§ 1. Цели, функции и структура системы уголовной юстиции

§ 1. Цели, функции и структура системы уголовной юстиции

139
0

В настоящее время резко обострились негативные процессы в
области борьбы с преступностью, укрепления правопорядка и законности,
наметились тенденции к увеличению числа наибо­лее опасных преступлений, заявила
о себе и активно развивает­ся организованная преступность и т. д. Это
объясняется тем, что в условиях все более осложняющихся процессов общест­венного
развития переплетаются материальные, духовные,, эко­номические и политические
процессы.

При рассмотрении проблем, связанных с ростом преступно­сти,
необходимо прежде всего учитывать их комплексный ха­рактер. Поэтому вряд ли
можно решить эти проблемы силами какой-либо одной отрасли знаний. Вместе тем
«преступность есть крайне выраженные противоречия общественного разви­тия,
влекущие такие негативные последствия для общества и его членов, которые не
влечет ни одно из других явлений со­циальных процессов».1

В настоящее время исследованием проблем преступности заняты
не только правовые науки, кибернетика, статистика, социология, теория
социального управления и другие.

Вместе с тем комплексное изучение проблем преступности
недопустимо сводить к простому объединению положений из различных отраслей
знаний в какую-то сумму или простому сложению различных методов в некий
методический конгломе­рат, а органическое слияние наук в системное единство.

Комплексный характер проблем борьбы с преступностью
предполагает также использование соответствующих научных методов, которые
позволили бы анализировать сложные про­блемы как целое, обеспечивали бы
рассмотрение многих аль­тернатив их решения, каждая из которых описывалась бы
большим числом переменных, обеспечивали бы полноту оцен­ки каждой альтернативы,
помогали бы вносить элементы изме­римости, давали бы возможность отражать
реальную сложность указанных проблем.2

Данный подход позволяет не только эффективно выявлять
факторы, влияющие на состояние борьбы с преступностью, но и объяснять их
производный характер и связь с теми социаль­но-экономическими изменениями,
которые происходят в жиз­ни нашего общества.

Криминологические исследования, проведенные в послед­ние
годы, позволили выявить ряд факторов, в той или иной степени воздействующих на
преступность. Наиболее важное место среди субъективных антикриминогенных
факторов зани­мают так называемые факторы организационно-правового ха­рактера,
способствующие эффективному и целенаправленному воздействию на преступность со
стороны специально создан­ных социальных институтов.3

Как справедливо отмечает А. А. Эйсман, «в последнее время
системно-структурный подход используется для анализа сово­купной деятельности
правоохранительных органов государства, ведущих борьбу с преступностью, и
прежде всего органов внут­ренних дел, прокуратуры, судов».

Цель таких исследований — уточнить задачи и функции ка­ждого
подразделения органов государства, осуществляющего борьбу с преступностью, с
тем, чтобы найти критерии оценки эффективности деятельности каждого звена в
отдельности, группы звеньев и всей системы.4

В нашей стране функции борьбы с преступностью и други­ми
правонарушениями возлагаются на ряд государственных органов, каждый из которых
действует в рамках определенных

8

полномочий и установленной законом процедуры. Условно их
называют системой уголовной юстиции.

Систему уголовной юстиции, как и другие системы в облас­ти
права и правовой надстройки, В. Н. Кудрявцев справедливо относит к
функциональным. Под функциональной системой следует понимать не анатомию, не
структуру органов, а их со­вокупную и целенаправленную деятельность по
достижению определенного результата.5

Основным признаком функциональной системы, по опре­делению
основателя теории функциональных систем П.А. Ано­хина, является
системообразующий фактор. «Системой можно назвать только такой комплекс
компонентов, у которых взаи­модействие и взаимоотношение приобретают характер
взаимо­содействия компонентов на получение фокусированного по­лезного
результата6, то есть на достижение цели, к которой стремится и ради которой и
создана система».

Вопрос о целях является основным при исследовании лю­бой
системы, так как они не только определяют функции, но и от правильного выбора
которых зависит эффективность дея­тельности всей системы, независимо от того,
вытекает ли цель из самой природы данной системы (социальные и биологиче­ские
системы), или она ей поставлена извне (организационные и технические системы).

«Ничто не может так пагубно сказаться на эффективности
управления, как неправильная волюнтаристская, научно не­обоснованная постановка
целей и попытка их реализации. Ни самая современная, необходимая и достаточная
информация, ни самые современные методы принятия решений, ни автома­тизированные
системы управления не могут предотвратить на­прасного расходования ресурсов,
если управление ведется ради достижения ошибочно поставленной или недостаточно
обосно­ванной цели»7.

В качестве непосредственной, ближайшей цели системы
уголовной юстиции В. Н. Кудрявдев считает возможным рас­сматривать
законодательное определение задач уголовного су­допроизводства — быстрое и
полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного
применения закона8.

Михайловская И. Б. определяя цель системы уголовной юс­тиции,
исходит из того, что иерархия систем порождает иерар-

9

хию целей, и приходит к выводу о иерархическом уровне це­лей.
Первый уровень — высшая цель всей системы общества, он обеспечивает укрепление
общественных отношений. Одной из целей второго уровня И. Б. Михайловская
рассматривает укрепление законности. Эта цель может быть разложена на ряд
составляющих: создание юридических гарантий, предусмотрен­ных законом прав
физических и юридических лиц, охрана пра­вопорядка путем применения правовых
санкций к правонару­шителям. Система уголовной юстиции — одна из систем, обес­печивающих
достижение указанной цели, и «поэтому в самом общем виде непосредственная цель
системы уголовной юсти­ции может быть сформулирована как охрана общества от пре­ступлений»9.

Данная цель, стоящая перед системой уголовной юстиции, по
мнению И. Б. Михайловской, может быть раскрыта через следующие составляющие:
выявление совершенных преступле­ний, установление виновных, применение к ним
уголовного наказания, обеспечение предусмотренных законом условий для их
исправления и перевоспитания»10.

Вицин С. Е. цели системы уголовной юстиции относит к задачам
уголовной политики (как части социальной и правовой политики государства)11.
Вместе с тем он отмечает, что, хотя цели системы уголовной юстиции и
составляющих ее элемен­тов связаны с целями права и основаны на них, тем не
менее уточнения, формализация и квалификация целей системы уго­ловной юстиции предполагают
выход за пределы правовых норм. Вицин С. Е. в самом общем виде называет эти
цели: предупреждение (в пределах компетенции и возможностей сис­темы)
преступлений и других правонарушений общественного порядка; выявление всех
фактов совершенного правонаруше­ния и применение мер воздействия к
правонарушителям, их исправление и перевоспитание в целях предупреждения право­нарушений12.

Конкретизация целей системы уголовной юстиции у разных
авторов проводится с различной степенью детализации и в принципе не имеет
существенной разницы.

Вместе с тем, как показывает анализ правовых норм, цели,
которые ставятся перед системой уголовной юстиции, иногда путают со
средствами13, ставят на ступень, а то и на несколько ступеней выше ее
непосредственно специфических целей либо

10

смешивают цели подсистем одного уровня14. Кроме того, в ря­де
норм законодатель употребляет понятие «цель» как равно­значное понятию
«задача»15.

Система уголовной юстиции по своей сущности, естествен­но,
относится к социальным системам, и в ней находят отра­жение определённые
общественные структуры более высокого уровня. Система уголовной юстиции
относится в то же время к числу формальных организаций и создается «для решения
со­вершенно определенных конкретных задач»16.

На наш взгляд, необходимо определить проблему, которая
обусловила создание системы уголовной юстиции и постановку перед ней
определенных целей. Это необходимо не только для понимания сущности целей
системы уголовной юстиции, но и для определения сущности, структуры, функции, элементов
системы, существующих связей, зависимостей, отношений ме­жду ними. Так как
выбор цели есть результат отражения кон­кретной проблемы, то следует изучить
саму проблему, полно­стью понять ее, четко и полно сформулировать.

Если исходить из общепринятого понимания проблемы как
разницы между имеющимся и предполагаемым, существующим и желаемым состоянием
системы, то проблему, определяющую цели системы уголовной юстиции, в самом
общем виде можно сформулировать как препятствие нормальному развитию обще­ства,
упорядоченности общественных отношений, урегулиро­ванных правом, которое
выражает реальное, практическое осуществление законности17. Однако эту широкую
проблему составляет ряд более мелких. В частности, предприятие упоря­доченности
общественных отношений, урегулированных раз­личными отраслями права, в том
числе уголовным правом.

Преступления представляют собой наиболее серьезный вид
нарушений норм права, когда общественно опасное поведение предусмотрено
уголовным законом и влечет применение мер уголовного наказания18.

Вторая проблема отражает более детализированную цель —
воздействие на преступность таким образом, чтобы максималь­но нейтрализовать ее
негативное влияние на существование и развитие общества. Реализуется эта цель
совокупностью раз­личных социальных институтов, где центральное место занима­ет
система уголовной юстиции.

11

Преступность, как и всякое социальное явление, имеет раз­личные
систематически проявляющиеся симптомы, которые образуют определенные тенденции.
Так, для преступности ха­рактерны тенденции роста или сокращения преступлений в
це­лом или ее отдельных видов. Нейтрализация негативного воз­действия
преступности иа развитие общества означает прежде всего воспрепятствование ее
росту, удержание в существующих параметрах и определение тенденции к ее
снижению. Таким образом, на наш взгляд, цели системы уголовной юстиции можно
представить в виде следующей последовательности:

1. Сокращение темпов роста преступности.

2. Стабилизация состояния преступности.

3. Сокращение преступности.

После определения цели, стоящей перед системой уголов­ной
«юстиции, необходимо определить и цели, стоящие перед подсистемами, входящими в
ее состав. С учетом функциональ­ного характера системы уголовной юстиции
-данный процесс должен осуществляться избирательно, путем подбора необхо­димых
средств для выполнения общих целей, стоящих перед системой. Они и будут
являться целями подсистем, системооб-разующим фактором для них.

Вместе с тем, учитывая то, что система уголовной юстиции
есть часть правовой системы государства, необходимо обра­титься к пониманию
цели в праве. Право по своему социаль­ному назначению призвано обеспечивать
организованность, упорядоченность жизни общества. Наряду с другими средства­ми
регулирования общественной жизни право направлено на то, чтобы обеспечивать
развитие и функционирование всего социального организма в соответствии с
экономическими зако­нами, назревшими потребностями общественного развития19.
Вместе с тем право никогда не может быть выше, чем эконо­мический строй и
обусловленное им культурное развитие об­щества.

Теория государства и права, не претендуя на исчерпываю­щий
перечень социальных целей, лежащих в основе различных норм права, делит их на
различные уровни. Основные цели по­литического, экономического и социального
развития общества становятся главными целями правовой системы, хотя они и не
носят правового характера. Они определяются уже соответст­венно политикой,
лежащей в основе отраслей права. Так, ос-

12

новные цели системы уголовной юстиции являются предметом
уголовной политики, которая есть часть внутренней полити­ки^.

Каждая отрасль права, будучи направленной на достижение
основных целей государства, имеет свою систему целей, сфор­мулированных обычно
в соответствующих Основах законода­тельства. Эти цели являются предметом
правовой политики, которая охватывает как правотворческую, так и
правопримени-тельную деятельность, определяет общую стратегическую ли­нию по
содержанию и применению права21.

В реализации данных целей принимают участие различные
социальные институты, в том числе система юстиции, в кото­рую входят уголовная,
гражданская и административная юсти­ция.

В формировании конкретных целей системы уголовной юс­тиции
(в правовом аспекте) решающая роль отводится уголов­ной политике. Таким
образом, целями системы уголовной юс­тиции в правовом аспекте являются:

— охрана от преступных посягательств общественного и го­сударственного
строя, собственности, личности и прав граждан и правопорядка;

— быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение
виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый,
совершивший преступление, был подверг­нут справедливому наказанию и ни один
невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден; содействие
укреплению законности, предупреждению и искоренению пре­ступлений, воспитанию
граждан в духе неуклонного исполне­ния законов и уважения правил общежития;

— обеспечение исполнения уголовного наказания с тем, чтобы
оно исправляло и перевоспитывало осужденных в духе точного исполнения законов и
уважения правил общежития.

Говоря о целях системы уголовной юстиции в правовом ас­пекте,
необходимо учитывать, что основные цели той или иной отрасли законодательства
могут быть достигнуты при условии предварительного достижения целей конкретных
правовых ин­ститутов, а цели последних — на основе достижения конкрет­ных
частных целей правовых норм и групп. В результате право­вые цели системы
уголовной юстиции можно рассматривать как ограниченные, промежуточные и
конечные.

13

Однако цели в правовом аспекте лишь в самом общем виде можно
рассматривать в качестве целей системы уголовной юс­тиции. Эти цели могут
служить основаниями и ориентирами для непосредственных целей системы уголовной
юстиции и составляющих ее подсистем. Их определение, формализация предполагают
выход за пределы правовых норм.

В детализированном виде цели системы уголовной юстиции могут
быть определены и систематизированы в следующем виде:

1. Предупреждение преступлений:

а) выявление лиц, склонных к совершению преступлений, и
воздействие на них;

б) выявление и устранение причин и условий, способст­вующих
совершению преступлений;

в) воздействие на лиц, совершивших преступления и отбы­вающих
наказание;

г) принятие комплекса мер к лицам, ранее совершившим
правонарушения, и недопущения рецидива с их стороны. 2. Установление истины по
уголовному делу:

а) быстрое и полное выявление преступлений и лиц, их со­вершивших;

б) быстрое и полное раскрытие всех выявленных преступ­лений;

в) всестороннее, быстрое и полное установление всех об­стоятельств
дела в процессе предварительного расследования;

г) достоверное установление обстоятельств дела в судебном
разбирательстве и определение оптимальных мер воздействия на лиц, совершивших
преступления.

3. Исправление лиц, совершивших преступления:

а) принятие оптимальных мер воздействия на лиц, совер­шивших
преступления;

б) ресоциализация преступников.

Следует отметить, что названные цели относятся к основ­ным
целям системы уголовной юстиции, каждая из них может быть детализирована и
конкретизирована как для ‘системы в целом, так и для ее подсистем. Кроме того,
в ходе поступа­тельного движения развития общества постоянно возникают и будут
возникать проблемы, которые в той или иной степени начинают нарушать
существующий порядок урегулированности уголовным правом общественных отношений,
в связи с чем и возникают (во всяком случае, должны возникать) новые цели для
системы в целом или ее отдельных элементов.

14

Из приведенной классификации нетрудно заметить, что ес­ли в
реализации целей системы уголовной юстиции по преду­преждению преступлений
могут участвовать многое ее подсис­темы (оперативно-розыскные аппараты, органы
предваритель­ного расследования и др.), то в реализации, например, таких целей,
как выявление преступлений и лиц, их совершивших, участвуют только
оперативно-розыскные аппараты и органы предварительного расследования; в
рассмотрении дела в суде и определении оптимальных мер воздействия — только
суд.

Таким образом, цели системы уголовной юстиции можно
разделить на универсальные и специальные. Если первые могут быть достигнуты
любой из подсистем, то вторые — только под­системами, функционально
приспособленными для их реализа­ции.

Кроме того, все цели системы уголовной юстиции (за ис­ключением
цели предупреждения преступлений, которая имеет как бы самостоятельное
значение) представляют определенную логическую цепочку: выявление совершенных
преступлений, установление виновных и других обстоятельств дела, способст­вующих
достижению истины; определение лицам, совершив­шим преступления, уголовного
наказания; обеспечение испол­нения этого наказания путем применения
установленных зако­ном мер для их исправления. Вместе с тем эти цели одновре­менно
являются средствами достижения целей системы уголов­ной юстиции.

В данном случае мы сталкиваемся со структуризацией це­лей,
причем их структура самым тесным образом увязана со структурой и функциями
системы уголовной юстиции.

Структура системы уголовной юстиции как любой функ­циональной
системы представляет собой систему связей между подсистемами22 — и является ее
внутренним свойством. Струк­тура нужна для того, чтобы придать необходимое
сцепление всем подсистемам, обеспечить функционирование системы как целого, то
есть обеспечить целостность системы. Это свойство проявляется в том, что
системы образуются не столько по фор­мальным, сколько по сущностно-содержательным
признакам, что обусловливается единством их целей и задач, органической связью
и взаимодействием в процессе функционирования23.

Система уголовной юстиции (хотя она и относится к фор­мальным)
имеет структуру, построенную на основе сущностно-

15

содержательных признаков органов, входящих в нее. При этом
на первом плане стоит единство целей, необходимость взаимо­действия при
достижении этих целей. Кудрявцев В. Н., очерчи­вая круг государственных органов
и организаций, которые вхо­дят в систему уголовной юстиции, справедливо говорит
лишь о тех практических органах, о тех их функциях и на тот лишь момент или
период, « … когда и поскольку они непосредствен­но связаны с осуществлением
правосудия по уголовным делам: обнаружением события и лица, совершившего
преступление, расследованием содеянного, рассмотрением уголовного дела в суде,
исполнением наказания, осуществлением административ­ного надзора за
правонарушителями и т.д.»24. Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением С.Е.
Вицина о том, что в систе­му уголовной юстиции входят различные комиссии,
товарище­ские суды и т. д.25. Данные организации привлекаются в неко­торых
случаях для выполнения отдельных действий по поруче­нию органов, входящих в
систему уголовной юстиции. Эти ор­ганы правомочны принимать к лицам,
совершившим правона­рушения, меры административного, а не уголовного воздейст­вия.
Кроме того, если признать такой подход к структуре сис­темы уголовной юстиции
правомерным, то в нее необходимо включать и многочисленные органы и организации,
которые привлекаются в качестве специалистов на стадии предвари­тельного
расследования и судебного разбирательства и т. д.

Для того чтобы провести эффективный структурный анализ
системы уголовной юстиции, следует: во-первых — выделить такое число связей
между ее элементами, которое необходимо и достаточно для существования,
функционирования и разви­тия системы; во-вторых — выявить различия
субординацион­ных (разноуровневых) и координационных (одноуровневых) отношений
между элементами системы26. При выделении свя­зей между элементами системы мы
выделяем свойство структу­ры, отражающее ее качественный уровень и называемое
цело­стностью системы.

Не менее важным при структурном анализе представляется
выявление и такого свойства структуры, как устойчивость, то есть количественный
аспект этого отношения, который выра­жается в том, что система должна быть по
возможности наибо­лее прочной.

Применительно к структуре системы уголовной юстиции данные
положения системного анализа нужно интерпретиро-

16

вать следующим образом: в чисто методологических целях аб­страгироваться
от функций подсистем как таковых и рассмат­ривать их как инструмент
структурного анализа. Данный под­ход позволяет выделить в системе
соответствующие элементы для выполнения определенных функций. Необходимость и
дос­таточность связей элементов определяется посредством выяв­ления необходимых
и достаточных связей между функциями этих подсистем. Так, функции
государственных учреждений, непосредственно связанных с осуществлением
правосудия, об­наружением события и лица, совершившего преступление, рас­следованием
содеянного, рассмотрением уголовного дела в су­де, исполнением наказания,
определяют и структуру системы уголовной юстиции: оперативно-розыскные
аппараты, органы предварительного расследования, суды и органы, исполняющие
наказания.

Вместе с тем необходимо учитывать, что структура системы
зависит прежде всего от природы ее компонентов27, причем природа компонентов
выражается в их правовом характере. Это означает, что их деятельность связана с
применением норм права к конкретным лицам — участникам правоотношений. Каждый
участник правоотношений имеет соответствующие субъективные права (меру
возможного поведения, гарантиро­ванного законом) и юридические обязанности
(меру должного субъекта правоотношения)28. Обеспечение гарантированных законом
прав граждан осуществляется коллегиями адвокатов путем оказания юридической
помощи прежде всего различным субъектам уголовно-процессуальной деятельности.

Органы прокуратуры призваны контролировать соблюдение
правовых норм участникам правоотношений, а также соблюде­ние законности со
стороны системы уголовной юстиции.

Это делает необходимым в структуру системы уголовной
юстиции, кроме названных государственных органов, включить адвокатуру и органы
прокуратуры. Что касается позиции неко­торых авторов, предлагающих включить
Министерство юсти­ции в систему уголовной юстиции, обосновывая это тем, что оно
обеспечивает организационное руководство аппаратом су­дебных исполнителей29.
Эту точку зрения, по нашему мнению, нельзя признать правильной. Организационно
деятельность системы уголовной юстиции обеспечивают многие органы, в том числе
научных. Но это не более, чем обеспечение деятель-

17

ности органов, входящих в систему уголовной юстиции, а не
деятельность по достижению целей этой системы. Главное от­личие этих
организаций от органов, входящих в систему уго­ловной юстиции, — отсутствие
функций, необходимых непо­средственно для решения задач, стоящих перед
системой.

Для выявления субординационных и координационных от­ношений
в системе уголовной юстиции следует исходить из того, что входящие в нее органы
относятся к исполнительно-распорядительным (оперативно-розыскные аппараты,
органы предварительного следствия, исполнения наказания), надзор-но-контрольным
(прокуратура), органам правосудия (суды)30.

Кроме того, в эту систему входят и коллегии адвокатов, ко­торые
к государственному аппарату не относятся, а являются общественными
организациями.

Органы, входящие в систему уголовной юстиции, подразде­ляются
и по положению в иерархии структуры государствен­ного аппарата. Так, правосудие
осуществляется в рамках город­ских, районных, муниципальных, областных и
Верховного су­дов. Органы прокуратуры также представляют собой систему,
включающую в себя Генерального прокурора РФ, районных и городских, областных
прокуроров. Оперативно-розыскные ап­параты, органы предварительного
расследования, органы, ис­полняющие наказания, также входят в различные по
уровню полномочий структуры. Однако при применении системного подхода к
изучению системы уголовной юстиции это обстоя­тельство не несет позитивного
начала. Поэтому мы не рассмат­риваем МВД, прокуратуру и суд как отдельные
системы, имеющие свою иерархию, структуру и т. д. Мы рассматриваем эта органы в
качестве элементов (подсистем) системы^ уголов­ной юстиции как одноуровневые.

Если между подсистемами системы уголовной юстиции, от­носящимися
к так называемым органам управления, отноше­ния могут быть как
субординационными, так и координацион­ными, и они определяются законом, а также
ведомственными нормативными актами, то их отношения с судами и прокурату­рой
основываются только на законе и носят консервативный характер.

Между органами правосудия, прокуратуры и подсистемами,
представляющими органы управления, отношения в подав­ляющем большинстве носят
субординационный характер. Так,

18

прокурорский надзор распространяется на все другие подсис­темы.
Его целью является обеспечение законности в деятельно­сти оперативно-розыскных
аппаратов, органов расследования, в принятии судебных решений, при исполнении
наказания. Прокурорский надзор является высшей формой контроля, он
осуществляется от имени государства и носит общегосударст­венный характер.
Особенностью органов прокурорского надзо­ра в системе уголовной юстиции
является то, что, в отличие от главной своей функции-надзора за соблюдением
законов в дея­тельности органов государственной власти и государственного
управления, они занимаются и вопросами управления, которые регламентированы
уголовно-процессуальным законодательст­вом.

По отношению к оперативно-розыскным аппаратам и орга­нам
предварительного расследования прокурорский надзор имеет ряд властных
полномочий, что и определяет отношения между ними. Прокурор также осуществляет
надзор за законно­стью всех судебных актов с правом опротестования их как в
кассационном, так и в надзорном порядке. Мнение прокурора, выступающего в суде
в качестве государственного обвинителя, хотя и учитывается судом, однако не
обязательно для него. Та­ким образом, в данном случае мы видим другой тип
отноше­ний: с одной стороны, они как бы похожи, на паритетные, а с другой —
остаются субординационными, так как суд не может проверять и опротестовывать
законность актов прокуратуры.

С органами предварительного расследования и дознания суд
строит свои отношения так же, как и с другими исполнитель­но-распорядительными
органами.

Суд, получая уголовное дело от органов дознания или пред­варительного
следствия, как бы оценивает их деятельность по установлению истины по делу и
выносит свое решение. Вместе с тем суд может вынести оправдательный приговор,
вернуть дело на дополнительное расследование и даже, обнаружив ка­кие-либо
нарушения закона, вынести в адрес органов рассле­дования частное определение,
которое для них является обяза­тельным для исполнения. Кроме того, в ходе исследования
до­казательств суд может обязать органы дознания и предвари­тельного следствия
выполнить поручения, касающиеся рас­сматриваемого дела.

Из анализа характера отношений между подсистемами сис­темы
уголовной юстиции видно, что оперативно-розыскные

19

аппараты, органы предварительного расследования, относя­щиеся
к органам управления в системе уголовной юстиции,’ выполняют функцию подготовки
средств для реализации функ­ции правосудия. Органы исполнения наказания, также
отно­сятся к органам управления, как исполняющая инстанция ре­шений судебных
органов. Это свидетельствует об устойчивости, системы в силу необходимости
связей и заинтересованности всех в достижении результатов каждой подсистемы.

Таким образом, в структуру системы уголовной юстиции входят
оперативно-розыскные аппараты, органы предваритель­ного следствия, суды, органы
исполняющие наказания.

В данной работе рассматривается деятельность в основном
оперативно-розыскных аппаратов органов внутренних дел т.к. они выполняют
основной объем работы, сведенной с осущест­влением оперативно-розыскной
функции, а так же во-первых, связано с трудностями организационного характера;
во-вторых, специфика их деятельности вряд ли может принципиальным образом
определить развитие и функционирование всей системы уголовной юстиции.

К оперативно-розыскным аппаратам органов внутренних дел
относятся: уголовный розыск УБЭП, УБОП, УНОН. Эти аппараты, если учитывать их
уголовно-процессуальный статус, входят в органы дознания. Однако по своим
сущностно-содержательным признакам они выделяются в отдельную под­систему.
Оперативно-розыскная деятельность, осуществляемая ими, представляет собой
наиболее результативную государст­венно-правовую форму борьбы с преступностью.
С одной сто­роны, оперативно-розыскные аппараты наделены правом ис­пользовать
специфические силы, средства и негласные методы в борьбе с преступностью.

С другой стороны, в соответствии с уголовно-процес-суальным
законом оперативные аппараты как органы дознания наделены и
уголовно-процессуальными функциями. Это дает им возможность с помощью
оперативно-розыскных методов не только выявлять преступления и лиц, их
совершивших, но и процессуальным путем закреплять, оформлять полученные
фактические данные в качестве доказательств. Соединение этих двух функций
способствует повышению эффективности борьбы с преступностью.

Значение оперативно-розыскных сил, средств и методов в
борьбе с преступностью возрастает в связи с повышением ор-

20

ганизованности и криминального профессионализма правона­рушителей.

Вместе с тем оперативно-розыскные аппараты призваны
подготавливать «фронт работы» для органов предварительного следствия и с
помощью присущих им негласных сил, средств и методов обеспечивать расследование
преступлений. Это может выражаться как в информационном, так и организационно-тактическом
аспектах.

Кроме того, в полном объеме оперативно-розыскные аппа­раты
самостоятельно решают некоторые задачи (предотвра­щение преступлений, участие в
перевоспитании осужденных и т. д.), стоящие перед системой уголовной юстиции.

В подсистему предварительного расследования организаци­онно
входят следственные подразделения МВД, ФСБ, налого­вой полиции и прокуратуры.
Внутреннее единство этой под­системы обеспечивает единство целей и единый
порядок осу­ществления процессуальной деятельности, закрепленный в за­коне
(ст.125—210 УПК РСФСР). Подсистема предварительного расследования является
основной, она обеспечивает функцио­нирование судебной подсистемы. Необходимые
суду материалы со своими выводами и обоснованием предварительного обви­нения
готовит только следователь. Эти материалы обличаются в форму обвинительного
заключения. Кроме того, следователь самостоятельно может решать вопрос о
виновности лица в со­вершении преступления и, прекратив уголовное
преследование, передавать материалы в комиссии по делам несовершеннолет­них или
для принятия мер общественного воздействия. В зако­не оговариваются также виды
преступлений, по которым сле­дователи должны вести расследование.

Подсистема судов подводит итог работы двух подсистем —
оперативно-розыскных аппаратов и органов предварительного следствия.
Деятельность судов осуществляется’ в рамках город­ских, районных, муниципальных
областных, Верховных судов. Причем если в низшем звене в судах обычно нет
четкого раз­граничения в рассмотрении уголовных, гражданских дел или
административных правонарушений, то в составе Верховных и областных судов
имеются уже специальные коллегии по уго­ловным делам.

Подсистема, осуществляющая функцию исполнения нака­зания, в
основном структурно входит согласно Федерального

21

Закона от 21.07.98 г. «О внесении изменений и дополнений в
законодательные акты РФ в связи с реформированием уголов-но-исполнительной
системы» органы исполняющие наказания, в т. ч. их оперативные аппараты
структурно входят в Мини­стерство юстиции РФ.

Эти подразделения организуют и осуществляют определен­ные
судами уголовные наказания.

Определив цели и структуру системы уголовной юстиции,
необходимо определить структуру ее подсистем, для определе­ния их функции
необходимо определить цели этих подсистем.

Целью подсистемы оперативно-розыскных аппаратов будут
являться предупреждение, выявление преступлений и лиц, их совершивших;
оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства; осуществление
розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся
от уго­ловного наказания, без вести пропавших граждан.

Целью подсистемы предварительного расследования являет­ся
установление истины по делу на стадии предварительного расследования, выявление
и устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений.

Целью подсистемы судов является установление истины по делу
в процессе судебного разбирательства, определение опти­мального уголовного
наказания за совершение преступления, выявление и устранение причин и условий,
способствующих совершению преступлений.

Целью органов, исполняющих наказания, является обеспе­чение
условий для исправления лиц, к которым применены меры уголовного наказания.

Целью прокуратуры является надзор за соблюдением закон­ности
всеми подсистемами, входящими в систему уголовной юстиции, и принятие
соответствующих мер в случае ее нару­шения.

Непосредственная цель участия адвоката в уголовном судо­производстве
заключается в оказании правовой помощи неко­торым участникам уголовного
процесса (обвиняемым, потер­певшим).

Такое определение целей нельзя считать окончательным. Цели
подсистем могут конкретизироваться и детализироваться до целей конкретной
правовой нормы либо до тех пор, пока они «не превратятся в совокупность частных
задач, решаемых конкретными органами и должностными лицами»31.

22

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

— общие цели, стоящие перед системой уголовной юсти­ции,
обеспечиваются средствами, которые, в свою очередь, яв­ляются целями подсистем,
ее составляющих;

— цели подсистем должны быть подчинены общей цели системы.
Вместе с тем нельзя правильно определить цель сис­темы уголовной юстиции без
учета целей уже сложившихся и реально существующих подсистем;

— одновременно цели подсистемы должны изменяться с
изменением или корректировкой общей цели системы;

— при определении целей системы уголовной юстиции сле­дует
учитывать возможности существующих подсистем, то есть исследовать необходимый
для достижения этих целей комплекс мероприятий, и в зависимости от этого
создавать новые, реор­ганизовывать старые структуры и изменить функции и т. д.;

— цели системы уголовной юстиции делятся на универсаль­ные и
специальные. Первые могут быть достигнута всеми под­системами, а специальные —
только подсистемами, функцио­нально приспособленными для их реализации.

Как отмечал К. Маркс, «государство не может рассматри­ваться
просто как действительность, оно должно рассматри­ваться как деятельность»32.
Чтобы рассмотреть систему уголов­ной юстиции в функциональном аспекте,
необходимо остано­виться на ее функциях. «Функции выступают и как формы,
способы проявления активности, жизнедеятельности системы и ее компонентов,
формы поведения, способствующие сохране­нию компонентов и системы, как
взаимосвязь, определяющая порядок включения компонентов, частей в целое»33.

Цели системы уголовной юстиции и ее подсистем являются базой
для определения основных функций системы уголовной юстиции и заключаются в
следующем:

— предупреждение преступлений; обнаружение преступле­ний и
лиц, их совершивших, розыск преступников;

— предварительное расследование уголовных дел; осуществ­ление
правосудия по уголовным делам рассмотрение дел в суде, определение мер
наказания;

— исполнение наказаний, исправление и перевоспитание
осужденных, обеспечивающие предупреждение преступлений;

— осуществление надзора за законностью функционирова­ния
системы уголовной юстиции;

23

— оказание юридической помощи субъектам
уголовно-процессуальной деятельности.

Кроме названных функций, на наш взгляд, правомерно бу­дет
сказать и о функциях системы уголовной юстиции под уг­лом «круга
деятельности»34. В этом случае правомерно рассмат­ривать следующие функции:

— оперативно-розыскную;

— предварительного расследования;

— осуществления правосудия;

— исполнения наказания;

— надзора за соблюдением законности;

— оказания правовой помощи.

Определив цели, функции и структуру системы уголовной
юстиции в соответствии с требованиями системного анализа, необходимо
исследовать взаимоотношения, которые складыва­ются между подсистемами. При
рассмотрении структуры сис­темы уголовной юстиции с позиций характера отношений
меж­ду подсистемами (координационных и субординационных) мы уже касались
некоторых аспектов складывающихся отношений. Тем не менее, по нашему мнению,
исследование фактически сложившихся отношений между подсистемами целесообразно
для получения объективных выводов и предложений.

Как отмечает В. Г. Афанасьев, «причинная зависимость су­ществует
не только между целыми и частями, но и между от­дельными частями или группами
частей, причем эта зависи­мость может осуществляться по типу или координации,
или субординации. Существует, наконец, детерминация целого ус­ловиями внешней
среды и обратное воздействие целого на внешние условия, что еще в большей
степени усложняет харак­тер детерминации в целостной системе»35.

Система уголовной юстиции значительно детерминирована.
Вместе с тем функции подсистем разграничены в законода­тельном порядке.
Нормативные акты достаточно детально оп­ределяют круг деятельности оперативных
аппаратов, которые должны в основном выполнять функцию выявления преступ­лений,
лиц, их совершивших. Деятельность органов предвари­тельного расследования и
судебных органов определяется уго-ловно-процессуальным законом и т. д.
Следователь и судья не могут выполнять оперативно-розыскную функцию, а оператив­ный
работник только в исключительных случаях может выпол-

24

нять процессуальные действия. Все более усиливается террито­риальная
автономность, подсистемы различных регионов име­ют очень слабые связи,
основанные лишь на ведомственных (МВД, ФСБ, прокуратуры и т. д.) нормативных
актах. Кроме того, в системе уголовной юстиции, как ни в какой другой, от­дельным
должностным лицам предоставлено право действовать по внутреннему убеждению и
подчиняться только закону, что, будучи демократичным по своей основе, входит в
противоречие с определенными положениями науки управления.

Таким образом, система уголовной юстиции по своей сути
является детерминированной системой, однако входящие в нее подсистемы обладают
известной автономностью.

Такое построение системы уголовной юстиции имеет поло­жительное
значение, так как существующее положение подсис­тем позволяет осуществлять
принцип состязательности, под­вергать неоднократной проверке фактические
данные, с помо­щью которых устанавливают истину.

Вместе с тем, говоря о взаимоотношениях подсистем, необ­ходимо
отметить, что все подсистемы частично подчинены друг другу. Так, согласно
уголовно-процессуальному закону и Зако­ну об ОРД следователь и суд имеют право
давать обязательные для исполнения определения или поручения органам дознания.
Если проведение предварительного следствия осуществляется на недостаточно
высоком уровне, то суд имеет право направить дело на дополнительное
расследование, вынести частное опре­деление в адрес органов дознания и
предварительного следст­вия и т. д.

Правильное толкование этих и других проблем, возникаю­щих
при организации деятельности системы уголовной юсти­ции, верное определение
цели системы и составляющих — ее подсистем «связано с моделированием и
количественным опи­санием системы уголовной юстиции, составляющих ее частей, а
также всех процессов ее функционирования»36.

Выполнение данной задачи предполагает прежде всего «фиксацию
определенных элементов и связей, характерных для изучаемого объекта»37.

Эти положения подтверждаются результатами изучения свя­зей и
отношений между подсистемами системы уголовной юс­тиции.

25

Так, оперативно-розыскные аппараты действуют в основ­ном для
создания условий функционирования подсистем пред­варительного расследования и
судебного разбирательства и опосредованно для создания условий функционирования
под­системы исполнения наказания.

Задача подсистемы предварительного расследования состоит в
установлении и доказывании в пределах, предусмотренных законом, обстоятельств
совершения преступлений, виновности обвиняемого, причин и условий,
способствующих совершению преступлений38.

Основной объем работы по сбору доказательств, доказыва­нию
вины лица, совершившего преступление, безусловно, вы­полняется на стадии
предварительного расследования. «Следует стремиться к тому, чтобы виновность
обвиняемого и вообще все обстоятельства дела были достоверно установлены уже на
предварительном следствии39.

Уголовно-процессуальный закон не только регламентирует
порядок производства предварительного следствия, но и наде­ляет следователя
самостоятельностью и возлагает на него от­ветственность за законное и
своевременное его проведение. С одной стороны, оперативно-розыскные аппараты и
органы предварительного следствия объединены общей целью, они со­вместно
работают по раскрытию и расследованию преступле­ний, сочетая имеющиеся в их
распоряжении методы и средст­ва. А с другой — при четком разграничении их
компетенции — то есть оперативно-розыскные аппараты путем использования
присущих им средств и методов обеспечивают фактические данные, способствующие
достижению истины (установление лица, совершившего преступление, и других
обстоятельств де­ла), а следователь, применяя процессуальные методы, проверя­ет
их и закрепляет в качестве судебных доказательств.

Кроме того, закон наделяет следователя рядом прав по от­ношению
к оперативно-розыскным аппаратам. Статья 127 УПК РСФСР наделяет его правом
давать отдельные поручения и указания обязательные для выполнения органами
дознания. Статья 119 УПК РСФСР предусматривает обязанность органов дознания
уведомлять следователя о результатах проведения ими оперативно-розыскных
мероприятий по установлению пре­ступника. Таким образом, законодатель закрепил
некоторое юридическое неравенство двух подсистем: оперативно-

26

розыскных аппаратов и органов предварительного
расследова-ния. Если первые рассматриваются как субъект обязанностей, то вторые
являются субъектами властных полномочий.

Специфика отношений между этими двумя подсистемами, на наш
взгляд, заключается еще и в том, что в правовом аспек-те для реализации общих
целей данные подсистемы наделены различными средствами ее достижения, то есть в
основе лежит принцип разделения функций и проверки фактических данных,
полученных оперативно-розыскными аппаратами, органами предварительного
расследования. И только после этого резуль-таты деятельности
оперативно-розыскных аппаратов начинают «работать» для достижения целей
системы. Отношения между этими двумя подсистемами характеризуются не только
взаимо-зависимостью, вызванной спецификой их функциональных возможностей, но и
большей степенью динамичности.

Так, при раскрытии наиболее опасных замаскированных
преступлений подсистемы могут создавать как бы отдельную систему, которая
«материально» выступает в форме следствен-но-оперативных групп40. Видимо, здесь
уместно говорить об интеграции соответствующих подсистем, которые, будучи
объе-динены и находясь в соединенном состоянии, приобретают ка-чества, не
свойственные им в разъединенном состоянии.

Например, приказом, предписывающим создание
следст-венно-оперативной группы, назначается руководитель группы. Ему
подчиняются остальные члены группы, которые вне груп-пы такими подчиненными не
являются. Своим распоряжением руководитель следственно-оперативной группы может
делеги-ровать полномочия на проведение отдельных процессуальных действий
работникам оперативных аппаратов, тогда как, нахо-дясь вне группы, они могут
получить такое право только в ре-зультате получения отдельного поручения
следователя и т. д.

Подсистема судебного разбирательства зависит от подсис­темы
предварительного расследования в отношении объема до­казательств, их вида,
систематизации, оформления. Суд не имеет права выходить за рамки обвинения,
установленного на предварительном следствии. Так. ст. 254 УПК РСФСР гласит:
«Разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и
только по тому обвинению, по которому они преданы суду». Таким образом, суд
функционирует лишь на той «базе», которую для него создает подсистема
предваритель-

27

ного расследования. Своими решениями суд как бы оценивает ее
деятельность. Так, если судом выносится обвинительный приговор, то этим как бы
констатируется и положительно оце­нивается факт достижения цели подсистемой
предварительного расследования.

И наоборот: если выносится оправдательный приговор или
уголовное дело направляется на дополнительное расследова­ние, то
устанавливается, что подсистема предварительного рас­следования поставленных
целей не достигла, то есть истина по делу не установлена.

Подсистема судебного разбирательства занимает особое ме­сто
среди других подсистем системы уголовной юстиции. Она не относится к органам
государственного управления и не за­нимается исполнительной и распорядительной
деятельностью, а действует самостоятельно.

Организационная деятельность судов регулируется законо­дательством
о судоустройстве, а их функционирование — зако­нодательством о судопроизводстве
(уголовным и гражданским процессуальным правом).

Однако поскольку в систему уголовной юстиции включается
только функция судов по рассмотрению уголовных дел, органи­зационное
«оформление» этой функции в различных звеньях судебной системы неодинаково.
Например, в составе Верхов­ных и областных судов имеются специальные коллегии
по уго­ловным делам. В народных же судах функция рассмотрения уголовных дел не
всегда организационно отделена от функции рассмотрения гражданских дел и
административных правона­рушений41. Кроме того, для подсистемы судебного
разбира­тельства характерно разделение функции на несколько под­функций —
первой, второй или надзорной инстанций.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ