Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 29      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

    1.1. Признание права на алименты

    Защита способом признания права широко использует-

    ся при решении споров, вытекающих из алиментных обяза-

    тельств. Споры о наличии права на алименты несовершен-

    нолетних детей и корреспондирующей ему обязанности

    родителей, как правило, не возникают, ибо правовая связь

    между ними по советскому законодательству не зависит

    от каких бы то ни было дополнительных факторов (нужда-

    емости ребенка и заработка проживающего с ним родителя,

    дееспособности и имущественного положения родителя-

    ответчика) ".Алиментное правоотношение возникает из са-

    мого факта происхождения ребенка от родителей, удосто-

    веренного в установленном законом порядке '^

    Наличие права на алименты и алиментной обязанности

    подтверждается судом с целью усиления воспитательного

    воздействия судебного решения. Спор о самом праве не-

    совершеннолетних детей на алименты возникает лишь

    тогда, когда дети находятся на полном содержании госу-

    дарственной или общественной организации. В большин-

    стве же случаев предметом судебного спора выступает

    право на принудительное исполнение алиментной обязан-

    ности, если у плательщика алиментов имеются дети от

    разных браков и есть основания предполагать, что иск

    предъявлен с целью уменьшить в будущем размер алимен-

    тов другим детям или уменьшить размер удержаний, из

    заработной платы в возмещение ущерба, причиненного

    плательщиком алиментов. В связи с этим Пленум Верхов-

    ного Суда СССР в постановлении от 25 марта 1982 г.

    <О практике рассмотрения судами споров об установлении

    отцовства и взыскании алиментов> обратил внимание су-

    дов на необходимость проверки причин предъявления иска.

    Спор о допустимости принудительного взыскания али-

    ментов возможен и тогда, когда в связи с разводом оба

    родителя продолжают проживать совместно с детьми и

    нести одинаковые расходы по их содержанию и воспи-

    танию.

    Необходимость признания самого права на алименты

    возникает главным образом в отношениях между совершен-

    82

    нолетними членами семьи. Наибольшее количество судеб-

    ных дел о взыскании алиментов в пользу совершеннолет-

    них членов семьи составляют дела о взыскании алиментов

    в пользу одного из супругов.

    Стабильность семьи во многом определяется уровнем

    взаимной заботы супругов. Учитывая важность этого фак-

    тора, ч. 1 ст. 13 Основ законодательства о браке и семье

    закрепила морально-этическое правило: <Супруги обязаны

    материально поддерживать друг друга>. Действие этой

    нормы не связывается ни с возрастом, ни с причинами,

    обусловившими  материальную  нуждаемость  супруга.

    <В случае отказа в такой поддержке, - записано далее

    в ч. 1 ст. 13 Основ, - нуждающийся в материальной

    помощи супруг ... имеет право по суду получать содержа-

    ние (алименты) от другого супруга, если последний в

    состоянии его предоставить>.

    Неточность содержащихся в данной норме юридических

    формулировок привела некоторых к выводу, что обязан-

    ность по содержанию и алиментное правоотношение в це-

    лом возникает с момента неисполнения морального пра-

    вила поведения ^. Однако с таким утверждением трудно

    согласиться: обязанность по оказанию материальной по-

    мощи одному из супругов существует как моральный долг

    со времени вступления в брак, а как юридическое веле-

    ние - с момента возникновения необходимых к тому осно-

    ваний.

    С появлением нетрудоспособности и других оснований,

    предусмотренных ч. 1. ст. 13 Основ, моральная и правовая

    обязанности существуют параллельно, дополняя друг дру-

    га. Возникновение права на алименты и корреспондирую-

    щей ему обязанности по содержанию одного из супругов

    не связывается с нарушением нормальных семейных отно-

    шений. Отказ в предоставлении содержания может послу-

    жить лишь одной из причин обращения в суд с требова-

    нием о принудительном взыскании алиментов.

    Положение ч. 1 ст. 13 Основ неточно и в том плане,

    что связывает принудительное взыскание алиментов с фак-

    том его неисполнения в добровольном порядке, однако

    согласно ст. 23 Основ это не может служить препятствием

    для вынесения судебного решения.

    В ч.1 ст. 13 Основ сформулированы два самостоятель-

    ных алиментных правоотношения супругов. Первое пред-

    ложено называть общим, поскольку обладателем права на

    алименты и носителем обязанности по их предоставлению

    могут быть как муж, так и жена без каких бы то ни было

    оговорок. Второе алиментное правоотношение предусмот-

    рено в случае беременности жены и наличия у нее ребенка

    до достижения полуторагодичного возраста. Его предло-

    жено называть специальным, поскольку оно по многим

    признакам существенно отличается от общего '\

    Возникновение и существование общего алиментного

    правоотношения супругов обусловлено наличием сложного

    юридического состава, одним из элементов которого явля-

    ется нетрудоспособность лица, претендующего на матери-

    альную помощь.

    В число нетрудоспособных включены лица, достигшие

    общего пенсионного возраста, инвалиды 1 и II групп. Инва-

    лиды III группы были признаны таковыми после долгих

    научных споров, колебаний судебной практики ^.

    Непризнание инвалидов III группы в качестве нетрудо-

    способных было обусловлено тем, что сторонники этой

    позиции не видели разницы междуюридической и фактиче-

    ской нетрудоспособностью, хотя эти понятия не идентичны.

    Юридическая нетрудоспособность обусловлена инвалидно-

    стью, пенсионным возрастом и означает отсутствие обязан-

    ности трудиться. Фактическая нетрудоспособность обуслов-

    лена состоянием здоровья и означает отсутствие возможности

    трудиться. Юридическая и фактическая нетрудоспособ-

    ность не всегда совпадают. Так, инвалиды не только II,

    но и 1 группы нередко сохраняют физическую возможность

    трудиться. Что касается инвалидов III группы, то часть

    сохранившейся трудоспособности у них самая высокая.

    Это дает иногда основание заключить, что их право на али-

    менты возникает только в случаях, когда они не могут по-

    лучить работу, соответствующую состоянию здоровья, и не

    в состоянии обеспечить себя за счёт личного труда ^.

    Однако это утверждение спорно. Отказ в реализации воз-

    можности трудиться в сфере общественного производства

    не ведет к отрицанию возможности возникновения права

    на алименты. Нереализованное право трудиться, а тем

    самым и возможность за счет своего труда улучшить ма-

    териальное положение должны приниматься во внимание

    нри решении вопроса о нуждаемости в материальной по-

    мощи.

    Алиментная обязанность может возникнуть и в случае

    временной нетрудоспособности. Отрицание этого факта '"

    из закона не вытекает. Право на алименты нетрудоспособ-

    ного супруга связано с его нуждаемостью в материальной

    помощи. Нуждаемость, как отмечает В. Ф. Маслов, должна

    рассматриваться как нуждаемость определенного лица ^.

    Наличие или отсутствие так называемого прожиточного

    минимума не могут быть в этом случае решающими фак-

    торами. Алиментная обязанность может возникнуть лишь

    у того из супругов, кто в состоянии предоставить мате-

    риальную помощь.

    В отличие от общего в специальном алиментном право-

    отношении обязанным может быть только муж; жена как

    обладатель права на алименты должна быть беременной

    или иметь ребенка до достижения полуторагодичного воз-

    раста. Несовершенство законодательной техники, проявив-

    шееся в формулировании двух самостоятельных алимент-

    ных обязанностей в одном предложении, привело к спору

    о дополнительных основаниях возникновения специальной

    алиментной обязанности, в частности о том, должна ли

    жена быть нетрудоспособной и доказывать нуждаемость в

    материальной помощи.

    Игнорирование того факта, что в ч. 1 ст. 13 Основ уста-

    новлены два самостоятельных алиментных обязательства,

    послужило основанием для вывода о том, что жена в пе-

    риод беременности и в течение полутора лет после рожде-

    ния ребенка имеет право на алименты <при тех же усло-

    виях>, т. е. при условиях, установленных для общей

    алиментной обязанности, что жена <считаются нетрудоспо-

    собной> на протяжении всего этого времени ^ или же прирав-

    нивается к нетрудоспособному лицу ^.Однако нет необходи-

    мости считать такую жену нетрудоспособной, поскольку

    ее право на алименты может возникнуть с первых недель

    беременности независимо от состояния ее здоровья. Поэто-

    му признак нетрудоспособности должен быть отброшен как

    не вытекающий из закона.

    Относительно нуждаемости как основания возникнове-

    ния права на алименты продолжает вестись дискуссия.

    По мнению одних, жена должна доказать, что она нужда-

    ется в материальной помощи, не имея достаточного прожи-

    точного минимума^'. Работающая беременная женщина

    права на алименты не имеет, считают другие, поскольку

    ее материальное положение в связи с беременностью не

    изменилось ^.

    Последняя позиция имеет основанием определение су-

    дебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда

    РСФСР от 21 августа 1972 г. по делу Б. Отменяя судебное

    постановление об удовлетворении иска, судебная коллегия

    указала, что Б. после рождения ребенка работает, получая

    более 100 р. в месяц, в материальной помощи не нуждает-

    ся и поэтому права на алименть< не имеет ^. '

    В. П. Шахматов считает такое определение обоснован-

    ным. <Иначе, - пишет он, - взыскание алиментов пре-

    вратится в своеобразную форму благотворительности, что

    несовместимо с целью алиментного обязательства между

    супругами>^. Прав Ш. Д. Чиквашвили, отмечая, что при-

    суждение жене алиментов не является вознаграждением

    за беременность и рождение ребенка. Но нельзя согласить-

    ся с утверждением автора, что <вряд ли целесообразно

    устанавливать правило о допустимости возложения обя-

    занности уплачивать алименты лицу (даже жене в период

    беременности), которое в них не нуждается> ^.

    Сторонники этой позиции упускают из вида немаловаж-

    ное обстоятельство, на которое обратил внимание В. Ф. М.а-

    слов: <закон исходит из того неопровержимого обстоятель-

    ства, что беременность и наличие ребенка до достижения

    им 1,5 лет всегда связаны с дополнительными расходами.

    Необходимость таких расходов очевидна и специальному

    судебному установлению не подлежит ^. Дополнительные

    расходы, как отмечала Т. Б. Мальцман, должны возла-

    гаться на обоих родителей ребенка ".

    Право беременной и женщины-матери на алименты

    зависит лишь от материального положения мужа ^. Имен-

    но такой вывод с неизбежностью вытекает из толкования

    ч. 1 ст. 13 Основ, способствующей созданию необходимых

    условий для нормального развития плода, укреплению

    здоровья беременной женщины, женщины-матери и самого

    ребенка.

    Однако на практике суды нередко отказывают в при-

    знании права на алименты за работающей истицей, как

    это было сделано судебной коллегией Верховного Суда

    РСФСР по делу Б. В литературе уже обращалось внима-

    ние на неправильность этого определения ^, однако его

    опубликование и отсутствие до сих пор руководящего

    разъяснения на уровне Пленума Верховного Суда респуб-

    лики или Пленума Верховного Суда СССР привело к тому,

    что предусмотренное законом право беременной женщины

    и матери, имеющей ребенка до достижения полуторагодич-

    ного возраста, реализуется зачастую лишь в том случае,

    если она не работает и в связи с этим нуждается в мате-

    риальной помощи. Социально ценное предписание закона

    в связи с нечеткостью его изложения оказалось, таким

    образом, малоэффективным.

    Предметом судебного признания может быть и право

    родителей на алименты вследствие их нетрудоспособности

    и материальной нуждаемости. Алиментная обязанность

    совершеннолетних детей не связывается законом с их ма-

    териальным положением. Выходя за пределы своей компе-

    тенции, Пленум Верховного Суда УССР в п. 15 постанов-

    ления от 15 июня 1973 г. <О некоторых вопросах, возникших

    в судебной практике по применению Кодекса о браке и

    семье Украинской ССР> указал, что дети могут быть

    освобождены от алиментной обязанности в тех исключи-

    тельных случаях, когда они по своему имущественному

    положению лишены возможности предоставить помощь ро-

    дителям.

    Право родителей на алименты - это право каждого

    из них. Поскольку в алиментном правоотношении множе-

    ственность лиц исключается, при предъявлении родителями

    иска об алиментах судам надлежит определять не общую

    сумму алиментов, а сумму, взыскиваемую на долю каждого

    из них. Однако на практике сумма алиментов определяется

    с каждого из ответчиков в пользу обоих родителей. Это

    неверно не только потому, что утверждает неприемлемую

    идею солидарности права в алиментном обязательстве, но

    и потому, что создает в случае конфликта между родите-

    лями или смерти одного из них необходимость пересмотра

    взыскиваемой суммы.

    Несколько иначе, чем в кодексах других союзных рес-

    публик, определены в УССР условия возникновения права

    на алименты других членов семьи и родственников. В соот-

    ветствии со ст. 95 Кодекса о браке и семье обязанность по

    содержанию несовершеннолетних детей, неимеющих роди-

    телей, может быть возложена на деда, бабку, брата,

    сестру, а также на отчима и мачеху ребенка и на лиц, ко-

    торые постоянно воспитывали ребенка и содержали его

    как члена своей семьи, предоставляя ему систематическую

    материальную помощь.

    Таким образом, согласно Кодексу о браке и семье УССР,

    алиментное правоотношение может возникнуть лишь по

    отношению к сироте. Наличие родителей, несмотря на от-

    сутствие у них возможности содержать своего -ребенка, не

    ведет к возникновению алиментной обязанности у других

    лиц. Возникновение такого алиментного правоотношения

    не связывается с другими дополнительными условиями, в

    частности с их имущественным положением. Употребив

    формулировку <обязанность может быть возложена>, закон

    тем самым обязывает суд определить возможность воз-

    никновения права на алименты. Тем самым суд наделяется

    правосозидающей функцией, что противоречит теории со-

    циалистического права.

    В кодексах о браке и семье других союзных республик

    вопросе праве несовершеннолетнего на алименты реша-

    ется отдельно применительно к каждому из родственников,

    а не в общей норме; четко определяются условия его воз-

    никновения. Так, по ст. 85 Кодекса МССР право пасынка

    (падчерицы) на алименты от отчима и мачехи возникает

    в случае, если они находились у последних на содержании

    и воспитании и если отчим и мачеха обладают достаточ-

    ными средствами. Следовательно, правовое отношение

    связывается с этими обстоятельствами. Решение суда лишь

    лодтверждает наличие существующего уже субъективного

    права.

    Своеобразная .экономия законодательного материала в

    Кодексе о браке и семье УССР привела к существенным

    просчетам в регулировании алиментных отношений. В связи

     -с изложенным предлагается следующая формулировка

    ст. 95 Кодекса о браке и семье УССР:

    <Дед, бабка, брат и сестра, имеющие достаточные сред-

    ства, обязаны содержать несовершеннолетних детей, не

    имеющих родителей.

    Отчим и мачеха, имеющие достаточные средства, обя-

    заны содержать таких детей, если они ранее совместно с

    ними проживали.

    Другие лица, взявшие такого ребенка как члена своей

    семьи, обязаны содержать его. В случае отказа в будущем

    от добровольного предоставления содержания алименты

    могут быть взысканы с них, если они обладают достаточ-

    ными для этого средствами>.

    Соответственно требует изменений ст. 96 Кодекса о

    браке и семье УССР, устанавливающая круг лиц, обязан-

    ных содержать нетрудоспособных совершеннолетних членов

    семьи.

    Теоретический и практический интерес представляет

    вопрос о взаимосвязи алиментного и деликтного обяза-

    тельств.     '.

    М.в интересах своей недееспособной дочери обратилась

    к Ш. с иском о взыскании алиментов. Душевная болезнь

    и последующая нетрудоспособность дочери, с ее слов, яви-

    лись результатом систематических издевательств и избие-

    ния со стороны ответчика. Народный суд в иске отказал,

    поскольку инвалидность наступила спустя три года после

    прекращения брака.

    В решении по делу В. суд указал, что, поскольку истица

    считает свою нетрудоспособность следствием причинения

    ей травмы ответчиком, то, если это будет доказано, спор

    надлежит рассматривать по ст. 440 Гражданского кодек-

    са УССР.

    В первом случае суд, как это вытекает из сущности

    решения, удовлетворил бы иск об алиментах, наступи инва-

    лидность в пределах годичного срока; во втором решение

    <:уда об отказе в иске было предопределено мнением о не-

    возможности возникновения алиментного обязательства,

    если нетрудоспособность истца явилась результатом проти-

    воправного поведения ответчика.

    По мнению Н. Шишигиной, потерпевшему супругу при-

    надлежит право выбора: требовать либо возмещения

    вреда, либо получения алиментов, либо того и другого

    вместе ^.

    Возмещение вреда, причиненного повреджением здо-

    ровья или увечьем, являясь имущественной ответствен-

    ностью, преследует цель восстановления имущественного

    положения потерпевшего, существовавшего до увечья. Раз-

    мер возмещения определяется полной суммой причиненного

    вреда и не зависит от наличия членов семьи, обязанных

    содержать потерпевшего по нормам семейного законода-

    тельства.

    С точки зрения полноты возмещения предъявление

    требования по ст. 440 ГК УССР является для истца пред-

    почтительным. Трудность, однако, для него состоит в до-

    казывании причинной связи между своей нетрудоспособ-

    ностью и противоправным поведением ответчика. Именно

    этот факт может быть решающим при выборе одним из

    супругов способа защиты своих прав.

    Поскольку возмещение ущерба в полном объеме не

    всегда исключает нуждаемость в материальной помощи,

    возможность предъявления иска об алиментах не должна

    исключаться. Сочетание алиментного и деликтного обя-

    зательств позволит наиболее полно защитить имуществен-

    ные интересы нетрудоспособного супруга, явится дополни-

    тельной гарантией охраны здоровья граждан.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 29      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.