Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 15      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.

    ГЛАВА ПЯТАЯ. МОТИВ И КВАЛИФИКАЦИЯ ХУЛИГАНСТВА

    Хулиганство — одно из опасных и вместеjc тем лаибо-лее распространенных преступлений Небольшое в отдельном, оно, как справедливо в свое время заметил Н В Крыленко, «в массе принимает характер большой социальной опасности» Ч В настоящее время на „него падает более четверти всех преступных проявлений9, причем в большинстве случаев хулиганство носит злостный характер

    Вместе с тем опасность хулиганства не исчерпывается тем непосредственным вредом, который оно причиняет общественному порядку, обществу и отдельным гражданам Хулиганство — «питательная среда», "в которой произрастают другие, более тяжкие преступления, например, убийства, телесные повреждения, изнасилование и др Искоренение хулиганских проявлений — одна из важных задач по укреплению социалистической законности и правопорядка в стране

    Важное значение в этом отношении имеют решения ЦК КПССг Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР об усилении борьбы с нарушения-

    1                    Диспут о хулиганстве, состоявшийся в большой  аудиторий Политехнического музея 30 сентября   1926 г, Изд «Пролетарий», 1927, стр 45

    2                  См В Тикунов Снисхождения хулиганам не будет «Известия» от 21 апреля 1966 г,Н Дьячков, Н Кузнецова. О чей говорят обобщения судебной практики по делам о хулиганстве «Со-ветская юстиция», № 1, 1964, стр 9 В целом по Российской Феде' рации эта категория дел составляет примерно '/s часть всей судимости, а по ряду областей, краев удельный вес ее более высок и составляет 25 и даже 30% (Л Смирнов, ХХШ съезд КПСС и задачи судеб' ных органов в борьбе с преступностью» «Советская юстиция», № 14» 1966, стр 2)

    137

     

    ми общественного порядка, принятые в июле 1966 года. В этих решениях намечена конкретная программа дальнейшего укрепления социалистической законности в нашей стране

    Совершенно очевидно, что успех борьбы с хулиганством во многом зависит от правильного применения уголовного законодательства по борьбе с этими преступлениями В этой связи большое значение приобретает всестороннее исследование признаков хулиганства, в особенности его субъективной стороны, в частности, мотивов, целей и других субъективных признаков. Судебная практика свидетельствует, что немало ошибок в ква-чификации хулиганства связано главным образом с неправильным определением субъективных свойств этого преступления Психологический аспект .изучения дает возможность лучше понять природу хулиганства, содержание его субъективной стороны и наметить правильную судебную политику в борьбе с этими преступлениями

    Хулиганство принадлежит к числу понятий, которые труднее всего поддаются точному определению. Вряд ли найдется в уголовном кодексе какое-либо общественно опасное деявие, которое было бы так понятно каждому, и вместе с тем нет другого такого преступления, которое бы вызывало большую сложность в установлении его юридических признаков. В теории 'понятие хулигднства — предмет постоянных споров, а на практике — объект «аи-больших расхождений в его квалификация между различными судебными инстанциями, между судебными и следственными органами

    Объяснение этому надо искать в особенностях исследуемого деликта. К хулиганству мы относим очень широкий круг самых разнообразных действий: произнесение нецензурных слав и учинение драки; загрязнение общественных мест и уничтожение (повреждение) имущества, , приставание к гражданам и насилие над личностью. *> совершение непристойных действий и надругательство t над памятниками и т. д.— все это составляет хулиганство. При этом задача осложняется еще и тем, что многие квалифицируемые кэк хулиганство действия соответствуют объективнок стороне состава какого-либо другого {преступления, предусмотренного в качестве самостоятельного  состава,  например, телесного повреждения, '.уничтожения и повреждения имущества и >др Отмечен-

    138

     

    ное ; обстоятельство и затрудняет как характеристику специфических черт, определяющих хулиганство, так и в особенности отграничение его от других преступлений.

    В рамках настоящей работы, естественно, нет возможности остановиться на характеристике всех признаков хулиганства. В плане исследуемой темы нас в пер вую очередь интересует содержание субъективных свойств хулиганства, в частности, содержание умысла, мотивов, целей, их соотношение и роль в характеристике хулиганства как уголовно наказуемого деяния.

    Вопрос о значении и роли мотива и цели в опреде лении хулиганства, как известно, имеет большую исто рию, которая по времени совпадает с историей уголовно наказуемого хулиганства. Именно его обсуждением было положено начало проблеме хулиганства как уго 'ювно наказуемого деяния.

    Некоторые криминалисты, возражая против включения в Уголовный кодекс хулиганства в качестве самостоятельного состава преступления, указывали, что понятие хулиганства относится не к «миру фактов и явлений», а выражает лишь субъективные свойства существующих уголовно наказуемых деяний и выступает как оттенок преступности «Хулиганство (и озорство) как таковое,— писал проф. С. Мокринский,— не есть преступление, не есть д е й'с т в и е, но лишь свойство действия, точнее свойство преступного действия, и лишь как таковое может и должно быть принимаемо в расче~ при выработке мер борьбы с ним... Новый уголовный закон нужен не для того, чтобы ввести новый состав преступления озорства или хулиганства, а для того, чтобы квалифицировать существующие составы» '. Однако эта точча зрения не нашла поддержки' в советской юридической литературе, большинство советских криминалистов стояло за выделение хулиганства в самостоятельный сосгар? При этом справедливо указывалось на то, что лу.чнгьл-ство специфично не только особенностью мотива, но и

    1                   С. Мокринский   Озорство и хулиганство. «Еженедед Советской   юстиции»,   № 37,    1924,   стр   879—880.   Стать--УК РСФСР 1922 г Мокринский называл «пробельной». Вместе с автор признавал наличие таких общественно опасных действ^1"  * рые ятяктя типично хулиганскими (там же, стр. 880).

    2                 См.   А.   А.   Пионтковский,   В.   Д.   Мевь «ч В. М Ч х и я в а д з е, Курс советского уголовного нрава О X часть, М, 1958, стр 508.

    ик

    1/6

     

    свои»! объективным содержанием, характером внешних свойств деяния и формой их вь*ражения ' Так, Д И Кур скии, докладывая на сессии ВЦИК, обсуждавшей проект УК, и обосновывая необходимость установления уголов ной ответственности за хулиганство, говорил   «Суще ствуют такие озорные, бесцельные поступки, которые не могут -быть уложены в точные старые юридические нормы   н& которые определенно связаны с проявлением неуважения к гражданам и нарушают их чувство стыд тивости, чувство необходимого покоя, которого может требовать каждый гражданин» 2

    Противники включения в УК состава Х)лигачстви игнорировали также значение субъективных свойств, в особенности содержание умысла, мотивов и цели в определении характера общественно опасных деяний В част ности, упускалось лз виду, что субъективные свойства т,еяния способны не только натагать или смягчать бремя вины, но и изменять характер деяния и его общественную опасность Действия, образующие объективную сто рону какого-либо преступления, но совершенные из хулиганских побуждений, могут приобретать ин^и сшгиаСьный смысл и общественную значимость К причешу насилие над личностью, совершенное из хул-игансклх побужд< i ий   не просто унижает личное достоинство потерпевшего, но и выражает неуважение к чеювеч°ской ли i ности вообще 3

    1 Противоречиво этот вопрос решали ^ п pyi-ci-ov   г>р"всч     is пои читерат^ре   Собрание русской группы Международною союза криминалистов, состоявшееся 14 февраля 1914 г, признало че-состоя .ечьнои попытку дать определение хулигане-вс  ак деликта sui generis Выступивший наг этом заседании с д к шдс •   -ее^    \у русыз -,

    •ОрИСТ М   П   ЧубИНСКИЙ   ГОВОрИЛ   О ПО"Ч0#     oou3\1.4fr  -Ч «СДеЧлТЬ

    из хулиганства единый лаказуемыи деллкг» {Этчеч л "f'M^-o "oft a ния русской группы ЭДеждурародного союза кри*и тис сг 13— 6 августа 1014 г, Петроград,  1916, стр 133)   Этот »' выляд, рв-41^ ляли и другие криминалисты А Н Траинин в стрем ,^ ai дата угч. ловно правовое   определение  хулиганства  усматриЕл i  логи1; ошибку (там же, стр 8) Напротив, В Иванове    а, гго ганство — «явление совершенно особого типа, TЈ>ei,y» ього законодательства»   (В   Иванов    Что та^ое Оренбург, 1915, стр 9—10)

    1 Цит по статье М Исаева   Судебная поактнка но \eiaw о хутаганстве. «Советская юстиция» 1941, К»  2, с-р 6

    3 Именно поэтому личность не может быть обьек                                                                                                                                                                                                          с

    ства даже в тех случаях, когда нарушение обществ'                                                                                                                                                                                                                                         j

    связано с причинением какою либо ущерба кошсрешо1"; лицу     к как этот ущерб че явчяется иечью хулига -мчх

    МО

     

    Советское >головное права с самого начала встало ia п>ть признания хулиганства как преступления Уже VK РСФСР 1922 г содержал развернутое определение \\л 1ганстча Ст 176 Кодекса относила к хулиганству <огорные бесцепьные, сопряженные с явным неуваже нием к отдечьным гражданам или обществу в целом действия»

    Это определение, являющееся первой попыткой уста новтения общих признаков хулиганства, не могло, есте ственчо, избежать отдельных недостатков как в опреде ^ i in характера этого деяния, так и в установлении ег > конструктивных эпементов

    Прежде всего неудачной являлась система распою л\ения   рассматриваемого   преступления   в Особенной части Уголовного кодекса Помещая хулиганство в раз-ie 1 прест\птений против личности, Уголовный кодекс тем самым неточно определял содержание хулиганства, направленность и общественную опасность выражаемых нм действий Не совсем точно бьпи определены также мотивы и цель хулиганства Упоминание в законе о бес цетьностч хутиганских действий противоречило вочевом\ характер} чечовеческого поведения вообще и антиобше ственной деятельности в частности. Шире, чем это было указачо в законе, понимала судебная практика и мотивы хулиганства Помимо озорства судебная практика отно сила к хулиганским  мотивам  и другие побуждения i овдиненные с неуважением к обществу и элементарным празичам социалистического общежития

    Вместе с тем выраженная в определении мысль о том что субъективные признаки, в частности, мотив и цель прест\пления выступают как конструктивные элементы хулиганства является совершенно правильной Она имр ia бсчьшое значение для дальнейшего раавития заксно чательства и судебной практики в борьбе с этими пре ■ступлениями  Мотив, цель и намерения преступления являются именно теми признаками, которые, наряду с объективными свойствами, определяют специфику и особечность хулиганских действий

    Психологический аспект преступления занчмап rdft. же важное место в характеристике хулиганства и в последующих законодательных алтах, предусматривающих ответственность за-эти лрестушгепия  Так, УК РС*С? 1426 г ^(в первоначальной редакции)   изменив место

     

    расположения хулиганства в системе особенной части и отнеся его к преступлениям против порядка управления (что, несомненно, больше соответствовало природе и характеру этих преступлений), без каких-либо поправок воспроизводил определение хулиганства, даваемое в УК РСФСР 1922 г. В дальнейшем, в связи с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1940 г.>, определение понятия хулиганства из боль шинства уголовных кодексов союзных республик было исключено. Однако >и после этого судебная практика рассматривала мотив и цель как характерные признаки хулиганства, относя к нему лишь такие действия, которые «совершены именно из озорства, в целях проявле 1Я явного неуважения к обществу, а не тогда, когда в их основе лежали мотивы, связанные с личным>и взаимоотношениями обвиняемого с потерпевшим» 2.

    Ныне действующий уголовный закон не связывает определение хулиганства с .наличием какого-либо мотива Ст. 206 УК РСФСР относит к хулиганству «умышленные действия, грубо нарушающие общественный паря док и выражающие' явное неуважение к обществу». Однако выраженная в законе четкая характеристика признаков хулиганства, особенно субъективной   стороны, дает возможность более правильно решить вызывающий в науке и судеб-ной практике большие Агоры вопрос о содержании мотива, цели, умысла хулиганства и о значении этих признаков в квалификации и определении от ветственности за эти действия.

    Умышленность действия в законодательной харак теристике хулиганства сочетается с требованием такого

    1                      Ведомости Верховного Совета СССР, 1940, № 28

    2                   См Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 ап реля 1939 г   (Сборник действующих постановлений Пленума Вер ховного Суда СССР 1924—1946 гг., стр 37). Впоследствии, постанов лением Пленума Верховного Суда СССР от 20 марта 1953 г. (Сбор ник 1924—1957 гг., стр. 39)  приведенное положение постановления Пленума от 29 апреля 1939 г. было изменено. Из него было исклю чено указание на мотив и цель преступления. JVi Jfi. Б а ж_анов и ^vjiLXsjLSJSJyW пишут в, связи с этим, «что*"неуйомйнанйё""в дан номлюстдновлении о мотиве необоснованно расширяет понятие xyjiii ганства, так как может дать возможность привлечения к ответствен ности по ст 74 УК РСФСР лиц, в действиях которых установлен лишь косвенный умйтел». (М. И. Ъ„аж анов,  В И. Ткаченко Квалификация хулиганства по советскому уголовному праву. «Совет ское гослдарстзсии право», 1958, № 6, стр. 136).

    142

     

    важного признака, как проявление явного неуважения

    К Обществу. ЯцДйе цруиаукрдип л пйтнпотпу      чтп нр ТОЛЬ

    ко _jQ6jbeKmaaoe свойство деяния, но и характеристика отщошшия .виновного Л'ица к этому деянию. Следователь " но, •сознание~указанного свойства общественно опасных действий^ является при хулиганстве неотъемлемойчастью мотивации волевого                                                                                                                                                                                                                                                                                  «*>—*—    ~^,„.

     пркччн?нчя чреда своему противник

     ,   р                                                                                                                                                                                                                                       р                                                                                                                                                                                                              у   ру

    С~д, иначе., говор я, целей, которые являлись бы непос

    ~РР5?^"""" RKTаж^"нрм чаЩХлибооребностей Его

    •в,

    цель ограничена самим фактом совершения действий, выpлжaюiШi2L_aвйo©-5ё^a^^[нSIкI5^щSlyZкIiSшSi^ 'иЛрянилам обп|ржит>ия"По двдемх_содержанию эта цель кажется нцчдщкной и в определеш1о1мёрё~оёспредмет-нод-Ш1ендо ничтожао£,1ь_дели и порождает неправильный яяглятт, мя уулигднгтво. как на бесцельное (Действие. js3jaaga_KOTЈpbiй, кстати сказать, имеет хождение не толь: ксиа_йью^_йа пмл~7угряжрн п гГервых законодательны}^

    ацтах, ycTa4aB,Tmajnjj1HjcjjTBjTЈrjeHHO_CTb О

     бссцс пъ-

    двий-

     также целенаправлено, как и лю

    ^х1~Гповедениё Ходячее выражение Ъ бесцельности хулиганства, как справедливо заметил С Мокринский, означает, что "хулиганство «бесцельно с точки зрения всякого, кто не хулиган» !. Но в отличие от других -противоправных деяний цель в хулиганстве не простирается дальше совершения действий, грубо нарушающих общественной порядок и выражающих явное неуважение к обществу Эта цель всегда обусловлена одним желанием — совершить действие, грубо нарушающее общественный порядок и выражающее явное чеува жение к обществу 2.

    !С Мокринскнй Озорство и хулиганство «Советская юстк -ция», № 37, 1924, стр 879.

    2 В Методическом письме Прокуратуры СССР «О квалификации преступлений», изданной в 1939 г,  («Социалистическая законности», 1&39, № 10, стр    18),   говорилось    «Довольно   распространенным является взгляд, что характерной чертой хулиганских выходок явля ется их бесцельность. Этот взгляд — безусловно неправильный и ото собствует допущению существенных ошибок при применении ст 74 УК Наоборот, хулиганство всегда имеет совершенно определенную цель, которая и является характерным признанием этого преступления, а именно выразить явное неуважение к обществу»

    143

     

    Что же лежит в основе этой цели? Какие побудительные причины вызывают подобное желание? Другими словами, кадоаы—м<Угияы грррртрндя уулигянгтияЭ

    Совершенно очевиднс^чтд

    МОДЖВа

     " пбгтддтр.путяяу личногп или мя-

     р.ри-

     й О    б

     р

    ^щ^рр_£у     преступлений Од обуслов-лен*^щцми^_чувстймнГ и "побуждениями   2$  7~»^йй

     и ин

     ресов

     че-

    ловека^^оторая затрагивает его отношение к принятым в°о51естве правилам общежития и человеческого пове-

     общественному пдщмщ^

    iieKryrcrp"bTe"aBTopbTc4HTaroT, что а-«е»вве хулиганских действий 'всегда_леж«т __озорство, котодое_и_признается специфическим мотивом того или иного преступления Мотив озорства.,указывает П С. Матщшеле.кий^ является побудительной причиной Постановки специальной цели — проявить явноё~~н¥ув1йкение~к обществу х Эта_1одка-аре-, как известно, была подвергнута обстоятельной кри-•ике в советской юридической литературе2. Озорство 'если даже Понимать его широко, как это делает, напри-sep, П С. Матышевский) далеко не исчерпывает того сложного содержания, которым характеризуется хулиганский мотив. Озорство — ли'щь одна из форм хулиган-'ства, причем характерна» для менее опасных случаев его проявления^ Многие же хулиганские действия, осо бенно_ если" они _сод£одаждали'Сь~Щжчи(йеТ1'иём„ jxep-ьез-

    !П С  Матышевский   Ответственность за  преступгения против общественной безопасности, общественного порядка и здо ровья населения. М, 1964, стр 81 См такя^е  М И __Б_а_ж а н о в, В И Ткаченко Квалификация хулиганства шГ~боветскому vro ловному1грав"у   ^«Советское   государство   и право», № 6,   1958, стр 133—134 t Б Виттенберг Меры борьбы с хулиганством Иркутск, 1959, стр. 27

    2                   См В В Труфанов Некоторые-вопросы уголовной ответ ственности за хулиганство Уч зап ВЮЗИ, вып VII, стр 131—132 ииР| Л Я.н ь щи н  О мотаваххудисшктда. «Правоведение», №21, 1965, стр Т7Г"                                                                                                                                                                                                ~"~         "-^^-^        .---

    3                    Видимо, отчасти этим обстоятельством можно объяснить, что определение хулиганства, как озорных действий, содержащееся в УК РСФСР 1922 г и УК РСФСР 1926 г (в первоначальной редакции ст 74),-не было воспринято действующим уголовным законода тельством и судебной практикой М Исаев указывал, что «слова озорные», «озорничество» звучат уягче, чем хулиган»   (М. Исаев. Судебная практика по делам о хулиганстве. ' «Советская юстиция», 1941, №-13^стр 6)

    144

     

    ных последствий, вообще невозможно объяснить побуждениями озорства. К тому же термин «озорство» больше хар^Тае^изуёт^вн^нюю^ объективную сто_рону_ деяния, нежеди!жатив_ преступления                                                                                                                                                                                                                                            ~~

    Х^й мотив — мотив сложный. Пошшо^озор-

     е побуждения,

    ства_он может включать в

    в частщстл^. лщшидение.. доказать свою силу, ловкость

    ТцшииТ~ЩЮя1ить жестокость и т д "ний_0П1реде.лЯ£1£Я- .глядным обряд

    _р.£1£                                                                                                                                                                                                                                                                                                         р         обстановкой и коя-

    кр_етными условиями совершения__£улиганства. Однако^. в_какой бы форме ни выряжялигт, уулнгянгкир ппбужпр-"Ча,...в ^UY "рпре.МРннп присутствует обшяя черта— все они „продиктованы одним стремлением— стремлением показать себя, перейти границы дозволенного, выразить в нарочито вызывающей форме пренебрежение к окру-_жающим1_другим людям Вот это-то стремление в наро-"чйто~вызь1вающей^' форме _др_оявить_сеВя и выразить показное гГренебрежение к законам и правитам обще-жития' и составляет                                                                                                                                                                                                                                                         ё^^б

    ний   _

    Некто Вилков, будучи нетрезвым, нес ведро бензина !,ля заправки По пути ему попалось стадо, и он решил поразвлечься Подошел к быку и начал его дразнить, но бык на это никак не реагировал Тогда Вилков облил его бензином и поджег Спасти быка не удалось '

    Федотов в пьяном ваде явился в правление колхоза и стал просить у председателя выделить ему воз соломы Последний отказал   Тогда Федотов начал выражаться нецензурными словами, схватил председателя травления ia грудь, порвал на нем пиджак 2.

    Пьяный Локтев затеял дома скандал, раскидал стулья, посуду, стал избивать жену На шум и крики прибежали соседи. На их уговоры Локтев не реагировал, кричал, выражался нецензурными словами, в общем коридоре разлил помои3.

    Перед нами три разных случая проявления хулиганства. Вместе с тем побудительная причина у них общая,

    ! «Известия» от 14 января 1966 г

    2                  Архив Верховного Суда ТАССР   Кассационная   практика, 1960 г

    3                 Архив Зеленодольского районного народного   суда ТАССР 1965 г

    В 402 —10

    14Г>

     

    можно сказать, единая ~ виновные в своем поведении руководствовались  одним  и тем  же побуждением -стремлением показать себя, выразить в неуважительном виде пренебрежение к требованиям и правилам общежития, к окружающему, другим людям. Указанное стрем ление и составляет субъективную основу любого хулиган ского проявления, в чем бы оно ни выражалось. Наряду с целью хулиганский мотив придает различным по форме и значению действиям единый характер — характер ху лиганства.

    Специфичность хулиганских побуждений следует ис кать прежде всего в их причинной обусловленности.

    Подобные_можвы лишены дакои-л^Ло необ.хопимосхн

    зашшт,с„неуважением к личности стоин<ггву, безразличным птнотпением

     __к^об1цёственныу  законам и правилам ооше'

    ррр                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               р

    "жития. Нередко в основе такого отношения к обществен ~ньТм~й~личньш интересам лежит безотчетная злоба, чув ство неудовлетворенной потребности, которые порождают тупое отчаяние и связанное с ним стремление к озорству, удали, разрушению, желание как-то показать и проявить себя и т. д. Но не только безотчетная злоба движет ру кой хулигана. Часто его поведение 'обусловлено уродливым пониманием свободы своих действий, смысл кото рого очень четко выражает формула «все позволено»

    Брагин, будучи нетрезв, встретил двух парней и по -просил у одного из них закурить. Тот ответил, что у.него нет ничего и в подтверждение даже вывернул карманы Брагин ударил его в лицо. Когда виновного спросили о мотивах, то он свое поведение объяснил так: «Сейчас я и сам не могу понять. Перед этим в секции с ребяташ спорили. Захотел похвастать — освоил нокаут Сорвался с (резьбы» !.

    В этом примере до осязаемости виден необузданный эгоизм и вызванное ям стремление как-то проявить себя, выйти за рамки дозволенного, выразить показное пренебрежение к элементарным правилам поведения

    Несомненно, подобная ]эгоистическая психология — психология уродливая, свидетельствующая об отсутствии

    1 «Иэвестия* от Н> июня 1966 г См. заметку «Нокау>

    146

     

    нормальных духовных ин^е-^с сод, которые связывают шчность и общество. Hyjti<;_« иметь извращенную психику, чтобы такой дикий уотив, каким являются, хулиганские побуждения, появился в голове ^человека. Но было бы, разумеется, совершенно неправильно объяснять хулиганство исключительно свойствами человеческой натуры, ее биологическими особенностями, в частности, особенностями темперамента и характера. Человек не рождается с такой уродливой психологией. Психология разнузданного эгоизма, несомненно, имеет свои социальные причины, свою социальную сущность'. Такого рода психология появилась вместе с появлением частнособственнических отношений и получила наиболее уродливые формы в условиях эксплуататорского строя, в условиях противопоставления личности и общества 2. В капиталистическом обществе, говорил В. И. Ленин, «нужда л нищета выбрасывали тысячи и тысячи на путь хулигам-ства, продажности, жульничества, забвения человече-(кого образа» 3.

    Исключительно ярко процесс ломк» психики людей в условиях царской России раскрыт А. М. Горьким в ряде его произведений. А. М. Горький с мастерством ■большого художника показывает, как сложные условия жизни, дополняемые пьянством и дикими нравами беспро^ светной провинциальной глуши, уродовали психику людей, порождая у них стремление к бесчинству- и озорству, необузданное желание как-то проявить и показать себя. Таким перед нами предстает прежде всего Ва-вило Бурмистров из повести «Городок Окуров». Сильно избалованный вниманием горожан, он «требовал ""все большего и, неудовлетворенный, странно и дико каприз-ричал: разрывал на себе одежду, ходил по слободе полуголый, валялся в пыли и грязи, бросал в колодцы живых кошек и собак, бил мужчин, обижал баб, орал похабные

    1                       Н В Крыленко, возражая против утверждения; что хулиганство не имеет социального содержания, говорил: социальные кор-нн хулиганства «заключаются в целом комплексе причин исторических и иных, которые в конце концов так выпячивают в настоящий момент это явление». (Диспут о хулиганстве. Изд. «Пролетарий», 1927, стр. 69).

    2                  Особенно большое распространение хулиганство получило в дореволюционной России См. А. Е. Р я б ч е н к о. О борьбе с хули гавством, воровством н бродяжничеством. Спб, 1914, стр. 6—9.

    3В И Ленин Соч, т 26, стр 372

    101                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              147

     

    песни, зловеще свистел, и его стройное тело сгибалось под невидимою людям тяжестью. Во дни таких подвигов, его красивое --законченное лицо становилось плоским, некоторые черты как бы исчезали с него, на губах являлась растерянная глуповатая улыбка, а глаза, воспаленные бессонницей, наполнялись мутной влггой и смотрели на все злобно. Но — стоило слобожанам подойти к нему, сказать несколько ласковых похвал его удали,— он вдруг весь обновлялся, точно придорожная пыльная береза, омытая дождем после долгой засухи: снова красивые глаза вспыхивали ласковым огнем, выпрямлялась согнутая спина, сильные руки любовно обнимали знакомых...» '. Такова же психология персонажа повести «Голубая жизнь» столяра Кдллистрата. Этот озорник всю жизнь мучился идеей как бы отличиться и озадачить людей. «Забавно, — рассуждал он,— когда они спотыкаются на ходу. Все будто бы просто, а — вдруг настигло непонятное..» 2.

    К хулиганству нередко прибегали и деклассированные элементы из числа господствующих классов, поте рявшие свое место в жизни и не имевшие никаких убеждений.

    За время существования Советской власти социально-экономические условия в чашей стране резко изме нились, однако философия хулиганства осталась прежней.  В каждом хулиганском поступке мы видим то жех необузданное   стремление проявить себя и озадачить людей, показать свой ничтожный эгоизм, свое пренебрежение законами и правилами общежития. И дело не только в живучести старых нравов и представлений, которые, несомненно, играют главную роль в сохранении хулиганства.

    Поведение человека никогда не обусловливается исключительно одними идеальными двигателями. Оно всегда упирается в объективные причины и условия, имеющие свое основание в реальной действительности. Это в полной мере относится и к хулиганству

    В ряду основных факторов, способствующих проявлению хулиганства, периое место обычно принято отводить пьянству Несомненно, в детерминированности ху-

    1                   А М Горький Гор<док Окуров, 1937, стр  12

    2                   А М Торький Собрание соч, т !6 М, 1959, стр 242

    148

     

    лиганства пьянство играет громадную роль. Под влиянием опьянения значительно возрастает стремление выйти за рамки дозволенного. Оно способно во много раз усилить необузданное стремление лица показать себя и проявить неуважение к обществу. Именно поэтому пьяных, как свидетельствует судебная статистика, больше всего среди лиц, совершивших хулиганские действия '. Но пьянство, конечно, не исчерпывает всех условий, которые способствуют совершению хулиганских действий Сводить все к пьянству — значит упрощать проблему Наглядным подтверждением тому может служить судебная практика о хулиганских проявлениях несовершеннолетних, где указанное обстоятельство занимает незначительное место.

    Неправильное формирование личности, лежащее в ос-лове уродливых устремлений,—• результат сложного взаи «эдейств'ия целого комплекса многочисленных и различных по своему содержанию и значению причин и условий Здесь — и пьянство, и уродливое семейное воспитание, недостатки воспитательной работы школы, общественных организаций и микросреда2, проявления бестакт ности и открытого неуважения человеческой личности во взаимоотношениях между людьми и многое другое — все эти факторы оказывают влияние на сознание лица и в какой-то мере содействуют выработке у него антиобщественных нравов и привычек. Как свидетельствуют материалы судебной практики, субъекты хулиганства — это, как правило, люди с низким культурным уровнем, неразвитыми нравственными представлениями, узким кругозором, «е имеющие надлежащего образования, нередко — ранее судимые и без определенных занятии Из общего числа осужденных за хулиганство по Татарской АССР в первых трех кварталах 1965 года 94% па-дает'йа лиц, не имеющих законченного среднего образо-

    1                     По данным специального обследования ВНИИ Прокуратуры СССР процент пьяных при совершении хулиганства составил 96% (См. А. А. Г е р ц е н з о н. Введение в советскую криминологию. М. 1965, стр 180).

    2                  В. Монахов в заметке «Где «созревает» хулиган», опублико ванной в комсомольской правде от 12 ноября 1966 г, на конкретных примерах убедительно показывает, что влияние на выработку антиобщественных взглядов и привычек у подростков оказывают сти хийно возникающие общества, так называемые дворовые «коллек тивы»

    149

     

    вания; 42% осужденных ранее судились, да том числе 23% за хулиганство; 14% не имели определенных,занятий и работы. Нередко причины хулигамства упираются в факторы материального характера, трудные жилищные условия, занятость родителей в случае совершения преступления несовершеннолетними и т. д.!.

    Среди обстоятельств, содействующих возникновению Хулиганских мотивов и совершению на их основе хулиганских действий, следует указать также на -отсутствие последовательной и твердой судебной политики, проявление неоправданного либерализма в борьбе с этими преступлениями, недостатки в работе государственных органов, охраняющих общественный порядок, и общественных организаций.

    Указанные обстоятельства имеют, конечно, детерминистическое значение и при совершении других преступлений. Но в хулиганстве они выражены сильнее, их роль более заметна. Можно сказать, что в данном случае эти обстоятельства лежат на поверхности явлений, что глав-чым образом объясняется особенностью, ч слецифико!' хулиганских побуждений, в основе которых, как известно, 1ежит вульгарное понимание свободы своих действий, характеризуемое формулой «все позволено». Совершенно очевидно, что источником' подобной уверенности мо-«сет быть только безнаказанность.

    Особенно заметно влияние указанного фактора на преступность в ее зародышевом состоянии, в преступлениях несовершеннолетних, на которых, по данным Верховного Суда РСФСР, падает более 10% хулиганских проявлений Безнаказанность подростка, совершившего преступление, связывается у него с представлением, что он может выйти сухим из воды и в свою очередь имеет крайне отрицательное психологическое воздействие на цругих несовершеннолетних. При решении вопроса об ответственности конкретного лица мы нередко забываем огромное превентивное значение наказания.

    Большое мотявационное воздействие на психологию хз'лиганства оказьпает ,не только практика борьбы с этим гфеступлешем, <но и общая линия судебной политики,

    ! 68% шсоЕершевнолетьих иг числа осужденных в 50-х годах за хулиганство лишились либо «щюго, либо обоих родителей. (Сш Антиобщественн е явленля, и? лричины и средства борьбы с ними. «Коммунист*, 1%2, Jfe ]2, стр 8Г)

    150

     

    общее состояние социалистической законности в районе, области, крае и т. д. Достаточно проследить практику выполнения Постановления ЦК КПСС и Со'вета Мини стров СССР об усилении борьбы с преступностью от 23 июля 1966 г и изданного в его развитие Указа Прези диума Верховного Совета СССР «Об усилении ответ ственности за хулиганство» от 26 июля 1966 г., чтобы убедиться в этом. Строгая линия борьбы яа окрану об щественного порядка и укрепления социалистической законности, проводимая в настоящее время государствен ными органами, активизация общественности в укрепле нии социалистической законности привели к заметном\ сокращению хулиганских проявлений в стране

    При изучении причинной обусловленности хулиган ски\ побуждений необходимо принимать во внимание и особенности личности преступника   Роль тех или ины\ объективных обстоятельств, обусловливающих хулиган етво в каждом конкретном случае, может быть правиль но определена лишь при условии, если эти обстоятель ства 'будут соотнесены со свойствами личности винов ного Причина преступности всегда лучше видна на фон? психологического и морального облика подсудимого, на фоне того, насколько его психика извращена, отклонена, так сказать,  от «нормальных  параметров».  Фактор» внешней среды действуют не непосредственно, а исклю чительно через внутренние условия, через общий кон текст, составляющий духовную основу личности   Вся сложность проблемы причинной обусловленности преступности вообще и хулиганства в частности заключается в том, что преступление совершается, как правию, лица ми уже со сложившейся психологией, со своим пониманием общественного долга, отношений к другим людям, коллективу, сознанием своей роли в жизни и т. д. Характер внутренних условий личности, степень извращенности психики и другие свойства, характеризующие личность хулигана, дают возможность лучше понять детерминистическое значение тех или иных обстоятельств, Это важно также как для индивидуализации ответственности и наказания за хулиганство, так и для организации профилактической работы, для выработки общих и специальных мер по искоренению этих преступлений.

    Стремление в нарочито неуважительной форме пока- себя и     ^й                                                                                                                                                                                                                                                                                            ^^Ь^ййС

    15'

     

    и носит наименование хулиган-

    направленность хулиганских действий^но и содержание,,

    состава _хули-5акх_саан-ания лицом, общественный

    что

     _jЈ^^2j^y__py

    то£ядок и выражает явное «еуважение^оШцёству. Тр_у_-бое н^фушетв^бщ^

    мфе^дрйгуй^е-*»ю^*м--^§^€т-в«шии:<Жа^ь1М деяниям, но дaлeк,o_нeJiaждp^иJлJшxJлoJ^т.„p,aJXMДтpj^т_ьcя как хулиганство. Особенность хулиганства заключается в

    том, что в

    грутггтеГняру-

     порядок, нп и выразить этим неува й

    жение к обществу, коллективу, к личности, как таковой, "Если, например, виновный наносит .из хулиганских по-буждений кому-либо телесное повреждение, то он не только причиняет вред конкретному лицу, но и, прежде всего, выражает пренебрежение к человеческой личности вообще, к элементарным правилам общежития. В подобном- стремлении и заключается основной социальный смысл хулиганских действий. •~~Доск,адьку—«хулиганский mothd

    й

     не, может не

     ^

    ной

     хулиганского

     Ш^2i_^      у мО1ааа„В£„мшк£Г_-йь1ть и хулиганских действий"1?"

    Следовательно, в каждом конкретном случае квалификации хулиганства задача сводится к тому, чтобы

    1 За го, что хулиганский мотив является обяза1ельным признаком состава хулиганства, высказывается большинство советских криминалистов. См. С. Бородин. Значение мотива преступления. «Советская юстиция», 1962, № 6, стр. 24; И. В. Кузнецова. Уголовная of-ветственность за нарушение общественного порядка. М., 1963, стр. 15; Н. Кузнецова, Н. Дьячков. О чем говорят обобщения судебной практики по делам о хулиганстве. «Советская юстиция», 1964, № 1, стр. 9; -А. В. Кузнецов. Хулиганство и борьба с ним. М., 1962, сир 37; П. С. Матышевский. Ответственность за преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. М., 1964, стр. 80; JLJX Д а н ь. ш иjijO мотивах хулиганства. «Правоведение», 1965, № 2, стр. 170; Н. Т. Куц. Уголовно-правовая бцрьба с хулиганством. Автореферат кандидатской диссертации, Киев, 1965, стр. 7; Ю. М. Лившиц. Общественная опасность хулиганства. Автореферат кандидатской диссертации. Тарту, 1964, стр. 10.

    152

     

    установить специфический для такого деяния мотив преступления. Из этого по существу исходит и судебная практика. В целом ряде определений Судебной коллегии и Президиума Верховного Суда РСФСР, в постановлениях Пленума и определениях Судебной коллегии пс уголовным делам Верховного Суда СССР подчеркивается, что лицо не может нести ответственности по ст. 206 УК РСФСР, если его действия вызывались не хулиганскими побуждениями, а личными отношениями с потерпевшим '.

    Не все, однако, криминалисты согласны с мнением  об обязательности мотива для состава данного преступ-тения. Некоторые юристы считают, что хулиганство может быть совершено не только по одноименным, но и по другим мотивам, в частности, по мотивам личного характера, например, мести, ревности и др. 2. Этот вывод не может быть признан правильным. Нам думается, он проистекает из «чистой иллюзии», вследствие неточного понимания соотношения главных и второстепенных мотивов, хулиганских и других побуждений.

    Побуждения личного характера, несомненно, могут играть известную роль в определении решимости совершить действие, грубо нарушающее общественный порядок и выражающее явное неуважение к обществу. Однако в хулиганстве они не имеют преобладающего значения и выступают в качестве неглавных мотивов, играющих роль дополнительных побуждений. Главным или основ-

    1                     См, например,  Определение  Военной  коллегии Верховною Суда СССР   по   делу   Слюсарен"ко.   Бюллетень Верховного  с\да СССР, 1965, № 2, стр. 45; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР по делу Ядкова. Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1965, № 3, стр. 9.

    2                     И. С. Ной писал: «Хулиганство от преступлений против личности отличается не отсутствием мотива, связанного с личными взаимо-

    " отношениями обвиняемого с потерпевшим, а желанием или хотя бы допускаемым проявлением явного неуважения к обществу... Суды рассматривают как хулиганство всякое проявление явного неуважения, хотя бы в основе такого неуважения лежали мотивы, связанные с личным взаимоотношения4\ш обвиняемого о потерпевшим». (И. С Н о й. О понятии состава хулиганства. Уч зап Саратовского юридического института. Саратов, 1957, стр. 188—189). См. та\;кь П. Ф. Гриша нин, В. А. Владимиров. Преступления прошв общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. М., i960, стр. 9; Ю. А. Кр а си ков. Хулиганство, его сущность, причины и профилактика, Автореферат кандидатской диссер таиии. Саратов, 1966. стр. 9

     

    ным мотивом лреступнои деятельности при хулиганстве, определяющим смысл и содержание противоправных действий, может быть только один мотив — мотив хули-гаиский.

    Уголовный закон (ст. 206), характеризуя хулиганство, говорит о явном неуважении к обществу, подчеркивая тем самым, что эти действия направлены не против определенной личности, а против всякого и каждого, против общественного порядка и элементарных правил социалистического общежития. Отрицая обязательность мотива для состава хулиганства, мы тем самым лишаем общественно опасное деяние такого свойства, без которого не только невозможно понять его специфику и социальную сущность, но и решить вопрос о содержании умысла этого преступления. Практически это ведет к необоснованному расширению состава хулиганства за счет преступлений против личности, имущественных преступлений и др.

    В обоснование мнения о возможности совершения, хулиганства по мотивам личного порядка иногда ссылаются на постановление Пленума Верховного суда СССР от 22 декабря 1964 года «О судебной практике по делам о хулиганстве». В этом (постановлении говорится, что отграничение хулиганства от других, не являющихся более тяжкими, чем хулиганство, преступлений, следует проводить s «зависимости от содержания и направленности умысла виновного лица, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий.

    Нанесение оскорблений, побоев, причинение легких или менее тяжких телесных повреждений и другие подобные действия, совершенные по личным мотивам, могут квалифицироваться как хулиганство лишь тогда, -когда они были сопряжены с грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обще ству!»1. Однако такой .вывод из указанного постановления Пленума не вытекает.

    1 Бюллетень Верховного. Суда СССР, 1965, № 1, стр. 7. £■« также постановление Пленума Верховного С} да РСФСР от 11 сен тября 1962 г. Ю судебной практике по делам о хулиганстве», с изме пениями от 5 иколя 1965 г. (Бюллетень Верховного Суда РСФСР ^65 № 9, стр. 3—4).

    154

     

    В постановлении Пленума подчеркивается, что действия, начатые на почве личных взаимоотношений, могут перерасти в хулиганство, если при этом было допущено грубое нарушение общественного порядка и явное неуважение к обществу. В данном случае, вместо определения хулиганского мотива Пленум указывает на специфические для этого мотива действия. В то же время представляется необходимым, чтобы этот вопрос был решен более четко с тем, чтобы исключить всякие сомнения, что будет содействовать укреплению социалистической законности в "борьбе с рассматриваемыми преступлениями.

    В подтверждение мнения о возможности совершения хулиганства по мотивам личного характера иногда ссылаются на то, что признание хулиганских побуждений конструктивным признаком хулиганства создает такое положение, когда за пределами уголовного закона могут оказаться деяния, грубо нарушающие общественный порядок и, несомненно, являющиеся общественно опасными, но совершенные из других побуждений, например, развратные действия в присутствии других лиц, половое сношение на виду у прохожих и др.

    На это можно ответить следующее. Ст. 206 УК РСФСР не может рассматриваться как резервная норма, заменяющая собой аналогию. Указанные действия только в том случае могут расцениваться как хулиганство, если пи> своему характеру они свидетельствовали о стремлении виновного выразить показное, нарочито вызывающее пренебрежение к законам и элементарным правилам общежития. Например, совершение развратных действии, сопровождавшихся исключительным цинизмом и дерзостью. Если же названные действия не были осложнены подобными обстоятельствами и в их основе лежали иные стремления и интересы, то к ним нельзя применять закон, предусматривающий ответственность за хулиганство

    Сибатову вменялось в вину то, что он в нетрезвом виде неоднократно приходил в подъезд дома, где играли несовершеннолетние девочки, и показывал им свой половой орган.

    Действия Сибатова были квалифицированы следователем по совокупности преступлений, предусмотренной ст.ст. 120 и 206 ч. 2 УК РСФСР. В характеристике, касающейся мотивов совершения преступления, в постановлении о привлечении к уголовной ответственности еказа-

     

    но, что виновный стремился удовлетворить половую страсть и поэтому совершал свои действия «из хулиганских побуждений, проявляя исключительный цинизм» '

    Совершенно очевидно, что такая квалификация не может быть признана правильной. Действия виновного хотя и носили циничный характер, однако не должны^ были квалифицироваться по ст. 206 УК РСФСР, так как они диктовались не хулиганскими, а иными побуждениями.

    Все сказанное дает основание сделать вывод о том, что мотив —• конструктивный элемент состава хулиганства. Наряду с тяжестью последствий он играет важную роль в отграничении хулиганства от других преступлений, в особенности преступлений против личности и имущества, совершаемых на почве мести, ренности и других-пичных побуждений

    Чем же характеризуются хулиганские побуждения^ Каковы особенности этих побуждений, отличающие ихэг других мотивов'

    Большое значение й определении хулиганских побуж дений и в отграничении их от других мотивов, например мести, ревности, имеет, прежде всего, характер непосред ствечных поводов, с которыми связыва-ei виновный свое поведение

    Каждый мотив, с точки зрения его непосредственной обусловленности, как правило, имеет во вне какое-то су щественное обстоятельство, которое, собственно,*и слу жит непосредственным  импульсом   его  возникновения Так, непосредственным импульсом мести обычно высту пает обида, обусловленная чаще всего поведением потерпевшего и существенно интересы виновного или его близких. Роз <о  ^ как вргхч дебное чувство, питается сомнениями в верности я любви, возникает чаще всего между полами и характеризуется близкими, даже интимными отношениями. Jfo тыянский же^мотив по своему характеру — мотив рьчтоъ-йый, ми ^ причины

    7~

    ^рр7_  вГего_хдгаганство возникаетпри незрачитель-

    JMioBoaa. Так7по~данным прак-

     АССР     1965

    HQcrjujfliLjJiM^^c^jriSiffljioBoaa. 1 ак, по данным прак-тики_судебных  органов Татарской АССР за 1965 г ча

     p i965 год

    156

     прокуратуры   Приволжского   района

     

    указанные формы хулиганства приходилось около 50% всех хулиганских проявлений. Следовательно, б каждом конкретном случае квалификации хул-иганства задача сводится к тому, чтобы установить, с какими обстоятельствами связывает, виновный свое поведение и в соответствии с этим определить характер мотива и квалификацию совершенного преступления.

    цзль-в.-,разграничении хулиганских и_лругих

    о^1ер_едьтакр_е_£1б£1С1Я1ельство, как доведение потерпев-шего~Характер совершенных потерпевшим действий, являющихся непосредственным поводом антиобщественных проявлений, может'в каждом конкретном случае подсказать, связывает ли виновный свое поведение с хулиганскими или иными побуждениями. Если потерпевший совершил какое-либо действие, существенно затрагивающее интересы виновного, то побуждение, возникшее на его основе, не должно рассматриваться как хулиганское, хотя по форме действия виновного и совпадаю^ с объективными признаками хулиганства

    Имаев, будучи нетрезв, пришел в ателье мод за полуг чением костюма. После примерки Имаев спросил закройщика В.- «Почему правый рукав костюма короче левого?». В. ответил: «Когда похмелье пройдет и рукава станут одинаковыми». Обидевшись, Имаев стал оскорблять нецензурно В., угрожал пожаловаться на него, а в связи с репликой кассира h оскорбил также и ее. Имаев был осужден по ч. I ст. 206 УК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Дагестанской АССР не согласилась с мнением народного суда и переква инфицировала деяние Имаева на ст. 131 УК РСФСР. При этом Коллегия отметила, что подсудимый совершил свои действия не из хулиганских мотивов, а из других побуждений, возникших в связи с действиями потерпевшего, которые виновный считал неправомерными 1.

    1^маловажнае.анаащиевэтом_отао]теш.|1^меюг также взалшшиюшещ«ьв1шощ1оте414юхердевшего. Хулиунн С{щймо1авпреступл ения _опредедяется_ _ge~

    свобод££ьо^х_де^стага^жёла™Ъ^ток^ать себя и*в

    Архив Верховною С\чр Дагестанской. \С

     

    нсорежительнри форме выразить неуважение к другим^ л^ямэд£М£нтарным правилам   общежития   Если кг

     правилам

    общественно опасные действия лица были вызваны не приязненными отношениями, возникшими в связи с тем или иным поведением потерпевшего, то они не могут ква тифицироваться как хулиганство.  Особенно тщательно к решению этого вопроса следует подходить тогда, когда общественно опасное деяние, нарушающее общественный порядок, совершается в бытовых условиях, в семье, ком мунальных квартирах в отношении родственников, зна комых, а также на производстве, в служебной обстановке и т. д, В этом случае виновный, как правило, стремится скрыть ничтожный характер своих побуждений. Оценка так называемого «бытовою» хулиганства должна быт особенно тщательной

    Лисичкин был осужден   народным  судом но ст. 20Ь УК РСФСР за то, что, будучи нетрезв, он в правлении колхоза ударил графином председателя артели К. за то что тот не разрешил оплатить ему командировочные рас ходы.

    Судебная коллехия по уголовным делам Суда РСФСР указала по этому делу, что суд не дал должной оценки обстоятельствам, « связи с которыми непосредственно совершено преступление. Материалы дела, отмечает Коллегия, свидетельствуют, что «Лисичкин ударил К. не из хулиганских побуждений, а на почве служебных взаимоотношений, во никшчх в связи с отка зом К. выплатить Лисичкину деньги». В соответстви* с этим Коллегия переквалифицировала действия осуж денного на ст. 193, ч. 2 УК РСФСР >.

    Следует отметить, что хулиганство не вс^чи t'-ЯЗс-о с отсутствием или незначительностью непосредственного повода преступления С другой стороны, повод, с которьг1 лицо связывает свое поведение, тоже не всегда бывае~ четко обозначен и при совгрщррчи других н,>г VTin ний Значение непосредственного повода может б   _ ^предэ-лено только с учетом всей совокупности обстоятельств при которых было совершено преступление.

    1^^t>y*fl^jo^o6ejiHjDCTj2Ki_худи£аас*л*—«эбу&деяии яв

    ляетсалец.лта вни--ф©рмару»хся™1юд-й0эяейсгр'1ем нет. средственной ситуащш^^др.еде^яемо^хлхбеханае^айт- иоио-

     Верховного

     Бюллетень Верховного г\да РСФСР*, N:

    158

     

    ;ом, сцщ^асш1_цйоявлони9л.>л1*ра*«;тва и другими оостоя TeSbCTBasiii^jTpn которых совершается_пр_сступление '. Связь  мотивл'Т'тзб'ста'ноШГбТС  целью и_содержанием

     ё                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          б

    Каждое иреступлёШе~характёризуется единством об ективных и субъективных свойств   В   хулиганстве  эта связь выражена более отчетливо, можно сказать, наглядно. B_3mM_cjy4ae_nmjii_cm^c2B^

    л против»,...которая обычно

    пРесдщлещш~ Долевой процесс здесь прстекает быстро,

    -^Jifl пг.ЦЯ- rTpejuHTPJibHnj^JWOTHR   формируется П/?Л ВЛИ«--

    нием—конкретных обстоятельств_дела, с учетщд-.которык-

    виновньпУ1Шо^гр^ет~г5оТ¥етствующую форму, чтобы как.;. й:~Ш^^~й                                                                                                                                                                                          к

    заТГбнаТл и"элементарным правилам ппирдения: вился удобный случай                                                                                                                                                                                                        ^6

    "                                                                                                                                                                                                                                                                                                          й~1Т

    "увидел на путй~1Трохожего—^дарил прохожего; ветре гил В^ш^ш^-^^ов&^^л^Шш^ное^ешлзш^ так далее

     ^^^ Выбор повода и форма выражения хулиганских действий обусловливаются главным образом стремлением произвести своими действиями как можно больший эффект

    Отмеченное обстоятельство и объясняет нам то, что хулиганство ■— самое многоликое преступление, как мно-юлико и само хулиганское побуждение, его вызывающее Хулиганский мотив может приобретать самую различную форму выражения Этим мотивам соответствует и своя, особая форма хулиганских проявлений. Обстановка совершения преступления, способ нарушения   общественного порядка иногда могут объяснить, связывает ли ви новный свое поведение с хулиганскими   мотивами   или иными побуждениями.

    Связь мотива и особенностей действия в составе хулиганства бывает н-астолько тесной, что на практике встречаются случаи, когда определение мотива заменяется характеристикой способа и обстановки совершения х/ли-

    ' Н Ф Кузнецова рассматривает способ и обстановку соаер тения преступления как оди-н из основных признаков (наряду с тя жестью последствий и мотивом деятельности), которые разграничивают хулиганство и преступления против личности. (Н Ф Кузнецова  Уголовная ответственность за нарушение общественного по рядка М, 1963, стр 15). Однако способ и обстановка совершения преступления важны не сами по себе, а как обстоятельства, характеризующее чготивы совершения пресп тения

    159

     

    ганских действий, что, разумеется, нельзя признать правильным. Как ни важна внешняя форма грубого нарушения общественного порядка сама по себе она не может служить-бесспорным доказательством наличия хулиганских побуждений. Помимо этого необходимо учитывать и другие обстоятельства, характеризующие как преступление, так и личность виновного лица, его совершившего.

    Некто Абдулхаков, будучи нетрезв, взял лом и направился к дому Ш., где взломал замок, а затем начал бить мебель, радиоприемник и другие домашние вещи, разбил все стекла и рамы в доме. Мотивом преступления послужило то, что потерпевший систематически распространял клеветнические измышления о том, что жена Абдулхакова сожительствует с Г.

    Народным судом действия Абдулхакова были квалифицированы по ст. 206, ч. 2^УК РСФСР. ^При этом в качестве довода в пользу такой квалификации суд указал на способ совершения преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Татарском АССР переквалифицировала действия виновного на-ст. 149 УК РСФСР 1.

    Такое решение следует признать совершенно правильным. В данном случае ощй&ка суда заключалась в том, что определение мотива он подменил характеристикой способа совершения преступления.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 *

    Наконец, существенной особенностью хулиганских побуждений, отличающей эти побуждения от других мотивов, является- наглядность их проявления. При этом имеется в виду яе легкость распознавания указанных мотивов, а их явная очевидность.

    В процессе расследования дела в силу ничтожного значения побудительных причин виновный, как правило, не признается в евоюГдействителышх мотивах. В момент же совершения преступления хулиган не прячет своих побуждении. Он не просто стремится нарушить общественный порядок, но и показать свое отношение к другим людям, окружающему. Хулиган всегда действует так, чтобы выставить «очевидно? для каждого пренебрежение общественными интересами, противопоставление этим интересам свсих собствещулх, нарочито показное отри-

    1 Архив Советского районного народного суда г Казани за 1S66 год.

    160

     

    цание законов и норм коммунистической нравственности» '' Стремление показать себя, открыто противопоставить свои^эгоистические интересы интересам других людей — это" основной стимул, которым руководствуется лицо, совершая хулиганские действия.

    Отмеченные особенности хулиганских побуждений не только проливают свет на разграничение хулиганства и других преступлений, но и дают возможность более конкретно решить вопрос о содержании отдельных признаков состава, в частности, о роли таких обстоятельств в характеристике хулиганства, как место и публичность действии.

    Материалы судебной практики говорят о том, что большей частью хулиганство совершается в общественных местах: на улице, в клубах,*кинотеатрах, трамваях, на работе и т. д. В Татарской АССР в 1965 г. на указанные виды приходилось 67% всех хулиганских проявлений 2. Такое положение полностью соответствует" специфике хулиганских побуждений. Вместе с тем советское уголовное право — теория и практика — исходят из того, что место совершения преступления не является обязательным признаком хулиганства. Хулиганство может быть совершено в любом месте, в том числе и в коммунальной квартире, если только обстановка позволяет проявить себя и выразить показное пренебрежение к законам и правилам общежития.

    Н                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             особенностей

    хулиганских мотивов должен й"                                                                                                                                                                                                                                                            Т П

    у                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       pjjшщLШ

    нбстй" хулиганстваТ Поскольку х>глиг_анство основано на перечЖлённых аыше^стдемлениях, оно не может совер-й&ё                                                                                                                                                                            и в таких условиях, котда эти

    Ш1ШШГШёе        ко-

    никто_не_дабдюдает.

     другим людям, и их

    1    ! А. В. Кузнецов Хулиганство и борьба с ним,  М., 1962, стр. 25.

    2 См. М. Хабибуллин, А. Левшин. Борьба с хулиганством— важная задача судебных органов. «Советская юстиция», 1966, № 8, стр. 8 По данным практики Ленинского районного суда г Москвы эти виды хулиганства составляют 50%. (См Н. Дьячков, Н. Кузнецова. О чем говорят обобщения судебной практики по делам о хулиганстве «Советская юстиция», 1964, Ш 1, стр. 9).

    В-402.-11

    161

     

    1 /

    ■ШД.ТИМИ. Словами,   уу.пигянггкп   нр мпжрт не носи г» _отк^^ый™публичный характер.!. Выставить свои действия напоказ^, лахладно„л1родемонстрирйвать  их —вот в чем весь расчет^вот^^во  что  одевается  ничтожный эгоизм:—"""

    В качестве примера, на который обычно ссылаются, когда хотят доказать необязательность прианака публич-шости для состава хулиганства, приводится тот случай, ] когда виновный тайно совершает какое-либо  действие }с тем, чтобы его могли наблюдать другие (например, ви- [новный ночью делает на заборе нецензурную надпись,  {порочащую потерпевшего). Однако этот вывод основывается исключительно на искусственном разделении от- !дельных актов, из которых слагается данный хулиганский \поступок. В приведенном случае расчет виновного на ^публичное восприятие совершаемых им действий выражен даже сильнее, нежели в иных хулиганских проявлениях.

     это cBOHC2Bij_jc^iHxajicjioxo~jrtOTHiBa и

     Если_общес1йелвх1_Ш1асное

    сматриваться как хулиганство. _При этом ^отличие от

    оскорйбления^^ля наличия пу^тичностй__х^иганс1в^~.н.е

    TЈ^llirci-^^aiaiejj^H^^jgy2E'ciBjae^

    ния хулиганскою--пос!улка_ третьих лиц. Хулиганство

    должно быть признано ny6^H4jUMj~B'roMcjiy4ae, если

     потерпевший,  б

    q                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         р

    Сложность проблемы в определении хулиганского мотива заключается главным образом в том, что в содеянном данный мотив не всегда выступает в качестве единственного побуждения совершения преступления. Нередко эти мотивы дополняются и осложняются иными мотивами и стремлениями, личными отношениями. Другими словами, действие, начатое к а почве личных отношений, может перерасти в хулиганство.

    Спутниками хулиганских побуждений при совершении действий, грубо нарушающих общественный порядок, могут быть мотивы, порожденные сугубо личными.

    1 Признак публичности — «существенный для сш-тава хулиганства» (М.»Исаев. Судебная драктика ло делам о хулиганстве. «Советская юстиция», 1941, № 13, стр. 6). См также А. В. К у з и е ц о в Указ работа, стр 28

    16?

     

    неприязненными отношениями: месть, ревность, ненависть и т. д. (Например, совершение виновным исключительного по цинизму действия в отношении потерпевшего, к которому он питает чувство ненависти или мести, или даже ревности). По материалам практики судебных органов Татарской АССР около 50% хулиганских действий, являвшихся предметом судебного рассмотрения, были в той или иной степени связаны с личными или даже семейными отношениями. Именно смешанные мотивы противоправного поведения и затрудняют в каждом конкретном случае оценку и квалификацию хулиганских действий.

    Игнорирование отмеченных особенностей в мотивации волевого поступка приводит иногда к неправильным выводам о содержании субъективной стороны хулиганства.

    Основываясь на отдельных случаях хулиганства, осложненных личными взаимоотношениями виновного и потерпевшего, некоторые криминалисты утверждают, что специфика хулиганства не связана с определенными мотивами, что оно может быть совершено и по личным моти-аам и, следовательно, не только при наличии, прямого, но и косвенного умысла. Так, лвторы Комментария УК РСФСР (изд. 1963 г.) утверждают, что виновный npir хулиганстве не толькр может желать грубо нарушить общественный порядок и выразить явное неуважение к обществу, но и допуска'ть, что совершаемые им действия носят такой характера, причем в последнем случае «мотивы возникают обычно на почве личных отношений между виновным и потерпевшим» 1.

    Этот вывод основан на неправильном соотношении мотивов преступления и, следовательно, является нет'оч-

    1 Комментарий УК РСФСР. М„ 1963, стр. 442.

    М. Исаев также считал, что «сведение личных счетов в общественном месте, например, в театре, на общем собрании, свидетельствует о проявлении виновным неуважения к обществу и должно рассматриваться как хулиганство*. М. Исаев. Судебная практика по делам о хулиганстве. «Советская юстиция», 1941, Ы° 13, етр. 7. См. также Я. Г у р в и ч. Ответственность за хулиганство по советскому уголовному праву. «Социалистическая законность», 1955, № 5, стр. 33; М. Хабибуллин, А. Левши н. Указ. статья; И. С. Н о й. О понятии состава хулиганства. Уч. ьэписки Саратовского юридического института, Г957, стр. 188; Е. А. Фролов, А. К. Щедрина. Ответственность ча хулиганство. Свердловск, 1957, стр. 14; П. И. Г р и ш а е в. Цреступления против порядка управления я общественной безопасности, 1957, стр. 66.

    11*

    163

     

    ным. Мотивы личного порядка, если даже они н имелл какое-то значение в возникновении решимости совершить, хулиганские действия, не могут рассматриваться как основные мотивы этого преступления, поскольку они обусловлены иными, не совместимыми с хулиганскими побуждениями, целями '. При совершении хулиганства эти мотивы могут выполнять только роль дополнительных, неглавных побуждений.

    Специфика хулиганства, как уже было сказано, выражается не только в содержании объективных свойств деяния, но и в особенностях мотива преступления. Хулиганство всегда вызывается одним и тем же стремлением — стремлением в нарочито вызывающей форме показать себя и выразить в неуважительном виде свое пренебрежение к законам и правилам общежития Такому мотиву соответствует и особая цель — совершить действий, которое бы грубо нарушало общественный порядок и выражало явное неуважение к обществу. Признак — явное неуважение к обществу — выступает в хулиганстве как последствие, как основное свойство, социальньи\-элемент преступления, как цель действия. Действие, в любом его содержании, всегда желанно, поскольку желанна цель, определяющая содержание эзиж> действия. Вывод о возможности совершения хулиганства с косвенным умыслом противоречит содержанию мотива и цели этого преступления и по существу ведет к его неосновательному расширению 2. С этой точки зрения многие посягательства против личности, имущества и др., совершенные в общественном месте и сопровождавшиеся нарушением общественного порядка, независимо от мотивов, пришлось бы квалифицировать как хулиганство.

    Хулиганство мыслимо лишь как деяние, обусловленное специфическими sui generis побуждениями и совер-

    1                    «Хулиганская цель действия исключает другие целя и, наоборот, наличие какой-либо иной цели исключает хулиганскую цель» (П С. Матышевский. Ответственность за преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения М. Л964, стр 84)

    2                «Признание возможности совершения хулиганских действий с косвенным умыслом... приводит к полному стиранию граней между хулиганством и преступлениями против личности» (М. И. Б а ж а н о, в* В. И. Ткач,енко. Квалификация хулиганства по советскому уголовному праву.  «Советское  государство и право»,   1958,  т 6, сто 134)

    164

     

    шаемое исключительно с прямым умыслом. Такая характеристика субъективной стороны хулиганства дает воз можность четко отграничить это деяние от других схэд ных с ним преступлений. Таким образом, и в этом случае правильное понимание соотношения мотива, цели и субъективной стороны является необходимым условием правильной квалификации преступления и строгого соблюдения социалистической законности в борьбе с преступностью-

     

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 15      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.