Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.

    § 1. Понятие правовых отношений

    Правовое регулирование есть целенаправленное воздействие на поведение людей при помощи норм права. В теории права остается дискуссионным вопрос, осуществляется ли правовое регулирование всегда путем включения людей — участников «общественной жизни в систему правоотношений, но бесспорно, что правоотношения — инструмент регулирования обществен­ных отношений. Проблема правоотношений — одна из важней­ших проблем права. Правоотношение —средство перевода об­щих и поэтому абстрактных велений правовых норм в конкрет­ную программу действий тех субъектов, которым адресована норма. В проблеме правоотношений в единый узел связаны во­просы о нормах, субъективных правах и обязанностях дейст­вующих лиц, цели правового регулирования и его конкретном результате, состоянии общественных отношений, подвергнутых правовому регулированию.

    Мы обращаемся к проблеме правоотношений лишь для того, чтобы определить общие, исходные позиции, которые должны помочь установить основные черты уголовно-правовых отноше­ний и, разумеется, не имеем возможности сколько-нибудь по­дробно анализировать указанную проблему в целом.

    В общей теории права широко распространено определение правоотношения как общественного отношения, урегулирован­ного правом.1 Так, Р. О. Халфина пишет, что правоотношение означает конкретное, реальное общественное отношение, обле­ченное в правовую форму.2* Из такого понимания правоотноше­ния следует, во-первых, что его действительным содержанием не может быть ничто, кроме деятельности субъектов, права и

    1              Марксистско-ленинская   общая  теория государства  и  права.

    Основные институты  и  понятия.  М.,   1970,  с.  545;  Халфина  Р.  О.   Общее

    учение о правоотношении. М.,  1974. с. 7;  Яви ч Л. С.   Общая теория права.

    Л.,  1976, с. 206;    Гревцов Ю. И.    Социалистические    правоотношения.—

    В кн.: Теория государства и нрава. Л., 1982, с. 287.

    2              Халфина Р. О.   Методологический аспект теории правоотношений —

    Советское государство и право, 1971, № 10, с. 23—24.

    70

     

    обязанности которых эту деятельность формируют (ибо без деятельности нет общественных отношений), во-вторых, что под общественным отношением, естественно, понимается не типизи­рованная в массовой деятельности людей общественно необхо­димая связь между ними, а индивидуальная связь по крайней мере между двумя лицами, и, наконец, в-третьих, что право­отношение по своему содержанию может быть как идеологиче­ским, так и материальным.3 Именно последнее обстоятельство, естественно следующее из концепции «правоотношение — обще­ственное отношение, урегулированное нормами права», и вы­звало прежде всего вполне справедливую критику, поскольку оно означает смешение надстроечных и базисных явлений, не позволяет разграничить само правоотношение и то обществен­ное отношение, которое лежит в его основе, открывает возмож­ность отождествления экономических и юридических отно­шений.4

    Из признания правоотношением общественного отношения, подвергшегося регулирующему воздействию права, однозначно следует, что правоотношение должно обладать всеми призна­ками общественного отношения. Поэтому для сторонников рас­сматриваемой концепции сами по себе права и обязанности, принадлежащие соответствующим лицам, — это еще не право­отношение, а лишь область правовой возможности и должен­ствования. Правоотношение же — это социальная деятельность, поведение субъектов правовых связей, превращающая возмож­ность в действительность, должное в сущее.5

    Придерживающийся рассматриваемой позиции А. Д. Гор-буза рассуждает следующим образом: закон порождает фор­мальную возможность возникновения правоотношения, юриди­ческий факт — его реальную возможность, т. е. все условия, необходимые для превращения возможного правоотношения в действительное. Однако это превращение не происходит само по себе, автоматически. «Оно осуществляется в процессе чело­веческой практики, так как вне действий человека обществен­ные отношения (в том числе и правовые) не существуют»,6

    3 X а л ф и н а Р. О. Общее учение о правоотношении, с. 92; М а л ь-цев Г. В. Социальная справедливость и право. М., 1977, с. 221.

    4КечекьянС. Ф. 1) Нормы права и правовые отношения. — Совет­ское государство и право, 1955, № 2, с. 24; 2) Правоотношения в социали­стическом обществе. М., 1958, с. 66; Пионтковский А. А. Некоторые вопросы государства и права. — Советское государство и право, 1956, № 1, с. 23: С т а л ь г е в и ч А. К. Вопросы теории социалистических правоотноше­ний. — Советское государство и право, 1957, № 2, с. 25—26; Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959, с. 18; Назаров Б. Л. Социалистиче­ское право в системе социальных связей. М., 1976, с. 41.

    5              Явич Л. С.  Указ, соч., с. 210—211.

    6              Горбуза А. Д.   Философские категории  «возможности» и «действи­

    тельности» в  учении   об уголовной   ответственности. — В  кн.:   Юридическая

    ответственность в советском обществе. Волгоград,  1974, с. 60. Труды Высш.

    слсдств. школы МВД СССР, вып. 9.

    71-

     

    т

    поскольку «действия людей составляют   истинное   содержание  | правоотношения».7

    Два обстоятельства, на наш взгляд, делают уязвимой эту, казалось бы, стройную концепцию: во-первых, отождествление индивидуальных связей и действий конкретных лиц с обще­ственными отношениями, которые, как уже было показано ра­нее, далеко не равны тому, из чего они складываются, и, во-вторых, недоказанность способности таким образом понимае­мых общественных отношений — экономических, политических и т. п. — превращаться в результате их урегулирования право­выми нормами в специфическую разновидность общественных отношений — в правовые отношения.8 Последовательнее было бы признать, что «фактическое отношение», например экономи­ческое, в результате правового регулирования, оставаясь по содержанию экономическим, приобретает лишь правовую фор­му, т. е. становится официально признанным и охраняемым государством, точно регламентируемым отношением между субъектами права, а это направляет активность его субъектов в желательном для общества направлении, и ничего иного не происходит. Утверждение, что в процессе правового регули­рования экономических отношений происходит не превращение одних отношений в другие, а возникают новые, ранее не суще­ствовавшие идеологические отношения — правовые,9 естествен­но и логично только тогда, когда под правовым регулированием понимается не признание правовой формы индивидуальной связи между конкретными субъектами, например кредитором и должником, а выработанные обществом и закрепленные в пра­ве, устоявшиеся, типические формы правовой связи людей, обес­печивающие правовой порядок в различных областях обще­ственной жизни, в том числе и в экономической. Только они обретают известную автономность по отношению к питающей их субстанции — экономической, политической и т. п. массовой деятельности людей, и поэтому они и могут исследоваться как таковые.

    Другие авторы рассматривают правоотношения как особые идеологические отношения, которые, являясь формой фактиче­ских общественных отношений, тем не менее не сливаются с по­следними, а существуют наряду с ними. «Верно, конечно,— пишет Ю. К. Толстой, — что правоотношения — это правовая форма, в которую облечено лежащее в ее основе общественное отношение, но верно и то, что, выступая в качестве правовой формы общественного отношения, правовое отношение, как са-

    7Кечекьян С.  Ф.   Правоотношения    в    социалистическом    обществе, с.   142.

    8              Я в и ч Л. С.   Указ, соч., с. 206;   Гревцов Ю. И.   Проблемы теории

    правового отношения. Л., 1981, с. 44.

    9              М о з о л и н В.  П.    О гражданско-процессуальном   правоотношении. —

    Советское государство и право, 1956, № 6, с. 52.

    72

     

    мостоятельное общественное явление, обладает присущими ему особым содержанием и специфической формой, закрепляющей это содержание».10 По его мнению, правоотношение играет роль посредствующего звена между нормой права и теми общественными отношениями, которые составляют предмет правового регулирования.11 Поэтому Ю. К. Толстой определяет правоотношения как «особые идеологические отношения, воз­никающие в результате наступления предусмотренных право­вой нормой юридических фактов, как отношения, при посред­стве которых (через которые) норма права регулирует факти­ческие общественные отношения».12

    Положение, согласно которому правовые отношения пред­ставляют собой форму различных общественных отношений (как идеологических, так и материальных) и не сливаются с фактическими общественными отношениями, а последние, при­обретая правовую форму, сохраняют свою качественную опре­деленность и автономность и сами по себе правовыми не стано­вятся, поддерживается и рядом других авторов.13

    Различия в понимании правоотношения вытекают из раз­личия в подходе к самому пониманию общественных отношений и задачам исследования.

    Когда правовые отношения рассматриваются как совокуп­ность прав и обязанностей субъектов отношений, то тем самым подчеркивается юридическая сторона их связи: образно говоря, здесь познание фиксируется на том, как расставлены фигуры и каким правилам подчинено движение каждой из них.

    Когда под правовыми отношениями понимают то звено, ко­торое посредствует между «фактическими отношениями» и нор­мой права, то акцент делается на исследовании механизма пе­ревода нормативных предписаний в их практическую реализа­цию: продолжая аналогию, можно сказать, что здесь показы­вается, как должны взаимодействовать фигуры и каковы цели их взаимодействия.

    Когда правовые отношения трактуются как реальное вза­имодействие их участников, в процессе которого происходит реализация соответствующих прав и обязанностей, то деятель­ность рассматривается в единстве с ее правовой формой. Здесь, таким образом, внимание акцентировано на непосредственном

    10 Толстой Ю. К. Правоотношение. — В кн.: Общая теория государ­ства и права, т. 2. Л., 1974, с. 338.

    ч Т о л с т о и Ю. К. 1) К теории правоотношения. Л., 1959, с. 31; 2) Еще раз о правоотношении. — Правоведение, 1969, № 1, с. 32—36.

    12            Толстой Ю. К.  Правоотношение, с. 336.

    13            Назаров Б. Л.   Указ, соч., с. 41; Чечни а Н. А.   Гражданско-про­

    цессуальные отношения. Л.,  1962, с. 39; Элькинд П. С.   Сущность совет­

    ского уголовно-процессуального права.    Л.,  1963, с.   19 и ел.;    Казимир-

    чук В. П.   Право и методы его изучения.    М.,  1965, с. 68—69;    Алексе­

    ев С. С,    1)  Механизм правового регулирования    в социалистическом госу­

    дарстве. М.,  1966, с. 142; 2) Общая теория права, т. 2. М.,  1982, с. 82 и ел.

    73

     

    процессе достижения целей правового регулирования и его ре­зультате. Именно на этой стадии происходит реализация права и, следовательно, осуществляется проверка того, насколько со­вершенны сами правовые нормы, используются ли они (и хо­рошо ли используются) субъектами правовых отношений, на­сколько адекватны цель, выраженная в праве, и результат пра­вового регулирования.

    Если отказаться от традиционного отождествления индиви­дуальных действий людей и тех конкретных связей, в которые они вступают в своей предметной деятельности, с социально-философской категорией общественных отношений и рассмат­ривать индивидуальные связи как субстанциональную основу общественных отношений, а сами общественные отношения как устойчивые, закономерно функционирующие, существующие объективно в масштабах общества связи, а именно так, как мы уже пытались показать, интерпретируются общественные отно­шения марксистско-ленинской философией, то это открывает возможность четко определить механизм правового регулиро­вания общественных отношений и последовательность сраба­тывания всех его основных звеньев. Тогда следует сказать, что право в целом, как и каждая его отрасль, включая уголовное право, порождено системой общественных отношений, в кото­рой определяющую роль играют производственные отношения, и что конечная цель права — регулировать общественные отно­шения в соответствии с их собственной природой. В этом смысле право представляет собой и механизм согласования интересов, и механизм контроля, в частности механизм корректировки в случаях отклонения от заданной цели. Оно нормативно не только потому, что за ним стоит сила, способная принуждать к соблюдению его велений, но и потому, что «представляет со­бой идеал организации, модель, которая предписывает, какой должна быть организация для того, чтобы она работала эффек­тивно».14 Право нужно для регулирования общественных отно­шений. Но оно не может воздействовать на них непосредствен­но. Полная, абсолютная реализация норм права, имеет место тогда, когда все и каждый, находясь в условиях, предусмот­ренных нормами права, выполняют их требования. В той мере, в какой реальная действительность приближена к этому идеа­лу, упорядочены (урегулированы) общественные отношения. Это значит, что первый рабочий цикл в механизме регулиро­вания общественных отношений, после того, как создана сама правовая норма, есть установление программы действий субъ­ектов права (конкретных людей), или, что то же самое, наде­ление их правами и обязанностями. В этот момент и появ­ляются правовые связи независимо от того, с какими конкрет-

    14 Афанасьев В. Г. Общество: системность,   познание и   управление. М„ 1981, с. 236.

    74

     

    ными обстоятельствами (юридическими фактами) закон свя­зывает их возникновение. Эти связи между субъектами права и есть правоотношения, т. е. индивидуальные отношения сто­рон, обладающих корреспондирующими друг другу правами и обязанностями, цель которых — обеспечить деятельность (пове­дение), необходимую для общества. Их реальность не может быть поставлена под сомнение так же, как не может абсолюти­зироваться их значение. Для того чтобы правовое требование стало действительной программой деятельности, необходимо, чтобы каждый адресат нормы знал это требование, понял его, воспринял его как должное. На каждой ступени этого движе­ния возможны и потери: адресат не знал требования; знал, ,но не понял; понял, но отверг; принял, как должное, но не сумел осуществить. Поэтому второй цикл действия механизма право­вого регулирования заключается в реализации прав и обязан­ностей субъектов правоотношения, находящихся «в силовом поле» нормы права. Правоотношение обеспечивает не только «первичный толчок», приводящий в движение участников право­отношения, но и «ведет», направляет их деятельность таким образом, чтобы предупредить возможные отклонения от задан­ной программы, а если отклонение произойдет, внести необхо­димые коррективы. Это значит, что на уровне реализации пра­воотношений в индивидуальной деятельности людей происходит процесс, в результате которого достигается конечная цель пра­вового регулирования: в общем массиве множества человече­ских действий устанавливается тот порядок, который был смо­делирован в правовой норме. Это и есть регулирование общест­венных отношений, т. е. внесение в них устойчивости, четкости функционирования, гарантированности их от произвола и про­стого случая. Говоря языком права, это и есть правопорядок.15 В общей теории права исследование правоотношений на основе понимания общественных отношений как возникающих в результате и в ходе общественно значимой предметной дея­тельности, т. е. массовидной структурной совокупности по­стоянно повторяющихся конкретно-исторических социальных связей, зависимостей и разграничений между субъектами по­следовательно проводится Ю. Г. Ткаченко. По ее мнению, с ко­торым следует согласиться, особенность этих отношений со­стоит в том, что они моделируются социальными нормами и опосредствуются соответствующими учреждениями.16 Вместе с тем автор приходит к выводу, что для выделения правовых отношений в качестве самостоятельных общественных отноше­ний нет оснований потому, что ни одна из возможных класси-

    15            Кудрявцев В. Н.   Юридические нормы и фактическое поведение.—

    Советское государство и право, 1980, № 2, с. 12.

    16            Ткаченко Ю.  Г.   Методологические вопросы   теории правоотноше­

    ний. М., 1980, с. 84.

    75

     

    фикаций общественных отношений (ни по общности, ни по сфе­ре деятельности) не позволяет их выявить,17 поскольку не су­ществует деятельности, которую с точки зрения содержания можно назвать правовой. «Чисто» правовой деятельности в ряду предметной деятельности не существует. Если же нет пра­вовой деятельности, то не может быть и ее результата, как не может быть следствия, если нет причины.18 Вывод Ю. Г. Тка-ченко формулирует следующим образом: «Не существует пра­вовых в собственном смысле отношений, а есть лишь правовой способ регулирования общественных отношений».19

    Отдавая должное стремлению автора опровергнуть распро­страненное заблуждение о превращении «обычных» обществен­ных отношений в правовые и появлении, таким образом, всякий раз «еще одних общественных отношений», отметим, что пол­ное отрицание на основании указанных выше аргументов суще­ствования правовых отношений именно как особого вида обще­ственных отношений нельзя признать правильным. Организа­ция и поддержание порядка есть правовая деятельность в ее собственном смысле. Конечно, задача права всегда заклю­чается в том, чтобы деятельность людей организовывать в инте­ресах господствующего класса, и право не может превращать одни отношения в другие. Его предмет — прежде всего то, что оно регулирует. Но как и всякая общественно значимая дея­тельность, она сама нуждается в порядке. Очевидно, что в жиз­ни общества можно без труда обнаружить значительную массу людей (общность), профессионально или на общественных на­чалах обслуживающих потребность общества в порядке. Оче­видно, далее, что вся эта массовая деятельность осуществля­ется посредством соответствующих учреждений (законодатель­ные органы, милиция, судебные и следственные органы, ИТУ, арбитраж, добровольные народные дружины, органы контроля и т. д.) и регулируется правовыми нормами. Поэтому, конста­тировав, что есть особый круг субъектов деятельности, особая сфера деятельности — создание норм и обеспечение их правиль­ного применения и особый предмет деятельности — правопоря­док, мы тем самым утверждаем существование особых право­вых отношений — общественных отношений, стоящих в одном ряду с другими идеологическими отношениями.

    «Строго говоря,—писал А. В. Дроздов, — правовые отноше­ния и имеют своим внутренним объектом нормы права».20 Именно так, хотя и непривычно для юридического слуха: пра­вовые отношения образуют ту сферу общественной жизни, в рамках которой создается и регулируется сам механизм виед-

    17            Там же, с. 87.

    18            Там же, с. 92.

    ^ Там же, с. 102.

    20 Дроздов А. В.  Человек и общественные отношения. Л., 1966, с. 89.

    76

     

    рения правовых норм в жизнь общества. Закон — средство про­ведения политики. В политической жизни общества правовая жизнь — один из ее неотъемлемых компонентов,21 а прокура­тура, судебные и следственные органы — средства осуществле­ния правовой практики.22 Итак, правовые общественные отно­шения вполне органично вписываются в общую структуру общественных отношений. Они, что также вполне естественно, не только обслуживают другие общественные отношения, в част­ности, защищая их от нарушений, но и сами нуждаются в за­щите. Нормы главы 8 «Преступления против правосудия» УК РСФСР, ст. 771 УК и другие выполняют именно эту функцию.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.