§ 4. Физическое или психическое принуждение

Деяние человека, для того чтобы закон признал его преступным, должно быть актом сознательной деятельности, т.е. волевым. Как же должен решаться вопрос об уголовной ответственности, если деяние совершено в результате физического или психического принуждения?

Принуждение является разновидностью насилия. Поэтому прежде, чем ответить на этот вопрос, необходимо определить, что же такое насилие. Под насилием в уголовном праве принято понимать общественно опасное противоправное воздействие на организм и психику человека против или помимо его воли. Исходя из этого определения можно выделить два вида насилия: физическое и психическое. Физическое насилие предполагает воздействие на тело человека, его внутренние органы, в том числе и мозг (например, путем введения в организм сильнодействующих ядовитых веществ).

Под психическим насилием понимается информационное воздействие на психику человека путем угроз, оскорблений, гипноза и т. п. Информация может быть передана устно. письменно, путем конклюдентных действий, лично или через посредников. Оба вида насилия могут выступать в качестве:

конечной цели деятельности преступника (например, при убийстве, причинении вреда здоровью и т. п.);

средства достижения преступной цели (например, при разбое, изнасиловании, захвате заложников и т. д.); средства, побуждающего другое лицо совершить преступление. В двух последних случаях мы и ведем речь о принуждении. Если в результате физического принуждения лицо не могло руководить своими действиями, то они непреступны и не влекут уголовной ответственности. Например, если лицу, несущему боевое дежурство или караульную службу, с пищей обманным путем дано снотворное, то привлечь его к уголовной ответственности за нарушение правил несения боевого дежурства невозможно. В этом случае примененное физическое насилие является разновидностью непреодолимой силы, т. е. чрезвычайного и непредотвратимого при данных условиях события.

В ситуациях, когда физическое насилие не исключало возможности руководить своими действиями, т. е. у лица был выбор: либо терпеть насилие, либо совершить требуемое преступное деяние, вопрос об уголовной ответственности решается иначе'.

* См. ниже правила о физическом и психическом принуждении.

По общему правилу психическое насилие не исключает свободы воли лица. Выбор определенного варианта поведения остается за тем, к кому было предъявлено требование. Но есть одна крайне редкая ситуация, исключающая сознательность поведения лица, волимость его поступков, – деяние в состоянии гипнотического сна. Гипноз следует рассматривать как разновидность непреодолимой силы. Деяние, совершенное под влиянием гипноза, не может влечь уголовной ответственности для того, кто его выполнит. В этом случае исполнителем преступления должен признаваться тот, кто использовал загипнотизированного в качестве живого орудия преступления.

Во всех остальных случаях вопрос об уголовной ответственности за деяния, совершенные в результате физического и психического принуждения, когда лицо сохраняло возможность руководить своими действиями, решается по правилам крайней необходимости (ст. 39 УК). Таких правил два:

загрузка...

1. Деяние, совершенное по принуждению, должно быть единственным, крайним средством спасения от грозящего насилия.

2. Вред, причиненный в результате этого деяния, должен быть меньше того вреда, который мог быть причинен, если бы физическое или психическое насилие были полностью реализованы.

Если оба эти правила будут соблюдены, то лицо, причинившее вред, должно быть освобождено от уголовной ответственности, а тот субъект, который принудил его к совершению общественно опасного деяния, – признан посредственным исполнителем преступления и привлечен к уголовной ответственности согласно ч. 2 ст. 33 УК. Если хотя бы одно из вышеперечисленных правил будет нарушено, то лицо, причинившее вред, привлекается к уголовной ответственности, но при смягчающих обстоятельствах. В этом случае субъект, принуждавший к совершению преступления, будет рассматриваться в качестве подстрекателя. Его деятельность должна быть квалифицирована по несколь.ким статьям Уголовного кодекса: ст. 33 и статья Особенной части (за то преступление, к которому он склонил, принудил исполнителя), а также статья, предусматривающая ответственность за сам преступный способ подстрекательства (например, за причинение вреда здоровью, истязание, угрозу причинения тяжкого вреда здоровью и т. п.).

Особой разновидностью принуждения является пытка, понятие которой дается в Конвенции против пыток и других

•1*

жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1984 г. Пытка – это "любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действия, которые совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия" (ст. 1.1 Конвенции).

Никакие исключительные обстоятельства не могут служить оправданием пыток. Вопрос об уголовной ответственности за акты пыток рассматривается по внутреннему уголовному законодательству. Подобные действия предусмотрены в УК РФ, например, в п. "а" ч. 3 ст. 286 "Превышение должностных полномочий", ч. 2 ст. 302 "Принуждение к даче показаний", ст. 356 "Применение запрещенных средств и методов ведения войны", ст. 357 "Геноцид".