Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34. > 

    § 2. Классификация конституционных прав, свобод и обязанностей

    Классификация есть один из приемов аналитического и синтетического способа исследования тех или иных явлений. Разлагая целое на составные части, анализ "обнаруживает в многообразии явлений, во множестве свойств и сторон вещи то главное, существенное, что составляет их "порождающую основу"36.

    Розен тал ьМ.М. Принципы диалектической логики. М., 1960. С. 404.

    172

    Приняв за основу найденные в результате анализа исследуемых явлений те или иные их существенные признаки и свойства, можно произвести научную классификацию этих явлений. Претендующая на научное значение классификация должна опираться не только на результаты анализа, но также и на данные синтеза. Синтез, как известно, соединяет части, составные элементы в целое. В процессе классификации исследуемых явлений, расчленяя целое на составные элементы, необходимо иметь в виду целое во всем его многообразии. В результате аналитического и синтетического способов познания изучаемое явление предстает как единство в многообразии или как многообразие в единстве. Все это следует иметь в виду при классификации основных прав, свобод и обязанностей.

    Представление о всеобщем равенстве людей встречается у ряда мыслителей Древней Греция я Рима (софисты, стоики, раннее христианство). Римские юристы заявляли, что по естественному праву все люди рождаются свободными. Однако писатели древности не пошли дальше общих теоретических соображений об общносги присущих людям свойств. Выводов о предоставлении всем людям равных прав и равного положения в обществе и государстве в древнем мире никем сделано не было.

    Средневековые богословы и юристы воспроизводили положения античных мыслителей относительно естественного права, в частности о естественной природе собственности и свободе людей (Исидор Севильский, Грациан, Руфинус и др.), но они не связывали с этими положениями никаких юридических последствий. Гораздо большее значение имело в соответствии с иерархической структурой феодального общества утверждение, что неравенство людей и общественная иерархия отвечают естественному закону (Псевдо-Дионисий, Бонавентура, Фома Аквинский).

    Просветители XVII–XVIII вв, исходили из представления о правах человека как о средствах, ограничивающих государственную власть, устанавливающих известные пределы ее действиям и налагающих на нее определенные обязанности. Именно таковой была концепция голландских и английских мыслителей XVII в. (Спинозы, Мильтона, Лильберна, Локка и др.) и французских просветителей (Монтескье, Гельвеция, Гольбаха, Руссо и др.) в России – Козельского, Радищева и др.27

    Права человека были зафиксированы в буржуазных декларациях прав человека и гражданина XVIII в. Первой Декларацией прав человека и гражданина был "bill of rights", принятый штатом Вирджиния 12 июня 1776 г, Декларация независимости США была про-

    27

    Подробнееобэтомсм.гГамбаровЮ.С. Свобода и ее гарантии. Спи.. 1911

    (гл, 1П>.

    173

    возглашена на три недели позднее вирджинской28. Еще позднее появились французские декларации 1789 и 1793 гг. Концепция естественных неотчуждаемых прав человека получила отныне значение определенного института в политической организации буржуазных стран29.

    С момента провозглашения прав и свобод французской Декларацией 1789 г. широкое распространение получило деление их на права человека и права гражданина. Эта двучленная классификация основывалась на естественно-правовой доктрине, которая учила, что одни права и свободы существовали до государства и не зависели от его признания, другие же, напротив, провозглашались государством и поэтому не существовали до него. Первые – права человека, вторые – права гражданина. Упадок естественно-правовой школы подорвал и доверие к основанной на ней классификации прав. И если такая классификация сохранилась в буржуазной литературе позднейшего времени вплоть до наших дней, то объясняется это либо данью традиции, либо некритическим использованием старой литературы, либо, наконец, новым по сравнению с естественно-правовой доктриной истолкованием этого способа деления прав. Как бы то ни было, эта классификация в итоге разделила судьбу того учения о правах, частью которого она была.

    Пришедшие на смену естественно-правовой доктрине концепции (нормативистские) утверждали, что права и свободы исходят только от государства, являются одним из его правовых установлений и в этом отношении ничем не отличаются от других государственных институтов.

    За основу классификации прав личности приверженцы этих концепций брали специфику отношений индивида к государству.

    Отмеченные идеи нашли наиболее последовательное выражение в теории субъективных прав Г, Еллинека30, на основе которой им и была разработана классификация прав личности. Эта классификация нашла отражение в трудах многих авторов. В основу своей классификации Г. Еллинек кладет взаимоотношения государства и личности. В его трактовке личность есть публично-правовая категория. Человек личностью не является, а становится в силу пред-

    28

    См,. КаленскийВ.Г. Билль о правах в конституционной исюрии США М , 1983. Гл. I.

    29 , ,

    Историческое развитие проблем прав и свобод в связи с политическими и правовыми учениям» рассматривается в таких фундаментальных учебниках, как История политических учений/Под ред. С.Ф.Кечекьяна, Г.Н.Федькина. М., 1955. С. 49–54; История политических и правовых учений/Под ред- В.С Нерсесянца М , 1988

    30

    J е М I п е k G. System der subjektiven offenillchen Rechle. 1 Aiifl, S. 77; 2 Aufl, S. 82.

    174

    писания государства, членом которого он состоит. Государство может придать индивиду определенную публично-правовую квали-фикацию, предоставить"ему определенный статус, поставить его в соответствующее публично-правовое состояние. Рассматривая возможные отношения, в которые государство ставит индивида, Г. Ел-линек различает четыре направления его публично-правовой квалификации, четыре состояния: пассивное, негативное, позитивное и активное.

    Пассивное состояние заключается в том, что индивид находится в подчинении у государства, которое, по мнению Г. Еллинека, явля-• ется основанием всякой государственной деятельности. При этом состоянии исключено самоопределение индивида, его удел – беспрекословное подчинение. Из этого состояния для человека вытекают лишь обязанности, а не права, поэтому здесь нет личности. Индивид становится личностью лишь во втором состоянии, в рамках негативного статуса. Признав индивида личностью, государство тем самым предоставляет ему возможность самоопределяться. Это влечет за собой ограничение пределов господства государственной власти и образование области, свободной от ее вмешательства. В результате этого образуется область индивидуальной свободы, негативного состояния, при котором индивидуальные цели удовлетворяются свободной деятельностью самой Личности. Позитивный статус выражается уже в признании государством за индивидом правовой способности привлекать государственную власть для осуществления своих интересов и пользоваться ее учреждениями. В результате | этого индивид приобретает притязания положительного характера; государство признает за ним позитивное состояние, которое составляет основание для всей государственной деятельности, осуществляемой в интересах индивида. Наконец, под активным статусом Г. Ел-линек понимал состояние усиленной, квалифицированной, активной гражданственности, при котором государство само признает за индивидом способность действовать за него, т.е. осуществлять так называемые политические права.

    Таким образом, Г. Еллинек рассматривает положение индивида в четырех состояниях: индивид или исполняет обязанности по отношению к государству, или свободен от вмешательства со стороны государства, или пользуется услугами государства, или же участвует в организации и деятельности государственных органов. Если первое состояние образует лишь обязанности, то из трех последующих для индивида вытекают соответственно три группы прав и свобод.

    Сконструированная Г. Еллинеком классификация получила широкое распространение и признание в конце прошлого и нынешнем

    175

    столетии как в Германии31, так и в других европейских странах и, в частности, в России.

    Классификации публичных прав, выдвинутые современниками Г. Еллинека Лёнингом32, Майером, Штемгелем и Флайнером, в своих основных чертах воспроизводят предложенную этим автором группировку прав.

    В России классификации Г. Еллинека придерживались, в частности, Б.А. Кистяковский и А.И. Елистратов. Последний различал тройной статус гражданина: негативный, позитивный и активный. В качестве же посредствующего звена между правом личной свободы и правом публичных служб он устанавливает публичное вещное право33.

    Классификация Г. Еллинека, как и другие классификации, близкие к ней, несмотря на кажущуюся убедительность, страдала многими как общеметодологическими, так и частными пороками, которые свойственны всему его учению о публичных субъективных правах. При всем признании достоинств концепции Г. Еллинека ее с большей или меньшей активностью критиковали как после выхода его книги, так и в наше столетие34.

    Изменившиеся условия вызвали к жизни и новые концепции прав личности. Конструируемые ныне в современной литературе классификации, независимо от их индивидуальных особенностей, стремятся утвердить идею о том, что провозглашенные современным государством права гарантируют индивидуальную свободу отдельной личности.

    Именно так распределял права граждан австрийский государст-вовед Л. Адамових. Чтобы подчеркнуть "решающее значение инди-

    См.; X е с с е К. Основы конституционного права ФРГ. М.. 1981. С 148–149, Государственное право Германии. Т II. Штерн К. Ч. 6. С 178–179 М., 1994, Grunderchte Handbuch fur Theorie imd Praxis der Grundrechie Berlin, 11 vol , 1954. S. 640.

    3!

    Так, например, Лёнинг считал, что все субъективные публичные права состоят

    "частью в полномочии осуществлять публичную власть, частью и праве быть членом государства и других публичных корпораций, частью в полномочии требовать услуг со стороны государства, частью, наконец, в признанной по отношению к государству и его органам личной свободе" (toning. Lehrbuch des deulschen Verwalttingsrechis 1884, 12–13). Отсюда он различал следующие группы субъективных публичных прав индивида, это, во-первых, право гражданства, или право на признание со стороны государства (и других корпораций) быть членом государства; во-вторых, право населения на положительную деятельность со стороны государства, в-третьих, право активного участия в государственном властвовании, в-четвертых, право личной свободы.

    См.: КистяковскийБА Социальные науки и право. М, 1916 С. 527–529; Елистратов А.И. Учебник русского административного права. ВЫП.1.М-, 1911. С 85 и ел

    34

    См.: КечекьянКФ. Правоотношения в социалистическом обществе. М , 1958. С 71.

    176

    видуальной свободы", он выделял из всей совокупности прав особую группу основных прав отдельной личности и ставил ее на передний план. Сюда им отнесены такие права и свободы, как равенство граждан перед законом и право на законного судью, свобода личности, неприкосновенность жилища, тайна переписки, свобода местожительства, свобода передвижения35.

    Кроме группы основных прав отдельной личности Л. Адамових говорит также об основных правах в общественной жизни, к сфере которой он относит право на объединение и собрания, право петиции, свободу выражения мнения и свободу печати; о группе прав в области религии (свободе верования, свободе совести и праве на объединение в религиозные общества); о праве на образование и обучение как самостоятельной группе прав; о группе основных прав в области хозяйственной жизни, которая складывается из неприкосновенности собственности, права на приобретение недвижимости, свободы предпринимательства36.

    Если в одних случаях в основу классификации кладут права, то в других случаях – свободы (хотя мной эти понятия не разделяются). Так, в частности, бывший член Конституционного совета Франции, ректор университета в Сорбонне Франсуа Люшер разделяет свободы на индивидуальные, публичные и свободы местных и территориальных коллективов37.

    В том же русле находится классификация прав граждан США, даваемая и другими американскими юристами. Так, Д. Койл, в частности, проводил в качестве известного эталона группировку прав, данную комиссией по гражданским правам, назначенной президентом Трумэном в 1946 г.

    Упомянутая комиссия выдвинула четыре группы прав: 1) право безопасности и неприкосновенности личности; 2) право на гражданство я его привилегии; 3) право свободы совести и ее свободного выражения; 4) право равных возможностей. Сам же Д.Койл считал, что право "можно классифицировать также и в зависимости от того, от чего оно предохраняет гражданина – от правительства, от частных лиц или от всеобщих бедствий, начиная с безработицы и кончая эпидемией оспы". Такая классификация, по его мнению, чрезвычайно полезна при обсуждении политических и государственных вопросов38.

    AdamovtchL. Handbuch des oslerrelchischen Verfas sungsrechts. Wlen, 1957,

    S. 433–448, 460–467.

    36 Там же. С. 448–473.

    CM : Л ю ш е р Ф Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993.

    С. 84 и с.ч; С а и д е в у а р П. Введение в право. М., 1994. С. 174–180.

    К о и л Д. Политическая система Соединенных Штатов и как она действует.

    Нью-Йорк, 1961. С. 142.

    177

    Можно было бы и далее приводить различные варианты классификации прав и свобод, выдвигаемых современными авторами. Однако и рассмотренные выше отдельные варианты показывают, что все они так или иначе, кроме юридико-технических целей, преследуют общую цель – показать "особую ценность" индивидуальной свободы личности и представить многообразие прав и свобод граждан демократического государства.

    Целесообразность использования как в нашей стране, так и за рубежом классификации в качестве одного из важных приемов и методов исследования прав, свобод и обязанностей широко признается в науке. "По нашему мнению, – писал, например, А.ИЛе-пешкин, – научная классификация основных прав, равно как и основных обязанностей, граждан СССР не только нужна, но и совершенно необходима. Она позволяет более глубоко и всесторонне раскрыть социалистическое содержание основных прав советских граждан и более правильно определить их значение и роль в осуществлении функций государственной власти"39.

    На практическую важность классификации в исследовании прав, свобод и обязанностей указывали и другие авторы (М.С.Строгович, С.Ф.Кечекьян, А.Г.Мозохина, В.А.Патюлин, ЦЛ-Ямпольская)40.

    Классификация, будучи частным вопросом общего учения о правах, свободах и обязанностях, вместе с тем отчетливо отражает методологический подход ко всей проблеме в целом.

    Наличие или отсутствие классификации основных прав, свобод и обязанностей в том или ином исследовании зависят не только от его автора, но и не в последнюю очередь от национальной конституции, в которой эти права, свободы и обязанности записаны. Если Основной закон государства зафиксировал в своих постановлениях лишь немногие гарантии свободы личности, то при всей изобретательности исследователя у него вряд ли появится мысль дать их классификацию. Потребность в классификации основных прав, свобод и обязанностей возникает лишь тогда, когда в Основном законе содержатся разнообразные по содержанию и в сравнительно большем числе права, свободы и обязанности.

    У>

    ЛепешкинАИ Куре советского государственного права. Т. 1. М., 1961. С. 488

    40

    См -Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. С 165–166, Кечекьян С.Ф Правоотношения в социалистическом обществе С. 73; МазохинаАГ. Свобода личности и основные права граждан в социалистических странах Европы. С 128–133; П а т ю л и н В.А. Всемерное расширение и охрана прав граждан – важнейшая задача социалистического государства //Право и коммунизм М., 1965 С. 66, Ямпольская Ц.А О субъективных правах советских граждан и их гарантиях//Вопросы советского государственного права. С 176–177.

    178

    Впервые классификацию прав и обязанностей граждан, записанных в Конституции СССР 1936 г., осуществила М.П.Карева.

    За основу классификации она взяла материальный критерий, т.е. | реальное содержание основных прав и свобод граждан. "Отправляясь от материального критерия, а именно от реального содержания всех этих прав, легко можно, по ее словам, разделить их все на три более или менее однородные группы"41. Это, во-первых, социально-экономические права, во-вторых, гарантия равноправия граждан и, в-третьих, демократические свободы.

    Как и всякая первая попытка, эта классификация была не впол-'не совершенна и нуждалась в дальнейшем уточнении. Прежде всего в ней нечетко очерчено основание классификации конституционных прав. Что такое "реальное содержание"? Реальным является как конкретное содержание отдельных постановлений конституции, в которых записаны соответствующие права и свободы, так и те общие, существенные признаки, которые присущи конституционным правам и свободам личности. Очевидно, автор имела в виду именно последнее. Однако вопрос о том, каковы эти признаки, остался открытым.

    Попытка преодолеть слабые стороны классификации, предло-^женной М.П.Каревой, была предпринята в учебном пособии, вы-1едшем в 1950 г.42

    За основу группировки взяты те области жизни, в которых граж-цане действовали и в которых складывались их соответствующие Рправа и свободы.

    По их мнению, в рамках единой системы основных прав и свобод граждан можно различать следующие группы прав: а) основные права граждан в области хозяйственной и социально-культурной жизни; б) конституционная основа равноправия граждан; в) основные права граждан в области государственной и общественно-политической жизни; г) личные свободы граждан43.

    Рассматриваемая классификация по сравнению с предшествую-|, щей обладает рядом преимуществ.

    Во-первых, в ней более четко определено основание классификации. Им, как видно, является "область", "сторона общественной жизни", гражданина.

    Во-вторых, преимущество данной классификации состоит также в в том, что в ней выделена особая группа личных свобод. Этим

    41

    41

    Советское государственное право. М., 1948. С. 148.

    Речь идет о книге "Советское государственное право", подготовленной С.С Студеникиным, Н.П. Фарберовым, Б.П. Кравцовым, А.Е. Дунаевым, Д.С. Каревым, Н.А. Пономаревым под общей редакцией Н.Я. Куприца, (М., 1950).

    Там же. С 342.

    179

    фактически как бы подчеркнуто то обстоятельство, что общество, государство якобы проявляет заботу как о сфере общественной жизни гражданина, так и о сфере его индивидуальной свободы, для чего наделяет его соответствующими правами и свободами.

    В-третьих, благодаря сравнительно определенному основанию классификации авторы, по моему мнению, более отчетливо распределили основные права по намеченным ими группам.

    Однако, несмотря на известные достоинства, в этой классификации сохраняются недостатки прежней: здесь группируются лишь права, а не взятые в единстве права и обязанности, остается неясным место равноправия в классификации; оно трактуется как особая группа прав, а не в качестве их принципа.

    Указанные недостатки сохраняются в большей или меньшей степени и в вариантах классификации, выдвинутых после этого, многими другими авторами44.

    В те годы, на мой взгляд, отдельные авторы проделали полезную работу по дальнейшему совершенствованию классификации, по устранению слабых ее сторон. В частности, ряд ученых равноправие граждан в соответствии с его действительным характером стали трактовать как правовой принцип45, относящийся ко всем правам, свободам и обязанностям, а не в качестве составной части политических свобод или самостоятельной категории прав.

    Дальнейшее совершенствование предложенных классификаций, по моему мнению, выражается в попытках отдельных авторов осуществить группировку не только основных прав и свобод, но также и основных обязанностей46.

    Одну из таких попыток предпринял А.И. Лепешкин. Все записанные в Конституции СССР 1936 г. обязанности граждан он по их содержанию предлагал разделить на две группы: а) обязанности граждан по укреплению советского общественного строя; б) обязанности граждан по укреплению и защите социалистического отечества47. Несмотря на известную полезность этой группировки, она не привела к улучшению классификации, так как обязанности по-прежнему группировались здесь в отрыве от основных прав, с

    44

    См Денисов А.И., Кириченко М.Г. Советское государственное право М., 1957. С. 249; У м а н с к и и Я.Н. Советское государственное право М., 1955. С. 272–273; Он же Советское государственное право М., 1960. С. 371.

    См.; Крутоголов М.А. Конституционные права и свободы 1раждан // Буржуазные конституции в период общего кризиса капитализма. М., 1966-С. 131; Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962 С 72 и ел ; М а х -н е н к о А X. Государственное право зарубежных социалистических стран. М., 1970. С. 166.

    См.: Мицкевич А.В. Субъекты советского права. С. 51 и ел.

    См.: Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. Т. 1. С. 533

    180

    /

    которыми они составляют в реальной жизни органическое единство.

    Всякая классификация прав, свобод и обязанностей должна иметь своей целью раскрыть их общественную полезность, выделить, подчеркнуть, оттенить тот или иной коренной их признак, их важную особенность. Только в этом случае предложенная классификация оправдывает себя и может рассчитывать на признание48.

    Классифицироваться должны не только права и свободы, но также и обязанности, так как только вместе взятые они составляют единое целое и лишь в единстве очерчивают основы правового статуса ЛИЧНОСТИ.

    По моему мнению, классификация как действенный прием исследования существенно ослабляет себя, если группируются либо одни права, либо одни обязанности. И дело тут не только в том, что формально нарушается существующее в правовом регулировании их единство, а, прежде всего и главным образом, в том, что при этом утрачивается правильное представление о мере той свободы, которая закреплена в них. Одно дело, если черпать представление о свободе личности лишь из содержания конституционного права на благоприятную окружающую среду (ст. 43), другое – если принять во внимание и обязанность сохранять природу, окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58).

    Одним словом, необходимо, чтобы единство прав, свобод и обязанностей не только декларировалось, предшествовало анализу прав, свобод и обязанностей, но и было положено в основу их классификации.

    Классификация, как и всякие приемы и методы изучения, носит субъективный характер, т.е. каждый ученый вправе иметь свой взгляд на эту проблему. Отсюда, естественно, допустимы несколько видов классификаций. Даже весьма совершенная классификация прав и обязанностей не исключает, а предполагает другие виды, и поэтому было бы ошибкой настаивать на универсальном характере той или иной классификации прав или прав и обязанностей и отвергать другие виды.

    В литературе общепризнано, что предметом классификации яв-

    43

    В одной из последних своих работ Л И.Лепешкин уже давал классификацию основных прав и обязанностей в органическом единстве и делил их на группы: а) социально-экономические права советских граждан и их обязанности; б) политические права и демократические свободы советских граждан, в) равноправие граждан СССР и их общественный долг, г) личные права и свободы граждан. Их обязанность по защите социалистического отечества (см.: Лепешкин А.И Правовое положение советских граждан. М., 1966). Как видно, таким подходом он, в известкой степени, преодолевает слабые стороны той классификации, которой придерживался в работе "Курс советского государственного права".

    181

    лаются не только те права, свободы и обязанности, которые записаны в конституциях, но и вообще закрепленные в них права, свободы и обязанности, как прямо ими установленные, так и вытекающие из некоторых их общих положений. Необходимо также систематизировать конституционные права, свободы и обязанности граждан с таким расчетом, чтобы их группировка возможно полнее выражала место личности в обществе и государстве.

    Для каждого общества характерены определенный тип прав, свобод и обязанностей его членов, их объем, содержание и порядок распределения. Классификация прав, свобод и обязанностей, будучи одним из научных способов анализа, не может абстрагироваться от этого, ие рискуя превратиться в пустую схоластику. Отсюда не может быть какой-то универсальной классификации.

    Реальный социализм и современный капитализм – две противоположные системы устройства общества. Вследствие этого в каждой из этих систем общественно-политического строя могли выдвигаться и противоположные варианты классификации, поэтому, строго следуя научным критериям, нельзя признавать одну из них истинной, другую – абсурдной.

    Исходя из этого мной в свое время, опираясь на особенности социалистического общественного строя, была выдвинута и аргументирована классификация прав и обязанностей. Хочу подчеркнуть, что я отнюдь не склонен считать, будто она носит антинаучный характер. Это следствие времени44. В наши дни, когда Россия активно включается в современную мировую систему капитализма, нужна другая, отличная от разработанной мной классификация. Видимо, ее исходными устоями должны быть изменившиеся социально-экономические, политические и психологические условия.

    В настоящее время я придерживаюсь мнения, что в основу классификации необходимо положить два основания: природную сущность и социальный характер человека. Распределяя содержащиеся в конституциях права, свободы и обязанности личности по группам, необходимо учитывать, как уже отмечалось, природу человеческого индивида, а также историко-социальное его развитие. Иначе говоря, человек – социально-биологическое существо. В его реальной жизни наличествуют природные инстинкты; во многих случаях они предопределяют его поступки, поведение. Однако человек суть существо социальное. Его на протяжении многих тысячелетий преобразовывал и формировал социум. Другими словами, человек не мог развиваться и формироваться как разумная личность вне и помимо

    49

    Подробнее см.: Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М-, 1972. С. 210–258; Советское государственное право- М-, I9S6. Гл, XIV. С- 173–177.

    182

    общества. Отсюда жить в обществе и в то же время быть независимым от него человек не может.

    "Человек по самой своей природе есть животное, если и не политическое, как думал Аристотель, то во всяком случае общественное. Сущность человека, – подчеркивал К.Маркс, – не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений"50.

    Хотя биологическая природа человеческого индивида в процессе социально-исторического развития серьезно изменилась, тем не менее человек не может утратить свои органические свойства.

    Приведенные рассуждения с позиций современных научных знаний носят, конечно, упрощенный характер, тем не менее их целесообразно повторить, чтобы в ходе анализа основ правового статуса человека и гражданина, их прав, свобод и обязанностей не впасть в одну из обычных крайностей, т.е. объявить права и обязанности либо продуктом "природной (божественной) силы", либо творением государства.

    Дело в том, что зафиксированные как в международных документах, как и в национальных основополагающих законах страны права и свободы имеют свое генеральное стратегическое назначение. Их цель – гарантировать личность во всех ее ипостасях; частную жизнь и личную безопасность; участие в управлении общественными и государственными делами; включение ее в социально-экономическую жизнь. Права и свободы призваны охранять, обеспечивать и защищать человека и гражданина посредством наделения лица различными условиями и средствами, в том числе юридическими правами и возможностями. Таким образом, их назначение состоит в первую очередь в том, чтобы защищать личность во всех ее состояниях.

    Как мне представляется, любая претендующая на научную значимость классификация, должна, по крайней мере, отвечать следующим критериям: а) единство и однородность, взятые за исходный пункт для систематизации и классификации прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; б) чтобы каждая группа включала однородные по содержанию права (свободы), чтобы объединялись они независимо от места нахождения в конституции (не только в главе 2-й, но и в других главах); в) чтобы классификация соответствовала логике истории возникновения и развития, а не была простой схемой – деление ради деления.

    К сожалению, эти требования выполняются далеко не всегда51.

    50

    М а р к с К., Э it г е л ь с Ф. Соч. Т. 3. С. 3.

    51

    В качестве примера можно сослаться на недавно вышедший учебник В.Г.Стре-хозова и ГО.Д.Казанчева "Государственное (конституционное) право Российской Федерации" (М., 1995. С. 121–124); в главе 7 (§1) не только нет обоснования классификации, но и не указываются ее критерии.

    183

    Человек и общество, гражданин и государство не разделимы. Отсюда правовой статус человека и гражданина, их права, свободы и обязанности основываются на трех китах: индивид, государственная власть (государство), собственность. Именно названные ипостаси, будучи главными устоями конституционного строя России, должны лежать в основаниях классификационного ряда прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской Федерации.

    Подчеркнем еще раз однородность названных оснований. Здесь они выражаются в том, что человек и гражданин во всех сферах их жизни стоит в центре единства и дифференциации прав, свобод и обязанностей.

    Руководствуясь названными критериями, можно было бы выделить права, свободы и обязанности человека и гражданина: 1) в сфере личной безопасности и частной жизни; 2) в области государственной и общественно-политической жизни; 3) в области экономической, социальной и культурной деятельности. На мой взгляд, каждая из названных сфер и областей охватывает особенности личности в отдельных ситуациях ее жизни и деятельности. Их нельзя противопоставлять друг другу. Только в органическом единстве трех этих областей можно получить обобщенную картину юридического статуса человека и гражданина.

    Такая группировка конституционных прав и свобод личности соответствует не только международным пактам о правах человека, но и отечественной Конституции.

    Анализируя конституционные права и свободы россиян, можно получить на основе указанной классификации не только обобщенное представление об основах правового статуса личности, но в то же время и детальную картину правового положения человека и гражданина в отдельных областях.

    Эта, по моему мнению, универсальная классификация может стать начальной базой для последующей более дифференцированной систематизации.

    Так, следует различать права и свободы, прямо сформулированные конституцией, и права, вытекающие из ее норм. К первой группе относятся прежде всего все права, записанные в гл. 2 Конституции РФ 1993 г., и права, прямо закрепленные в других ее главах; ко второй же – права, соответственно вытекающие из норм Основного закона нашего государства. Примером этому может служить право граждан на участие в самоуправлении (ч. 2 ст. 130), которое вытекает из содержания ст. 32.

    По характеру осуществления конституционные права, свободы и обязанности также можно разделить на две группы: первую составляют те из них, которые реализуются в конкретных правоотношениях (например, право на социальное обеспечение (ст. 39), обязан-

    184

    ность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57»; вторую образуют права, свободы и обязанности, реализуемые вне правоотношений, и лишь их нарушение может породить конкретные правоотношения (право на жизнь (ст. 20), право на охрану достоинства личности (ст. 21), тайна переписки, обязанность соблюдать Конституцию и законы (ст. 15). Такая классификация помогает установить особенности осуществления отдельных прав, свобод и обязанностей.

    По форме осуществления права и свободы можно подразделить на индивидуальные (свобода мысли и слова (ст. 29) и коллективные (совместные), обладание и пользование которыми могут быть только коллективными (совместными) (право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования (ст. 3D).

    Необходимо отметить, что такое разделение исключительно по научным соображениям ввел в конце прошлого века М.И.Свешников, отнюдь не одобряющий идеи социалистического направления. Характеризуя различные виды свободы в государстве, он писал, что "...человек для осуществления своих целей желает не только довольствоваться признанием своих прав в области личной неприкосновенности, в области экономических и духовных интересов, он желает признания его права свободно соединяться с другими людьми для достижения различных общественных целей. Этот вид свободы может быть назван общественной свободой, и в него входит понятие собраний, сходок, петиций. ...Название "общественная свобода" может быть приложено к ним потому, что они осуществляются большим количеством лиц, ибо все они имеют в виду удовлетворение интересов с помощью соединения с другими людьми"52.

    Видимо, золотая середина в сфере систематизации прав личности находится в органическом единстве индивидуального и коллективного. Можно согласиться с Б.С.Эбзеевым, утверждающим, что "ретроспективный анализ конституционного и текущего законодательства приводит к выводу, что для известного этапа развития нашего общества и государства в теории и общественной практике приоритет был отдан извращенно истолковывавшимся коллективным началам в ущерб личным..."53.

    В перспективе автор видит установление взвешенности между индивидуализмом и коллективизмом в осуществлении реформы конституционного и текущего законодательства, которая должна,

    Свешников М.И. Очерк обшей теории государственного права- Спб,. 1896. С. 147–148, 164; см. также: Кистяковски йБ.А. Государственное право (общее и русское). М., 1909. С. 132.

    Э б з е е в Б.С, Конституция. Демократия. Права человека, М.-Черкесск. 1992. С. 130.

    185

    по его словам, утвердить народный суверенитет и привести масштаб прав и свобод личности в соответствие с уровнем общественного развития и потребностями современного этапа социального прогресса54.

    По характеру обеспечения конституционных прав и свобод их можно разграничить на права, для осуществления которых требуется со стороны государства предоставление в распоряжение граждан определенных материальных и духовных благ (право на социальное обеспечение, на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (ст. 37), а также на защиту от безработицы) и прав, для реализации которых достаточно поддержания общественного порядка и законности (неприкосновенность личности, жилища и др.).

    В предложенную классификацию не вписываются права, направленные на охрану других прав и свобод. К последним следует отнести такие права, как право на жалобу, право на судебный иск, право обвиняемого на защиту и др. Указанную группу прав можно именовать как категорию прав, выражающую правомочия граждан по защите своих прав и свобод55. Таким образом, по объекту основные права и свободы можно разделить на две группы: первую группу составляют те права, которые предусматривают пользование определенными социальными благами, вторая же группа направлена на охрану других прав и свобод личности.

    Можно, конечно, привести и некоторые другие варианты классификации конституционных прав, свобод и обязанностей, основанных на более конкретных критериях и потому имеющих частный характер и ограниченные пределы применения. Все эти и другие варианты классификаций не выходят за рамки общей систематизации прав, свобод и обязанностей и так или иначе основываются на ней.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.  34. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.