Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.

    ЛЕКЦИЯ 3. Возникновение права и возникновение государства

        Возникновение права. Общесоциальные (социо-психические и социо-культурные) условия возникновения права. Государство как специфическое социальное условие для возникновения цивилизованного права. Возникновение государства: социально-экономические предпосылки. Признаки, отличающие государство от догосударственных политических обществ. Специфика политогенеза на «Западе» и «Востоке».

       Возникновение права. Проблема правогенеза – это проблема возникновения права, его происхождения и становления как специфического явления.

       Право неразрывно связано с существованием человеческого общества, и, таким образом, условия возникновения права являются условиями социальными. Вне общества, в природе, право не существует. В природе действует не право, а законы природы. Эти законы нерушимы и неизменны. Право изменчиво и может быть нарушено.  Право "проявляется"  только в обществе, как специфический порядок общественных отношений, участники которых имеют определенную социальную свободу действовать тем или иным образом, закрепленную в обязанностях других лиц. Причем мера этой свободы (субъективные права и обязанности) определяется социально признанными и обязательными для всех правилами должного поведения членов общества.

       Если гипотетически представить себе изолированного человека, не находящегося ни в каких отношениях с другими людьми (например, на недоступном для других необитаемом острове), то невозможно утверждать ни о наличии у него каких-либо прав, ни, соответственно, о наличии каких-либо правовых обязанностей. Это связано с тем, что всякое правомерное действие, в отличие от простого проявления силы, мощи, своеволия, предполагает соразмерную этому праву корреляцию поведения других субъектов, обязанных действовать или не действовать определенным образом в интересах управомоченного лица.

     Но права и обязанности человек имеет не только по отношению к другому человеку, но и по отношению к обществу. Может ли существовать общество, члены которого не подчиняются  никаким обязательным для всех правилам поведения? Очевидно, что нет, так как это привело бы к распаду самого общества. Любое общество представляет собой некую целостность, структуру (строение) которой образуют внутренние связи (отношения), возникающие между членами общества, направленные на поддержание этой целостности. Следовательно, само понятие общества предполагает упорядоченность отношений, основанную на необходимости социального взаимодействия.

       В зависимости от целей того или иного общества, они могут быть определены как первичные (публичные) и вторичные (частные) общества.

       В рамках первичных обществ реализуются основные  потребности их членов, что делает невозможным существование индивидуумов  вне такого социума. В таких обществах необходимый социальный порядок поддерживается с помощью норм, защищаемых властными органами такого общества и обязательных для всех, кому они адресуются, независимо от их личного желания или нежелания им следовать.

       Вторичные общества существуют в рамках первичных обществ и преследуют цели удовлетворения второстепенных потребностей, связанных со спецификой тех или иных социальных групп (общество собаководов, клуб любителей подводного плавания, оружейно-охотничий клуб и т.д.). Подобные общества  менее устойчивы, а установленные ими правила поведения часто носят договорный характер.

       С этих позиций первичное общество можно определить как исторически сложившуюся, территориально организованную целостность людей, в рамках которой удовлетворяются их основные, жизненно важные потребности. Невозможность реализовать эти потребности индивидуально, необходимость для этого совместных действий являются предпосылками для существования общества: социальное и индивидуальное в этом случае совпадает. Этим же обусловлено внутреннее единство, солидарность его членов, несмотря на периодически проявляющиеся противоречия, конфликты, вражду. Поэтому установление и охрана общественно значимых интересов, определяемых необходимостью  нормального биологического и социального воспроизводства человека, являются целью всего общества, условием его существования и развития.

             В исторически первоначальных обществах упорядочение в этих целях общественных отношений происходило при помощи общественной власти, представлявшей общество во внешних и внутренних конфликтах. Эта власть обладала монополией на физическое принуждение членов общества в случае необходимости, но не имела для его реализации специальных органов. Властные решения, исходившие от общественной власти, осуществлялись или всем обществом или его уполномоченными представителями. Социально значимые образцы поведения постепенно закреплялись и превращались в определенные правила поведения (обычаи), которым следовали все члены общества. Таким образом, возникало древнее, архаичное право, не имевшее письменной формы и строгой системы, но носившее общеобязательный характер, и обладавшее безусловным авторитетом в глазах членов потестарного (догосударственного) общества.

       Уже в этот древнейший период своего существования право, с одной стороны, представляло собой систему отношений, основанную на праве требовать безусловного соблюдения установленных в обществе запретов (табу) и правом власти карать нарушителей таких запретов, а с другой стороны, систему отношений, основанных на возможности индивидуума самостоятельно выбирать тот или другой вариант поведения, предоставляемый социальными нормами и требовать соответствующего поведения от других членов общества  (право выбора жены, право на часть совместно полученных продуктов питания, право участвовать в выборах или быть избранным на выборную должность, право требовать исполнения заключенного договора и т.д.). Право, таким образом, формируется как специфический социальный язык и как универсальная форма социального взаимодействия (коммуникации).  «Ubi societas, ibi jus» (где общество, там право – лат.) говорили древние, и это изречение отражало реальное положение вещей.

        Анализ процесса возникновения права позволяет глубже понять его природу и механизм функционирования в обществе. В современном российском правоведении продолжает оставаться господствующей точка зрения, согласно которой возникновение права связывается с определенным экономическим состоянием общества, возникающим при переходе от "дикости" к "цивилизации" и предполагающим наличие высокого уровня обменных процессов, основанных на индивидуальной свободе, частной собственности, наличии антагонистических классов и государства. С этих позиций до возникновения государства не может возникнуть и право, т.к. процессы правогенеза и политогенеза (отождествляемого с государствогенезом) протекают одновременно. При этом утверждается, что в первобытных обществах существовала нормативная система, основанная на запретах, при отсутствии прав. Подобная позиция продолжает сохраняться в нашей науке и при отказе от классовой трактовки природы права. Ее ошибочность вытекает из признания права и, соответственно, прав феноменом, связанным исключительно с индивидуальными (частными) межличностными отношениями. Между тем, в потестарных обществах права носят преимущественно коллективный (публичный), хотя и весьма специфический характер. 

       Недифференцированность, нерасчлененность норм потестарного общества отнюдь не лишает их признаков права. Любое табу в такой системе, безусловно, несет важный сакральный смысл. Но любое табу, в тоже время, не только устанавливает запрет на совершение определенных действий, но и управомочивает определенные органы социального управления на требование их безусловного соблюдения, а в случае нарушения - применение к правонарушителям справедливых санкций. В тоже время в рамках потестарного общества возникают и права индивидуальные. Эти права, действительно, связаны с обменными процессами, но, обмен не является прерогативой только государственно-организованных обществ, с более-менее развитой экономикой. Обмен является одним их способов коммуникации и в той или иной форме существует  в любом обществе.

       Как в свое время было показано специалистами в области политической этнографии, например, М. Моссом и К. Леви-Строссом, универсальный обмен является неотъемлемой стороной архаических обществ, будь это обмен брачными партнерами, с возникновением отсюда всего комплекса семейных прав, или осуществление функции воина, охотника с получением в обмен права на часть захваченной добычи. Подобные обменные процессы, основанные на взаимных правах и обязанностях, имеют место и в современных потестарных обществах.

       Например, у аборигенов австралийских племен, живущих вокруг озера Эйр, имеется специальный обычай "копара" ("долг"), с помощью которого ведется учет всех "долгов", возникающих во взаимоотношениях между членами двух половин племени, причем копара могут взаимно приравниваться одна к другой и взаимно аннулироваться, что является, по сути, правовой процедурой. В этом случае, например, право кровной мести может быть удовлетворено указанием на какую-нибудь старую, не возмещенную еще копара. В этом случае конфликт улаживается, в ознаменование чего происходит временный обмен женами между членами обеих групп, который означает, что смерть не будет отомщена.

        Общесоциальные условия возникновения права можно подразделить на социопсихические и социокультурные. Право, как порядок должного, принципиально отличается от природного порядка, в котором долженствование отсутствует. Явления природного порядка таковы, каковы они есть. Например, материя находится в движении не потому, что она должна двигаться, а потому, что это способ ее существования. Право, как сфера должного, представляет собой социальную ценность и невозможно без наличия субъектов, обладающих определенными интеллектуальными, эмоциональными и волевыми возможностями. Поэтому социо-психическими условиями права являются возникновение у индивидуумов способностей: 1) понимать идеальный смысл правил должного поведения, выраженных в общеобязательных нормах, т.е. адекватным образом их истолковывать, интерпретировать; 2) признавать их в качестве необходимых оснований своих внешних поступков и 3) самостоятельно действовать, реализовывать вытекающие из них полномочия и обязанности.

       К социокультурным условиям относится наличие в обществе самих общезначимых и общеобязательных правил поведения, определяющих права и обязанности членов социума и выступающих в качестве общезначимых ценностей, своеобразных культурных кодов, способных властно воздействовать на поведение субъектов.

        Появление права является одним из признаков перехода от первобытного стада к человеческому обществу, так как свидетельствует о появлении человеческих индивидуумов, обладающих определенной социальной свободой: возможностью действовать, осуществляя сознательный выбор того или иного варианта поведения на основе социально признанных норм должного.

        Государство как специфическое условие для возникновения цивилизованного права. С возникновением государства право вступает в новый этап своего развития. Оно становится более формализованным и системным. Возникает его письменная форма – законы. Государство получает возможность следить за исполнением законов через профессиональную деятельность специально уполномоченных на это лиц, прибегая в случае необходимости к аппаратно-организованному физическому принуждению. Право приобретает цивилизованный характер. (От лат. civilis – государственный. Заметим, что эта характеристика отнюдь не указывает на какие-то гуманные начала такого права, но предполагает его соответствие признаваемым в государстве стандартам «граждансвенности»).

       Условия возникновения государственно-организованного права связаны с условиями возникновения самого государства. Следовательно, можно сказать, что специфическим социальным условием возникновения развитых форм права является наличие государства.

         Возникновение государства. Государство представляет собой сложную и зрелую форму организации человеческого общества и играет ключевую роль в формировании цивилизации. Древнейшие человеческие общества государственностью не обладали. Но возникновение государства является столь же закономерным этапом развития любого «исторического» народа, как и обретение отдельным человеком полной дееспособности после безмятежных и безответственных лет отрочества. Объясняется это тем, что предпосылки для возникновения  государства заключены в природе самого общества.

       Любое общество в силу своей природы вынуждено решать задачу выявления, обеспечения и охраны общественно значимых потребностей, направленных на нормальное биологическое, социальное и духовное воспроизводство человека и самого общества. В исторически первоначальных, т.н. потестарных (догосударственных) обществах, упорядочение в этих целях общественных отношений происходило при помощи специфического механизма социального регулирования, важным звеном которого выступала общественная власть.

       Такая власть, в отличие от любой другой власти в обществе (например, в семье), являлась властью верховной, подчиняющей себе всех членов общества. Она обладала монополией на применение принуждения к тем, кто нарушал установленные в обществе обязательные правила поведения, хотя еще и не имела для этого специальных органов. Такую власть можно характеризовать как власть публичную (от лат. рublicus – общественный, государственный). В научной литературе под публичной властью часто понимается принудительная власть, осуществляемая аппаратом государства. На наш взгляд, для характеристики власти как публичной достаточно  наличие у  нее верховного характера, что позволяет ей выступать от имени общества во всех внутренних и внешних конфликтах и осуществлять легитимное (т.е. воспринимаемое обществом как правомерное) регулирование социальных отношений, в том числе, регулирование правовое.

       Властные решения, исходившие от потестарной публичной власти, осуществлялись или всем обществом, или уполномоченными на это его представителями. При этом социально значимые образцы поведения постепенно закреплялись и превращались в обычаи, обязательные для исполнения всеми. Обычаи, определяя права и обязанности как публичной власти, так и самих членов общества, представляли собой примитивные нормы первобытного (догосударственного) права. Поскольку их соблюдение или несоблюдение затрагивало интересы всего общества, они охранялись общественной властью.  Такие первичные формы организации человеческого общества, основанные на властном, общеобязательном и легитимном нормативно-правовом регулировании поведения членов общества, представляли собой политические образования, но еще не были государствами.

       Возникновение государства: социально-экономические предпосылки. Первые формы человеческой организации в виде первобытных политических общин возникли на земле примерно 40 тысяч лет назад. Первобытное общество строилось на родовых отношениях. Во главе родов находились наиболее авторитетные и уважаемые  люди. Их власть, которую они разделяли с другими органами социального управления (народным собранием, советом старейшин и др.), была: 1) публичной; 2) имела сакральное (религиозное) обоснование и 3) предполагала возможность принуждения всех членов общества к соблюдению существующих обычных норм.

       Такая социальная организация основывалась на т.н. присваивающей экономике. Ее отличали примитивные орудия хозяйствования, направленного в первую очередь на охоту, рыболовство и собирательство, т.е. на присвоение готовых продуктов. Развитие материальной и духовной культуры человеческого общества привело к тому, что примерно 10 тысяч лет назад началась «неолитическая революция», знаменующая переход от присваивающей - к производящей экономике. С этого времени охота, рыболовство и собирательство постепенно заменялись земледелием и скотоводством, возникли металлургия и металлообработка. Коллективные формы хозяйствования пока оставались преобладающими, однако, все большее значение приобретал труд отдельной семьи. Родовая община уступает место соседской, которая в научной литературе получила название протокрестьянской. Она уже основывалась не на кровном родстве, а на территориальной общности. Хотя земля, вода, лес еще оставались общими, орудия труда, рабочий скот постепенно переходят в собственность отдельных патриархальных семей. Продукты земледелия и скотоводства, различные ремесленные изделия начинают производиться в количестве, превышающем потребности самих производителей. Обменные отношения между общинами и отдельными производителями выходят на новый уровень. Развитие материальной культуры идет параллельно с развитием культуры духовной, но сопровождается усилением социальных конфликтов, которые обусловлены возрастающими потребностями и возможностями, открывающимися перед человеческой личностью, и ограниченными средствами для их реализации.

     Признаки, отличающие государство от догосударственных политических обществ. Подобное усложнение общественной жизни потребовало более совершенной формы ее организации и стимулировало развитие тех политических институтов, которые в рудиментарном виде содержались в структуре первобытного общества. Так как развитие производящей экономики заставляло вступать в более тесные обменные отношения людей, не находящихся в близком родстве, а необходимость и в этом случае регулировать общественные отношения оставалась, публичная власть начинает распространяться не только на кровных родственников, но на всю территорию, занимаемую взаимодействующими между собой людьми. Для ее эффективного функционирования теперь требуется специальный аппарат, состоящий из людей профессионально занимающихся управленческим трудом и включающий в себя не только органы управления, но и органы принуждения. Эти два признака – территориальное действие публичной власти и ее специфически аппаратный характер, позволяющий в случае нарушения общеобязательных предписаний использовать специальные органы принуждения, - отличают государство от организации власти, существовавшей в потестарном обществе.

     

        Специфика политогенеза на «Западе» и «Востоке». Необходимо иметь в виду, что описанный выше процесс политогенеза (возникновения государственности) типичен для «западной» цивилизации. Ее колыбелью была античная Греция. Для развития античной государственности характерен переход от общинной  собственности к частной собственности на землю и орудия производства, включая рабов. Наличие частной собственности явилось необходимым условием для формирования индивидуалистического (гражданского) общества, политической доминантой которого служит идея индивидуальной свободы и естественных неотчуждаемых прав человека-собственника.

       Иным путем формировалась государственность «восточной» цивилизации. Первые государства на территории Древнего Востока возникают в 1У тысячелетии до нашей эры и имеют свои специфические черты. К ним относится сохранение земельной общины и слабое развитие индивидуальной собственности на землю. Значительную роль играет коллективная собственность, в частности, коллективная собственность на рабов, которые принадлежали, в основном, государству. Таким образом, для первой формы государственности, возникшей, например, в Древнем Египте, характерно появление государства при отсутствии частной собственности на землю и при отсутствии классов в понимании их как групп людей, различающихся по признаку наличия или отсутствия собственности на основные средства производства. Первые государства на Древнем Востоке в этом смысле были внеклассовыми. В юридической литературе они получили название восточных деспотий.  Сам термин «деспотизм» происходит от древнегреческого «деспотес», что означало «хозяин», «глава дома», т.е. тот, кто руководит общим семейным хозяйством, распределяет обязанности. Деспотия характеризуется  неограниченностью и бесконтрольностью власти, опирающейся непосредственно на авторитет и силу. Необходимой предпосылкой для этого является господство государственной и общественной собственности и зависимое (в экономическом и духовном смысле) положение индивида. В таком обществе, «связанном» государством, отсутствуют условия для формирования индивидуалистических начал, лежащих в основе «западной» концепции правового государства и гражданского общества. Религиозные, моральные и правовые нормы в деспотическом государстве существовали слитно, а религиозный идеал в одинаковой мере диктовал правила личной, общественной и государственной жизни, отражая магические представления о некоем высшем, надчеловеческом порядке, которому должны были следовать все, включая самого деспота. Деспотическая власть освящалась не только «сверху», но и «снизу». Деспот воплощал творческую мощь народа, его сокровенные чаяния и страх перед ним зачастую сочетался с безграничной верой и любовью. От древневосточных деспотий ведет свое начало государственный патернализм, предполагающий отношения к подданным как к членам единой семьи, нуждающимся в постоянной  отеческой опеке.

                            Дополнительная литература к теме:

    Аннерс Э. Примирительное право родового строя // Аннерс Э.   История европейского права М., 1994.

    Бачило И.Л. Факторы, влияющие на государственность // Государство и право. 1993. №7.

    Белков П.Л. Раннее государство, предгосударство, протогосударство: игра в термины? // Ранние формы политической организации: от перво­бытности к государственности. М., 1995.

    Библер В.О. О гражданском обществе и общественном договоре // Через тернии. М., 1990.

    Васильев Л.С. Проблема генезиса китайского государства. М., 1983.

    Власть права в современном обществе. М., 1990.

    Годинер Э.С. Политическая антропология о происхождении государства // Этнологическая наука за рубежом: Проблемы, поиски, решения. М., 1991.

    Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право: исто­рическое место и начало эволюции. Красноярск. 1991.

    Каменский В.Г. Государство как объект социологического анализа. М., 1977.

    Кашанина Т.В. Происхождение государства и права. Современные трактовки и новые подходы. Учебное пособие. М., 1999.

    Ковалевский М.М. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом. Вып. 1. СПб., 1911.

    Ковалевский М.М. Первобытное право. Вып. 1-2. М., 1886

    Кочакова Н.Б. Размышления по поводу раннего государства // Ранние формы политической организации: от первобытности к государственно­сти. М., 1995.

    Крадин Н.Н. Структура власти в государственных образованиях кочев­ников // Феномен восточного деспотизма: Структура управления и вла­сти. М., 1993.

    Кривушин Л.Т. Проблемы  государства и общества в демократической мысли. Л., 1978.

    Куббель Л.Е. Очерки потестарно-политической этнографии. М., 1988.

    Леви-Строс К. Первобытное мышление. М., 1994.

    Мамут Л.С. Анализ правогенеза и правопонимания // Историческое в теории права. Тарту, 1989.

    Мосс М. Общество. Обмен. Личность. М., 1996.

    Мэн Г.С. Древний закон и обычай. М., 1884.

    Обычное право и правовой плюрализм /Отв. ред. Н.И. Новикова, В.А. Тишков. М., 1999.

    Першиц А.И., Алексеев В.П. История первобытного общества. М., 1990.

    Першиц А.И. Проблемы нормативной этнографии // исследования по общей этнографии.

    Потестарность. Генезис и эволюция. СПб., 1997.  

    Ранние формы социальной стратификации. М., 1993.

    Ранние формы политической организации: от первобытности к государ­ственности. М., 1995.

    Рулан Н. Традиционная юридическая система // Юридическая антропология. Учебник для вузов. М., 1999.

    Синицина И.Е. Обычай и обычное право в современной Африке. М., 1979.

    Спиридонов Л.И. Социальное развитие и право. Л., 1973.

    Супатаев М.А. Обычное право в странах Восточной Африки. М., 1984.

    Тэрнер В. Символ и ритуал. М., 1983.

    Франк С.Л. Духовные основы общества: введение в социальную филосо­фию // Русское зарубежье: из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991.

    Халипов В. Введение в науку о власти. М., 1996.

    Честнов И.Л. Природа и этапы развития государственности // Правоведение. 1998. №3.

     

    _____________

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.