Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 2253

Разделы

Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право
загрузка...



3.2. Основания приобретения и прекращения права собственности

Способы приобретения права собственности, с наступлением которых лицо приобретает такое право, юристами издавна, еще с римского права, принято подразделять на первоначальные и производные т. Такое деление было принято в России не только в дореволюционный период, но действует и сейчас. Использовалось оно и в Средние века (Ирнерий)293. Гай писал: «Иногда мы приобретаем право собственности на вещи по всеобщему праву, которое на естественном основании одинаково соблюдается среди всех людей, иногда по цивильному праву, то есть по собственному праву нашей гражданской общины»294.

Способ считался первоначальным, если право собственности в лице одного субъекта устанавливалось независимо от другого лица. В римском праве, как сообщал Гай, первоначальное приобретение права собственности было основано на естественном порядке вещей и обычно регулировалось по ius gentium. Римские юристы к первоначальным способам приобретения относили завладение (occupatio), спецификацию

87

 

(specijicatio), соединение вещей (accessio), приобретательную давность (usucapio), приобретение плодов, клад (thesaurus), находку.

Способ считался производным, когда право собственности в лице одного субъекта устанавливалось на основании права прежнего собственника. Со времени Законов XII таблиц главным производным способом приобретения права собственности была манципация, а также существовал менее сложный способ приобретения собственности — судебная цессия (in jure cessio). Ввиду их сложности и громоздкости они были вытеснены новым способом — традицией (traditio). Под ней подразумевалась передача вещи с намерением переместить и право собственности на нее. Она осуществлялась на основании договоров купли-продажи, дарения, мены и т. п. В Кодификации Юстиниана традиция была закреплена в качестве единственного способа приобретения собственности. Кроме частных способов приобретения собственности, в римском праве были еще публичные способы, в частности приобретение собственности на основании закона, публичная лицитация (торги), раздел государственной земли. Производным способом приобретения права собственности считалось также присвоение плодов собственником вещи или ее добросовестным владельцем, а также узуфруктарием295.

Российская цивилистика проводит такое же деление способов возникновения права собственности, как в римском и русском праве.

Наиболее древним и наиболее важным оригинальным способом приобретения собственности является оккупация (occupation) — захват, завладение вещью. Римское право предусматривало, что путем такого захвата можно было приобрести право собственности на вещи, которые вообще не имели собственника (бесхозяйные вещи), и вещи, от права собственности на которые собственник отказался (брошенные вещи).

Вещи, не имеющие хозяина, назывались res nullius. К ним ïðèíàäëåæàëè: «Ferae bestiae et volucres et pisces, id est ornnia animalia quae in terrra mari coelo nascuntur»296 («äèêèå æèâîòные, и птицы, и рыбы — все то, что живет, все, что находится на земле, в море и на небе»).

 

К этим вещам относились и животные, когда-то одомашненные, но опять одичавшие, жемчуг и драгоценные камни, найденные в море или на берегу; возникшие острова.

Вещи, которые хозяева отвергли с намерением никогда больше не включать их в свое имущество, отказавщись от права собственности на них, назывались «res derelictae»297.

Юридически в тождественном положении оказались и res hostilesm — имущество военного противника (принадлежало ли оно государству или населению), захваченные территории, то есть вещи, чьи хозяева не обладали правовой защитой своей собственности по уложениям римского права.

Таким образом, предметом оккупации могли быть бесхозяйные вещи, брошенные вещи и вещи врагов, как и сами враги2".

В римском праве существовала норма300, согласно которой вещи, относившиеся к имуществу любого из указанных видов, становились собственностью того, кто первым завладел им (res nullius cedit primo occupanti). Классические юристы не были, однако, едины в вопросе о режиме брошенных вещей до момента захвата301.

«Сабинианцы, чье мнение по этому вопросу впоследствии возобладало, — отмечал исследователь римского права Д.В. Дождев, — исходили при решении контроверзы из того, что собственность на брошенную вещь утрачивается вместе с владением. На этом основании Сабин и Кассий не считали возможным признать состав кражи (furtum) при occupatio брошенной вещи, даже если захватчик овладевал ею с противоправным намерением, полагая, что совершает воровство (animo turandi). Мнение последователей Прокула оказала влияние на развитие конструкции приобретения брошенных вещей по давности, что на практике выражалось в допустимости в течение года иска прежнего собственника к владельцу, считавшему вещь брошенной (res pro derelicta habita): для успеха виндикации ему достаточно было отрицать наличие намерения утратить вещь (ссылаясь, например, на то, что она была потеряна). Владение pro derelicto оказывается основанием пассивного управомочения на виндикационный иск»302.

Оккупация какой-либо из указанных вещей должна была совершаться лицом amino et corporare, способным к оккупа-

89

 

ции, желающим присвоить себе эту вещь {animus sibi habendi) и физически овладевшим вещью {corpus). В момент, когда все эти условия были выполнены, устанавливалось право собственности îêêóïàíòà: «Quad enim nullus est, id rations natural, occupanti conceditur»303. Оккупированные вещи оставались в собственности оккупанта, пока вновь не получали естественную свободу или пока хозяин не отчуждал и не отвергал их.

Русское право не употребляло такого термина, как «оккупация» («захват»), но использовало термин «находка». Об использовании этого понятия в русском законодательстве пойдет речь ниже.

ГК РФ дает сходное с римским определение бесхозяйной вещи: это вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался304. В отличие от римского права, сюда не входит вражеское имущество {res hostiles).

Порядок приобретения права собственности на бесхозяйные вещи по ГК РФ отличается от порядка, установленного римскими нормами. Российский законодатель проводит разграничение бесхозяйных вещей на движимые и недвижимые и для каждого вида устанавливает отдельный порядок.

По сравнению с ранее действовавшим законодательством305, которое предусматривало административно-правовой порядок учета, оценки и реализации имущества, признанного судом бесхозяйным по заявлению финансового органа, ГК РФ установил основным способом приобретения права собственности на бесхозяйное движимое имущество при-обретательную давность. Однако для приобретения права собственности на движимые вещи, от которых собственник отказался, либо собственник неизвестен, либо утратил на них право, ГК РФ предусмотрел специальные правила. Порядок приобретения права собственности на эту группу вещей зависит от их стоимости. Эти вещи, находящиеся на недвижимом имуществе, может обратить в свою собственность законный владелец земельного участка, водоема или иного объекта путем совершения фактических действий, свидетельствующих о его намерении присвоить их. Для приобретения права собственности на более дорогие вещи необходимо решение суда. Закон не ограничивает круг лиц, которые вправе требовать призна-

90

 

ния вещи бесхозяйной, однако эти лица должны предварительно вступить во владение вещью.

Что же касается бесхозяйных недвижимых вещей, то в ГК РФ определены особые правила для приобретения их в собственность306. Они сначала должны быть взяты на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся. До решения суда право собственности сохраняется за оставившим его лицом, и оно может взять его во владение. Такое имущество может быть приобретено в этот период и по при-обретательной давности. Следовательно, в законе установлен определенный период времени, в течение которого бесхозяйная недвижимая вещь может вернуться к собственнику или перейти к другим лицам по приобретательной давности. Только по истечении этого периода времени суд по иску органа, управомоченного управлять муниципальным имуществом, признает бесхозяйное недвижимое имущество муниципальной собственностью.

Вновь выявляемые объекты, которые не имеют собственника или собственник которой неизвестен, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, поступают в собственность государству, если законодательством не предусмотрено иное 307.

Таким образом, российское законодательство предусматривает более сложный порядок приобретения права собственности на бесхозяйную вещь по сравнению с римским правом. Это связано с усилением защиты прав собственника, с необходимостью государственного учета и государственной регистрации недвижимого имущества. Тем не менее в основе положений о бесхозяйных вещах, установленных в ГКРФ, лежат правила, разработанные еще римскими юристами.

К бесхозяйным вещам римское право относило также диких животных, рыбу в реке и т. п., то есть вещи, общедоступные для сбора. На них распространялось общее правило оккупации: res nullius cedit primo occupanti (бесхозяйные вещи поступают в собственность первого захватившего их)308.

Гражданский кодекс РФ также регулирует приобретение права собственности на общедоступные для сбора плоды при-

91

 

роды, рыбу, животных. Однако по российскому праву данные объекты не относятся к бесхозяйным. Они имеют собственника, который при соблюдении определенных правил предоставляет возможность всем желающим приобрести их в свою собственность. Они находятся чаще всего в государственной или муниципальной собственности, что определено специальными законами, которые регулируют и порядок обращения в собственность общедоступных для сбора вещей. Например, Лесной кодекс устанавливает право граждан бесплатно собирать для собственных нужд дикорастущие плоды, ягоды, орехи, грибы, лекарственные растения и техническое сырье, дает право на охоту. Вместе с тем сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов и других растений может быть ограничен законодательством субъектов Российской Федерации309.

Нормативные акты об охоте устанавливают, кто имеет на нее право, где и в какое время года допускается охота на определенных зверей и птиц, как можно использовать продукты охоты. Закон «О животном мире» от 24. 04.95 31° предусматривает получение лицензии на изъятие объектов животного мира, перечень которых был установлен Постановлением Правительства от 04.01 2000 года № 1 «О предельных размерах платы за пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, изъятие которых из среды обитания без лицензии запрещено»311.

Определенные правила установлены для рыболовства. Запрещены сбор и заготовка гражданами дикорастущих растений и грибов, которые занесены в Красную книгу РФ и в перечень наркосодержащих растений и природного наркосодержащего сырья. По Закону РФ «О недрах» от 21.02.92 (ред. от 02.01 2000 г.)312 установлено, что они являются государственной собственностью; владение, пользование и распоряжение недрами осуществляют совместно Росссийская Федерация и ее субъекты. Предоставление недр для разработки месторождений и общераспространенных полезных ископаемых и порядок их использования устанавливается законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Собственники, владельцы земельных участков, имеют право по своему усмотрению в пределах их границ осуществлять без применения взрывных работ добычу общерасп-

92

 

ространенных полезных ископаемых, не числящихся на государственном балансе 313. Соответствующими нормативными правовыми актами регулируется использование других общедоступных для сбора природных богатств.

Таким образом, сбор общедоступных вещей может иметь место, когда он допускается в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником или местным обычаем. Право собственности на указанные вещи приобретает лицо, осуществившее их сбор или добычу.

Можно сделать вывод о том, что, в отличие от римского права, обращение в собственность общедоступных для сбора вещей по российскому законодательству не относится к оккупации в юридико-техническом смысле слова, поскольку лицо, осуществившее сбор или добычу, приобретает право собственности не на те вещи, которые никому не принадлежат, а на вещи, которые к моменту сбора и добычи составляют чью-то собственность.

Таким образом, по римскому праву оккупировать можно было и потерянную прежним владельцем вещь. Поэтому в русском и российском праве выделяется «находка» как способ первоначального приобретения права собственности. Его можно считать и составной частью римской «оккупации».

Поскольку находка не является бесхозяйной вещью, она по возможности должна быть возвращена собственнику или другому потерявшему ее лицу. В каком же случае надо признать вещь брошенной, а в каком — потерянной?

Римские юристы решали данный вопрос, учитывая основания в каждом случае. Если лицо находит какую-нибудь ветошь, старые тряпки и т. п., оно вправе считать найденные вещи выброшенными; если оно замечает какую-то более или менее ценную вещь, нет основания предполагать, что она выброшена собственником, скорее нужно считать, что вещь потеряна. По римскому праву, если лицо, нашедшее потерянную вещь, «захватывает» ее себе, это приравнивалось к краже. Нашедший вещь обязан бьш принять меры к отысканию ее собственника. Все расходы, связанные с хранением вещи и отысканием собственника, нашедший вправе бьш переложить на последнего, но специального вознаграждения за находку

римское право не предусматривало314.

93

 

По русскому законодательству «находкою» называется обретение вещей и других движимых имуществ, которых владелец неизвестен»315. Законодатель определил квалифицирующие признаки того, когда находка может перейти в собственность нашедшего: только тогда, когда в случае публичного объявления о ней, не найдено будет хозяина вещи. Тот, кто находил чужую вещь, должен был объявить об этом полиции или военному начальству (если вещь принадлежала военнослужащему), то есть нашедший вещь обязан был предпринять действия по розыску собственника найденной вещи. То же самое и в римском праве. В том случае, если настоящий хозяин вещи объявлялся с полными доказательствами о принадлежности ему найденной вещи, то она должна быть ему возвращена беспрекословно. При этом нашедший данную вещь (по русскому праву) получал право на вознаграждение в размере третьей части цены найденной вещи316. Как было указано выше, римское право не предусматривало установления специального вознаграждения за находку вещи и ее собственника, однако предусматривало порядок возмещения расходов лица, нашедшего вещь, и расходов, связанных с ее хранением.

В русском праве проводилось разграничение того, что считать находкой, а что — кладом. «Находка» основывалась на предположении о том, что собственник может быть найден, тогда как клад создает предположение о том, что отыскание собственника уже невозможно. Поэтому закон и признает принадлежность клада собственнику земли, в которой он найден, тогда как правосубъектность находки законодатель определял по произведении определенных в самом законе действий со стороны нашедшего вещь317.

Современное российское законодательство не дает понятия термину «находка». Между тем в цивилистической литературе можно найти различные по форме, но единые по содержанию определения этого юридического термина. Так, Ю.К. Толстой находкой признает «вещь, выбывшую из владения собственника или иного управомоченного на владение лица помимо его воли вследствие потери и кем-либо обнаруженную»318. О.Н. Садиков под находкой понимает «вещь, которую

94

 

собственник или другой владелец потерял, а другое лицо наøëî»319.

ГК РФ выделяет круг обязанностей лица, нашедшего потерянную вещь320. Они направлены на достижение той же цели, что и римско-правовые нормы, то есть отыскание собственника. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи, или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу. Если указанное лицо или место его пребывания неизвестны, нашедший обязан заявить о находке в милицию или орган местного самоуправления. Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта.

Нашедший вещь вправе хранить ее у себя или сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу. Скоропортящаяся вещь или вещь, издержки по хранению которой несоизмеримо велики по сравнению с ее стоимостью, может быть реализована нашедшим вещь с получением письменных доказательств, удостоверяющих сумму выручки. Деньги, вырученные от продажи найденной вещи, подлежат возврату лицу, управомоченному на ее получение. За утрату или повреждение вещи нашедший отвечает лишь в случае умысла или грубой неосторожности в пределах стоимости вещи.

Если в течение шести месяцев с момента уведомления милиции (органа местного самоуправления) о находке лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или не заявит о своем праве получить вещь, нашедший приобретает на нее право собственности.

В отличие от ГК 1964 г., ГК РФ предоставляет право лицу, нашедшему чужую вещь, а также ее владельцам во время хранения получать как полное возмещение всех необходимых произведенных расходов, связанных с розыском лица, потерявшего вещь, хранением, реализацией находки, так и вознаграждение за нее321. Поскольку размер вознаграждения сейчас точно не установлен (до двадцати процентов стоимости вещи), возможные споры между обязанными и управомоченными лицами будут решаться в судебном порядке. Если лицо, потеряв-

95

 

шее вещь, публично объявило о выплате денежного вознаграждения за возврат находки или сообщение сведений о ней, то действуют правила ГК РФ о публичном обещании награды

322

Таким образом, ГК РФ в отношении находки предусматривает такие же обязанности лиц, как и римское право: обязанность лица, нашедшего вещь,— отыскать собственника вещи; обязанность собственника вещи — возместить все понесенные расходы лицу, нашедшему ее.

Различны последствия невыполнения обязанностей: по римскому праву попытка утаить найденную вещь рассматривалась как кража, а по российскому законодательству — нашедший лишается лишь права на вознаграждение. Расхождение норм можно увидеть и в выплате вознаграждения: в российском законодательстве предусмотрено право нашедшего потребовать вознаграждения за находку, а в римском праве — нет.

В качестве частного случая находки ГК РФ определяет правовой режим безнадзорных животных323. Он распространяется как на безнадзорный, или пригульный, скот, так и на других безнадзорных домашних животных и не применяется к диким животным, даже если они содержатся в домашних условиях. Римское же право специальных правил в отношении безнадзорных животных не предусматривало, на них распространялись общие правила о находке. Российское законодательство более внимательно и гуманно относится к животным, именно этим вызвано установление специальных правил в отношении безнадзорных животных.

Рассмотрим нормы о кладе (thesaurus) как о первоначальном способе приобретения имущества. Это отдельный, самостоятельный вид овладения заброшенными вещами.

В древнем римском праве клад рассматривался как составная часть вещи, в которой он спрятан (обычно в земле), а потому принадлежал ее собственнику. Начиная со II века н.э. для поощрения отыскания кладов (и следовательно, включение спрятанных имуществ в оборот) римские законы о приобретении собственности на сокровища вводят норму: thesaurus полностью принадлежит тому, кто нашел его на своей земле, как и тому, кто случайно обнаружил его на так называемой

96

 

loca sacre religiosa; thesaurus делился на равные части между собственником земли и случайно нашедшим его на чужой земле или на земле фиска324. Если же нашедший thesaurus намеренно производил розыски на чужой земле с целью отыскания клада, то он не имел права участвовать в разделе данного сокроâèùà325.

Между открытием клада по римским законам и открытием клада по русскому законодательству есть немало общего.

Во-первых, само понятие: кладом по русскому законодательству называется сокрытое в земле сокровище 326. Данное определение есть и в римском праве 327. Сходным в данном случае является следующее:

1)                          сокровище предполагается скрытым так давно, что совсем забывают о том, кому эти вещи принадлежат, и не сохранилось лиц, которые могли бы доказать принадлежность вещей им;

2)               клад — это вещь, скрытая в земле или же просто скрыта, не важно, в каком месте;

3)                     клад принадлежит собственнику земли, и без его позволения никто не может отыскивать его, будь то частное лицо или местное начальство, следовательно, собственник земли имеет право на все, заключающееся в ее недрах328;

4)                       и русский, и римский законы упоминали то обстоятельство, что одна половина клада в определенных случаях может принадлежать тому, кто его случайно открыл на чужой земле. По русскому законодательству гипотеза этой нормы устанавливает ее действие только на территориях Черниговской и Полтавской губерний329.

Таковы общие положения римского и русского права об открытии клада как способа приобретения права собственности.

Российское законодательство в ГК РФ дает следующее определение клада: это «есть зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право»330. В отличие от находки, при которой вещь из владения собственника или иного управомоченного лица всегда выбывает помимо его воли, кладом можно считать лишь намеренно скрытые ценности. Способы сокрытия ценностей

97

 

различны. Клад может быть зарыт в земле, замурован в стене, спрятан в дупле дерева и т. д. Кладом можно считать не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь деньги (золотые, серебряные монеты, отечественная и иностранная валюта) или иные ценные предметы (драгоценные камни, жемчуг, драгоценные металлы в слитках, изделиях и ломе, антиквариат и т. д.). Наконец, клад — это не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь такое, собственник которого не может быть установлен или утратил на него право. При отсутствии хотя бы одного из указанных признаков имущество нельзя считать кладом.

По сравнению с ранее действовавшим советским законодательством 331 в Гражданском кодексе РФ установлены новые положения о судьбе клада. Если раньше клад признавался собственностью государства, а лицо, его нашедшее, имело лишь право на вознаграждение, то теперь он поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т. п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если между ними не установлено иное соглашение. При обнаружении клада лицом, производившим раскопки или поиск ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где он был сокрыт, тот подлежит передаче собственнику земельного участка или иного имущества.

В случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. Исчерпывающего перечня таких объектов в законе нет. Поэтому вопрос в случае спора должен решаться судом на основании научной экспертизы. Собственник земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее его, имеет право на получение вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада, которое распределяется между этими лицами в равных долях, если соглашение между ними не установлено иное. Оно выплачивается государственными финансовыми органами.

При обнаружении такого клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу

98

 

не выплачивается и полностью поступает собственнику. Эти правила не применяются к лицам, в круг трудовых или служебных обязанностей которых входило проведение раскопок и поиска, направленных на обнаружение клада.

Таким образом, правила, установленные в ст. 233 ГК РФ, полностью совпадают с положениями о кладе, разработанными римскими юристами. Можно сделать вывод о том, что эти положения дошли до нас практически в неизмененном виде. Аналогичным моментом является указание в российском гражданском законе на то, что клад поступает в собственность лица, которому принадлежит строение, земельный участок, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если не установлено иное. Однако лицо должно обнаружить клад именно случайно, то есть такие действия не должны считаться служебными обязанностями. Эта же статья ГК РФ указывает, что при археологических раскопках вознаграждение не выплачивается.

Еще римскому праву была известна, как основание приобретения (возникновения) права собственности, спецификация (speciflcatio). Она определяется как переработка вещи для себя, создание из чужого материала новой вещи для себя. Например, изготовление вина из чужого винограда, вазы из материала, не принадлежащего мастеру (спецификанту). Спецификация имеет место лишь тогда, когда переработка осуществляется несобственником материала и материал приобрел новую форму (nova species), позволяющую констатировать появление новой вещи. Так определяли спецификацию римские юристы, о чем подробнее речь пойдет ниже.

Ю.К. Толстой дает сходное по смыслу определение спецификации: «Переработка или спецификация как способ приобретения права собственности на вновь изготовленную движимую вещь характеризуется тем, что вещь создается в результате приложения труда одного лица к материалу, принадлежащему другому лицу»332.

Если и материал, и труд принадлежали одному лицу, вопрос о праве собственности решался просто: новая вещь принадлежала тому же лицу. Но если труд по переработке приложен к чужому материалу, то возникает вопрос о принадлеж-

99

 

ности новой вещи, который сторонниками разных направлений римской юриспруденции решался неоднозначно.

Сабинианцы, следуя учению стоиков о приоритете материи, считали, что собственником новой вещи является тот, кому принадлежит материал. Сабинианский подход, который внешне предстает отрицанием социальной ценности обрабатывающего труда, по сути, основан на том, что переработка производится с ведома и по воле собственника материала, и сущность ситуации исчерпывается личной связью (договором) сторон, когда работа не ставит мастера в непосредственное отношение к созданной вещи. Именно наличие воли прежнего собственника не позволяет считать придание новой формы способом присвоения материалов333.

Прокулианцы, вслед за Аристотелем, напротив, считали доминирующей форму, и потому собственником новой вещи, по их мнению, является ее создатель, который должен возместить собственнику материала его стоимость334.

Юстиниан занял компромиссную позицию. В Кодификации Юстиниана проблема была решена следующим образом: если, несмотря на переработку, вещь можно возвратить опять в первоначальный вид (например, изготовленную из металла вазу переплавить в слиток металла), она принадлежит собственнику материала, если же это невозможно (например, в случае изготовления мебели из досок), вещь поступает в собственность того, кто произвел спецификацию, но при условии его добросовестности и с обязательством вознаградить собственника материала в размере полученного обогащения335.

В случае самовольной переработки чужого материала последователи Прокула усматривали воровство, предоставляя собственнику материала наряду с «иском из воровства» (actio furti) также кондикционный иск для возмещения ущерба, раз с исчезновением прежней вещи виндикация становилась невозможной 336.

Собственник мог требовать возмещения в двойном размере, так как бревно было использовано в постройке без его ведома, то есть украдено. Положение закона XII таблиц (6, 8) было посредством интерпретации распространено на любые строительные материалы, в чем проявлялось уважение к производительному труду. Строение рассматривалось как состав-

100

 

ная вещь, которая может быть возвращена к исходным материалам. Однако разрушение здания открывает возможность для виндикации лишь тем, что снимает ограничения, установленные законом, тогда как само право собственности хозяина материала сохраняется и во время существования постройки. Создание новой вещи не имеет реального эффекта в отношении материала, собственность на строение принадлежит хозяину участка в соответствии с принципом superficies solo cedit.

Русскому гражданскому законодательству также был хорошо известен такой первоначальный способ приобретения права собственности, как переработка: «владельцу принадлежит все то, что трудом и искусством его произведено в том имуществе»337, то есть при всех видоизменениях право собственности на продукт труда принадлежит собственнику материала. Однако как поступить в том случае, когда свой труд прилагается к чужому материалу? В русском законе спецификация не предусмотрена, но русская цивилистика ее рассматривала.

По русскому законодательству право собственности на переработанную вещь будет признано за собственником материала, из которого она сделана338. Г.Ф. Шершеневич упоминает то обстоятельство, что собственник материала обогащается неосновательно, вследствие возрастающей ценности принадлежащей ему вещи, поэтому «следует признать его обязанность вознаградить представителя труда за этот излишек стоимости»339.

Переработка в ГК РФ также относится к первоначальному способу возникновения права собственности и характеризуется тем, что вещь создается в результате приложения труда одного лица к материалу, принадлежащему другому лицу. Российский закон указывает на необходимость наличия трех условий, когда спецификатор может стать собственником новой вещи, в случае если она произведена из чужого материала 340 стоимость труда существенно выше стоимости материала, сам спецификатор не знает и не предполагает, что использует чужой материал, то есть является добросовестным, переработка произведена в его собственных интересах, а не на заказ. В том случае, если не будет соблюдено хотя бы одно условие,

101

 

то спецификатор обязан отдать новую вещь тому, чей был материал, а также возместить ему причиненные убытки.

Вышеуказанная 220-я статья Гражданского кодекса РФ устанавливает, что, если иное не предусмотрено договором, право собственности на новую движимую вещь, изготовленную лицом путем переработки не принадлежащих ему материалов, приобретается собственником материалов, то есть действует сабинианский подход. Но в договоре может быть предусмотрено, что собственником станет спецификатор.

Однако Гражданский кодекс РФ устанавливает исключение из этого правила. В случае, если стоимость переработки существенно превышает стоимость материалов, то право собственности на новую вещь приобретает лицо, которое, действуя добросовестно, осуществило переработку для себя, то есть применяются положения, разработанные юристами про-кулианской школы. Данное правило рассчитано на случаи, когда спецификатор использует чужой материал при отсутствии договора между ним и собственником материала. Спецификатор может стать собственником новой вещи лишь при одновременном наличии трех условий: стоимость труда существенно превышает стоимость материала; спецификатор добросовестен, то есть до завершения переработки он не знал и не должен был знать о том, что использует чужой материал; спецификатор осуществил переработку для себя, а не в коммерческих целях. При отсутствии хотя бы одного из этих условий собственником изготовленной вещи становится собственник материала.

В римском и российском праве действует правило о возмещении стоимости материала, если собственником вещи стал спецификатор, и наоборот, если собственником вещи стал собственник материала, то он обязан возместить спецификатору стоимость переработки, если иное не предусмотрено договором. Это правило подлежит применению и тогда, когда договор между собственником материала и спецификатором вообще отсутствует. Вопросы перераспределения расходов регулируются так, чтобы никто не обогатился, не будучи несобственником.

Более жесткие правила применяются в тех случаях, когда собственник материалов утратил их в результате недобросо-

102

 

вестности спецификатора341: последний обязан не только передать новую вещь в собственность тому, кто утратил материал, но и возместить ему причиненные убытки. Такое же правило существовало и в римском праве.

Таким образом, российский законодатель совместил в Гражданском кодексе РФ два подхода к переработке, существовавших у римских юристов сабинианской и прокулианс-кой школ.

Правила возмещения полученного обогащения стороной, получившей вещь в собственность, также пришли в наше законодательство из римского права.

При недобросовестности спецификанта собственник материала имеет право требовать возврата новой вещи и возмещения ущерба. Это положение существует как в римском праве, так и в российском законодательстве.

Можно сделать вывод о том, что положения Гражданского кодекса РФ, регулирующие переработку, полностью заимствованы из римского права.

Соединение вещей (accessio). Для того чтобы избежать ущерба из-за раздела соединенных вещей, если они состояли из частей, перед соединением в новую вещь принадлежащих различным собственникам, были созданы правила принадлежности, или акцессии. В случае присоединения одной вещи к другой (в качестве ее составной части) право на присоединившуюся вещь принадлежало собственнику основной вещи заново, и потому приобретение признавалось первоначальным, а не производным.

Основная идея римского права, выраженная в правилах об акцессии, заключалась в следующем: accessio cedat principali 342, то есть собственность на вещь, состоящую из жестко соединенных частей, перед соединением принадлежавших различным собственникам, переходила к собственнику главной вещи (principale) и прекращалась для собственников принадлежностей. Вопрос о том, какую из соединенных вещей следует считать главной, а какую — придаточной, решался от случая к случаю, в зависимости от хозяйственного назначения вещи, ее ценности, соответственно ведя счет от самого незначительного предмета, переходящего в собственность лица, являющегося собственником более важной вещи.

103

 

Случаи accessio, или принадлежности, делились на три основные группы:

1)                      случаи соединения недвижимой вещи с частями другой недвижимой вещи;

2)                     случаи соединения недвижимой вещи с движимой по своей природе вещью;

3)                      случаи соединения двух движимых вещей.

Случаи соединения недвижимых вещей были следующие: alluvio, avulsio, insula in flumine nata и alvens derelictus.

Aluvio, или речной нанос, происходил вследствие постепенного и постоянного увеличения одного участка земли за счет частиц, уносимых с чужого участка, при этом «не было возможности подсчитать, насколько участок увеличился в данный момент»343. Собственость на речной нанос переходила к собственнику участка, к чьим границам река нанесла частицы.

Avulsio, или унос земли, происходил, когда неожиданно отрывались и переносились целые части земли. Отделенные части доставались собственнику земли, к чьим границам были донесены, но только когда растения оторвавшейся части пустят корни в земле нового хозяина.

Insula in flumine nata, или остров, возникший на стрежне реки, доставался хозяевам соседских участков по двум сторонам реки, а если он находился не на самом стрежне, — хозяевам участков, находящихся ближе к нему.

Alveus derelictus, или покинутое речное русло, доставалось хозяевам соседних участков и делилось соразмерно величине их участков.

Двумя основными случаями соединения движимой и недвижимой âåùè были inaedificatio и impllantatio.

По правилу superficies solo cedit, созданному в период полностью отделенной и развитой частной собственности на землю, любая inaedificatio344, или любое строение, воздвигнутое на одном участке земли, принадлежало его собственнику, поскольку строение рассматривалось в Риме как pars soli, то есть часть земли. Это решение имело силу и в том случае, когда собственник участка возвел строение на своей земле, но из чужого материала, или когда другие лица построили строение на чужой земле из своего материала.

104

 

Правило superficies solo cedit действовало и для так называемой имплантации (satio et plantatio), или любого засевания и посадок, совершенных на чужой земле. Уже в момент засевания брошенное семя становилось составной частью земли, тогда как саженцы становились составной частью только тогда, когда пускали корни и жестко связывались с подлогой. В случае, когда имплантация на чужом участке совершалась добросовестными лицами, собственники земли должны были возместить стоимость вложенного труда, как и стоимость семян и саженцев345.

Случаи соединения двух движимых вещей были scriptura, pictura, tinctura, textura и ferruminatio.

Словом «scriptura» обозначался случай, когда чужой пергамент или другой пишущий материал бьш употреблен для составления текста346. Спор о собственности в этом случае решался в пользу хозяина материала для письма, даже когда буквы были золотыми. В случае pictura, или написания картины на чужом холсте, мнения римских юристов разделились: одни считали, что собственность принадлежит собственнику холста, другие, что эту собственность следует предоставить художнику. Это последнее мнение разделял Юстиниан: «Ridiculum est enim picturam Appelis vel Pharhasii in atcessionem vilissimae tabulae cedere» («Нелепо картину Апелиса или Фар-разия считать принадлежностью ничтожной доски»)347.

Собственник вновь образовавшейся в результате соединения вещи бьш обязан возместить стоимость вошедших в нее предметов. Так, собственник земли или материала должен бьш возместить расходы строителю (или писцу). Последний же, то есть автор приращения (например, художник), мог потребовать возместить расходы посредством иска, аналогичного виндикации, — actio utilis, предварительно возместив стоимость материала, или виндицировать свою вещь, предварительно добившись ее отделения посредством иска о предъявлении, например в случае припайки. Невольный отчуждатель получает удовлетворение в любом случае. Очевидно, что правомерная работа с чужим материалом возможна только в рамках договора подряда, когда стороны связаны обязательственным отношением.

105

 

Правило «accessio cedat principali» распространялось и на вещи принадлежностные, или принадлежности главной вещи, которые римские юристы отличали от составной части вещи. Составная часть не имеет самостоятельного физического существования, вследствие чего на нее и не может быть права собственности, отдельного от права собственности на всю вещь в целом. Принадлежность вещи имеет самостоятельное физическое существование, но хозяйственно она тяготеет к другой, являющейся по отношению к ней главной. Это «тяготение» выражается в том, что совместное пользование обеих вещей (главная и принадлежность) хозяйственно более целесообразно, чем раздельное их использование. Примером таких вещей в римских условиях мог служить земельный участок (главная вещь) и сельскохозяйственный инвентарь (принадлежность). Юридическое значение принадлежности заключалось в том, что если актом воли управомоченных лиц (или законом) не было установлено в конкретном случае отдельного права на принадлежностную вещь, то на нее распространялись те же правоотношения, какие установлены относительно главной вещи (за отсутствием иного соглашения или указанного закона «принадлежность следует за главной веùüþ»).

Разновидностью соединения движимых вещей является смешение, когда нельзя указать, какая из вещей поглотила другую (когда они, так сказать, поглотили взаимно друг друга), например сплав из двух металлических предметов. Смешивание подразделялось на confusio (смешивание, например, стад скота, принадлежащих различным собственникам при невозможности их выделения) и comixtio (смешивание жидких, сыпучих предметов, например зерна).

Смешение приводит к установлению права общей собственности лиц, имевших право собственности на вещи, подвергшиеся смешению. Если смешаны однородные сыпучие тела (например, зерно одного сорта, принадлежащее разным собственникам, ссыпано в одно общее зернохранилище), то за каждым собственником признается индивидуальное право на то количество, которое принадлежало ему до смешения.

Этот способ приобретения права собственности присутствует и в русском законодательстве348. По римскому и русскому

106

 

праву собственность возникает либо по воле хозяина, либо случайно. По римскому праву в случае, когда собственность возникает по воле хозяина, устанавливаются отношения совместной собственности. При этом обязательным условием является соединение до этого раздельных количеств вещей. Русское же право считает, что рождается общее право собственности по смеси. Но оно составляет нарушение права собственности другого хозяина, не изъявившего желания на смешение. И поэтому нарушитель должен был вознаградить другого хозяина за все убытки, какие произойдут в результате смешения.

При случайном смешении по римскому праву отношения совместной собственности не устанавливаются. В таких случаях сразу закон вводил право требовать возвращения части материала от держателя. По русскому праву, напротив, возникало общее право собственности. Каждый предмет смеси есть собственность того и другого лица.

И при случайном, и при самовольно-одностороннем смешении могло произойти немедленное прекращение посредством раздела. При разделе опять устанавливается отдельное право собственности, хотя и не по тем самым предметам.

Обратимся для сравнения к современному российскому праву. Еще ранее ГК РСФСР 1922 г. закреплял всего три способа возникновения права собственности: реквизиция, конфискация, а также презумпция принадлежности государству имущества, хозяин которого неизвестен (невостребованные собственником находки, клады, имущество, брошенное собственником)349. Позднее современное развитие российского общества оказывается невозможным без таких способов, как приватизация, национализация, выкуп и другие.

В российском законодательстве «смешение» как специальный способ приобретения права собственности отсутству-ет.Однако общее правило акцессии — «accessio cedat principal!» — отражено в ГК РФ, которая делит вещи на главные и принадлежности 350. Итак, в российском и в римском праве проводится деление вещей на главную и принадлежность. Принадлежность не имеет самостоятельной ценности и предназначена служить главной вещи, которая имеет самостоятельное значение. Юридическое значение такого деления состоит в том,

107

 

что «вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи, если договором не предусмотрено иное»351. Таким образом, эта статья ГК РФ дублирует правило, разработанное римскими юристами: принадлежность следует за главной вещью.

Также в качестве частного случая accessio можно выделить самовольную постройку. Согласно ГК РФ, право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом352.

Таким образом, статья 222 ГК РФ полностью воспроизводит римское правило superficies solo cedit (строение поступает в собственность того, кому принадлежит земля), а также правила, касающиеся возмещения расходов строителю, осуществившему постройку.

В отличие от римского права, в российском законодательстве самовольная постройка выделяется в качестве самостоятельного первоначального способа приобретения права собственности. Самовольным считается строительство объекта недвижимости при наличии любого из следующих условий: нарушение порядка землеотвода или его целевого назначения, отсутствие необходимых разрешений на строительство (хотя бы одного из них), существенное нарушение строительных норм и правил353.

Институт приобретательной давности (usucapio) имеет целью придать существующим фактическим отношениям юридическое значение, служит устойчивости права и гражданского оборота. Если собственник имущества длительное время не выражал намерений признать вещь своей, он смирился с ее утратой, и то, при отсутствии презумпции государственной собственности, обычно эта вещь признается собственностью фактического, добросовестного владельца.

В одном из комментариев юриста Гая говорилось, что приобретение права собственности по давности владения вве-

108

 

дено по соображениям «общественного, публичного блага» (bono publico), чтобы не создавалось на большие промежутки времени, а то и навсегда, неуверенности и неопределенности в собственнических отношениях. Интересы собственников (тех вещей, которые закрепляются по давности владения за другими лицами) подобного рода правилом не нарушаются, так как в их распоряжении был достаточный промежуток времени, чтобы отыскать и истребовать свои вещи354.

«Из этих слов Гая, — писал И.Б. Новицкий, — видна сущность приобретения права собственности по давности владения. Лицо получает вещь в свое владение добросовестно. Оно имеет основание считать себя собственником. Объективно же положение иное: право собственности принадлежит другому лицу, и если оно предъявляет иск об изъятии вещи и доказывает на суде свое право собственности, добросовестному владельцу приходится отдавать вещь. Однако если в течение определенного, предусмотренного в законе, срока иск об изъятии вещи не предъявлялся, то целесообразность требовала, чтобы положение добросовестного владельца получило окончательное закрепление, чтобы никакие дальнейшие потрясения в его хозяйстве на почве истребования вещи ее прежним собственником не могли иметь места. Провладев (при наличии известных предположений, о которых речь ниже) вещью в течение установленного (давностного) срока, владелец превращался в собственника. Его право не выводилось из права прежнего собственника, а возникало заново...

Таким образом, приобретательную давность можно определить как такой способ приобретения права собственности, который сводится к признанию собственником лица, фактически провладевшего вещью в течение установленного законом срока, но не являющегося ее собственником и при наличии определенных условий»355.

Приобретение по давности (usucapio) является исключительно римским способом оригинального приобретения. «Чтобы собственность на какие-либо вещи надолго или навсегда не оставалась неизвестной»356, в римском праве была введена приобретательная давность. Условия, необходимые для приобретения права собственности по давности владения, практически такие же, как в российском праве. Реквизиты

109

 

usucapio были сведены средневековыми юристами в строку гекзаметра, чтобы любой мог ее запомнить наизусть: res habilis, titulus, fides, possessio, tempus. Рассмотрим элементы этого списка.

Res habilis (подходящая вещь) — приобретение по давности возможно только в том случае, если приобретаемая вещь такова, что может быть приобретена по давности владения357.

По предписаниям римского права предметом приобрета-тельной давности могли быть все вещи, принадлежащие физическому лицу, если не имелись в виду вещи, на которые приобретательная давность не распространялись еще по Законам XII таблиц. Таковы ворованные вещи358, награбленное359; межа между земельными участками шириной в 5 шагов3 60; сер-витуты361-362.

Римское право предусматривало, что usucapio ворованных вещей становится возможной, когда они возвращаются во власть собственника; до этого момента не только сам вор, но и третьи лица не могут приобретать их по давности.

Кроме того, приобретательная давность не распространялась на вещи, полученные в precarium, на провинциальную землю, на подарки провинциальным магистратам.

Justus titulus (законное основание) — приобретение по давности происходит только в том случае, если владение было приобретено на правомерном основании: в результате покупки, в виде дара, приданого и т. п.

Передача владения становится основанием для приобретения по давности только в следующих случаях: если объектом traditio бьша res mancipi или если вещь бьша отчуждена несобственником. Римская юриспруденция составила закрытый список правомерных оснований для usucapio:

-                                 pro emptore (в качестве покупателя);

-                                 pro donato (êàê ïîäàðåííûì);

-                                 pro legato (как отказным по завещанию);

-                                 pro dote (êàê ïðèäàíûì);

-                                 pro soluto (как данным в исполнение обязательства);

-                                 pro noxae dedito (как выданным в возмещение ущер-

áà);

-                                 pro derelicto (êàê áðîøåííûì);

-                                 pro herede (â êà÷åñòâå íàñëåäíèêà)363.

110

 

Сделка, на которой основано приобретение, должна действительно существовать. Если передача произведена на основании условной сделки, течение срока давности не начинается, пока не реализовано условие 364.

Считалось, что приобретатель собственности на вещь имел bona fides (добрая совесть) всегда, когда при установлении владения не был извещен о том, что основание, по которому он получил предмет, и способ, по которому это произошло, содержали недостатки, из-за которых он не мог стать собственником вещи365.

Добросовестность необходима только на момент приобретения вещи. Если в дальнейшем владелец узнает, что приобрел чужую вещь, usucapio тем не менее продолжается, то есть последующие сведения о дефектности совершенного акта не исключают права собственности по давности владения. Это положение средневековые юристы выразили в правиле: «Mela superveniens non nocet» (последующая недобросовестность не вредит правильно начатой usucapio)366.

Possessio — для правомерной приобретательной давности требовалось и владение вещью. Необходимо было выполнение двух условий такого владения: оно должно было быть материальным и соответствовать воле владельца367.

Для приобретательной давности требовалось владение вещью на протяжении предписанного законом времени: один год для движимых и два года для недвижимых вещей368. Приобретатель вещи должен был в предписанное время открыто и публично владеть предметом, то есть относиться к предмету как собственник. Давность не приводила к установлению собственности, если до истечения срока собственник вещи отменял эту давность.

Срок исковой давности устанавливался в 10 лет inter praesentes (для жителей одной и той же провинции) и до 20 лет inter absentee (для жителей разных провинций)369.

В связи с тем, что в постклассическом праве исчезли различия между res mancipi и nes msncipi, между италийскими и провинциальными землями, как и различия между римскими гражданами и другими жителями римского государства, Юстиниан объединил оба эти вида давности, longi temporis prescription превратилось в установление приобретательной

111

 

давности è ñëèëîñü с usucapio. Longi temporis praescriptio как давность приобретения при тех же условиях, что и прежняя давность, кроме сроков, которые и в дальнейшем составляли 10 лет inter praesentes и 20 лет inter absentee, действовала как давность для недвижимых вещей, в то время как давностью для движимых вещей служила usucapio с новым сроком в 3 ãîäà370.

Уложение Юстиниана ввело также экстраординарную приобретательную давность. Она служила для защиты владельцев, которые 30 или 40 лет владели чужим имуществом без каких-либо правовых оснований. До Юстиниана такие владельцы имели право на решение по отклонению иска собственника (давность погашения). Юстиниан и за ними признал право получения собственности (давность приобретения)371.

Русское право определяет срок непрерывной давности владения в 10 лет372.

Таким образом, и по русскому, и по римскому законам можно выявить несколько явных сходств в построении конструкции института приобретательской давности владения:

1)                       Срок установлен в 10 лет.

Римляне также упоминали о владении в отношении движимых вещей — 3 года. Но такого срока нет в русском праве.

2)                        Владение должно быть бесспорным.

3)                            Необходимый элемент — это владение в виде собственности (то есть юридическое владение, а не только держание 373 или же владение вещью).

4)                        Свод законов и римское право указывают на то, что давностное владение должно быть непрерывным на протяжении всего срока. Это означает, что владение прерывается тем, что владелец оставляет намерение присвоения, или тем, что он лишается возможности господства над вещью.

Таковы общие условия для приобретения права собственности по давностному владению. Русскому законодательству были чужды требования добросовестности со стороны владельца и законного основания для владельца, которые требовались римскими юристами. Поэтому, анализируя русское право, можно утверждать, что украденная вещь может быть приобретена в собственность в силу одной только давности, тогда как Юстиниан четко указывал на тот факт, что способно-

112

 

стью к приобретению по давности не обладали краденые вещи (хотя бы данный владелец был добросовестным).

Еще один немаловажный момент, не указанный ранее, но относящийся ко всем трем законам, — это то, что вещи не должны быть изъяты из оборота.

Следует также отметить, что по римскому праву лицо, приобретшее имущество по данному способу, имело защиту от собственника имущества, выражавшуюся в следующем: собственник имел право подать на такое лицо иск только в срок, определенный законом. Если же этого не сделано, то всякое притязание считалось неправомерным, так как владелец являлся теперь уже настоящим собственником374. ГК РФ также содержит положения о защите давностного владения от собственника или других третьих лиц. Данная защита примерно выражается так же и у римлян. Однако здесь есть некоторая особенность: владелец сам может воспользоваться теми же средствами защиты, какими располагает собственник и иное третье лицо375.

Институт приобретательной давности в современной России был введен Основами гражданского законодательства 376 и действует с 3 августа 1992 года.

Позднее, с принятием ГК РФ, российское законодательство устанавливает, что приобрести право собственности по давности владения может лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет377. Закон устанавливает, что такое право собственности (если оно подлежит государственной регистрации) возникает только с момента такой регистрации. Между тем до приобретения на такое имущество права собственности владелец по российскому закону имеет право на защиту своего владения. Закон вводит для лица, ссылающегося на давность владения, право на присоединение ко времени своего владения всего времени, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Таким образом, основополагающие положения статьи 234 ГК РФ о приобретательной давности полностью заимствованы из римского права. Это относится как к добросовестности, не-

113

 

прерывности, открытости владения, так и к владению имуществом как своим собственным в течение установленного законом срока. Российское гражданское право пошло по пути римского деления срока давности в зависимости от того, является имущество движимым или недвижимым. Немаловажным является и то, что и в римском, и в российском праве вещи не должны быть изъяты из оборота, то есть необходима была способность вещи к приобретению по давности.

Реципировано и положение о присоединении времени владения при правопреемстве вещи, то есть допускается суммирование времени, в продолжение которого вещь находилась у правопредшественника и правопреемника.

Конечно же, имеются и различия в приобретении права собственности по давности владения в римском праве и в российском законодательстве, что связано с огромным промежутком времени, разделяющим эти две правовые системы.

В частности, это касается установленных законом сроков, в течение которых должно осуществляться владение вещью. Если Уложение Юстиниана устанавливает 3 года для движимого и 10 лет (для жителей одной провинции) или 20 лет (для жителей разных провинций) — для недвижимого имущества, то российский законодатель определяет 5 и 15 лет соответственно. Пятнадцатилетний срок для недвижимости является как бы средним арифметическим между 10 и 20 годами, установленными римским правом. Возможно, установление 15-летнего срока связано с высокой современной коммуникацией, то есть существование телефона, телеграфа, факса, Интернета позволяет на любом расстоянии управлять своей собственностью, осуществлять за ней постоянный контроль, и поэтому нет необходимости делать разграничение по срокам давности владения для жителей разных областей.

В целях упорядочения отношений собственности российский законодатель ввел обязанность государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество. Только с момента такой регистрации у лица возникает право собственности. Введение данного положения также связано с изменением собственнических отношений по сравнению с отношениями, существовавшими в Древнем Риме.

114

 

Римские юристы выделяют res habillis как отдельный реквизит usucapio. Российский законодатель от этого отказался, поскольку данное условие является само собой разумеющимся. Вещи, изъятые из оборота, краденые и т. п., не могут находиться в собственности лица, и речь о них не идет изначально.

Российский законодатель пошел дальше римских юристов. Он установил защиту владельца против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества и не имеющих прав на владение в силу установленного законом или договором основания. Но в то же время защищаются и права собственника: течение приобретательной давности начинается не ранее истечения срока исковой давности.

Давностный владелец по российскому праву так же, как и по русскому и по римскому, о чем шла речь выше, должен владеть имуществом как своим собственным (в виде собственносòè).

Как можно было наблюдать ранее, по русскому праву владеть украденной вещью можно было только в силу давности. Римский же закон указывал на то, что такие вещи не могут быть приобретены в собственность по давности владения, несмотря на то, что владелец считается добросовестным.

Специфически римским производным способом приобретения права собственности была передача вещи по договору. Основной принцип римского права, которому была подчинена передача права собственности по договору, следующий: «Никто не может перенести на другого больше права, чем имел бы сам»378. Для этого применялись три способа — манци-пация (mancipatio), in iure cessio, traditio. Манципация îñòàлась специфически римским инструментом и не вышла за хронологические рамки римской истории. Разумеется, этим не умаляется ее значение как действенного стимулятора развития римского права. Однако в праве Юстиниана сохранилась только традиция. Поэтому мы рассмотрим именно ее.

Традиция (traditio) применяется и в современных правовых системах в соответствии со своим изначальным назначением — как производный способ приобретения права собственности. В Риме традиция изначально применялась к не-манципируемым вещам (res пес mancipi) или к вещам, при-

115

 

обретатели которых не являлись римскими гражданами. Применение традиции к res пес mancipi создавало квиритскую собственность, а к res mancipi — бонитарное обладание.

Впоследствии, когда вышли из употребления mancipatio и in jure cessio и стерлись различия между манципируемыми и неманципируемыми вещами, роль традиции возросла, и ее действие было распространено на отношения между римскими гражданами. В Кодификации Юстиниана традиция закреплена в качестве единственного способа заключения вещного договора о перенесении права собственности на движимое и недвижимое имущество379.

Не всякая traditio, или передача вещи, представляла собой способ приобретения собственности. В римском праве существовало много случаев передачи, при которых устанавливалась не собственность, а только лишь естественное (detentio) или правовое владение (possessio civilis). Лишь передача, при которой были выполнены специальные действия, действовала как приобретение собственности.

В traditio должны были существовать два субъекта: отчуж-дательвещи (tradens) и приобретатель вещи (accipiens). В связи с тем что traditio бьша способом приобретения собственности по предписаниям jus gentium, право- и дееспособными субъектами при этом выступали не только римские граждане, но и другие свободные жители римского государства, правомочные заключать имущественные сделки по jus gentium. Если traditio выступала как способ приобретения собственности, субъектам требовалось прийти к согласию о том, что собственность переносится одним лицом (отчуждателем) на другое (приобретателя), а приобретатель принимает эту вещь в собственность 380. Если tradens и accipiens не приходили к взаимному соглашению, traditio не имела транслятивного характера. Согласие траденса и акципиенса должно было быть основано на правовом основании, обязывающем траденса перенести право собственности на акципиента и уполномачиваю-щем акципиента требовать у траденса в собственность его вещь. Таким основанием бьша обоюдная воля сторон на отчуждение и приобретение имущества. Причины, в силу которых отчуждающие должны были передать вещи в собственность приобретателей, а приобретатели требовать передачи предмета,

116

 

были различными: договор купли-продажи (pro emptore), договор приданого (pro dota), договор дарения (pro donato), договор наследства (pro hedere), легат (pro legato) и т. д. Все эти причины íàçûâàëèñü justa causa traditiones381.

Определенный договор, мотивировавший волю сторон на перенесение собственности — Justus titulus (законный титул), должен предшествовать передаче вещи. «Никогда голая одна передача не переносит собственности, но только в тех случаях, если ей предшествует продажа или какое-либо законное основание, в силу которого последовала передача»382.

Если воля передающего и воля принимающего не соответствовали, traditio не могла привести к переходу права собственности от одного лица к другому. Сложнее обстояло дело, если по вопросу о переходе права собственности соглашение сторон было достигнуто, но существовало разногласие относительно цели традиции (causa). По этому вопросу в содержащихся в Дигестах отрывках из сочинений юристов даются различные ответы. Например, Юлиан383 приводил такие примеры: передается земельный участок, причем передающий имеет в виду передачей участка исполнить волю завещателя, а принимающий считает основанием обязательство по договору; передается денежная сумма, причем передающий преследует цель дарения, а принимающий берет деньги взаймы. Юлиан говорит о том, что это разногласие относительно цели передачи не препятствует переходу права собственности от одного лица к другому. Напротив, Улыгиан384 рассуждал так: поскольку в последнем случае нет соглашения ни о передаче в дар, ни о передаче взаймы, традиция не имеет силы.

Это разногласие юристов сводится к тому, является ли traditio сделкой абстрактной (то есть отвлеченной от преследуемой в конкретном случае цели, causa, и потому приводящей к переходу права собственности независимо от осуществления цели) или же сделкой казуальной (то есть предполагающей для своей действительности осуществление цели, causa, откуда и название «казуальная сделка»). Юлиан стоял на точке зрения абстрактности традиции; его точка зрения признается господствующей в литературе римского права.

Для правомерной традиции, как способа приобретения собственности, требовалось совершить акт передачи. Одного

117

 

только соглашения сторон для переноса права собственности íåäîñòàòî÷íî: traditiobus dominio rerum, non pactis transferruntur (собственность переносится передачей, а не соглашением). Передачей же считалось как фактическое вручение вещи приобретателю, так и соответствующее символическое действие. Символическая передача существовала, когда отчуждающий вещи вместо предмета, который требовалось передать, передавал приобретателю некий символ предмета или каким-нибудь символическим действием демонстрировал, что отрекается от своего права, собственности и переносит его на приобретателя. Это случалось, когда собственник вместо введения покупателя во владение предметом передавал ему ключи как символ власти над купленным домом или когда с возвышения обозначал границы имения с целью показать приобретателю, что все это находится в его власти385.

Особым видом традиции, применяющимся как для движимого, так и для недвижимого имущества, была traditio brevi manu (передача короткой рукой). Она применялась в случае, когда вещь уже находилась у приобретателя (например, дом, которым он пользовался по договору найма). В этом случае передача признавалась состоявшейся в момент заключения договора найма. Напротив, когда отчужденная вещь оставалась во владении отчуждателя, но уже не по праву собственности, а по иному основанию (например, в порядке бессрочного пользования), она считалась в момент заключения договора купли-продажи переданной покупателю и одновременно, в силу заключения второго договора, возвращенной продавцу, переставшему уже быть собственником. В этом случае действовала traditio longa manu (передача длинной рукой)386.

Таким образом, traditio как способ приобретения права собственности по римскому праву предполагала следующие элементы: а) переход владения вещью к приобретателю по воле отчуждателя; б) так называемую легитимацию на передачу, то есть право передающего вещь на ее отчуждение; такое право нормально принадлежит собственнику, но уполномочен на отчуждение иногда и не собственник (залоговый кредитор); в) соглашение сторон о том, что владение вещью передается для перенесения права собственности на передаваемую вещь; г) не должно быть запрещения для передающе-

118

 

го вещь отчуждать ее (например, такое запрещение было установлено для мужа в отношении отчуждения земельного участка, полученного им в приданое).

Только когда были выполнены все предписанные условия, традиция действовала как способ приобретения собственности.

В русском праве под юридическим термином «передача вещи» понималось то же самое, что и в римском праве (под термином «традиция»), а именно: «...вручение одним лицом другому вещи с намерением перенести право собственности»™1 (курсив наш. — В. Л.).

Основанием передачи вещи (или «традиции», по римскому праву) служил договор купли-продажи, займа и др., так как «договору, в понимании русской цивилистики, по существу его чуждо установление вещной связи: он создает лишь право требования и таким путем подготовляет вещное право. Договор проявляет свою силу в отношении договаривающихся — для установления обязанности третьих лиц необходим еще один акт»388. Таким образом, и русское законодательство придерживается требования передачи имущества или ввода во владение для установления права собственности на это имущеñòâî389.

Сходным между римским и русским правом здесь являются переход владения вещью к приобретателю по воле от-чуждателя, а также правило о том, что передача является излишней в некоторых случаях. Речь идет о том, когда приобретатель уже владеет вещью, когда прежний собственник, по соглашению, продолжает держать вещь у себя, когда отчуждаемая вещь находится во владении третьего лица и состоялось соглашение, в силу которого собственник уступает приобретателю свое право на иск.

Известный русский цивилист Д.И. Мейер считал, что в русском праве существовала и подразумеваемая передача:

1) передача составляет до такой степени непосредственное, необходимое последствие сделки, на основании которой она должна произойти, при этом как следствие подразумевается сама собой, хотя и не была совершена на самом деле. Например, при покупке движимого имущества очень часто бывает, что заключается договор купли-продажи, покупщик

119

 

оплачивает все, но купленная вещь остается пока в руках продавца, а все-таки считается уже собственностью покупателя;

2) приобретателю права собственности передается не сама вещь, а знак ее, представитель. Например, в нашем древнем юридическом быту передача глыбы земли считалась передачей земельного участка 39°.

К подразумеваемой передаче следует отнести и те случаи, когда сам ее факт излишен, потому что вещь уже могла находиться в руках и такого лица, которое не имеет над ней права собственности. В римском праве это называется «передачей короткой рукой».

Все вышеперечисленное касается сходства. Но русское законодательство пошло еще дальше и, кроме требования передачи вещи, право собственности приобреталось вводом во владение391.

Традиция являлась наиболее массовой, повседневно применяемой в условиях развитого оборота формой реализации имущества. Российская правовая система также включает в себя этот способ приобретения права собственности. ГК РФ гласит: «Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества»392. Для возникновения права собственности необходимо, чтобы между отчуждателем имущества и его приобретателем был заключен договор, соответствующий требованиям закона, в том числе в требуемой законом форме». Пленум Верховного суда РФ разъяснил: сделка, требующая нотариального удостоверения, но не оформленная надлежащим образом, может быть признана судом действительной также при условии доказанности самого факта заключения договора393.

Право собственности у приобретателя возникает с момента государственной регистрации в тех случаях, когда она предусмотрена, если иное не установлено законом394. В некоторых случаях государственной регистрации подлежит не только переход права собственности, но и сам договор об отчуждении имущества. Например, согласно ст. 7 Закона РФ о приватизации жилищного фонда договор о передаче жилья в собственность граждан подлежит государственной регистрации.

120

 

Договор продажи предприятия также считается заключенным с момента государственной регистрации395.

Определение момента, с которого у приобретателя вещи возникает право собственности, очень важно. От этого зависит решение многих важных практических вопросов. В частности, с момента перехода права собственности к приобретателю переходит бремя содержания имущества, в том числе уплата за него налогов, риск случайной гибели, право обращения взысканий на вещь по долгам собственника и др. Действующее законодательство РФ устанавливает, что право собственности у приобретателя имущества по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором396.

Передачей, согласно ГК РФ, признается прежде всего вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки397.

Прямая рецепция римского права содержится и в пункте 2 ст. 224 ГК РФ, где в числе способов переноса на приобретателя прав собственности используется римское правило traditio brevi тапи— передача короткой рукой. Вещь признается переданной приобретателю с момента заключения договора об отчуждении вещи, если к этому времени она уже находится во владении приобретателя. Наиболее распространенным договором, на основании которого осуществляется передача «короткой рукой», является договор аренды с правом выкупа. Арбитражные суды по-разному решают дела о признании права собственности по договорам аренды с правом выкупа. В целях обеспечения правильного и единообразного рассмотрения дел этой категории Пленум Высшего Арбитражного суда РФ отправил на новое рассмотрение дело о признании права собственности истца на выкупленное по договору аренды имущество, поскольку не был выяснен вопрос о стоимости имущества на момент сдачи его в аренду398. Некоторые цивилисты выкуп арендованного имущества рассматривают в качестве способа приобретения права собственности3".

121

 

Приравнивается к передаче также вручение распорядительного документа на товары 40°, например коносамента401. Коносамент в качестве товарораспорядительного документа предусмотрен для морской перевозки402. Вручение товарораспорядительного документа означает передачу приобретателю всех правомочий по распоряжению вещами. Приобретатель, которому в установленном порядке передан товарораспорядительный документ, может путем совершения сделок с указанным документом продать товар, заложить его и т. д. Поэтому передача товарораспорядительного документа и приравнивается к передаче самой вещи.

Примером рецепции римского права современным российским могут считаться и случаи так называемой символической передачи. Так, передача может быть совершена посредством вручения ключей от помещения, в котором находится товар, особых знаков распоряжения вещью и т. п. В этом случае с того момента, когда между сторонами достигнуто соглашение, временно оставив вещь у отчуждателя, приобретатель становится собственником вещи, хотя она и не была ему передана, то есть используется римский способ передачи вещи constitutum possessorium.

Иначе определен законом момент перехода права собственности на квартиру, дачу, гараж, иное имущество от потребительского кооператива к члену кооператива. Этим моментом является внесение полного паевого взноса за это имущество. С этого времени указанное имущество автоматически меняет собственника, совершается переход права собственности от потребительского кооператива к члену жилищно-строительного, дачно-строительного, гаражного и др. кооператива403, а последующее оформление документации на это имущество только подтверждает право собственности нового собственника, но не имеет правообразующего значения.

Таким образом, в российской правовой системе «римская традиция» выступает как всеобщее правило, хотя и с отдельными исключениями. Это общее правило о моменте перехода права собственности может быть изменено законом или договором. Кроме traditio, российский законодатель ввел и особые римские âèäû òðàäèöèè: traditio brevi manu и constitutum possessorium, а также символическую передачу вещи.

122

 

Можно сделать вывод об определяющем влиянии римского законодательства на российское право, которое регулирует переход права собственности по договору.

Прекращение права собственности

Сходных положений, которые касаются прекращения права собственности по римскому и по русскому праву, не много.

Прежде всего, сходным было понимание «конфискации», под этим термином и в русском, и в римском праве понималось изъятие государством в виде наказания у собственника принадлежащей ему вещи.

Также русское право заимствовало из римского такие способы прекращения права собственности, как:

1)                        право собственности на известный объект, приобретенное другим лицом с согласия собственника (передача);

2)                          право собственности, приобретенное другим лицом помимо воли собственника (давность).

3)                      вещь погибает физически (например, она сломана);

4)                            вещь погибает юридически (например, изъята из оборота).

В русском законодательстве особое внимание было уделено принудительному прекращению или отчуждению права собственности при участии власти, в частности, это судебное постановление404, экспроприация, то есть насилие, исключает возможность добровольного соглашения405. Но данных способов при анализе римского права не обнаружено.

Российское законодательство в отличие от римского права предусмотрело намного больше оснований, в силу которых право собственности прекращается.

Прекращение права собственности может иметь место без возникновения его у другого лица и с возникновением, то есть происходит как бы деление на две группы. Общими являются прекращение права собственности в случае, когда вещь погибает, она уничтожена, изъята из оборота, произошла конфискация имущества. Кроме того, ГК РФ указывает на неполный перечень случаев прекращения права собственности.

123

 

Защита права собственности

Виндикационный иск, или иск об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения, упоминается и в римском, и в российском законодательстве.

Сходными нормами здесь являются:

1)                       понятие иска — требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре;

2)                 стороны процесса — истец, ответчик. Ответчик в свою очередь    подразделяется    на    добросовестного    и недобросовестного.

По римскому праву добросовестный владелец отвечал по иску лишь со времени его предъявления. Он не возмещал собственнику потребленных или отчужденных плодов за время до предъявления иска. Возвращал только наличные плоды. Имел право на отделение своих вложений в вещь, если это возможно, без нанесения повреждения ей; на возмещение издержек, в случае когда они были необходимы для сохранения вещи. Российский добросовестный владелец обладает аналогичными правами, но отвечает по иску со времени, когда получена повестка либо когда он узнал о неправомерности своего владения.

Недобросовестный владелец по римскому праву отвечал за гибель вещи до предъявления иска (при легкой небрежности). Он отвечал за гибель вещи и после предъявления иска независимо от вины с его стороны. При защите права собственности по ГК РСФСР 1922 г. использовались разработанные еще римскими юристами нормы о добросовестности и недобросовестности приобретателя. ГК защищал интересы добросовестного владельца, то есть приобретателя, не имевшего оснований считать, что лицо, передающее ему имущество, не вправе им распоряжаться. Кодекс отменил декрет об истребовании предметов домашнего обихода бывшими собственниками. Чаще всего изъятие происходило в пользу государства. Следовательно, в тот период строительства нового общества, при регулировании института права собственности, закон встал на классовые позиции: открыто защищал право государственной собственности и окончательно ограничил права

124

 

частного собственника. ГК РСФСР снимал с государства ограничения в предъявлении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Если частное лицо и кооперативная организация могли истребовать свое имущество у добросовестного приобретателя только при условии, что оно выбыло из их владения помимо их воли, то на государство это ограничение не распространялось406.

Разным является и предмет иска. По ГК РФ — это требование о возврате имущества из незаконного владения; по римскому праву — вещь со всеми плодами и приращениями. Но дело здесь обстоит в самом подходе к пониманию предмета как такового.

Что же касается иска негаторного, то упоминание его по римскому праву столь мало и неполно, что затрудняет его рассмотрение и изучение.

Таким образом, произведя сравнительный анализ этого вида иска, можно утверждать, что российское право многое восприняло и использовало для защиты собственника из норм римского права.

Лучшие книги

Введение в право - П. Сандевуар.
Господарське право України - В.С. Щербина.
Основи римського приватного права - Є.М. Орач, Б.Й. Тишик.
Жилищное право - О.А. Городов.
Государственное и региональное управление - Э.А. Уткин, А.Ф. Денисов.
Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе - А.А. Власов.
Защита в советском семейном праве - З.В. Ромовекая.
Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела - В.Д. Арсеньев, В.Г. Заблоц
Идентификация при расследовании преступлений - В.Я. Колдин.
Правоохранительные органы. Конспекты лекций - Р.А. Беленков.
Государство и местное самоуправление в России. Теоретико-правовые основы взаимодействия - Е.М. Ковешников.
Организация управления оперативно-розыскной деятельностью - В.П. Хомколов.




 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.