Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 2064

Разделы

Пример раздела
загрузка...



§ 3.  Принцип обеспечения человеческого достоинства – основа социально-правовой защищенности личности

 

Механизм социальной и правовой защиты личности предстает перед нами как определенная система средств и факторов, обеспечивающих необходимые условия уважения всех прав и свобод человека, вытекающих из достоинства, присущего человеческой личности.

Объектом правовой защиты выступает человек, а точнее его права, свободы и законные интересы, позволяющие личности реализовывать имеющиеся у нее социальные возможности. Возникает вопрос: что лежит в их основе. Нам представляется, что таковым является достоинство личности.

По смыслу Всеобщей декларации прав человека ООН 1948 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и других международно-правовых актов, а также конституций ряда развитых стран достоинство человека определяет суть личности.

Сегодня достоинство личности не может рассматриваться только как объект одного из субъективных конституционных прав. Феномен человеческого достоинства, пройдя путь философско-религиозного осмысления, а затем государственно-правового признания, стал краеугольным понятием всех гуманитарных наук и в большей степени правоведения. Достоинство человека предстает как совокупность качеств биологического, нравственно-религиозного, национально-культурного и социального характера, которые индивидуализируют человека как личность, выделяют его из живой природы и помогают ему в ориентации на определенный жизненный стандарт[26].

В теории права личное бытование человека уже предполагает возможное достоинство. Тем, что человеку как свободно-разумному существу присуще достоинство изначально, определяется некая заданность человеческого пути[27]. На этом основывается уважение к себе – гарант уважения к другому.

В правовой действительности достоинство выступает в качестве основы неотъемлемых прав и свобод человека, правовой системы, государственности в целом. Идея достоинства личности, его обеспечения на конституционном уровне возводится в ранг общеправового принципа. В статье 21 Конституции РФ записано: достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Принцип обеспечения достоинства, отмечает В.В. Невинский, используется в качестве конституционно-правового критерия в правотворчестве и правоприменительной деятельности[28]. Речь идет не только об обеспечении неприкосновенности человеческого достоинства при издании нормативных актов, но и актов правоприменительных органов.

Вопреки распространенному в юридической литературе мнению, достоинство личности утверждается не только благодаря созданию обществом условий для жизни и развития личности, но и через акт самосознания. Речь идет не только об осознании личностью своего собственного достоинства (чувства достоинства), но и о всеобщей идее уважения человеческого достоинства. Действительно, в основе правового статуса личности лежит идея достоинства, а основополагающим принципом правовой защиты как способа обеспечения социально-правовой защищенности личности является принцип обеспечения достоинства личности.

Идея достоинства личности в силу своей глобальности и универсальности реализуется в более конкретных категориях, в числе которых особое место занимает принцип неприкосновенности человеческого достоинства. Соблюдение данного принципа направлено на уважение достоинства личности и призвано обеспечить защиту конкретных субъективных прав, в основе которых этот принцип в той или иной мере всегда присутствует.

По мнению немецких исследователей, в основных правах заложены «условия соблюдения» человеческого достоинства. Они сводят основные права к следующим пяти условиям соблюдения достоинства личности:

1.     Обеспечение достойного жизни человека существования.

2.     Обеспечение юридического равенства между людьми.

3.     Обеспечение общественного и политического самовыражения (самоопределения) человека.

4.     Гарантированность процессуальных прав человека против возможного произвола государства.

5.     Соблюдение личной физической неприкосновенности человека[29].

Уяснению сущности категории «достоинство» способствует ее анализ в международно-правовых актах. Так, в статье 1 Всеобщей декларации прав и свобод человека ООН 1948 г. провозглашается, что «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». Речь идет о равноценности достоинства всех людей. Столь же определенно звучит норма Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., закрепившая, что «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира» (преамбула).

Наглядным примером возведения нравственной категории «человеческое достоинство» в ранг конституционного принципа является содержание Конституции ФРГ. В абзаце 1 статьи 1 Основного закона ФРГ записано: «Достоинство человека неприкосновенно. Уважать и защищать его – обязанность всякой государственной власти». Настоящая декларация, отмечает В.В. Невинский, не является изобретением исключительно немецкого конституционного права, но вместе с тем имеет в Германии свою историю, природу и ролевое назначение. Поставив защиту достоинства человека в начале Основного закона, учредители Конституции ФРГ ясно указали, что в устройстве Основного закона сначала идет человек, а затем государство.

Вместе с тем, если значимость положения о неприкосновенности человеческого достоинства со времени учреждения Основного закона ФРГ не вызывала особого сомнения, то философско-правовая природа и эффективность его реализации неоднократно становились предметом дискуссии в немецком конституционном праве. В частности, предлагалось оговорить, что человеческое достоинство подлежит защите только от государства. Однако возобладало мнение о том, что неприкосновенность достоинства личности должна обеспечиваться не только органами государственной власти, но и «каждым лицом и каждым институтом»[30]. Особое место в этой полемике занимает вопрос о неприкосновенности человеческого достоинства как одном из основных прав человека, фундаментальном положении для других основных прав и основополагающем конституционном принципе.

Юридическая значимость конституционного принципа неприкосновенности человеческого достоинства находит очевидное отражение в его конкретизации. Конкретизация данного принципа, полагает В.В. Невинский, достигается прежде всего посредством закрепления субъективного права гражданина на неприкосновенность его достоинства, а также права на уважение и защиту достоинства со стороны государственной власти[31].

Наше обращение к немецкой конституционно-правовой теории неслучайно. Не секрет, что многие положения ныне действующей Конституции Российской Федерации и, в частности, право на охрану достоинства личности (ст. 21) заимствованы из Основного закона ФРГ. Однако наши защитные механизмы, прежде всего основной их элемент – судебная система, не были ранее знакомы с такого рода правами, их сутью и тем более спецификой охраны и защиты. В этой связи обращение к опыту немецкого конституционного и отраслевого регулирования действительно необходимо.

Конституционно-правовая теория и практика ФРГ исходят из того, что требование неприкосновенности человеческого достоинства проявляется в невозможности отчуждения, лишения и ограничения права всякого человека на соблюдение его достоинства. Для наличия факта нарушения человеческого достоинства необходимо выражение пренебрежения ценностью человека. Примером нарушения принципа неприкосновенности человеческого достоинства могут быть ужасающие, нечеловеческие и унизительные наказания физического и духовного характера, попрание юридического равенства людей. «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим человеческое достоинство обращению и наказанию» – записано в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека.

Представляется, что частным случаем нарушения принципа неприкосновенности достоинства личности является посягательство на социально-экономические права граждан. Пункт 5 статьи 23 Всеобщей декларации гласит: «Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование». Здесь мы сталкиваемся с социальным содержанием категории достоинства в его узком понимании. В конце концов, если исходить из того, что достоинство личности лежит в основе всей совокупности субъективных прав, следовательно, нарушение любого из них влечет в той или иной мере посягательство на достоинство личности. Н.А. Придворов еще в 70-е годы обращал внимание на то, что в праве наблюдается тенденция расширения сферы действия идеи достоинства за пределы физических и имущественных интересов личности и широкое проникновение в область нематериальных интересов[32].

Кроме закрепления в системе различных правовых средств, идея достоинства имеет большое количество форм выражения в научном аппарате общей теории права и отраслевых юридических науках. Многообразие форм выражения этой идеи в юридической науке объясняется тем, что среди ученых-юристов отсутствует единообразное понятие категории достоинства, вследствие чего она получает различную правовую характеристику. В одних случаях достоинство признается элементом правоспособности, в других социальным благом, в третьих, особым субъективным правом[33].

Идея достоинства выполняет синтезирующую функцию в теории права вообще и теории правового положения личности в частности. Эта функция заключается в том, что в праве идея достоинства раскрывается в системе таких общих понятий, как гуманизм, равноправие, справедливость, свобода, а также юридических понятий – правовой статус, права и обязанности.

Раскрывая в первой главе сущность социального государства, мы обращали внимание на роль социальной справедливости в обществе и конкретно в процессе осуществления реальных социальных интересов людей. Каково же соотношение идеи достоинства и справедливости в праве?

Являясь оценочной категорией, справедливость выступает как правовой и нравственный регулятор отношений между людьми, между личностью и обществом. Идея достоинства личности лежит в основе всей системы социальных отношений. По своей гносеологической функции, отмечает Н.А. Придворов, идея достоинства стоит ближе всего к правовым принципам и растворяется в них, поскольку в ней выражена высшая ценность личности. Помимо всего названного, идея достоинства личности самостоятельно выступает в качестве правового принципа, поэтому она в полном смысле может быть названа правовой[34].

В последние годы в зарубежной юридической науке, в частности, в конституционно-правовой теории, бытует мнение о выделении в качестве самостоятельного субъективного права – права на уважение и защиту достоинства личности со стороны органов государственной власти. Особенность данного права состоит в том, что для государственных органов и должностных лиц уважение и защита человеческого достоинства выступает их непосредственной обязанностью. Действительно, посягательство на личное достоинство со стороны такого рода субъектов – это всегда злоупотребление властью. Поэтому есть все основания полагать, что в этом случае мы сталкиваемся с «двойным правонарушением», то есть более сложным юридическим составом (например, незаконное уголовное преследование). В связи с этим, на наш взгляд, в современных условиях разумно выделять данное субъективное право в качестве самостоятельного.

По мнению одного из современных исследователей проблемы М.Л. Гаскаровой, право на достоинство и честь выступает, с одной стороны, как общечеловеческая ценность, а с другой, как одна из основных прав человека, защита которого имеет два аспекта:

а) защита чести и достоинства от посягательств со стороны государства как предотвращение вторжения государства в личную сферу индивида;

б) защита чести и достоинства человека как конституционное требование вмешательства государства в случае нарушения достоинства личности со стороны общества[35].

В связи с изложенным интерес представляет следующее дело, рассмотренное Советским районным судом г. Махачкалы.

Г. обратился в суд с иском к Дагестанскому республикан­скому психиатрическому диспансеру о защите чести и достоинства, приз­нании недействительным акта амбулаторной судебно-психиатрической экс­пертизы №127 от 16 мая 1984 года, согласно которому он признан стра­дающим хроническим психическим заболеванием (шизофренией в параноидной форме). Одновременно он просил обязать Республиканскую психиатрическую больницу Министерства здравоохранения РД снять его с диспансерного учета и в десятидневный срок принести ему письменные извинения, а также сообщить в Советский РОВД г. Махачкалы о снятии его с диспансерного учета. Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 1 декабря 1998 г. исковые требования Г. удовлетворены. В кассационной жалобе ответчика ставился вопрос об отмене решения районного судапо тем основаниям, что признание Г. вменяемым в настоящее время не означает, что он ранее не страдал хроническим психи­ческим заболеванием. Суд кассационной инстанции не нашел оснований к отмене решения районного суда. В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РД указано, что истцу на основании постановления органов следствия в 1984 году была проведена судебно-психиатрическая экспертиза на предмет – страдает ли он психическим заболеванием, является ли он вменяемым и следует ли к нему применять меры медицинского характе­ра. Основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы в 1984 г. послужило как указано в определении судебной кол­легии по уголовным делам Верховного суда РД от 13 июля 1984 года то, что он систематически среди жителей г. Махачкалы распространял заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 7 мая 1986 года определение Верховного суда ДАССР от 13 июля 1984 года в отношении Г. уголовное дело производством прекращено за отсутствием в его действиях общественно-опасного деяния. В то же время акт амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 16 мая 1984 года не утратил своего значения как заключение о психическом состоянии здоровья Г., и продолжает оставаться основанием для оставления истца на диспансерном учете, что препят­ствует в свою очередь реализации им своих гражданских прав. Кроме того, судом установлено, что Г. на основании решения Минводского городского суда Ставропольского края от 15 февраля 1996 г. подвергался стационарной судебно-психиатрической экспертизе в ин­ституте им. Сербского в г. Москве, по результатам которой эксперты пришли к выводу, что диагноз «шизофрения», о котором указано в акте от 16 мая 1984 года, не подтвердился. Согласно анамнезу данного заболевания, это исключает, что данное лицо и ранее страдало названным заболеванием. Учитывая, что необоснованной постановкой Г. на соответствующий диспансерный учет и представлением в Советский РОВД г. Махачкалы информации о нахождении его на учете затрагивались и умалялись честь и достоинство истца, суд правильно обязал ответчика принести истцу извинения в письменной форме[36].

Приведенное гражданское дело свидетельствует о том, что в порядке гражданского судопроизводства путем предъявления иска о защите чести и достоинства реально возможно восстановление принципа неприкосновенности достоинства личности.

Подводя итог изложенного, следует еще раз подчеркнуть, что достоинство – это прежде всего этическая категория, которая связывается с ценностью человека и осознанием им и окружающими этой ценности. Что касается неприкосновенности человеческого достоинства, то в доктрине и праве большинства развитых стран она предстает как реально существующая конституционно-правовая ценность и одновременно является важнейшим конституционным принципом и основным правом человека. Однако в силу своего общего характера это право редко становится предметом самостоятельного спора. Поэтому оно, как правило, находит свою конкретизацию в других основных правах, среди которых особое место занимает конституционное право на защиту чести и достоинства. Соблюдение принципа неприкосновенности человеческого достоинства направлено на уважение достоинства личности и призвано обеспечить защиту конкретных субъективных прав.

 

 

Лучшие книги

Введение в право - П. Сандевуар.
Господарське право України - В.С. Щербина.
Основи римського приватного права - Є.М. Орач, Б.Й. Тишик.
Жилищное право - О.А. Городов.
Государственное и региональное управление - Э.А. Уткин, А.Ф. Денисов.
Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе - А.А. Власов.
Защита в советском семейном праве - З.В. Ромовекая.
Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела - В.Д. Арсеньев, В.Г. Заблоц
Идентификация при расследовании преступлений - В.Я. Колдин.
Правоохранительные органы. Конспекты лекций - Р.А. Беленков.
Государство и местное самоуправление в России. Теоретико-правовые основы взаимодействия - Е.М. Ковешников.
Организация управления оперативно-розыскной деятельностью - В.П. Хомколов.




 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.