§ 2. ОБЪЕКТЫ ИДЕНТИФИЦИРУЕМЫЕ И   ИДЕНТИФИЦИРУЮЩИЕ.   ПРОЦЕСС  ОТРАЖЕНИЯ И ПРОЦЕСС ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

§ 2. ОБЪЕКТЫ ИДЕНТИФИЦИРУЕМЫЕ И   ИДЕНТИФИЦИРУЮЩИЕ.   ПРОЦЕСС  ОТРАЖЕНИЯ И ПРОЦЕСС ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

213
0

Немаловажное значение для разрешения вопроса о тождестве в
процессе криминалистической идентифи­кации имеет деление объектов на
идентифицируемые и идентифицирующие. Основоположник теории кримина­листической
идентификации- С. М. Потапов считал такое деление объектов исходным ее
принципом: «Строгое раз­деление объектов идентифицируемых и идентифицирую­щих
представляет первый основной принцип идентифи­кации»1.

Существенное различие указанных двух видов объ­ектов он
видел в том, что «по отношению к одним объек­там непосредственно ставится и
подлежит разрешению основной вопрос о тождестве или отсутствии тождества, тогда
как другие объекты служат только материалом для разрешения этого вопроса.
Следовательно, одни объекты являются идентифицируемыми, отождествляе­мыми,
другие — идентифицирующими, отождествляю­щими»2.

Недостаточная четкость приведенных определений выразилась в
том, что  оба рассматриваемых  понятия

1  Потапов СМ.  Введение в криминалистику. М., РИО ВЮА,
1946, с. 19.

2  Потапов С. М. Принципы криминалистической идентифика­ции.
— «Сов. государство и право», 1940, № 1, с. 71.

12

бычп необоснованно сопоставлены с понятиями цели и сседств
идентификации. «Идентифицируемым,—указыва­ет Н В. Терзиев,—является объект,
отождествление ко­торого составляет задачу данной идентификации, иден­тифицирующим—объект,
служащий средством для отождествления»1. Однако, как было показано в ходе
дальнейшей разработки вопроса, сам идентифицируемый объект также может служить
средством разрешения воп­роса о тождестве. Например, ботинок, сравниваемый со
следом, подлежит отождествлению, т. е. является отож­дествляемым объектом.
Одновременно он используется для сравнения, являясь средством отождествления’—
отождествляющим объектом.

Подобного рода соображения2 указали на необходи­мость более
четкого определения основания рассматри­ваемой классификации, в качестве
которого, на наш взгляд, следует считать направление объективного отра­жения
признаков от объекта идентифицируемого к объек­ту идентифицирующему3,
устанавливаемое путем анали­за элементарного отражательного акта и роли
участвую­щих в идентификации объектов как источников и носи­телей
идентификационной информации. В соответствии с этим под идентифицируемыми
понимаются объекты-, отображающие свои свойства в других объек­тах (лица,
животные, предметы, вещества). Они являют­ся первоисточниками идентификационной
информации. К числу идентифицирующих относятся объекты, отображающие свойства
других объектов: материаль­ные следы в широком смысле слова (в том числе руко­писи,
фотоснимки, частички материалов и веществ), а также психические отображения в
сознании людей. Это — носители» информации о других объектах.
«.■

Любой объект в зависимости от направления отраже­ния
признаков может быть и отображаемым, и отобража-

Терзиев   Н.  В. Идентификация   в  криминалистике.— «Сов.
государство и право», 1948, № 12, с. 39—40.

Г’: Ко л дин   В. Я. Основные вопросы теории   и   практики
идентификации в   советской   криминалистике. Автореф.   канд. дисс.

(Wan,;o С г еливанов Н. А. Криминалистическая иденти­фикация.
— «Соц. законность», 1971, № 3, с. 138.

vHPfiHdaiIHbm принцип классификации нашел свое отражение в
ряде листка 1969Ис’^-ТСТИКИ (Криминалистика, 1971, с. 47; Кримина­листика,
1969, с. 55; Криминалистика, 1976, с. 61 и др.).

13

ющим. Топор, используемый преступником Для взлома,
отображает признаки своих частей на преграде. В то же время он воспринимает
следы рук преступника, частички преграды, краски и т. п. Однако в зависимости
от того, какое направление отражения проявилось в обнаружен­ных следах, в
конкретном акте идентификации исполь­зуется тот или иной комплекс признаков, и
объект высту­пает или в качестве отображаемого, или в качестве отображающего.
Классификация объектов на идентифи­цируемые и идентифицирующие позволяет в
сложном взаимодействии предметов, образующем механизм рас­следуемого события,
выделить элементарный отража­тельный акт, «анатомировать» его, разграничить
«источ­ник» и «адресат» отражения, определить направление воздействия, характер
и круг отображаемых признаков, составляющих идентификационную информацию. Это
создает предпосылки для методически правильно орга­низованного
идентификационного исследования. Особен­но наглядно значение указанной
классификации прояв­ляется при анализе «многослойных» и разнонаправлен­ных
отражательных актов.

След может содержать информацию не об одном, а о нескольких
идентифицируемых объектах. Так, дорожка следов на месте преступления отображает
признаки походки и обуви преступника, содержит молекулы его запаха. Определение
соответствующих пар объектов по­зволит выделить трасологическое,
функционально-дина­мическое и одорологическое идентификационные поля, избрать
соответствующие методики их исследования.

Не менее важно использование классификации при анализе
встречных отображений, когда не только воз­действующий объект вызывает след, но
и материальная среда, взаимодействуя с объектом, отображается на нем. Так, на
теле, одежде и орудиях преступника, оставляю­щих следы, закрепляются частички
поврежденных пре­град, краски, растительных и животных волокон с места
преступления. Обувь преступника не только сама остав­ляет след, но и
воспринимает частички почвы, растений, строительного мусора и других предметов,
находящихся на месте преступления. Соответственно может быть по­ставлена задача
идентификации отдельных видов расте­ний, участка местности, отдельных помещений
по следам на обуви.

Таким образом, методологическое значение рассмат-

14

аемой классификации состоит в том, что она дает снования для
выделения односторонне направленного отражательного акта, участвующей в нем
пары мате­риальных объектов, определения характера действующе­го
идентификационного поля.

Понятие идентификационного поля1 как совокупности
идентификационных признаков, получивших отражение в конкретных условиях
следообразования, существенно дополняет научный аппарат анализа процесса
отражения идентификационных признаков. Если понятия идентифи­цируемого и
идентифицирующего объектов характеризу­ют источник и носителя идентификационной
информации, то понятие идентификационного поля — природу и кон­кретный состав
сигналов идентификационной информа­ции в отображении.

Изучив характер идентификационного поля, можно выделить
подлежащие исследованию пары объектов и определить направление исследования.
Так, при иссле­довании машинописного текста можно установить:

по особенностям шрифта, отображенным в тексте, дефектам
литер, рычагов, лентопротяжного механизма и др. — пишущую машину, на которой
напечатан текст;

по особенностям техники машинописи: размещения текста,
акцентуации, переносов, перебивок и др. — лицо, напечатавшее текст
(дактилографа);  .

по особенностям письменной речи: грамматики, лек­сики, стиля
и др.— автора текста.

При наличии одного и того же источника информа­ции
(идентифицирующего объекта) могут быть выделе­ны различные идентифицируемые
объекты и в зависимо­сти от характера используемого идентификационного поля
проведены различные идентификационные иссле­дования.

Отражение является универсальным способом пере­дачи
идентификационной информации, и нельзя согла­ситься с авторами, которые
считают, что в отдельных случаях идентификации нет отражения, а потому нет
идентифицирующих объектов, а именно при исследова­нии материалов и веществ, при
идентификации целого по частям, при опознании2. Здесь имеют место особые

См.: Зйсман А. А. Заключение эксперта. М., «Юридическая
литература», 1967, с. 33.

См.: Митричев В. С. Вопросы теории судебной идентифи­кации,—«Труды
ЦНИИСЭ», вып. 2. М, 1970.

15

формы отражения1. Так, в частях и частицах материа­лов и
веществ отражаются интегративные свойства компактной массы или монолитного
объекта, от которого эти частицы отделены (качественный и количественный
состав, структура), в представлениях свидетеля — чув­ственно воспринимаемые
признаки внешности человека. «Информация основывается на отражении, не существу­ет
без него и имеет то же содержание, что и отражение: особенности отражаемого
объекта, о котором поступает информация»2.

Таким образом, нельзя признавать возможность иден­тификации
и отрицать отражение идентификационной информации. Если нет идентифицирующего
объекта, ото­бражающего в той или иной форме особенности иденти­фицируемого,
нет идентификационной информации, не­возможна и сама идентификация.

Не согласуется с рассмотренным общим принципом также
концепция судебной идентификации М. Я. Сегая, полагающего, что предметом ее
является не односторон­нее отражение одного объекта в другом, имеющее харак­тер
причинно-следственного отношения, а взаимодейст­вие объектов, их
взаимоотражение.

Поскольку проблема соотношения отражения и взаи­модействия
имеет для теории идентификации и кримина­листики в целом методологическое
значение, необходимо рассмотреть эту концепцию подробнее.

«Отождествить,—считает М. Я. Сегай,—значит уста­новить связь
взаимодействия исследуемого объекта с материальной средой преступления,
рассматриваемой в качестве не только отражающей, но и отражаемой сто­роны»3.
«Это означает, что и онтологической, и гносеоло­гической основой судебной идентификации
является исследование взаимоотраженных свойств всех взаимо­действующих
объектов»4. В основе рассматриваемой концепции лежит ошибочный тезис о том, что
процесс

1  Как правильно отмечает М. Я. Сегай, отождествление в слу­чаях
разделения целого на  части происходит  «за  счет  внутренней информации,
которую содержат об объекте его  отделенные части, имеющие одинаковую
физическую природу с отождествляемым це­лым» (Сегай М. Я- Указ. работа, 1970,
с. 31—32).

2  Украинцев    Б.   С.   Информация  и  отражение.—
«Вопросы философии», 1963, № 2, с. 31.

3  Сегай   М. Я. Указ. работа,. 1970, с.  109.

4  Там же, с. 108.

16

отражения, в ходе которого формируются объекты кри­миналистической
идентификации и так называемые «идентификационные связи», является процессом
дву­сторонним и что процесс отражения есть процесс взаимо­действия.
«Отражение,—утверждает М. Я. Сегай,—это всегда процесс двусторонний»1.

Между тем сущность отражения состоит именно в одностороннем
направленном воздействии одного объек­та на другой, в ходе которого «отражающая
система претерпевает изменения под воздействием отображаемой системы
(оригинала) и эти изменения в некоторой части воспроизводят особенности
оригинала»2. Отношение ори­гинала и следа определяется законом первичности и не­зависимости
отображаемого и вторичности и производ-ности следа3.

Утверждение, что отражение есть   «всегда   процесс
двусторонний», основано на смешении отражения и взаи­модействия. При тесной
связи этих категорий их необхо­димо отграничивать друг от друга, а также
различать >объекты идентификации и объекты взаимодействия.

Бесспорно, что «вне взаимодействия материальных ^образований
не существует ни процесса отражения, ни ‘его результата — собственно
отражения»4. Вместе с тем > очевидно, что «процесс отражения является одной
из (сторон процесса взаимодействия, а само отражение воз­никает как один из
результатов взаимодействия»5.

В условиях взаимодействия проявляется закон изби­рательности
отражения, обусловленный различием свойств взаимодействующих объектов и обусловливаю-;
щий направленность отражения: то, что отображается в одном объекте, не
отображается в другом, взаимодей­ствующем с ним, и наоборот. В силу
необратимости отно­шения причины и следствия процесс отражения получа­ет
одностороннюю направленность. «Адекватное элемен­тарное отображение,—считает
Б.   С.   Украинцев,—есть

1  Сегай  М. Я. Указ. работа, с. 107.

2  Ленинская теория отражения и современная   наука.  Отраже­ние,
познание, логика. София, «Наука и изкуство», 1973, с. 58.

3  См.: Ленинская теория отражения и современная наука. Отра­жение,
познание, логика, с. 58, 59;  К о р н ф о р т М.  Диалектический материализм.
М„ 1956, с. 315.

4  Ленинская теория отражения и современная  наука.  Отраже­ние,
познание, логика, с. 56.

5  Там же.

особый продукт односторонне направленного действия
материальных систем в особых условиях, представляю­щий собой воспроизведение в
иной форме особенностей отображаемой системы (с происходящими в ней процес­сами)
в особенностях процессов, происходящих в ото­бражающей системе без существенных
искажений»1. Таким образом, если процесс взаимодействия есть всегда процесс
двусторонний (он может быть и многосторон­ним), то процесс отражения всегда
односторонне направ­ленный процесс, и только в таком виде он входит в про­цесс
взаимодействия в качестве одной из его сто­рон2.

Отражение — это передача материи и движения, а
следовательно, и информации от оригинала к его ото­бражению, следу, но не
наоборот. Не может быть отра­жения, передачи информации от следа к оригиналу,
от идентифицирующего объекта к идентифицируемому. Не­правилен поэтому и тезис о
том, что идентифицируемый и идентифицирующий объекты при обратном отражении
меняются местами, а при встречном — являются «взаим­но идентифицирующе’
идентифицируемыми». Некор­ректна поэтому и сама постановка вопроса об «обрат­ных»3
и «встречных» идентификационных связях и ото­бражениях. Всякое отображение
есть, «прямое» (т. е. ■односторонне направленное) воспроизведение
особенно­стей оригинала в воспринимающем объекте. При «об­ратном» отображении
действует иное идентификацион­ное поле и роль «транслятора»— передатчика
особенно­стей играет уже другая система, способная отобразить

‘Украинцев Б. С. Отображение в неживой^ природе. М.,
«Наука», 1969, с. 64.

2  В  структуре  взаимодействия  выделяются
взаимодействующие объекты: A ~Z-  В я результаты взаимодействия:

а—отображение А в В, в — отображение В в А.

Таким образом, отношение А г£ В как отношение
взаимодей­ствия является двусторонним, а отношения А -> а и В ->■ в
как отношения отражения — односторонне направленными.

3  Приводимые М.  Я.  Сегаем примеры   «обратных
идентифика­ционных   связей» убеждают  в противном.   Наложения на  повреж­дающих
. орудиях, когда   волокнистые   материалы   одежды,   клеточ­ные ткани тела
отражаются на бампере автомашины, клинке ножа и т. д., являются примерами таких
же «прямых» отображений, как отпечаток бампера на одежде, раневой канал,
оставленный клинком, и т. д. (см.: Сегай М. Я.  Указ, соч., 1970).

18

-вой свойства в ином объекте. След, отображение, иден­тифицирующий
объект есть во всех случаях результат одностороннего, «прямого» (а не
«обратного» или «встречного») отражения.

Выделение односторонне направленных элементар­ных отражений
и соответствующих им объектов — необ­ходимый исходный прием анализа взаимодействия.

Взаимодействие — это двусторонний процесс. Чтобы понять его
как целое, этот процесс необходимо мыслен­но расчленить, принимая один из
взаимодействующих’ объектов за первичный, действующий, а другой — за вто­ричный,
подвергающийся воздействию, а затем повто­рить операцию в обратном порядке. Не
забывая искус­ственности приема, далее можно перейти к изучению совокупного
результата взаимодействия.

При анализе взаимодействия мы должны в первую очередь
выделить составляющие его действия и соответ­ствующие им пары объектов
идентификации. Так, в при­водимом М. Я. Сегаем примере идентификации ломика по
следам давления на взломанном сейфе идентифици­руемым будет ломик, а
идентифицирующими — следы давления на сейфе. Изучение следов будет производить­ся
с целью выделения идентификационных признаков оставившего их ломика (внешнего
строения, частичек металла и т. п.). Схематически процесс отражения и
участвующие в нем объекты можно обозначить: «А- а», где «А» — ломик, а «а» —
его следы на сейфе. Если же на ломике, обнаруженном при обыске у
подозреваемого, будут обнаружены частички краски, предположительно относящиеся
к покрытию сейфа (так называемое «обрат­ное» отражение), идентифицируемым
объектом будет покрытие сейфа,, а идентифицирующими — частички краски, изъятые
с ломика и сейфа.

Процесс отражения и участвующие в нем объекты можно
обозначить в этом случае: «В -»■ в», где «В» —, покрытие сейфа, а «в» —
обнаруженные на ломике час­тички краски.

Вследствие необратимости причинной связи, а также
избирательности процесса отражения в каждом из взаи­модействующих объектов
формируется новая пара объ­ектов идентификации со взаимно противоположным на­правлением
формирующего след воздействия. Поэтому требуется новое идентификационное
исследование. Отме­тим попутно, что такие исследования должны произво-

2*
19

диться и различными специалистами: трасологом — по следам
давления и химиком-криминалистом — по следам краски1.

Из сказанного следует, что приводимая М. Я. Сегаем схема
«встречных» идентификационных связей «А X В» не соответствует отношениям и
связям, складывающимся в процессе отражения, и, значит, не выражает отношений и
связей между объектами идентификации. Нельзя признать удачной и схему,
обозначающую «обратную идентификационную связь». Данная схема может толковаться
как обращение действия (следствия) на причину, что невозможно в силу
необратимости причин­ной связи.

Проблема взаимодействия’ не может быть сведена только к
проблемам идентификации. Для ее разрешения требуется применение
соответствующего комплекса ме­тодов. Например, в качестве основного метода при
иссле­довании механизма взаимодействия транспортных ередств, пассажиров,
пешеходов, а также дорожной обстановки при транспортных происшествиях использу­ется
информационное моделирование аварийной ситуа­ции и механизма взаимодействия
всех объектов в этой ситуации. Информационное моделирование, в основе которого
лежит гипотеза, дополняется непосредственным исследованием материальной
обстановки путем наблюде­ния, измерения, сравнения и эксперимента. Проверка
предположений о контактных поверхностях столкнув­шихся транспортных средств
производится путем иссле­дования размеров, форм, расположения следов на по­врежденных
транспортных средствах, сопоставления сле­дов, экспериментального совмещения
следов и повреж­дений. Следы и повреждения на транспортных средствах изучаются
также в связи со следами на дорожном по­крытии и прилегающих предметах: следами
торможения, опрокидывания, частицами стекла, лакокрасочного по­крытия, следами
крови и т. д.; производятся кримина­листическое и судебно-медицинское
исследования одеж­ды и тела потерпевшего, судебно-медицинское исследо­вание
трупа. Полученные данные могут быть подвергну­ты математической обработке, в
том числе на ЭВМ.

1 О необходимости в такого рода случаях комплексной экспер­тизы
будет сказано» ниже.

20

Структура материального взаимодействия объектов, находящаяся
в орбите расследования, как видно из при­веденного примера, может быть весьма
сложной, и в ее анализе следует различать три основных уровня.

1. Исследование элементарного взаимодействия двух простых
объектов по схеме:1

2. Исследование  сложного  динамического взаимодействия ряда
.объектов по схеме:   ■

3. Исследование взаимодействия материальных комплексов,
представляющих элементы преступления: субъекта (С), орудия (средства)   (О),
предмета (П) преступления по схеме:

>п

Нетрудно убедиться, что анализ процессов взаимо­действия на
указанных уровнях требует различного ин­формационного обеспечения. Если в
первых двух случаях исследования могут быть осуществлены на основе информации,
полученной в ходе отдельных следствен­ных действий (осмотра, экспертизы и др.),
т. е. частных информационных систем, то в третьем—»необходимо исследование,
осуществляемое с использованием всей собранной по делу информации, т. е. общей
информаци­онной системы.

‘ Различные    схемы     подобных    взаимодействий
приводятся

b.   G. Украинцевым   (см.:  Украинцев Б. С.   Указ. работа,
1969,

c.
18—20).
.

Следует учесть, что взаимодействие каждой пары объектов внут­ри
«блока» уже не является элементарным, так как в нем опосред­ствованно участвуют
и другие входящие в «блок» взаимодействую­щие объекты.

21

Таким образом, для исследования взаимодействия материальных
объектов и механизма расследуемого со­бытия используется комплекс
логико-информационных, общетехнических и специальных криминалистических методов
исследования.

Каково же место идентификации в этом комплексе?

Прежде всего она выступает как прием анализа эле­ментарного
взаимодействия материальных тел, о чем уже сказано выше. Положительный
результат идентифи­кации по отпечаткам — следам одностороннего направ­ленного
воздействия равноценен установлению факта контактного взаимодействия объектов,
поскольку след в этом случае есть результат контактного воздействия образующего
объекта на воспринимающий. В случае недостатка информации в одном отпечатке
может быть проведена идентификация по серии отображений, в том числе
«встречных». Как было отмечено нами ранее1, основания суммирования информации,
содержащейся в различных отображениях, лежат за пределами собствен­но
идентификационного исследования. Таким основани­ем в случае «встречных»
отображений является единство механизма их образования, выраженное во взаимном
соответствии механизма образования исследуемых ото­бражений и их соответствии
механизму расследуемого события. Нами рассматривался также комплекс исполь­зуемых
при этом экспертных и следственных методов, обращалось внимание и на
комплексные исследования, в ходе которых используются и идентификационные
признаки, и признаки механизма взаимодействия объек­тов. Структуре именно таких
комплексных исследований соответствует описываемая М. Я. Сегаем «гносеологиче­ская
модель судебной идентификации», «где искомый и контактировавший с ним объект
соединены механизмом взаимодействия   в   единый   идентификационный блок»2.

Кроме того, идентификация может рассматриваться как способ
анализа причинной связи и иных существен­ных обстоятельств расследуемого
события3 опосредство­ванно, через установление контактного взаимодействия
материальных тел.

1  См.: Ко л дин В. Я.   Идентификация и ее роль в установле­нии
истины по уголовным делам. М., Изд-во МГУ, 1969, с. 129.

2  С era й М. Я. Указ. соч., 1970, с. 113.

3  См. об этом в гл. VI.

22

Резюмируя сказанное о соотношении методов иденти­фикации и
методов исследования взаимодействия, следу­ет отметить:

а)   идентификация используется как первоначальный прием
анализа элементарного взаимодействия   матери­альных тел, а опосредствованно и
для анализа сложного взаимодействия, развития причинной связи и механизма
расследуемого события в целом;

б)   анализ механизма взаимодействия может послу­жить для
расширения базы идентификационного иссле­дования и обоснования вывода о
тождестве путем сум­мирования   идентификационной   информации,   содержа­щейся
в различных отображениях;

в)   тесная взаимосвязь  рассматриваемых исследова­ний не
означает их слияния, а, напротив, требует четкого разграничения. Такое
разграничение выражено в тради­ционном  различии идентификационных и
«неидентифи­кационных»,  или   «диагностических»,   криминалистиче­ских
исследований.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ