыЙ отдельный юридический факт, входя в юридиче­ский состав, то есть определенную общность фактов, находит там и только там свое признание в качестве юридиу веского. Однако и сама совокупность, которая образуется отдельными фактами, находит свое юридическое бытие лишь в фактах, ее составляющих.

    Это видно хотя бы из того, что отсутствие одного из эле­ментов искомой совокупности приводит к омертвлению не только юридического состава в целом, но и отдельных его ча­стей по отношению к данному составу.

    Как известно, выпадение одного из элементов целого вле­чет либо распад этого целого, либо его изменение. Так проис­ходит и с юридическим составом. Однако факты, потерявшие свой юридический облик для данного состава, в связи с его распадом или незавершенней его формирования могут высту­пить в качестве элементов другой совокупности, где они с дру­гими, а может быть и в имеющемся соотношении прежнего со/ става, могут образовать новое единство юридического харак­тера — новый юридический состав. В новом составе соотноше­ние между отдельными юридическими фактами и юридическим составом, как целым, будет подчинено тому же закону соот­ношения отдельного _и общего,,

    Прд_зл_ементом_юридического состава следует понимать отдельные юридические факты, образующие данную совокуп­ность. Элементы "состава—отдельные юридические факты -очень часто смешивают с элементами юридического факта и, наоборот, элементы факта — с элементами состава. Проф. М. М. Агарков полагал, что противопрявностъ, вина, вред и причинная связь являются элементами юридического состава ст. 403 ГК1. С нашей точки зрения, ни вред, ни вина не яв­ляются сами по себе юридическими фактами. Они —-элементы самостоятельного юридического факта — причинения вреда.

    В указанном случае возникновение обязательства (ст. 403 ГК) обусловлено не юридическим составом, а одним юридиче­ским фактом — противоправным действием. Вина и вред ха­рактеризуют это действие с двух сторон — первая в плоскости психического отношения лица к его неправомерному поведе­нию, второй (вред) — в плоскости результата совершенного Действия. Вина характеризует поведение субъекта с субъек­тивной стороны, вред — с объективной. Поэтому следует счи­тать вину и вред элементами не юридического состава, а Факта.

    Таким образом, под_.эд_емснтом_юридического состава ел Дует понимать отдельный юридический факт (событие или Щствие). Под элементом юридического факта следуе.т_ЛР= Шолать явления, .составляющие событие или действие.

    1 См М. М. Агарков, Обязательство по советскому граждан--«ому праву, Юркздат, 1940, стр. 141.

    57

     

    3. Вопрос о соотношении элементов юридического состава с составом, как целым, очень близко соприкасается с пробл&. мой накопления, юридического состава и тех правовых послед, -ствий, которые наступают в связи с этим накоплением.

    Имеет ли юридическое значение возникновение од, лого из элементов юридического состава?

    Проф. И. Б. Новицкий, рассматривая данный вопрос в плоскости формирования сделки, дает следующий ответ «Юридическая сила незавершенных сделок определяется сле­дующими положениями:

    а)             пока не наступил недостающий элемент фактического

    состава, сделка in pendenti, то есть имеет место состояния не-

    определенности;

    б)            если недостающий элемент  фактического  состава на­

    ступает, сделка получает полную силу..;

    в)             наконец, если выясняется, что этот элемент не наступит,

    сделка считается неосуществившейся»'.

    Таким образом, проф. И. Б. Новицкий считает, что юридк ческая  сила   незавершенной   сделки   может  трактоваться! двояко, в зависимости от «познания» со  стороны субъектов, наступит ли недостающая часть состава или нет: если они ж знают — сделка в неопределенном состоянии, если они узнали! то положение становящейся сделки теряет неопределенность и она приобретает наименование неосуществившейся. Практи­чески это означает, что  сделка  как  была, так и  осталась! неосуществленной. Очевидно, нельзя   согласиться с поетрое-1 нием проф. И. Б. Новицкого в части  различия  юридической! силы незавершенной сделки по такому субъективному момен-1 ту, как осведомленность субъектов о  возможности заверше-1 ния юридического состава. Сделка  остается  незавершенной независимо от осведомленности субъектов2. Отсюда неизбе­жен вывод: незавершенная сделка тождественна по юридиче скому значению сделке несостоявшейся, то есть она не имеет никакого юридического значения для развития правоотноше ния, на установление, изменение или   прекращение которого! она направлена.

    В одной из более поздних  работ  проф. И. Б. Новицкий перенес вопрос о значении незавершенного юридического со става из проблемы сделки в целом в проблему  одного из ви I дов сделок, в частности условных. Поставив вопрос, связыва [ готся ли правовые последствия  сделки лишь с  законченным»

    И. Б. Новицкий,  Недействительные сделки. «Вопросы со

    ветского гражданского права», издательство   Академии наук СССР!

    1945, стр. 36—37.

    В связи с этим нельзя не отметить   противоречивость понятия

    несостоявшейся сделки, предлагаемого проф. И. Б. Новицким, если

    сделка не состоялась, то она не является юридическим фактом, а слр

    довательно, и сделкой,

    58

     

    „олньш юридическим составом или же частично осуществив­шийся состав уже влечет за собой какие-то правовые послед-птвия, проф. И. Б. Новицкий дает на него следующий ответ: «При' условном договоре неполный фактический состав, то есть само соглашение сторон, имеет и до наступления усло­вия юридическую силу, которая состоит в том, что есть уже завязка юридических отношений. Вследствие этого ни та, ни другая сторона не вправе произвольно отступить от договора, то есть иными словами, уже имеется действительный договор Окончательное действие договора зависит только от наступле­ния условия, по не во власти сторон лишить договор значения»1.

    В совершенных под отлагательным условием договорах, о которых говорит проф. И. Б. Новицкий, следует различать, по нашему мнению, правовые связи двоякого рода. Во-первых, главное правоотношение, для возникновения прав и обя­занностей по которому необходимо по меньшей мере наличие двух юридических фактов, то есть определенного юридическо­го состава-—договора и факта наступления >словия. Во-вто­рых, вспомогательное правоотношение (обязательст­во), возникающее на основе одного договора, юридические последствия которого для данного правоотношения наступают с момента совершения соответствующей сделки. Содержанием этого вспомогательного правоотношения являются обязанно­сти (и соответствующие им права) каждой из сторон не пре­пятствовать (не содействовать) наступлению предусмотренно­го договором условия. Если условие наступило, данное вспо­могательное обязательство прекращается исполнением и возникает главное правоотношение, которое имелось в виду сторонами прн заключении условной сделки.

    Следовательно, и для движения правоотношений, возни­кающих из условных сделок, также требуется наличие завер­шенного юридического состава. Из того обстоятельства, что один и тот же юридический факт может служить основанием возникновения одного правоотношения и в то же время вхо­дить в юридический состав, служащий основанием возникно­вения другого правоотношения, по нашему мнению, нельзя сделать вывода: будто_и_незавер1'|р"н"" тарип^ргкий состав порождает юр идйческие_п о следствия

    ~~в""принципе знало! ичную с проф^ И. Б. Новицким точку зрения в рассматриваемом вопросе, занимает проф. О. С, Иоф­фе. Он полагает, что «...при наступлении некоторых или хотя бы даже одного из фактов, являющихся элементами юридиче­ского основания права, могут наступить известные, хотя и не-

    1 И. Б   Новицкий,  Сделки, исковая давность, том курса со­ветского гражданского права. Госюриядат, 1954, стр 49,

    59

     

    завершенные,   правовые   последствия»    (разрядка наша. —О. К.)1.

    В качестве примера проф. О. С. Иоффе рассматривает юри­дическую значимость оферты. С нашей точки зрения, оферта сама по себе не порождает никаких юридических послед­ствий для правоотношения, на движение которого она на­правлена. Оферта лишь постольку порождает юридическую связанность, поскольку она является самостоятельным юри­дическим фактом, предусмотренным специальными нормами права, регулирующими порядок заключения догово­ров (ст. ст 131 —134 ГК) Возникшее в связи с дачей предло­жения заключить договор правоотношение имеет своим со­держанием не те права и обязанности, которые возникнут в результате заключения договора, а лишь права и обязанности по заключению самою договора, выступающего в качестве юридического факта для развития правоотношения, на уста­новление, изменение или прекращение которого направлено предложение. В этой плоскости оферта является юридиче­ским фактом, причем одной ее достаточно для установлений юридической связанности будущих контрагентов по договору Иначе говоря, мы здесь имеем самостоятельный юридический факт, содержание которого исчерпывается одной офертой. Для договорного правоотношения, на развитие которого на­правлена оферта, юридическая значимость ее может быть выяснена лишь после наступления всех необходимых условии, то есть после завершения юридического состава.

    „Таким образом, в данном случае незавершенная часть юридического состава —оферта — никаких юридических по­следствий, хотя бы и «незавершенных», Tie порождает. Юриди­ческая значимость оферты, самой по себе, лежит в плоскости отношений по заключению договора, но не в плоскости того правоотношения, на возникновение которого она на­правлена.

    Исходя из указанной выше точки зрения на значение от­дельного элемента незавершенного юридического состава, проф. О. С. Иоффе при рассмотрении оснований возникнове­ния наследственных прав высказывает следующие положе­ния- «Не порождая наследственных прав непосредственно, перечисленные факты (родство и иждивение. — О. К.) приоб­ретают известное юридическое действие сами по себе, по­скольку они связывают наследодателя, лишая его 1 возможности неограниченно свободного распоряжения своим имуществом на случай смерти. В то же время, придавая юри­дическое значение этим фактам, закон тем самым обеспечи­вает интересы как самого наследодателя, так и

    1 О. С.  Иоффе,  Правоотношение по советскому гражданском'" праву, Л., 1949, стр. 123.

    60

     

    наследников, для которых создается возможность при­обретения наследственных прав...» (разрядка наша.—О. /С.)1

    В приведенном рассуждении проф. О. С. Иоффе остается несколько неясным, интересы какого будущего или дей­ствительного наследодателя обеспечивает закон. Если речь идет о живом человеке, то указанная правовая связанность далеко не всегда в его интересах. Если же иметь в виду «действительного наследодателя» (умершее лицо), то о его интересах говорить более чем затруднительно: субъектом прав н обязанностей может быть лишь живое лицо. В противном случае необходимо признать правильной точку зрения В. М. Гордона, что наследодатель является ответчиком по иску о недействительности завещания2. Да и что это за правовая связанность, в которой нет ни прав, ни обязанностей. Субъект может рассматриваться в качестве наследодателя лишь в пер­спективе, в будущем, но не в настоящем, иначе он уже не субъект. Если же говорить о будущем наследодателе, то не следует при этом забывать, что будущие обязанности (если они вообще могут существовать в настоящем) са­ми по себе еще никою ни к чему не обязывали.

    Нельзя не отмстить, что рассмотрение проф. О. С. Иоффе оснований возникновения семейно-правовых отношений приво­дит его по существу к отрицанию выдвинуюго ранее тезиса о юридической значимости отдельного факта незавершенною юридического состава. Вот, что конкретно пишет проф. О. С. Иоффе: «...в отличие от отдельных элементов юридического основания возникновения наследственных прав, ии один из положительных элементов основания возникновения семейно-брачных отношений, при отсутствии факта регистрации брака, не порождает ни правовой связанности, ни реальных юридиче­ских возможностей»3.

    Правильна, на наш взгляд, та часть высказываний проф О. С. Иоффе, в которой отмечается, что возникновение (на­копление) отдельных юридических фактов незавершенного юридического состава создает возможность движения кон­кретного правоотношения. Однако, когда за этой возмож­ностью проф. О. С. Иоффе усматривает юридическое значение, его положения становятся более чем спорными.

    Возможность еще не есть действительность и для того, что­бы она стала таковой, должно наметь место развитие явлений. Юридическое значение имеют лишь факты действи­тельности, а не возможность, которой, быть может,

    1              О С. Иоффе,  Правоотношение по советскому гражданскому

    «Рану, Л., 1949, стр. 135—136.

    2              См. В. М,  Гордон,  Ответчик по иску о недействительности

    завещания, «Вестник гражданского права» 1913 г. № 3, стр. 67—90.

    3              О. С, Иоффе, Правоотношение по советскому гражданскому

    пРаву, Л.. 1949 стр. 139

    61

     

    и «не суждено» стать действительностью Будущие «факты*. не порождают юридических последствий в настоящем.

    4 Поставленный выше вопрос о значении 01дельных юри дических фактов незавершенного юридического состава, с на-шей точки зрения, должен быть разрешен следующим образом.

    Поскольку юридические последствия наступают в резуль­тате накопления всех необходимых элементов юридического состава, постольку нельзя и говорить о юридических послед­ствиях, наступающих якобы в связи с наличием одного или не­скольких элементов незавершенного состава До тех пор пока юридический состав не завершен в своем объеме и содержа­нии, до тех пор и составляющие его элементы остаются толь ко фактами. Юридическими эти факты становятся только тогда, когда количественные изменения (накопление) в соста­ве окончены и следуют изменения качественные. Только за вершенный состав становится юридическим. В противном случае, если признать эти факты юридическими для разви­тия определенного правоотношения еще до завершения про­цесса накопления состава, то необходимо признать существо вапие таких юридических фактов, которые не порождают юридических последствий.

    Таким образом, завершающий момент накопления состава -''представляет собой тот скачок, который переводит состав из одного состояния—фактического, в другое состояние — юри­дическое. Количество переходит в качество—факты стано-еятся юридическими, порождая установленные нормой права юридические последствия. Отдельный факт не может бить рассматриваем, как юридический, так как он является частич­кой, стороной общего состава, который, в силу своей незавер­шенности, еще не обладает юридическим характером По скольку целое не обладает подобным характером, постольку частичка, сторона целого, не имеет того же характера

    До завершения юридического состава никаких ю р и д и-ч е с_к и х последствий (понимая под этими последствиями движение правоотношения) для данного конкретного право-отношения не наступает. Для наступления юридических по­следствий в определенных случаях требуется также опреде­ленный порядок и последовательность накопления юридиче­ского состава.

    В подтверждение изложенных положений приведем одно гражданское дело1. Свердловской областной прокуратурой б порядке ст 2 ГПК РСФСР было возбуждено гражданское де­ло в интересах Селезнева Г С. о признании договора дарения

    1 См. дело народного суда 1-го участка Железнодорожного района г. Свердловска 1955 г., № 2—786   по иску Селезнева Г к Селезне­ву Ф. И о признании договора дарения недействительным. 6J

     

    «действительным и о взыскании 3000 руб с Селезнева Ф И. Сущность дела сводится к следующему.

    10 января 1947 г. в поселке Верхние Серьги умерла Селез-тева А П В наследственном ее имуществе среди других ве­щей находилось также домовладение (дом с надворными no-стройками). После открытия наследства во владение домом вступил ее сын Селезнев Ф. И , считая себя единственным на­следником в имуществе матери, на основании «дарственной бумаги», составленной наследодателем и удостоверенной в по селковом Совете В «дарственной бумаге» указывалось, что данный документ имеет силу после смерти дарительницы.

    19 марта 1955 г Селезнев Ф И. продал унаследованное домовладение гр-ну Аникину И П Вскоре после этой сделки к Селезневу Ф И. обратился с требованием об уплате 3000 руб (половины продажной стоимости дома) Селезнев Г. С., внук наследодательницы, отец которого (брат Селезне­ва Ф- И.— Селезнев С. И.) пропал без вести в 1942 году иа фронте.

    В связи с тем, что Селезнев Ф. И отказался добровольно удовлетворить требования своего племянника, областная про­куратура в интересах Селезнева Г. С. просила признать до­говор дарения («дарственную бумагу») недействительным, признать Селезнева Г. С наследником половины спорного до­мовладения, но поскольку оно отчуждено добросовестному приобретателю, то взыскать указанные выше 3000 руб

    В ходе судебного разбирательства по делу ответчик Селез­нев Ф. И. иска не признал и суду пояснил, что данный дом пе­редан ему его матерью Селезневой А П. на основании «дарст­венной бумаги». Ранее никто и никогда никаких претензий к нему по данному домовладению (с 1947-—по 1955 год) не предъявлял. За эю время он вложил значительные средства Для поддержания дома в исправном состоянии.

    Среди документов, представленных истцовой стороной, имеется в деле свидетельство нотариальной конторы г Сверд­ловска, из которого видно, что Селезнев С. И. признан умер­шим как пропавший без вести на фронте Свидетельство да­тировано 29 августа 1955 г

    Перечислим факты и обстоятельства, имеющие или могу-Щие иметь юридическое значение для разрешения данного епора, в их хронологической последовательности: 1) 1942 год — Селезнев С. И. пропал без вести на фронте, 2) 5 января '94? г.— Селезнева А П. оформляет «дарственную бумагу» на случай смерти; 3) 10 января 1947 г — Селезнева А. П. уми-Рает, открывается наследство; 4) январь 1947 года (во всяком случае не позже апреля—Селезнев Ф. И. вступает в права наследника, поскольку он является присутствующим наслсд-ником; 5) 19 марта 1955 г —Селезнев Ф И продает домо-владение Аникину; 6} 29 августа 1955 г. — Селезнев С. И. при-

    63

     

    знается умершим; 7) 30 августа 1955 г —исковое заявление поступает в суд.

    Обсудив содержание «дарственной бумаги», суд пришел ^ выводу о том, что по существу своем} она является не чем иным, как скрытым завещанием и на этой основе совершенно справедливо отнес ее к числу документов, как и факты, в чей отраженные, к числу юридически безразличных. После этого суд поставил два других вопроса может ли Селезнев Г С рассматриваться в качестве наследника по праву представлю ния или в порядке наследственной трансмиссии На указан ные вопросы суд дал отрицательный ответ и отказал в иске мотивируя свой отказ тем, что «Селезнев С И. был признан умершим 29 августа 1955 г., то есть спустя 7 лет после откры тия наследства, вследствие чего Селезнев Г С, являющийся сыном Селезнева С И , ire является наследником имущества баб\шки Селезнев С И признан \мершим не до открытия наследства, как того требует ст. 418 ГК, а признан умершим после открытия наследства и на его сына право представле пня не распространяется» К приведенным положениям с\ дебного решения следует добавить, что Селезнев Г С не мо жет наследовать и в порядке наследственной трансмиссии -для этого требовалось, чтобы признание умершим Селезнева С. И было осуществлено не позднее, чем в течение 6 месяцев со дня открытия наследства, в это же время необходимо было также обратиться в нотариальную контору для оформления наследственных прав.

    Что же является основанием отказа в иске по приведение му делу с точки зрения тех правовых последствий, которых к бивался истец, и накопления юридическою состава5

    Рассматриваемый юридический состав, хотя и содержи] i себе все необходимые юридические факты, но один из основ ных фактов — факт признания умершим —появился в юриди ческом составе с «опозданием», в связи с чем состав не был своевременно завершен.

    Данное дело, на наш взгляд, наиболее локаза1ельно в то^ отношении, что для наступления соответствующих правовые последствий требуется не только полное завершение юриди ческого состава. Оно иллюстрирует также и то положение1 что соответствующие факты_^юлжны__ наступать в определен ной законом последовательности и, более того в установлен ные сроки.

    Советском} гражданскому праву неизвестны понятия «при готовления и покушения» на совершение сделки. Оно знает лишь законченный юридический состав фактов, который лежит в основе возникновения, изменения или прекращения советских социалистических гражданских правоотношений. В отдельных правовых институтах имеются положения, пред} сматривающие соглашения о запродаже, предоставления

    64

     

    займа в будущем и др Однако и в подобных случаях соответ ствуюш.ие соглашения приобретают юридическое значение, могут породить на основе норм права юридические последст­вия лишь тогда, когда они представляют собой завершенные накоплением юридические составы, либо самостоятельные юридические факты.

    5.             Факты незавершенного состава могут быть названы по

    тендяально юридическими. Их потенция может быть реализо­

    вана лишь при замкнутой цепи совокупности.  До указанного

    момента они не могут быть рассматриваемы в качестве юриди­

    ческих фактов в узком смысле этого слова.

    Необходимость выделения потенциально-юридических фактов из общей массы обстоятельств, сопутствующих опреде­ленному этапу движения правоотношения, имеет большое практическое значение. Зная, какие именно факты могут об­ладать «потенциально-юридической» значимостью, судья смо­жет точно определить, какие факты из числа предусмотрен­ных законом уже есть, каких еще не хватает. «Потенциально-юридические» факты незавершенного юридического состава являются правоподготовляющими; факты, замыкающие цепь незавершенного юридического состава, будут фактами право­устанавливающими.

    Установление, хотя бы одного или некоторых правогтодго-товляющих фактов, обязывает суд к активной деятельности по установлению других фактов, поскольку речь идет о защи­те законных прав и интересов трудящихся (ст 5 ГПК РСФСР)1

    6.             Из изложенного видно, что явления, обычно именуемые

    фактическим составом в настоящей работе, обозначены тер­

    мином «юридический состав». По мнению проф. И. Б Новиц­

    кого, «такое изменение терминологии представляется необос­

    нованным; все-таки в данном  случае  имеет место  совокуп­

    ность фактов (хотя бы и юридических)»2

    1              Одним из случаев конкретного преломления и дальнейшего раз­

    вития принципов ст 5 ГПК является то, что «сделка, совершенная с

    нарушением ст 29 ГК но не заключающая в сеПе ничего противоза­

    конного или явно сбыточного для государства    фактически целиком

    Или в большей своей части выполненная сторонами, может быть в ин

    тересах участвующих в сделке трудящихся признана с; дом действи­

    тельной с возложением на заинтересованную   сторону" обязанности

    оформить сделку в нотариальных   органах и   определенный   судом

    срок» (Из инструктивного письма ГКК Верховного Суда РСФСР № 1

    за 1927 год. помещено в постатейном материале к ст. 29 ГК РСФСР)

    В приведенном случае незавершенный   состав приводит в движение

    процессуально-правовое отношение   завершающим этапом движения

    которого (отношения) является судебный акт, обязывающий заинте­

    ресованную сторону   восполнить   потенциально юридический состав

    Движения материально-правового   отношения и тем самым привести

    это основание в полное соответствие с требованиями закона.

    2              И. В Новицкий, Сделки  Исковая давность, том курса со

    ветского гражданского права  Госюриздат  1954, стр 16

    т О   д Красавчиков            65

     

     

     

    Термин «фактический состав», с нашей точки зрения, не­правильно отражает вкладываемое в него содержание. Поня­тия фактического и юридического обычно противопоставляют­ся друг другу.ЛПод фактическим разумеется то, что не имеет значения для права. Под юридическим же понимается самая сущность, исходя из которой на основе закона должен быть решен спор о праве гражданском.) Когда говорят, что факт юридический, а состав—фактический, то создается непра­вильное представление, якобы значение имеет только отдель­ный юридический факт, а совокупность — юридически безраз­лична, она носит фактический характер. В действительности, факт обретает свою юридическую оценку (поскольку он не яв­ляется самостоятельным) находясь в определенном составе, который и порождает юркдкческке последствия, то есть в юридическом составе.

    Термин «фактический состав» может быть сохранен для обозначения всех обстоятельств, сопутствовавших определен­ному моменту движения конкретного правоотношения, из ко­торых, в известных случаях, суд будет черпать д о к а з а-т_е л ь с т в е н н ы е факты.

    Юридический состав обычно определяют как совокупность фактов, влекущую юридические последствия. Точнее, юриди­ческий состав следует определятыдак совокупность юридиче­ских фактов, необходимую для наступления указанных в нор­ме права юридических последствий/ Добавлять, что совокуп­ность должна состоять из фактов не только необходимых, но и достаточных, не следует1.

    7. Понятие юридического состава в гражданском праве нетождественно понятию состава преступления в уголовном праве. Необходимость уяснения соотношения этих двух поня­тий объясняется, в частности, тем, что иногда совершенное преступление служит основанием возникновения обязатель­ных правоотношений (ст. 403 ГК).

    Сопоставляя определение состава преступления, даваемое наукой уголовного права2, с определением юридического со­става, нельзя не отметить существенного отличия одного от другого. Содержание первого заполняется признаками, харак­теристиками и т. д., содержание второго — фактами, которые могут быть охарактеризованы. Поэтому неправильны, на наш взгляд, высказывания, в которых проводится отраслевая па­раллель между составом преступления и юридическим соста­вом и, тем более, те, в которых последний рассматривается в

    1              В. И. Ленин, конспектируя «Науку логики*   Гегеля, записал;

    «Излишне прибавлять- достаточное основание. Недостаточное но есть

    основание» (Б, И, Ленин, Философские тетради,   Госполктиздат

    1947, стр. 119).

    2              Си А. Н. Трайннн, Состав преступления   по   советском%

    уголовному праву. Госюриздат, 1957, стр. 59—60.

    66

     

    качестве своеобразного аналога понятия состава преступле­ния в уголовном праве1. Состав преступления не может быть отождествляем как с юридическим фактом, так и с его эле­ментами. Дело в том, что одной из сторон (элементов) соста­ва преступлений является субъект2. Но вполне понятно, что лицо не может быть отождествляемо ни с юридическим фак­том или его элементом, ни с юридическим составом. Это поло­жение относится в равной стелени как к гражданскому, так и-угловному праву.

    В науке уголовного права и процесса, говоря о юридиче­ских фактах, пользуются термином преступление, событие преступления и участие в нем обвиняемого3. Говорят также о главном факте и о фактических элементах совершенного пре­ступления4, о составе преступления как единственном основа­нии уголовной ответственности5. Кроме того, можно встретить рассуждений и о фактическом составе6.

    Во избежание каких-либо смешений состава преступления с юридическим составом (фактом) отметим, что юридическим фактом в материальном уголовном праве является только преступление, представляющее собой «...конкретный акт чело­веческого поведения или совокупности таких актов»7.

    8. Подводя краткий итог, отметим: под юридическим со­ставом следует понимать совокупность юридических фактов, необходимую для наступления юридических последствий, предписанных нормой права. Соотношение отдельного юри­дического факта как элемента состава с юридическим соета- * зом, как общностью фактов, подчинено закону соотношения общего и отдельного. Элементом юридического состава яв.-ляется юридический факт'(событие и действие). Элементом юридического факта будет всякое явление (совокупность яв­лений, обстоятельств), составляющее данное событие или действие.

    ! См. О. С. Иоффе, Правоотношение по советскому граждан­скому праву. Л.. 1949, стр. 117.

    2 См. «Уголовное   право-,   учебник   юридических   вузов, 3948, стр. 314.

    f 3 См. М. И. Гродзинский, Улики в советском уголовном процессе, «Ученые труды ВИЮН*. вып. VII, Юриздат, 1944. стр. 3; см. М а. Ч ельцов. Уголовный процесс, учебник для юридиче­ских вузов, Юричдат, 1948, стр. 247. (

    4              См А. Н. Т раин и н,   Учение о соучастии,   Юрнздат, 1941

    стр. 155.

    5              См. А. А, Пионтковский,   Вопросы общей части уголов­

    ного права в практике   су дебн о-прокурорских   органов, Госюриздат.

    1954, стр. 33 и ел.

    6              См В. Я. Лившиц, Принцип непосредственности в советском

    уголовном   процессе,   издательство   Академии   наук СССР, 1949,

    СТР- 18; см М С. Строгович, Учение о   материальной истине в

    Уголовном процессе, издательство Академии наук СССР, 1947, стр. 5.

    7              Н. Д. Дурманов, Понятие преступления, издательство Ака-

    Демии наук СССР, 1948, стр. 31.

    S*           67

     

    Юридические последствия наступают только при наличии всех юридических фактов соответствующего юридического со­става. Создаваемая отдельными юридическими фактами не­завершенного состава возможность движения конкретного правоотношения сама по себе, как и факты, ее создающие, юридического значения не имеет. Завершающий момент на­копления состава является скачком, который переводит состав из одного состояния — фактического, в другое •—юридиче­ское. Количество переходит в качество — состав и факты ста­новятся юридическими и влекут юридические последствия, указанные в норме права. До накопления составом всех эле­ментов имеющиеся факты могут быть условно названы по­тенциально-юридическими.

    Понятие состава преступления нетбждественно понятию юридического состава (факта).

    -^-— .

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 24      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.