Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 19      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    КРИМИНАЛЬНОЕ ТОПЛИВО

    Топливный бизнес всегда привлекал внимание криминальных структур из-за высокой ликвидности нефтепродуктов. Этот товар является одним из самых привлекательных предметов вложения "теневых" наличных денег. Сокрытие части прибы-

    ли происходит за счет незаконного завышения цены реализации, занижения объемов путем неправильного перерасчета массы в объем. Распространены факты неоприходования выручки, искажения бухгалтерской отчетности. Соответственно вполне оправдан и закономерен повышенный интерес налоговой полиции к этой сфере экономики.

    В сфере реализации топлива часто отмечаются такие нарушения, как неотражение в бухгалтерской отчетности бартерных операций. Существуют различные схемы ухода от налогообложения, при которых для запутывания бухгалтерского учета и занижения объемов реализуемых ГСМ используются налоговые зачеты, подставные фирмы и сеть посредников. Нередко выручка переводится на счета третьих фирм. Например, одно сахалинское предприятие, получив от администрации города в качестве оплаты за услуги по транспортировке 500 тонн дизельного топлива, без оприходования в учете реализовало его другому предприятию. Далее, по устной договоренности руководителей этих предприятий, оплата за поставленные нефтепродукты в размере 158 тыс. долларов была переведена на счет инофирмы, зарегистрированной на Кипре. В итоге крупная сумма, налоги с которой заплачены не были, оказалась за рубежом.

    Ряд налоговых льгот, в частности, на различные виды авиационного топлива, позволяет преступным группировкам извлекать колоссальную прибыль, в буквальном смысле, из воздуха. Два дальневосточных предприятия при посредничестве ряда фирм разработали специальную схему уклонения от налогообложения, рассчитанную на извлечение прибыли от использования налоговых льгот на реализацию авиабензина марки Б-70, операции с которым не облагаются акцизным сбором и налогом на реализацию ГСМ. При отгрузке бензина А-76 на одно из этих предприятий производилась "случайная" подмена марки топлива на более дешевый Б-70 в товаро-транспортных накладных. Первоначальная оплата производилась по стоимости авиатоплива без акцизных и налоговых сборов. Далее, при передаче

    до цепочке посредников производилась формальная эксперти-Жц, Другое предприятие покупало уже бензин А-76 с уплатой Них сборов. Разница в стоимости оставалась в руках посредни-Н|, учредителями которых являлись эти два завода. •Ц Нередки факты безлицензионной торговли топливом. Ми-Шраловодским межрайонным отделом налоговой полиции совместно с налоговой инспекцией по г. Минеральные Воды и району были проведены проверки предприятия по выпуску то-Нвов народного потребления. Было установлено, что предпри-Ные занималось оптовой реализацией ГСМ, не имея на это Ицензии. При этом в налогооблагаемый оборот не включалась стоимость достайки нефтепродуктов при формировании отпускной цены.

    Одной из самых серьезных проблем рынка ГСМ является налаживание эффективной организации связей и распределение капитала внутри отрасли. В настоящее время существует сильный дисбаланс в сторону вновь образованных коммерческих структур, часто паразитирующих на нефтедобывающих и перерабатывающих предприятиях. Через сеть таких фирм, созданных предприимчивыми руководителями акционерных предприятий, прогоняется наиболее прибыльная часть коммерческого проекта, доходы от которой оседают на счетах этих фирм; так как для коммерческой структуры — посредника действуют льготные отпускные цены, не требуется предоплата и у нее остается вся прибыль от реализации продукции по рыночным ценам. Нередко завод-изготовитель не только делегирует получение прибыли посредникам, но и оплачивает транспортные и маркетинговые услуги. В ряде случаев дело доходит до того, что на финансирование деятельности указанных структур направляются кредитные ресурсы, выделенные заводу банками и государством на пополнение оборотных средств.

    Например, руководители ряда нефтяных компаний преднамеренно производят дробление хозяйственных операций через создание сети дочерних фирм и филиалов.

    Широко используются взаимная переуступка прав и обязательств по поставкам и реализации нефтепродуктов. Тем самым выручка не вовремя зачисляется на расчетные счета в банках и соответственно не отражается в бухгалтерской отчетности. Дочерние фирмы нефтепредпри.ятий нередко выходят из-под контроля головной структуры, тесно смыкаются с местными криминальными группировками и сковывают доходы учредителя.

    Борьба с криминальными дроявлениями в отрасли осложнена тем, что деятельность "фирм-паразитов", как правило, осуществляется в рамках действующего законодательства. Например, искусственное взвинчивание дебиторской задолженности предприятия за счет отпуска продукции специально созданным фирмам для последующего многомесячного прокручивания средств на их счетах в большинстве случаев прикрывается договором о совместной деятельности. Выгоды для лиц, в пользу которых распределяются прибыли посреднических структур, очевидны. Происходит это вследствие того, что финансовые средства, полученные от реализации продукции или сырья, особенно зарубежным партнерам, поступают не на расчетные счета производителей, а на счета других коммерческих структур, скрываются от налогообложения и используются в интересах небольшой группы лиц.

    Не меньше проблем в угольной отрасли. Всем памятны массовые акции протеста шахтеров в 1998 году. Основными причинами, которые их вызвали, стали взаимные неплатежи, несоответствие между темпами закрытия нерентабельных шахт и созданием новых рабочих мест, что привело к снижению производственных мощностей, налогооблагаемой базы, безработице и другим негативным последствиям. В числе этих причин также и незаинтересованность тех, кто стал собственником шахт и разрезов, в долговременных программах развития угольной промышленности.

    Тогда на совещании в правительстве с руководителями угледобывающей отрасли было решено направить специальные группы налоговых полицейских в шахтерские регионы.

    •   Практически повсеместно налоговыми полицейскими были

    •крыты факты оседания невыплаченных шахтерам средств на

    •ртах многочисленных фирм-посредников, непомерного обо-

    •шения их руководителей. И это на фоне крупных задолжен-Вктей перед угледобывающими предприятиями. В фирмы-посредники стали практически неотъемлемым атрибутом шахтерской действительности. Нарушение прямых хозяйственных связей и ряд других причин создали ситуацию, когда большая часть реализации добытого сырья попала под их контроль. Через них прогонялись наиболее прибыльные сделки, доходы от которых оседали на счетах фирм.

    В Кузбассе, например, помимо самих шахт реализацией угля занимались около 300 посредников. Через них проходила большая часть добытого топлива. Они же контролировали финансовые потоки в цепи "производитель—потребитель". Нередко для того, чтобы получить максимальную выгоду, посредники применяли многоходовые схемы, которые нередко сопровождались подкупом должностных лиц, хищениями и нарушениями налогового законодательства. В течение нескольких месяцев налоговые полицейские Кемеровской области проверяли деятельность 40 таких фирм. Было выявлено около 20 фактов нарушений налогового законодательства в крупных и особо крупных размерах.

    Проверки налоговой полиции в Кузбассе свидетельствовали о том, что в реализации угля активно участвовали преступные группировки. Около полутора десятка их контролировали свыше половины его сбыта. Основные финансовые потоки угольных предприятий замыкались на московские банки, фирмы и их филиалы. Поскольку расчетные счета многих шахт и разрезов были заблокированы, свои финансовые операции они осуществляли через третьи фирмы по так называемым распределительным письмам. При этом использовались ссудные счета, возможности страховых фирм и другие ухищрения.

    Стало также очевидным, что некоторые фирмы попросту наживались на трудностях шахтерских коллективов. Например, шахта "Первомайская", что в городе Березовском, заключила договор с коммерческим агентством, которое взяло на себя обязательство купить квартиры для шахтеров. Вскоре агентство от одной посреднической фирмы получило 500 тыс. рублей. Но спустя некоторое время договор с шахтой был расторгнут. Деньги отправили в страховую компанию, где в результате манипуляций их обналичили. Всплыла и такая деталь: агентство не имело права заниматься риэлторской деятельностью, поскольку не имело на это лицензии.

    В отношении 12 руководителей фирм в Кузбассе были возбуждены уголовные дела по ст. 199 УК РФ — за уклонение от налогов. В бюджет доначислено с учетом штрафных санкций около 17 млн. рублей.

    В Ростовской области уголь также реализовывался в основном через посреднические фирмы. Налоговыми полицейскими Дона было установлено около 30 таких фирм. Причем зачастую их директорами или учредителями оказывались родственники или доверенные лица руководителей угледобывающих предприятий.

    Приоткрылись механизмы и приемы сокрытия прибыли от налогообложения. Один из распространенных способов ухода от налогов — реализация угля за наличный расчет без оприходования денег. В другом случае уголь продавался через подставные фирмы. При этом активно прибегали к помощи оффшорных компаний и расчетам через третьих лиц. К примеру, акционерное общество — один из партнеров "Ростовугля" — поставляло топливо на Украину. Только за один год было экспортировано его на сумму более 11 млн. рублей и почти 400 тыс. долларов США. При этом АО уклонялось от уплаты налога на добавленную стоимость. Это ему удавалось потому, что в цепь

    импортеров была включена иностранная фирма, зарегистрированная в оффшорной зоне Гибралтар.

    Нередко выручка зачислялась на лицевые счета физических лиц в зарубежных банках. В более чем десяти проверенных фирмах-прилипалах продукция продавалась по ценам ниже фактической себестоимости. Такую схему облюбовали, например, в ряде шахтинских фирм. Почти все они оказались крупными должниками. Однако, несмотря на это, уголь им отгружался в первую очередь.

    Вскрылись и такие факты, когда при значительной задолженности перед бюджетом и выставленных на банковские счета инкассовых поручениях руководители некоторых шахт шли на различные нарушения, пытаясь во что бы то ни стало получить деньги, минуя расчетный счет. Скажем, шахта "Обуховская" была на грани забастовки и остановки из-за задержки зарплаты на шесть—восемь месяцев. В то же время она через одно ростовское ООО реализовывала уголь за границу. Он отгружался на основании контрактов, заключенных посредниками с инофирмой, зарегистрированной в США. Эта фирма перечисляла деньги на валютный счет ростовских партнеров в одном из банков Кубани через корсчет другого банка на Кипре. Затем доллары конвертировались в рубли и на них приобретались векселя ростовского коммерческого банка. Их-то и передавали на шахту в счет уплаты за уголь.

    В течение почти двух лет за отгруженную продукцию шахта получала от посредника банковские векселя. Передавались они кассиру шахты, который продавал их от своего имени ростовскому КБ. Полученные же деньги зачислялись на лицевые счета работников шахты в обуховский филиал еще одного банка в качестве заработной платы. При этом подоходный налог не удерживался. По результатам проверки, проведенной Гуковским межрайонным отделом налоговой полиции, в бюджет было доначислено по неуплаченному налогу около 4 млн. рублей.

    Налоговым полицейским Ростовской области удалось не только установить механизмы сокрытия получаемых доходов при купле-продаже угля и вернуть значительные суммы в бюджет, но и привлечь к ответственности тех, кто нарушал налоговое законодательство. По результатам только 11 проверок предприятий — партнеров "Ростовугля" было доначислено в бюджет почти 62 млн. рублей.

    Невольно возникает вопрос: неужели руководители угледобывающих предприятий не пытались бороться с посредническим "ярмом"? Пытались. Но не очень успешно это у них получается. Дело в том, что рычагов, позволяющих заставить посредников полностью расплачиваться с шахтерами, законом не предусмотрено. Например, Воркутинским межрайотделом налоговой полиции было выявлено крупное нарушение налогового законодательства одной из посреднических фирм. Договорами, заключенными между посредниками и шахтерами, предусматривалась 100%-я предоплата за уголь. На самом же деле она производилась от случая к случаю, а поступления денег на счета добывающего объединения составляли не более 20%, половина из которых, минуя шахтерские счета, перечислялась за услуги Северной железной дороги. Кроме того, полицейские выяснили, что некоторым потребителям предоставлялись необоснованные льготы по оплате продукции. За выявленные нарушения посредническая фирма была оштрафована. И только. Законодательство не позволило применить более суровые меры наказания.

    Бороться с посредническим "ярмом" на шахтерской шее попробовал бывший гендиректор АО "Интауголь" Олег Кукушкин. Он попытался было самостоятельно, минуя посредников, реализовывать добытый уголь. Но закончилось это сначала предупредительными выстрелами в дверь его квартиры, а потом увольнением. А в Кузбассе такая попытка стоила жизни одному из директоров шахт.

    Угольная промышленность — объект повышенного интереса организованных преступных группировок. Их деятельность Сопряжена не только с наиболее тяжкими налоговыми преступлениями, но и с активным противодействием налоговым органам. В сентябре 1996 года был убит заместитель начальница Ленинск-Кузнецкого межрайонного отдела налоговой поли-||рии Владимир Клюев. Он осуществлял непосредственное руководство деятельностью оперативных работников в угольной промышленности города.

    В газовой отрасли — ситуация не менее острая. Известно, ||то экспорт газа обеспечивает примерно четверть инвалютных вступлений в Россию. Вместе с тем в результате незаконных финансовых операций, налоговых афер в отрасли казна несет ощутимые потери. Вот весьма показательный пример. В Ямало-Ненецком автономном округе одна из фирм имела в арендном пользовании три скважины. Признав их якобы нерентабельными, передала в субаренду другой организации, которая, в свою очередь, используя статус разведывательных скважин, начала их промышленную эксплуатацию. Прибыль от реализации газового конденсата только с трех этих скважин ежемесячно составляла 700 тыс. долларов. Кстати сказать, промышленная добыча конденсата с использованием разведывательных скважин происходит практически на всех месторождениях. Нетрудно понять, какие огромные средства проходят мимо казны.

    Другой аспект. Оффшорные компании через свои филиалы в России приобретают сырье за бесценок, получая 500— 700% прибыли и не платя при этом ни копейки в бюджет, кроме таможенных сборов. Одно из уренгойских предприятий подписало на 2000 год договоры на поставку жидких углеводородов 33 фирмам. Причем среди этих фирм нет ни одного перерабатывающего завода, ни российского, ни зарубежного.

    Или еще пример. Сотрудниками налоговой полиции бы-^о установлено, что некое ЗАО с 1996 по 1999 год без разрешения Комитета по управлению госимуществом Ямало-Ненецкого АО незаконно эксплуатировало часть скважин Ново-Уренгойского месторождения, строительство которых было произведено за счет государственных средств и стоимость которых не была включена в налогооблагаемую прибыль. В течение этих трех лет налог на имущество не уплачивался. Всего по результатам проверки было установлено, что ЗАО не уплатило налогов более чем на 37 млн. рублей. По фактам нарушений налогового законодательства возбуждено уголовное дело.

    Вопиющие факты отмывания доходов рядом компаний ТЭК были вскрыты налоговыми полицейскими в Самарской области. Летом 1999 года было возбуждено уголовное дело в отношении фирмы, осуществлявшей незаконные финансовые операции. По нашим данным, с 1999 года через эту фирму и ряд других предприятий проводились операции с необеспеченными векселями на несколько миллиардов рублей в качестве взаимозачетов между этими компаниями. Расследование в Самаре приобрело межрегиональный характер, поскольку услугами фирмы по отмыванию денег и переводу их за рубеж пользовались более 300 российских предприятий. В связи с межрегиональным характером дела его расследование было передано центральному аппарату налоговой полиции.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 19      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.