Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 19      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 

    КУДА ТЕКУТ АЛКОГОЛЬНЫЕ РЕКИ?

    Сегодня борьба с правонарушениями и преступлениями в сфере производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции является одним из основных направлений деятельности ФСНП России. Именно отечественный рынок алкоголя отличается наибольшей степенью криминогенности. Конечно, государственную монополию на производство этилового спирта было легко отменить. Ее и отменили на заре рыночных пре-

    образований. Правда, не учли опыта царской России, страны тоже с рыночной экономикой, чей бюджет более чем наполо-Цину складывался из доходов, получаемых государством от иро-|^ки водки.

    Н В конце концов Российское государство признало свою Ирбку и принялось ее мужественно исправлять, создав Межведомственную комиссию по проведению единой государственной политики по предупреждению и пресечению незаконного производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции. В то время ликеро-водочный рынок России был уже поделен преступными кланами...

    В октябре 1998 года Президент России подписал Указ "Об ^ллении государственного регулирования в сфере производ-Рва и оборота этилового спирта и алкогольной продукции", а правительство тогда же приняло одноименное постановление. По этим документам выявление, пресечение и предупреждение преступлений в сфере производства и оборота алкоголя определены одной из главных задач Федеральной службы налоговой полиции.

    С тех пор минуло два года. За это время налоговая полиция провела три этапа всероссийской операции "Поток", в ходе которой удалось не только нанести ощутимый удар по подпольному производству алкоголя, но и проследить основные маршруты транспортировки нелегальной продукции. Так, в ходе первого этапа операции, состоявшегося в апреле 1999 года, сотрудники налоговой полиции выявляли подпольные цеха по производству алкоголя. На втором этапе, в июне—июле 1999 года, сосредоточили усилия на перекрытии основных ка-йалов нелегальных перевозок алкогольного сырья и готовой продукции автомобильным и железнодорожным транспортом. Одновременно нанесли удар по незаконному производству и обороту алкоголя в так называемых закрытых территориальных образованиях. И, наконец, на третьем этапе, в декабре 1999 года, налоговые полицейские осуществили широкомасштабные проверки гидролизных заводов, перерезав основные пути поступления фальшивого алкоголя. Кроме того, они проверили, насколько эффективно работают налоговые посты, выставленные на спиртовых и ликеро-водочных заводах — их ни много, ни мало: около 300. Тогда же организовали 726 постов на важнейших автомобильных магистралях и железнодорожных станциях России, попутно выяснив, что перевозки нелегального алкоголя по железной дороге в шесть раз превосходят перевозки автотранспортом.

    Также подтвердилось, что основным поставщиком незаконной водки по-прежнему является Северная Осетия — около 30% нелегального алкоголя. Близки к ней по показателям незаконного производства алкоголя оказались Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкессия. Наибольшая часть фальшивой водки стекается в Москву — столица и здесь остается столицей, играя роль и центра сбыта, и перевалочной базы для переправки зелья в другие субъекты Федерации.

    Все помнят, как спиртовозы с низкокачественным спиртом рвались из Грузии через российскую границу на осетинском участке, а наши пограничники доблестно преграждали им путь... Минуло два с лишним года — спиртовое противостояние на российско-грузинской границе давно ушло в историю, а республика все удерживает лидирующее место среди российских регионов по производству "левой" водки. Правда, если раньше в Осетию приходило зарубежное алкогольное сырье, то нынче республиканские тузы теневого водочного бизнеса отладили его приготовление либо на месте, либо в соседних российских регионах.

    В прессе не раз упоминалось о якобы 200 ликеро-водочных предприятиях в Северной Осетии. На самом деле их 71 (8 спиртзаводов, 37 заводов с федеральными лицензиями и 26 заводов с местными лицензиями). Но даже такое количество предприятий для маленькой республики — огромно.

    Безусловно, виноваты здесь не люди, работающие на этих щпедприятиях, а те, кто сориентировал экономику республики Ншком на водочный бизнес.

    •1 На своем опыте налоговые полицейские знают, что там, ще1 велики объемы производства алкоголя — велики и объемы производства "левой" продукции. Северная Осетия — типич-нЬш пример. В конце 1999 года десять межведомственных групп, состоящих из сотрудников МВД и ФСНП, взяли под оперативный контроль на территории республики перемещение крупных партий спирта и алкогольной продукции. Четыре группы круглосуточно дежурили на постах ГИБДД и шесть — на узловых железнодорожных станциях. Были проверены до-1кументы на алкогольную продукцию объемом свыше 10 млн. Й^гтылок, что послужило основой для встречных налоговых проверок. Только за один день наши сотрудники предотвратили

    яправку почти 90 тонн спиртосодержащей жидкости в Си-

    >Йрь...

    Уже на первом этапе операции "Поток" налоговые поли-

    |ейские составили своеобразную "алкогольную" карту России,

    распределив на ней все российские регионы на три главные группы.

    nn Так, в первую, так называемую "транзитную", группу вош-Ишриграничные регионы, через которые идут основные пото-[Ки контрабандной и фальсифицированной продукции из-за рубежа. Это Санкт-Петербург, Ленинградская, Калининградская, Новгородская, Псковская области, куда ввозится "левый" алкоголь из стран Балтии и Польши. Сюда же относятся Брянская, Смоленская и Белгородская области, через которые посту-|Шот украинские, польские и белорусские алкогольные товары, 1 попутно с ними — этиловый спирт и виноматериалы. Далее — Ставропольский и Краснодарский края. По ним движется алкоголь, произведенный на многочисленных заводах рес-Цублик Северного Кавказа, а также контрабандный спирт из

    Грузии и Турции. И, наконец, Хабаровский и Приморский края, где господствует алкоголь с сопредельного Китая.

    Ко второй группе отнесены регионы с избыточным собственным производством алкогольной продукции. Это Брянская, Владимирская, Рязанская, Калужская, Новгородская, Липецкая, Курская области, Татарстан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкессия и Северная Осетия. Кстати, Брянская и Новгородская области занимают крепкие позиции и в первой "транзитной" группе.

    Все же остальные регионы России, где преобладает алкогольная продукция неместного происхождения, мы отнесли к третьей и самой многочисленной группе.

    Как видим, на нынешнем отечественном алкогольном рынке более активным и предприимчивым оказалось меньшинство, заполонив своей водкой другие регионы.

    Можно сделать вывод, что теневой алкогольный бизнес тесно привязан именно к производящим и приграничным регионам. А в последних успешные действия по его ликвидации напрямую зависят от умелого и своевременного взаимодействия ФСНП с другими правоохранительными ведомствами — МВД, ГТК и ФПС. Поэтому водочные мафиози заинтересованы в нарушении такого взаимодействия и насаждении разных межведомственных склок, поскольку вершат свои махинации под извечным лозунгом "Разделяй и властвуй".

    К этому будет уместно добавить: свою работу налоговая полиция во время "Потока" строила, исходя из специфики каждого региона, или, если в шутку, то "особенностей национальной охоты".

    Теперь уже можно с уверенностью сказать, что усилия налоговых полицейских не пропали даром, — многие теневые дельцы были вынуждены начать играть по правилам, установленным государством, и, в результате, либо переместились в легальный бизнес, либо свернули подпольное производство. К тому же мы помогли добросовестным производителям спирта

    ц водки, благодаря чему, хоть и с немалыми трудностями и дротмворечиями, но все же нячял постепенно складываться в россии цивилизованный рынок алкогольной продукции.

    Между тем любой россиянин вправе задать вопрос властям: неужели государство не вело борьбы с изготовлением фальшивой водки в предыдущие семь лет своего существования? Ответ очевиден: безусловно, вело, но ему понадобилось время, чтобы ощутить колоссальные потери от чрезмерно либерализованного рынка алкоголя. Причем потери, увы, в первую очередь людские. Ведь до сих пор у нас в стране каждый год в буквальном смысле слова гибнут свыше двадцати тысяч человек от употребления "самопальной" водки. А сколько тысяч после ее приема остаются больными на всю жизнь! К сожалению, такой статистикой мы не располагаем. Если же говорить О деньгах, то потери государства от незаконного оборота спиртного ежегодно, по данным аналитиков ФСНП, достигают бо-|1|ее 10 млрд. рублей.

    Судя по всему, выгода, извлекаемая дельцами подпольного алкогольного бизнеса, немногим меньше доходов торговцев наркотиками. С другой стороны, любой добропорядочный гражданин на практике превратился в заложника воротил от теневого "зеленого змия", которых иначе как террористами не назовешь. Действительно, где гарантия того, что, зайдя в мага-1зин, вы купите именно качественную водку, а не дешевую и небезопасную подделку? Поэтому органы налоговой полиции постоянно проводят комплексные проверки заводов по производству технического спирта, дабы пресечь поставку и сбыт спиртосодержащих непищевых растворов, от употребления Которых до сих пор страдают многие тысячи наших граждан. Мы уже выявляли факты использования непищевых спиртов при производстве водки в ряде областей Сибири, в Башкирии, Хабаровском крае, Волгоградской, Архангельской и Мурманской областях.

    Кстати, до 1998 года правоохранительные органы боролись со спиртовой мафией поодиночке и разобщенно И толк от этой борьбы был, прямо скажем, небольшой. Ну а теневики умело использовали такую ситуацию, год от года наращивая свое благосостояние и перекачивая барыши за рубеж. Вышеназванный Указ Президента положил конец подобной "эпизодической" борьбе с подпольным ликеро-водочным бизнесом, разрубив "гордиев узел" многих нерешенных проблем алкогольного рынка. Теперь стали возможны системные совместные акции по предупреждению и пресечению незаконного оборота этилового спирта и алкогольной продукции, а на ФСНП России была возложена роль координатора всех правоохранительных структур, участвующих в декриминализации нашего рынка спиртных напитков.

    Реалии борьбы с теневым алкогольным бизнесом хорошо показаны во второй серии фильма "Маросейка, 12". Хочу подчеркнуть, что в 1999 году налоговым полицейским вместе с коллегами из других правоохранительных органов удалось перейти от затянувшейся обороны к решительному наступлению. И результат превзошел ожидания, — незаконный оборот ликеро-водочной продукции был сокращен до 40%. Для сравнения: еще в 1997 году он составлял около 70%. Но праздновать победу еще рано. Да и понятно, ведь отечественным бутлегерам есть что терять. До сих пор размах их предпринимательства таков, что каждые две из пяти бутылок — "левые". Судите сами. Суммарная мощность заводов — производителей спиртного составляет около 380 млн. декалитров, а продукции ими выпущено в прошлом году всего около 135 млн. декалитров. То есть производственные мощности использованы всего на 35%! Кроме того, с января по сентябрь 1999 года производители отгрузили около 92 млн. декалитров водки и ликеро-водочных изделий, оптовики продали около 93 млн. декалитров, а фактический оборот спиртного достиг отметки аж в 159 млн. декадитров. И здесь — нестыковка, прекрасно иллюстрирующая |масштабы бутлегерской деятельности.

    1| Тогда куда же девается разница между этой, бесспорно, фальшивой, статистикой производства алкоголя и реально выпущенной ликеро-водочной продукцией? Ответ прост: она реализуется на теневом рынке и преспокойно, порой под носом у государства, уходит в глубокие карманы водочных дельцов. По разным оценкам, нелегальная торговля водкой приносит им от 300 до 600% прибыли, а отдельные операции способны дать и до 1000%. Кстати, незаконный водочный бизнес более безопасен для дельцов, занимающихся им, чем, скажем, наркоторговля, и относительно прост в организации дела. Диапазон форм этого бизнеса весьма широк: от мини-производств в условиях жилой квартиры и реализации через ларек (что до сих пор актуально) до крупных подпольных цехов, а также легальных предприятий, занимающихся производством "левой" водки, и оптовой торговли, осуществляющей ее реализацию. Ну а выявлять фальшивую ликеро-водочную продукцию подчас не менее сложно, чем наркотики. Ведь алкоголь — такой товар, который на полках не залеживается. Оборот одной бутылки водки в среднем составляет от трех до десяти дней. Иными словами, отдача от средств, которые вкладывают в незаконный бизнес водочные теневики, получается практически мгновенно. Причем специфика левого водочного бизнеса заключается в следующем: в отличие от других сфер промышленности, где скрываются лишь факты незаконных коммерческих сделок, в нем скрываются как само производство, так и реализация алкогольной продукции. Механизм этого весьма незатейлив: на стадии производства, отгрузки и реализации товара все документы производителя и покупателя офор-Мляются надлежащим образом. Однако после сбыта продукции все они уничтожаются. Само собой разумеется, что "ухватить" такие преступления правоохранительным органам

    довольно сложно, и в основном это удается сделать в момент оприходования товара.

    Нельзя не сказать особо о таком явлении, как лжеэкспорт ликеро-водочной продукции. С ним вплотную налоговые полицейские и представители других правоохранительных органов столкнулись еще в 1995 году. Однако это вовсе не означало, что лжеэкспортных водочных операций раньше не было. В ту пору подобный способ уклонения от налогов приносил колоссальные неконтролируемые прибыли., ведь вместо налогов уплачивалась вчетверо меньшая таможенная пошлина. Чаще всего лжеэкспорт осуществлялся методом фальсификации таможенных документов. Порой он маскировался под реальную сделку: за рубеж отправлялась лишь часть продукции, а основная масса в это время распродавалась в России. Характерный пример: в 1996 году руководители Нижнеломовского ликеро-водочного завода в Пензенской области подписали контракт с венгерской фирмой "1пех 1п1:егпа1лопа1" о поставке продукции в Венгрию на сумму 1 млн. долларов. Прошло некоторое время, и по таможенным декларациям стало ясно, что только небольшая часть продукции пересекла границу России. Остальную распродали на месте. В результате сумма доначислений составила свыше 30 млрд. неденоминированных рублей. Тогда же в отношении руководства завода было возбуждено уголовное дело...

    Следует подчеркнуть, что лжеэкспортные операции приносили тузам теневого водочного бизнеса неимоверные доходы. В середине 90-х отпускная цена за бутылку водки на внутреннем рынке колебалась от 16 до 20 рублей, тогда как ее себестоимость для экспорта не превышала 1 доллара. По элементарным подсчетам, одна машина водки, оформленная на экспорт, но реализованная у нас, давала 60 тыс. долларов чистой прибыли. Но времена, такие желанные для любителей легкой наживы, ныне канули в Лету: государство по инициативе ФСНП приняло все меры как правоохранительного, так и экономического порядка, чтобы не допустить чрезвычайно убыточного для казны лжеэкспорта алкоголя.

    Впрочем, и теперь не обходится без досадных исключений. Недавно в Ростове-на-Дону состоялся примечательный судебный процесс, где на скамье подсудимых оказались руководители нескольких ликеро-водочных предприятий Юга России.

    Наши оперативники провели ряд проверок на винно-во-дочных заводах в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях. И обнаружили, что от налогообложения сокрыто около 26 млн. рублей, а сумма доначислений со штрафными санкциями составила более 70 млн. рублей. И самое главное: на продукцию, как и прежде, оформлялись поддельные таможенные документы о пересечении госграницы.

    По документам продукция экспортировалась не только на Кипр, в Объединенные Арабские Эмираты, Германию, Латвию, Турцию и Грецию, но даже в такое малоизвестное островное государство, как Маврикий, затерянное в водах безбрежного Индийского океана. Хотя ни одна бутылка так и не дошла не только до Маврикия, но и до Латвии. Вся продукция лихо продавалась здесь же, на Юге России, о чем руководители шести ликеро-водочных предприятий договорились с организованными преступными группировками. Ну а реквизиты подставных и несуществующих фирм, в том числе в странах дальнего Зарубежья, а также фальшивые таможенные документы обеспечивали солидное прикрытие зарвавшимся дельцам. Судя по всему, они надеялись на полное отсутствие взаимодействия между правоохранительными органами России и стран, куда должен был экспортироваться товар. Но получилось все с точностью до наоборот: прикрытие не сработало...

    Пожалуй, впервые за все последние годы только в одной Ростовской области удалось возбудить 18 уголовных дел по статьям 199,171, 29 Зв отношении бывших руководителей АО "Ростовский винно-водочный завод" и представителя эстонской

    фирмы "Тако". Оказались на скамье подсудимых и сотрудники налоювой инспекции г. Крымска Краснодарского края, обеспечивавшие "законность" совместной деятельности водочников и оргпреступных группировок. В ходе расследования этих дел в Москве, Краснодарском и Ставропольском краях сотрудники налоговой полиции провели ряд оперативных мероприятий и задержали объявленного во всероссийский розыск члена преступной группы.

    Межмуниципальный суд Октябрьского района г. Ростова-на-Дону, рассмотрев материалы уголовного дела, признал виновными по всем пунктам предъявленного обвинения бывшего генерального директора АО "Ростовский винно-водочный завод", его заместителя и представителя эстонской фирмы "Тако". Все они были приговорены к различным срокам лишения свободы с конфискацией имущества.

    Общий ущерб, причиненный государству водочными махинаторами, составил 8,5 млн. рублей Завод возместил убыток полностью. Кроме того, суд определил солидарно взыскать с подсудимых 947 тыс. рублей во исполнение исковых требований Управления ФСНП по Ростовской области.

    Немногим ранее налоговые полицейские провели проверки в АО "Туласпирт" и выяснили, что его руководители также организовывали лжеэкспорт. Было возбуждено два уголовных дела, предъявлены обвинения 28 лицам.

    Что ж, закон есть закон. Он один для всех, в том числе и для "экспортеров", понадеявшихся на его слабость и собственную безнаказанность.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 19      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.