Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31. > 

    § 5. Юридическая природа конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина

    В настоящее время, говоря об основных правах и свободах, как

    уже отмечалось, редко используют термин "субъективные права"

    Более других в этом случае употребляется просто "лрзва и основ-

    ные свободы" человека. Между тем юридическая природа конститу-

    ционных прав и свобод может быть раскрыта и понята лишь в

    28

    ЛюшерФ Конституционная защита прав и свобод личности М 1993

    152

    сопоставлении объективного права как совокупности норм и субъективного права как возможности человека избирать вид и меру поведения в рамках закона.

    Проблема юридической природы конституционных прав, свобод и обязанностей хотя и не сводится к обсуждению их субъективного характера, тем не менее этот вопрос занимает в ней одно из центральных мест29,

    Ныне в литературе по данному вопросу сложились две противоположные точки зрения. Сторонники одной из них отрицают субъективный характер конституционных прав, свобод и обязанностей. Напротив, приверженцы другой решительно высказываются за признание за ними такого качества. Если в недалеком прошлом первая точка зрения была господствующей, то теперь, видимо, большинство за теми, кто отстаивает субъективный характер конституционных прав, свобод и обязанностей.

    Ученые, отрицающие за ними качество субъективности, для подтверждения своего мнения выдвигают ряд доводов. Но все они в конечном счете опираются на одно исходное положение: субъективное право может существовать только в рамках конкретного правового отношения. Оно, взятое вне правоотношения, исключенное из него, превращается в ничто, в социальный нуль. Такое истолкование субъективного права всецело вытекает из его прямого противопоставления так называемому объективному праву.

    Если субъективными считать исключительно права, свободы и обязанности, существующие в рамках конкретных правоотношений, то в таком случае их особенности полнее всего могут предстать в сопоставлении с объективным правом. Но права, свободы и обязанности, приобретенные гражданином в конкретных правоотношениях, не являются его единственными: правами, свободами и обязанностями. Ему также присущи и все те права, свободы и обязанности, которые закреплены за ним законом.

    Юридическую природу конституционных прав, свобод и обязанностей, их особенности во всей полноте можно выявить, рассматривая их как главный элемент правового положения человека и гражданина.

    Характеризуя конституционные права, свободы и обязанности граждан как субъективные, необходимо подчеркнуть тот несомненный факт, что они принадлежат каждому гражданину, являются его личными правами, свободами и обязанностями. Следует самым решительным образом отвергнуть утверждение, будто конституционные права, свободы и обязанности имеют своим адресатом некоего

    29

    Не случайно поэтому Н И Матузов, рассматривая конституционные права граждан, наибольшее внимание уделяет доказательству их субъективного характера <см МатузовНИ Личность Права Демократия Гл III С 147–174)

    [53

    абстрактного гражданина30, а не каждого человека. Субъективность конституционных прав, свобод и обязанностей и состоит именно ь том, что они принадлежат не только всем вообще, но и каждому отдельному гражданину, что "принадлежащее субъекту право (как вид и мера его возможного поведения) зависит в известных пределах от его воли и сознания, личного желания и усмотрения особенно в смысле использования"*1. Однако такой характеристикой конституционные права, свободы и обязанности граждан ни в коей мере не отождествляются с их правами, свободами и обязанностями, приобретенными в результате вступления в те или иные конкретные правоотношения. Хотя и первые и вторые суть субъективные, личные права, свободы и обязанности граждан, тем не менее их юридическая природа различна, их особенности неодинаковы. Они приобретают качество субъективности по различным основаниям. Здесь налицо два самостоятельных правовых явления, имеющих одно общее начало. Поэтому не следует переносить особенности прав, свобод и обязанностей в конкретном правоотношении на конституционные; точно так же не следует стремиться обнаружить отсутствие особенностей прав и свобод в конкретном правоотношении у конституционных и тем самым доказать их несубъективный характер.

    Между тем все, кто опровергает субъективный характер основных прав, свобод граждан, прибегают к этому приему. Они исходят из того, что эти права и свободы могут быть охарактеризованы субъективными лишь в том случае, если они имеют свойства прав в свобод в конкретном правоотношении.

    Именно с этих позиций опровергал тезис о субъективном характере конституционных прав граждан Д.М. Чечот. "Мнение авторов, рассматривающих право на труд, право на обеспечение в старости, право на образование и т.д. в качестве субъективных прав граждан, несостоятельно", – утверждал он. По его словам, оно опирается на целый ряд ошибочных исходных данных. Во-первых, на тезис о возможности существования права без корреспондирующей ему обязанности (или наоборот). Во-вторых, на утверждение о том, что субъективное право на труд или право на образование постепенно развилось из явлений, которые вначале (в силу социально-экономических условий) не носили характера субъективного права32. В-третьих, сторонники этого мнения упускают из виду то, что консти-

    30

    См.: П а т ю л и н В.А. Субъективные права граждан основные черты, стадии,

    гарантии реализации//Советское государство и право 1971 №6 С. 28

    МатузовНИ К делению права на объективное и су бъектипное/ /Правоведе-

    ние. 1971 №2 С. 105.

    См - Ч е ч о т Д.М. Субъективное право и формы его защиты Л., 1968.

    С. 16–П

    154

    туционные права, как и правоспособность, лежат й-сфере возможности, в го время как субъективное право находится в сфере действительности. Поэтому они в отличие от субъективных прав непосредственно не могут защищаться в судебном порядке. В-четвертых, если допустить, что конституционные права являются субъективными правами граждан, то неизбежным следствием этого должно быть признание их "неравенства", так как права, свободы и обязанности субъектов в конкретных правоотношениях могут быть и неравны. Отсюда автором делается вывод, что признание конституционных прав, свобод и обязанностей субъективными противоречит принципу равенства правового статуса человека и гражданина.

    Хотя приведенные Д.М. Чечотом доводы были высказаны давно, тем не менее и сегодня можно встретить подобные утверждения. Ныне действующая Конституция РФ, на мой взгляд, пошла по другой линии – по линии признания субъективными записанных в ней прав и свобод. Это, в частности, подтверждается тем, что упомянутые права и свободы широко защищаются судебными органами: "Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод", "Решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд" (ч. I, 2 ст. 46).

    Все приведенные выше аргументы исходят из того еще не доказанного кем-либо тезиса, что субъективными правами граждан являются лишь исключительно те из них, которые приобретены ими в результате вступления в конкретные правовые отношения. Все юридические особенности этих прав, свобод и обязанностей обобщаются и объявляются в качестве единственных и абсолютных признаков субъективного права. Поскольку же конституционные права, свободы и обязанности не вполне отвечают этим признакам, постольку отсюда делается категорический вывод, что концепция о субъективности этих прав несостоятельна.

    Чтобы опровергнуть субъективный характер конституционных прав, свобод и обязанностей, совершенно недостаточно доказать, что им не присущи особенности прав, свобод и обязанностей лица в конкретном правоотношении. Для этого нужно также показать, что эти права, свободы и обязанности имеют "безличный" характер, что они принадлежат только всем и никому в отдельности, Субъективным в данном случае признается только такое право, которое принадлежит строго определенному лицу. Если же право принадлежит не только данному, конкретному лицу, но и всем другим лицам, то оно на этом основании не рассматривается субъективным и квалифицируется как элемент правоспособности.

    Отправным пунктом для выявления юридической природы кон-

    155

    ституционных прав, свобод и обязанностей служит тезис о том, что они опосредуют отношения и связи граждан с государством. Эти отношения и связи вызваны к жизни политико-правовой принадлежностью каждого гражданина к народу, осуществляющему суверенную власть в стране. Человек в них выступает прежде всего как гражданин, как ассоциированный носитель суверенитета. Указанное качество гражданина имеет решающее значение и для других опосредуемых отношений.

    В опосредуемых конституционными правами, свободами и обязанностями отношениях и связях государство также выступает в своем строго определенном качестве. Оно присутствует в целом как единая, охватывающая всех граждан политическая организация, а не в виде своих агентов – многочисленных органов, действующих от его имени. В указанном качестве государство и является стороной всех тех отношений и связей, которые закрепляются конституционными правами, свободами и обязанностями граждан. Подобного рода отношений, где государство выступает как их субъект, в конституционном праве имеется немало, и выраженные в основных правах, свободах и обязанностях связи не составляют какого-либо исключения. В общетеоретической и государственно-правовой литературе эти отношения уже не раз отмечались, указывались также их особенности33. Тем не менее при анализе конституционных прав, свобод и обязанностей далеко не все авторы и отнюдь не в полной мере исходят из специфики этих отношений.

    В литературе высказывается мысль, что юридическую природу основных прав, свобод и обязанностей граждан можно объяснить, исходя из теории так называемых абсолютных субъективных прав34.

    На мой взгляд, главный порок в предпринятой попытке заключается в том, что не учитывались особенности конституционных прав, свобод и обязанностей граждан, ке делались какие-либо различия между ними и другими записанными в законе правами, свободами и обязанностями граждан. В результате по своей юридической природе конституционные права, свободы и обязанности граждан приравниваются к праву частной собственности. Присущие праву собст-

    См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966 С. 140 и ел.; О с н о в и н B.C. Советские государственно-правовые отношения. М., 1965. С. 12; М в ту зовН.И. Правовая система и личность. М., 1988. С. 244; С и н ю к о в В.Н. Российская правовая система- Введение в общую теорию. Саратов, 1994.

    См.: Г е н к и н Д.М Право собственности кик абсолютное право//Советское государство и право. 1958. № 6. С. 93, 95; Н е д б а и л о П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 108 и др.; Я в и ч Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. С. 118; К у ч и п с к н и В.А. Личность, свобода, право. Минск, 1969. С. 118.

    156

    венности особенности переносятся на конституционные права. Они рассматриваются как абсолютные субъективные права, т.е. права, носителям которых в качестве обязанных субъектов противостоит неопределенное число лиц, каждое из которых должно воздерживаться от какого-либо вмешательства в их осуществление. Одни авторы анализируют эти права в рамках особых общерегулятивных правоотношений, в которых носителю конституционных прав в качестве обязанного субъекта противостоит неопределенное число лиц35 или определенный комплекс общественных отношений, соответствующих существующему строю. Другие же справедливо указывали на уязвимые стороны первой точки зрения и, стремясь избежать их, предлагали рассматривать конституционные права вне правоотношений30.

    Применительно к конституционным правам, свободам и обязанностям, за исключением права частной собственности (ч. 1 ст. 35), неудовлетворительность этих концепций состоит в том, что они не рассматривают указанные права, свободы и обязанности в рамках отношений "государство–гражданин", и, в особенности, обе они отрывают их от гарантий37. Ведь для обладания правом собственности вполне достаточно пассивной обязанности всех других лиц не вмешиваться в возможность владеть, пользоваться и распоряжаться вещью. Большинство же конституционных прав могут быть подлинными правами, а не благими пожеланиями, не декларациями только при условии, когда они подкрепляются постоянной и активной деятельностью государства.

    Если не придавать должного значения указанным различиям, то может показаться, будто конституционные права, свободы или обязанности или, по крайней мере, некоторые из них существуют вне рамок каких-либо правовых связей гражданина с государством, "Выступление на митинге в порядке осуществления свободы слова, – пишет В.А.Кучинский, – отнюдь не означает того, что выступающий находится в правоотношении со всеми его участниками или с государством"38.

    Конечно, для выступления на митинге гражданину нет нужды вступать в какие-либо конкретные правоотношения. Но означает ли

    См.: Алексееве.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. С 23,139 и др.; Он же. Социальная ценность права в советском обществе. С. 146, 1971.

    См.: Строгоаич М.С. Основные вопросы советской социалистической

    'законности. М.. 1966: К у ч ин с к и и В.А. Личность, свобода, право.

    37

    См.: Кучинский. В.А. Личность, свобода, право. С. 118.

    Там же. Сюда же следует отнести права и свободы в сфере личной безопасности

    и частной жизни (ст. 20, 21 и т.д.). ,

    157

    это, что конституционное право на свободу слова существует вне каких-либо правовых связей, в частности государства с гражданином, реализующим это право? Думается, что отрицание в данном случае, как и в других подобных случаях, связей гражданина и государства является заблуждением, вызванным игнорированием роли гарантий. Гражданин имеет возможность беспрепятственно пользоваться свободой слова не только потому, что она предоставлена ему Основным законом, но и потому, что на государстве лежит прямая обязанность гарантировать свободу слова, как и другие конституционные права и свободы. Здесь налицо прямая правовая связь – конституционным правам и свободам гражданина корреспондирует обязанность государства осуществлять деятельность, направленную на обеспечение этих прав и свобод, на претворение их в жизнь.

    Сам по себе факт, что отдельные конституционные права и свободы (свобода слова, неприкосновенность личности, свобода передвижения, пребывания и места жительства и др.) и многие конституционные обязанности могут реализоваться вне конкретных правоотношений, вовсе не опровергает и не может опровергнуть утверждения, что все конституционные права, свободы и обязанности опосредуют отношения и связи между гражданами и государством, формой реализации их могут быть как конкретные правоотношения, так и отношения, не урегулированные нормами права.

    Представляется, что было бы в равной мере ошибочным приписывать конституционным правам и свободам граждан особенности как относительных, так и абсолютных прав. Конституционные права и свободы имеют некоторое сходство и с первыми и со вторыми, но это сходство не имеет глубоких корней, и потому они не могут быть приравнены по своему характеру ни к тем, ни к другим.

    Хотя в опосредуемых конституционными правами, свободами и обязанностями отношениях и связях государство, как и его граждане, выступает лишь стороной, но оно, естественно, имеет здесь решающее значение. Сообразуясь с потребностями общества и интересами его членов, государство предоставляет своим гражданам права и свободы, возлагает на них обязанности, определяет объем как первых, так и вторых, наделяет средствами и создает условия для возможно полной их реализации.

    В данном случае государство одновременно выступает и как учредитель основных прав и свобод граждан, и как сторона, взявшая на себя обязанность осуществлять их обеспечение, охрану и защиту.

    Анализ процесса реализации конституционных прав, свобод и обязанностей также позволяет выявить ряд существенных их особенностей. Как известно, для осуществления любых прав необходимо, чтобы они принадлежали данному лицу, были у него в наличии, чтобы он

    158

    имел реальную возможность пользоваться ими. Именно такими и являются основные права и свободы граждан Российской Федерации. Они закрепляются за гражданами в Конституции России и благодаря соответствующим гарантиям и активной деятельности органов государства, многочисленных общественных объединений превращаются в наличные юридические возможности каждого гражданина.

    Отстаивая мысль о том, что конституционные права и свободы гражданина являются их наличными правами, которыми они обладают постоянно, до вступления в соответствующие конкретные правоотношения, необходимо при этом не только помнить о гарантиях этих прав, но и о своеобразии их содержания. Оба этих момента должны приниматься во внимание, когда речь идет о конституционных правах и свободах как об особой разновидности субъективных прав граждан.

    Все без исключения конституционные права, свободы и обязанности граждан РФ, несмотря на свое сложное содержание, выражены в Основном законе в крайне общей форме. Конечно, Конституция не может и не должна давать исчерпывающее описание содержания всех тех прав, свобод и обязанностей, которыми она наделяет граждан. Это задача текущего законодательства. И все же решающее значение при определении содержания любого конституционного права, любой конституционной свободы и обязанности принадлежит Основному закону государства. Содержание записанных в конституции прав, свобод и обязанностей образует не одна или несколько предусмотренных ими возможностей, а лежащая в их основе идея, получившая законодательное выражение в этих и других правовых возможностях.

    Право на образование означает возможность получения дошкольного, основного общего (девятилетнего), среднего профессионального, высшего (на конкурсной основе) образования. Здесь содержание этого права граждан раскрыто через перечень основных школ, в которых гражданин может учиться и после окончания которых может получить соответствующее образование. Возможность получения каждого из указанных видов образования и составляет это конституционное право. Но ни один из упомянутых видов образования в •отдельности, ни все они вместе не могут охватить содержание рассматриваемого права граждан РФ, не могут исчерпать его. Во-первых, потому, что существуют и другие виды обучения, а во-вторых, в нашей стране школа является хотя и основной, но не единственной формой получения образования. Если все это принять во внимание, то можно прийти к выводу, что содержание права граждан на образование не сводится только к возможности обучения в том или ином учебном заведении, получения среднего или высшего образования и пр. Его суть заключается в возможности постоянно

    в ЛД Воеводин 1™

    овладевать знаниями, используя в этих целях как систему общеобразовательных школ, так и все другие существующие в стране виды обучения. Конституция РФ предоставляет, а государство поддерживает различные формы образования и самообразования (ст. 43).

    Аналогичным путем следует подходить и ко всем другим конституционным правам, свободам и обязанностям. Их содержание было бы неправильно сводить к одной или нескольким конкретным правомочиям. Содержание каждого конституционного права заключается в том главном, на что прежде всего нацелено правообладание.

    В большинстве случаев, чтобы осуществить определенные конституционные права, свободы и обязанности, граждане вступают в те или иные конкретные правоотношения. В результате возникновения этих правоотношений они приобретают уже новые права, свободы и обязанности, представляющие собой одно из конкретных проявлений тех многочисленных возможностей, которые заключаются в концентрированном виде в соответствующем конституционном праве, свободе или обязанности.

    Тем не менее, несмотря на разнообразие прав, свобод и обязанностей граждан в конкретных правоотношениях, ими вовсе не исчерпывается все богатство возможностей, содержащихся в конституционных правах, свободах и обязанностях. Всегда остается простор для приобретения новых конкретных прав, свобод и обязанностей.

    Некоторые конституционные права, свободы и обязанности граждане осуществляют и, не вступая в конкретные правоотношения. Для того чтобы осуществить свои конституционные права на жизнь, неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, тайну переписки, обязанность соблюдать Конституцию и законы и т.п., гражданину не нужно вступать с кем-либо в правоотношения. Они претворяются в жизнь в результате собственных усилий самих граждан. Правоотношения могут возникнуть вследствие нарушения этих прав, свобод и обязанностей или неправомерного их осуществления. Отдельные конституционные права и свободы (свобода слова, например) в зависимости от избранного гражданином способа реализации могут осуществляться как вне правоотношений, так и посредством вступления в них.

    На наличие и содержание конституционных прав, свобод и обязанностей не влияет ни факт осуществления гражданином или неосуществления им этих прав, свобод и обязанностей, ни то, в какой форме они претворяются в жизнь.

    Конституционные права, свободы и обязанности не погашаются в ходе их многократной или даже непрерывной реализации. В процессе пользования правом на информацию (ч. 4 ст. 29) у каждого гражданина может возникать и прекращаться множество конкретных субъективных прав, свобод и обязанностей, но конституцион-

    160

    ное право на информацию сохраняется постоянно, его содержание не зависит от того, какие конкретные права приобретает гражданин. По существу, большинство конституционных прав, свобод и обязанностей граждан находится в состоянии непрерывной реализации, но при этом они всегда сохраняются у граждан и их содержание остается постоянным. Относительное постоянство содержания конституционных прав, свобод и обязанностей, их непогапгаемость в процессе реализации – оба этих свойства обеспечивают стабильность правового статуса человека и гражданина.

    С названными свойствами конституционных прав, свобод и обязанностей тесно связан и другой их специфический признак. На охрану конституционных прав, свобод и обязанностей нацелены соответствующие нормы всех отраслей права. Записанное в Основном законе право собственности охраняется не только нормами гражданского права, но и другими отраслями (уголовным, административным, например).

    Итак, анализ юридической природы основных прав, свобод и обязанностей граждан позволяет глубже заглянуть в их сущность, выявить те их особенности и свойства, которые выделяют их из массы других прав, свобод и обязанностей, превращают их в основные и обособляют в самостоятельный государственно-правовой институт.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 39      Главы: <   21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.