Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 2253

Разделы

Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право
загрузка...



Глава IV СОДЕРЖАНИЕ АВТОРСКОГО ПРАВА

 1. Общая характеристика содержания

авторского права

В условиях социалистического общества автор пресле-

дует основную цель - создать такое произведение, кото-

рое могло бы обогатить советскую культуру, способство-

вать удовлетворению все растущих научных и художест-

венных запросов советского народа. Свою работу над со-

зданием произведений литературы, науки и искусства

советский автор проводит в тесном и постоянном содру-

жестве с преследующими ту же цель социалистическими

организациями, при помощи которых он доводит свое

произведение до сведения общества (с издательствами,

зрелищными предприятиями, различного рода научны-

ми учреждениями, а также с творческими организаци-

ями).

В социалистическом обществе автор не является оди-

ночкой и всегда может рассчитывать на содействие и по-

мощь общества.

Существенное значение в обеспечении необходимых

условий для развития творческой деятельности авторов

имеют и нормы авторского права, всемерно охраняющие

их имущественные и неимущественные интересы, возни-

кающие в связи с созданием произведения и использова-

нием его обществом. Для охраны этих интересов совет-

ское авторское право предоставляет автору ряд прав

-94-

(правомочий), которые в своей совокупности и состав-

ляют содержание авторского права (*1).

В статье 7 <Основ>, на которую уже приходилось

ссылаться, сказано, что <автор имеет исключительное

право под своим именем или под условным именем (псев-

донимом), или без обозначения имени (анонимно) вы-

пустить в свет свое произведение и в течение установлен-

ного в законе срока всеми дозволенными законом спосо-

бами воспроизводить и распространять его, а равно

извлекать всеми законными способами имущественные

выгоды из названного исключительного права>. Но этим

не исчерпывается перечень принадлежащих автору прав.

Закон предоставляет ему также ряд других прав, среди

которых следует отметить: право на неприкосновенность

произведения (ст. 18 <Основ>), право на издание и пере-

издание произведения (ст. ст. 17, 18 и др. закона об автор-

ском праве РСФСР), право на постановку и публичное

исполнение неизданного драматического, музыкально-

драматического. музыкального, пантомимного, хореогра-

фического  или  кинематографического  произведения

(ст. 8 <Основ>, ст. 30 закона об авторском праве РСФСР),

право разрешать снабжение своих произведений иллю-

страциями (ст. 18 <Основ>), право запрещать использо-

вание текста литературного произведения в музыкальных

(**1) В советской юридической литературе является спорным, вхо-

дит ли интерес в само понятие субъективного гражданского права.

Некоторые авторы включают интерес в качестве необходимого

элемента в содержание  субъективного  гражданского  права

( A. В. Венедиктов. Государственная социалистическая соб-

ственность. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1948, стр. 38: его же.

О государственной собственности в СССР и организации управле-

ния ею (<Советское государство и право>. 1951, № 2, стр. 45);

О С Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому пра-

ву Л, Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1949, стр. 50: Ю.К.Толстой.

Содержание и гражданско-правовая защита права собственности

в СССР Л., Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1955, стр. 155). Другие

полагают, что субъективное право, опираясь на интерес, само инте-

ресом не является, хотя утеря социально-значимого интереса и

может повести к тому, что субъективное право утратит свое значе-

ние и свою ценность (С. Н. Братусь. Субъекты гражданского

права. М., Госюриздат, 1950, стр. 20-21). Последняя точка зрения.

нам представляется более правильной. Но так или иначе, интерес,

понимаемый как социально-значимый, классовый интерес, имеет ре-

шающее значение для субъективного гражданского права.

-95-

произведениях (п. <з> ст. 9 <Основ>), право на коррек-

туру своего произведения (п. 17 типового издательского

договора), право присутствовать на всех репетициях,

просмотрах и обсуждениях спектакля (п. 8 типового по-

становочного договора). Приведенный здесь перечень

могущих принадлежать автору прав не является исчер-

пывающим. Закон и другие нормативные акты предостав-

ляют автору и некоторые другие права (правомочия).

Конкретное же содержание прав (правомочий) автора на

данное произведение определяется родом произведения

и способом его использования.

Вместе с тем надо иметь в виду, что в зависимости от

развития техники и появления новых способов использо-

вания произведений могут появляться и новые виды

правомочий автора.

Широкий круг закрепленных законом за автором прав

является ярким доказательством заботы Коммунистиче-

ской партии и Советского правительства об обеспечении

наиболее благоприятных условий для стимулирования

творческой деятельности авторов.

* * *

В советской юридической литературе принято деление

субъективных гражданских прав на права имуществен-

ные и права личные (*1). Этим делением пользуются также

и законодательство (*2) и судебная практика (*3).

В настоящей работе мы не можем ставить перед

собой задачу исследования общего вопроса о делении

субъективных гражданских прав на права имущественные

и личные. Но поскольку это деление применяется в лите-

ратуре и в отношении авторских правомочий, приходится

все же уделить ему известное внимание.

Под имущественными правами обычно понимаются

права, имеющие экономическое содержание. Что же пред-

(**1) <Советское гражданское право>, т. 1. М., Госюриздат, 1950,

стр. 113.

(**2) Закон о судоустройстве СССР (ст. 2); Положение о прокурор-

ском надзоре СССР (ст. 2).

(**1) В качестве примера можно сослаться хотя бы на постановле-

ние Пленума Верховного суда СССР от 7 мая 1954 г. <О судебной

практике по делам об установлении фактов, от которых зависит

возникновение, изменение или прекращение личных или имущест-

венных прав граждан>.

-96-

ставляют собой личные права, является более чем

спорным.

Так, С. Н. Братусь пишет, что, строго говоря, каждое

субъективное право является личным правом, поскольку

оно принадлежит определенному лицу. Можно понимать

также под личным правом всякое субъективное право,

обеспечивающее удовлетворение неимущественных инте-

ресов. И наконец, в более узком смысле под личным не-

имущественным правом можно понимать только права на

блага, неотделимые от личности (право на имя, на честь,

право авторства и др.); неотделимость благ от личности

означает непередаваемость этих благ, а потому и непере-

даваемость личных неимущественных прав (*1).

Е. А. Флейшиц, отмечая многообразие значения тер-

мина <личные права>, выделяют особую группу <личных

прав>, охраняющих непротивоправные проявления инди-

видуальных черт, способностей, стремлений человека.

К числу таких прав она относит: 1) права на жизнь, здо-

ровье, на телесную неприкосновенность и на личную сво-

боду, 2) право на имя, 3) право на честь и 4) личные

права изобретателей и авторов литературных, научных или

художественных произведений (*2).

М. М. Агарков, также обращая внимание на много-

образие значений термина <личные права>, сам понимает.

под <личными правами> некоторые неимущественные

права, защищаемые против всякого и каждого (так на-

зываемые абсолютные), права на блага, неотделимые от

личности субъекта права. Возражая против определений

понятия <личных прав>, данного Е. А. Флейшиц,

М. М. Агарков отмечает прежде всего, что оно является

слишком широким. Индивидуальные особенности личности,

ее наклонности, вкусы и т. д. охраняются и правом личной

собственности и другими правами, принадлежащими от-

дельному гражданину. По мнению М. М. Агаркова, опре-

деление Е. А. Флейшиц обладает и другим недостатком.

Оно совершенно не подходит для определения наиболее

важных видов личных прав, а именно-права на честь и

права авторства. Честь является некоторым чисто

(**1) <Советское гражданское право>, т. 1. М., Госюриздат,

1950, стр. 193.

(**2) Е. А. Флейшиц. Личные права я гражданском праве

Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 9, 121.

-97-

объективным качеством. Ее никак нельзя отнести к вкусам,

наклонностям или вообще к индивидуальным особенно-

стям отдельного человека. Равным образом авторство, т. е.

принадлежность определенному лицу как автору литера-

турного или иного произведения, является объективным

фактом. Защита права авторства, защита права назы-

ваться автором произведения и права запрещать другим

приписывать это авторство кому-либо другому не имеет

никакого отношения к индивидуальным особенностям и

наклонностям того или другого лица (*1).

Расходится М. М. Агарков с Е. А. Флейшиц и в отно-

шении круга личных неимущественных прав, охраняемых

гражданским, правом. М. М. Агарков не видит оснований

к отнесению к области гражданского права таких прав,

как право на жизнь, на свободу, па телесную неприкосно-

венность. По мнению М. М. Агаркова, по поводу таких

личных благ, как жизнь, здоровье, свобода, возникают

лишь отношения, регулируемые административным пра-

вом или уголовным правом, но не возникает общественных

отношений, которые пришлось бы отнести к другой отрас-

ли советского права (*2).

Автор статьи в Большой Советской Энциклопедии

<Личные права по советскому праву> подразделяет лич-

ные права на политические (право участия в выборах,

право собраний и др.), имущественные (право личной

собственности, право на социальное обеспечение, право

на алименты и др.) и неимущественные (например автор-

ство). Далее он указывает, что некоторые имущественные

личные права неразрывно связаны с данным лицом и не

могут передаваться (алиментные права и др.). Личные

же неимущественные права характеризуются двумя при-

знаками: они не подлежат оценке и неотделимы от обла-

дателя этих прав (*3).

Такие разноречивые суждения о природе и круге лич-

ных прав показывают, что этот вопрос не может еще счи-

таться разрешенным (*4).

(**1) М. Агарков. Предмет и система советского гражданского

права (<Советское государство и право>, 1940, № 8-9, стр. 65--66).

(**2) См. там же, стр. 68.

(**3) <Большая Советская Энциклопедия>, т. 25, изд. 2-е, стр. 305.

(**4) Кроме названных выше работ см. также: Е. Домбровский.

Неимущественный интерес в гражданском праве (<Социалистиче-

ская законность>, 1937, № 8); И. Гуревич. Честь и другие не-

имущественные права граждан и их охрана в социалистическом

гражданском праве (<Советская юстиция>, 1939, № 2): В. Рясен-

цев. Неимущественный интерес в советском гражданском праве

(<Уч. зап. Мос. юр. ин-та>, 1939, № 1, стр. 26). С новой концепцией

личных прав выступил К. Ф. Егоров в статье <Личные неиму-

щественные права граждан в СССР> (<Вопросы советского права>.

<Уч. зап. Ленингр. гос. ун-та>, № 151, 1953, стр. 139-150).

-98-

Следует констатировать, что советское законодатель-

ство по авторскому праву не знает деления прав автора

на личные и имущественные. Статья 7 <Основ>, перечис-

ляющая основные правомочия автора, не указывает, ка-

кие из них относятся к личным и какие-к имуществен-

ным правам. В статье же II закона об авторском праве

РСФСР сказано только, что <авторское право подлежит

защите от нарушения также и в тех случаях, когда с на-

рушением его не связаны определенные имущественные

интересы>.

Несмотря на это, в теории советского гражданского

права прочно укрепилось деление принадлежащих автору

прав на права личные и права имущественные (*1). При этом

иногда делаются попытки связать личные и имуществен-

ные права автора с двумя группами отношений, регули-

руемых авторским правом, - отношениями личными и

отношениями имущественными (*2).

Нам представляется, однако, что о непосредственной

связи права с теми или иными общественными отноше-

ниями можно говорить только в тех случаях, когда речь

идет о нормах права (или совокупности правовых норм),

регулирующих тот или иной круг общественных отноше-

ний. Общей же предпосылкой конкретного субъективного

права, как возможности определенного поведения упра-

вомоченного лица, является признанная законом право-

способность (правосубъектность) лица, которая, при на-

(**1) Ci. <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат,

1951, стр. 337; Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском

праве Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 161-

162; Е. П. Торка невский. Личные и имущественные права

авторов литературных произведений по советскому праву. Авто-

реф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, и др.

(**2) И. А. Гринголь ц. Права автора сценического произведе-

ния в СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 7-8; В. А. Ка-

батов. Советское авторское право на произведения изобразитель-

ного искусства. Автореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 4.

-99-

личии указанных в законе условий, и получает свой

непосредственное осуществление в конкретных субъектив-

ных правах (и обязанностях) (*1). Поэтому нет оснований

связывать субъективные права автора непосредственно с

теми или иными отношениями, регулируемыми советским

авторским правом. Какие именно права автора относятся

к его имущественным правам и какие - к личным, в со-

ветской литературе является спорным. В отношении лич-

ных прав автора советские юристы обычно придержи-

ваются трехчленного деления, разграничивая эти права

на три основные группы: 1) право автора на опубликова-

ние произведения (на выпуск его в свет); 2) право на

авторство; 3) право на неприкосновенность произведе-

ния (*2). Что же касается имущественных прав, то некоторые

юристы относят к их числу только право на получение

гонорара (*3); другие, кроме права на получение гонорара,

включают в число имущественных прав автора и право

на воспроизведение и распространение произведения и

некоторые другие правомочия имущественного характе-

ра (*4). Вместе с тем довольно единодушно советские циви-

листы подчеркивают тесное переплетение имущественных

и личных прав автора (*5), что, с нашей точки зрения, яв-

(**1) См. С. Н. Братусь. Субъекты гражданского права. М.,

Госюриздат, I960, стр. 17; А. В. Венедиктов. О субъектах со-

циалистических правоотношений (<Советское государство и право>,

1955, №6, стр. 19).

(**2) Ci. M. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюр-

издат, 1955, стр. 120; Е. А. Флейшиц. Личные права в граждан-

ском праве Союза ССР и капиталистических стран. M., 1941,

стр. 165 и др.

(**3) См. И. А. Грингольц. Права автора сценического произ-

ведения в СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 8:

А. И. Ваксбер г. Основные черты издательского договора по

советскому гражданскому праву. <Уч. зап. ВИЮН>, вып. 3. М"

Госюриздат, 1955, стр. 110-III.

(**4) См. <Советское гражданское право>, т. II. M., Госюриздат,

1951, стр. 348; Б. Н. Городецкий. Правовое положение писа-

телей и композиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР.

М., 1946, стр. 12; В. А. Кабатов. Советское авторское право на

произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт.

М., 1954, стр. 4.

(**5) См. <Советское гражданское право>, т. II, М" Госюриздат,

1951, стр. 337: M. Агарков. Предмет и система советского граж-

данского права (<Советское государство и право>, 1940, № 8-9,

стр. 69); А. И. В аксбер г. Некоторые вопросы советского автор-

ского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 37)

и др.

-100-

ляется только известным образным выражением, но не

дает надлежащего объяснения роли и значения принад-

лежащих автору прав.

Мы позволяем себе утверждать, что каждое принадле-

жащее автору право (правомочие) призвано в той или

иной мере, в большей или меньшей степени охранять как

его имущественные, так и неимущественные интересы (*1).

Так, например, право на выпуск произведения в свет

обычно считается личным правом автора, но от опубли-

кования произведения автор в подавляющем большинстве

случаев получает известный доход. Таким образом, воз-

можность имущественного интереса у автора в связи с

осуществлением им права на выпуск произведения в свет

не может вызывать сомнений.

Принадлежащее автору право на переиздание про-

изведения, как правило, связанное с получением гонорара,

охраняет не только его имущественные, но и неимущест-

венные интересы: автор может возражать против переизда-

ния, если считает свое произведение уже устаревшим или

требующим исправлений в связи с указаниями критики.

Нарушение права на авторство, также обычно призна-

ваемого личным правом автора, может нарушить и

имущественные интересы автора (например в случае

выдачи чужого произведения за свое).

(**1) Под имущественным интересом мы понимаем всякий интерес,

так или иначе связанный с имущественной сферой данного лица.

Неимущественным интересом, очевидно, будет являться интерес, не

связанный с имущественной сферой данного лица. Такое, правда,

весьма общее определение понятий имущественного и неимущест-

венного интереса позволяет, как нам кажется, избегнуть тех за-

труднений, которые возникают при попытках дать более детальное

определение этих понятий.

В отдельных случаях установление имущественного и неиму-

щественного характера интереса, быть может, составит некоторые

затруднения. Для подавляющего же большинства случаев при на-

личии спора суду не составит затруднения установить, идет ли дело

об охране имущественных или неимущественных интересов автора,

поскольку на практике всегда дело идет о каких-то конкретных

интересах (имущественного или неимущественного порядка). Прак-

тически суд будет руководствоваться ст. II закона об авторском

праве РСФСР, в равной мере охраняющей не только имуществен-

ные, но и неимущестренные интересы автора.

-101-

Личным правом признается и право на неприкосно-

венность произведения; но в случае, например, искажения

театрально-зрелищным предприятием пьесы при ее поста-

новке могут быть нарушены не только неимущественные,

но и имущественные интересы автора, поскольку такое

искажение может повести не только к сокращению выруч-

ки от посещений публикой театра (автор драматического

произведения получает вознаграждение в виде процент-

ных отчислений от суммы сбора за продажу билетов), но

и к снятию пьесы с репертуара театра.

С другой стороны, получение значительного вознаграж-

дения в большинстве случаев означает одобрение обще-

ством личных заслуг автора как творца литературно-

художественного, музыкального или иного произведения

и тем самым непосредственно затрагивает и неимущест-

венные интересы автора: для автора является великой

честью получить признание и одобрение со стороны со-

циалистического общества (например в случае многочис-

ленных переизданий произведения, пользующегося успе-

хом у советского читателя).

В доказательство раздельного существования личных

и имущественных прав автора иногда делается ссылка

на различие в основаниях и последовательности возник-

новения личных и имущественных прав автора.

Так, А. И. Ваксберг утверждает, что личные, субъек-

тивные права автора возникают тотчас же после создания

им произведения. Возникновение у автора личных прав

является выражением его общегражданской правоспособ-

ности. Личные права принадлежат всякому автору произ-

ведения науки, литературы и искусства, отвечающего

определенным признакам (ст. ст. 1 и 4 <Основ>). Напро-

тив, имущественные права автор имеет, как правило,

только в случае использования обществом результатов его

труда. Имущественные права автора возникают лишь

при наличии сложного фактического состава, в который

входят: договор литературного (музыкального, художе-

ственного) заказа, создание произведения и его одобрение

(принятие); или: создание произведения, одобрение его,

предшествующее заключению договора, и согласие автора

на использование произведения, оформленное в виде изда-

тельского договора; или: создание произведения и факти-

ческое (бездоговорное, с нарушением личных прав

-102-

автора) использование произведения (напечатание, пуб-

личное исполнение), причем в этом случае у автора

возникают дополнительные имущественные правомочия,

вытекающие не только из факта использования произве-

дения обществом (авторский гонорар), но и из факта

нарушения личных авторских правомочий (штраф) и т. д.

Далее А. И. Ваксберг утверждает, что личные права

автора, раз возникнув, продолжают существовать либо

до смерти автора, либо даже до истечения 15 лет после его

смерти. Имущественные же права автора, так сказать, еди-

новременны: каждый раз по мере использования их авто-

ром они исчерпывают себя и прекращаются. Для того что-

бы они возникли у автора вновь (как субъективное право'),

снова должен наличествовать весь сложный фактический

состав или хотя бы должно иметь место восполнение

недостающих его элементов (*1).

Обращаясь к этим высказываниям А. И. Ваксберга,

следует прежде всего отметить, что для возникновения

<личных прав> автора еще недостаточно наличия у него

общей гражданской правоспособности; требуется нали-

чие важного юридического факта, с которым закон свя-

зывает возникновение прав автора,- создания произве-

дения. Центр тяжести при возникновении прав автора,

даже если они будут характеризоваться как личные,-не

в общей гражданской правоспособности автора, а в факте

создания произведения, отвечающего требованиям, уста-

новленным законом.

Нельзя согласиться с утверждением А. И. Ваксберга,

что будто бы имущественные права автор имеет, как пра-

вило, только в случае использования обществом резуль-

татов его труда. Не следует смешивать момент возникно-

вения права и момент его реализации. Реализация права

может иметь место иногда значительно позднее момента

его возникновения. Например, личный собственник, не

использующий в данное время принадлежащее ему иму-

щество для непосредственного удовлетворения своих

потребностей, может предоставить это имущество во

временное возмездное пользование другого лица, с тем,

(**1) А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского автор-

ского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8,

стр. 37-38).

-103-

конечно, чтобы такое предоставление имущества во вре-

менное возмездное пользование другому лицу не проти-

воречило потребительскому характеру личной собствен-

ности, не приводило к извращению основного содержания

права личной собственности (*1). Так что же, разве право

распоряжения имуществом у личного собственника воз-

никнет только с момента сдачи личным собственником

имущества в аренду, со времени заключения договора

имущественного найма? Очевидно, на этот вопрос следует

дать отрицательный ответ. Право распоряжения вещью

возникает у личного собственника с момента приобрете-

ния им права собственности на эту вещь, но реализация

принадлежащего ему права распоряжения (в различных

формах) может произойти гораздо позже.

Аналогично должен решаться вопрос и в отношении

<имущественных прав> автора. Нельзя смешивать момент

их возникновения и момент их реализации. Право на по-

лучение определенной суммы гонорара автор приобретает

обычно при наличии авторского договора, одобрения

произведения издательством и т.д. Но право на извлече-

ние всеми законными способами имущественных выгод из

своего произведения (ст. 7 <Основ>) принадлежит автору

с момента создания им произведения литературы, науки

или искусства. Именно потому, что закон предоставляет

ему это право, автор и может получать авторский гонорар

при использовании в тех или иных формах, теми или

иными способами принадлежащего ему авторского права.

Предусмотренные статьей 7 <Основ> главные виды прав

автора возникают одновременно с моментом создания

'произведения (*2), но реализация их может происходить

позже (роман, повесть могут выйти в свет много лет спу-

стя после их написания).

Обратимся теперь к утверждению А. И. Ваксберга, что

личные права, раз возникнув, продолжают существовать

(**1) См. Р. О. Халфина. Право личной собственности граждан

СССР. М., Изд-во АН СССР, 1955, стр. 151.

(**2)  Лишь в качестве изъятия, для приобретения автором фото-

графических произведений авторских прав одного факта создания

произведения недостаточно, а требуется еще совершение некоторых

формальностей: обозначение на каждом экземпляре фирны, а так-

же года выпуска в свет фотографического произведения (см. ст. 12

<Основ>).

-104-

либо до смерти автора, либо даже до истечения пятна-

дцати лет после его смерти, имущественные же права, так

сказать, единовременны. По мнению А. И. Ваксберга,

имущественные права автора обладают особым качест-

вом: по мере их использования автором они исчерпывают

себя и прекращаются. Если считать, что имущественное

право автора сводится к получению гонорара по заклю-

ченному им авторскому договору, то, разумеется, второй

раз получить гонорар по тому же договору автор не впра-

ве: право на получение соответствующей суммы гонорара

им уже использовано. Но основное-то право на извлече-

ние <имущественной выгоды> из созданного произведе-

ния, предоставленное ему статьей 7 <Основ>, остается.

Как же можно при таких условиях утверждать, что иму-

щественные права <единовременны>, по мере использова-

ния исчерпывают себя и прекращаются! Именно право на

извлечение всеми законными способами имущественных

выгод из произведения не только существует до смерти

автора, но, как правило, и в течение пятнадцати лет

после его смерти и может быть использовано его право-

преемниками; некоторые же права, относимые А. И. Вакс-

бергом к числу <личных прав>, прекращаются со

смертью автора.

В связи с разграничением прав автора на права иму-

щественные и права личные, неимущественные, в литера-

туре возник спор о соотношении имущественной и личной

сторон в авторском праве, имущественных и личных, не-

имущественных, прав.

Некоторые юристы выдвигают на первое место имуще-

ственные права автора. Так, в частности, А. Я. Канторо-

вич писал, что <авторское право по своему существу есть

институт имущественного характера> (*1). Но этот взгляд

находится в явном противоречии со всем развитием со-

циалистического права, ставящего своей задачей всемер-

ную охрану не только имущественных, но и неимущест-

(**1) А. Я. Канторович. Авторское право. М., 1926, стр. 62.

Надо отметить, что декрет о частных имущественных правах граж-

дан от 22 мая 1922 г. (СУ РСФСР 1922, № 36, ст. 423) включат

в число этих имущественных прав и авторское право. Это .обстоя-

тельство не могло не повлиять на взгляды, некоторых советских

юристов, писавших по вопросам авторского права.

-105-

венных интересов личности '. Исходя из того, что в статье 7

<Основ> на первом месте помещены право на авторство и

право на выпуск произведения в свет, другие юристы уста-

навливают примат личных прав автора над его имуще-

ственными правами. Так, Б. С. Мартынов полагает, что

<авторское право имеет характер чисто личного правомо-

чия, вытекающего из творческого акта, авторское же воз-

награждение составляет лишь его следствие как форма

оплаты труда> (*2). Аналогично Е. А. Флейшиц пишет: <Со-

ветское авторское право выдвигает на первое место лич-

ные правомочия автора, трактуя имущественные его пра-

вомочия как вывод из личных правомочий и как примене-

ние социалистического принципа вознаграждения труда

по количеству и качеству> (*3). Е. П. Торкановский считает,

что в комплексе личных и имущественных прав ведущая

роль принадлежит личным правам автора (*4). Таким обра-

зом, эти юристы ведущее значение придают личным пра-

вам автора.

В связи с изложенными взглядами о примате личных

прав автора над имущественными следовало бы прежде

всего отметить, что при установлении соотношения между

личными и имущественными правомочиями автора нельзя

оперировать теми соображениями, что в статье 7 <Основ>

на первом месте помещены личные, а на втором - иму-

щественные права автора. В статье 7 <Основ> законода-

тель просто расположил основные права автора в той по-

следовательности, в какой они обычно осуществляются.

Сначала автор решает вопрос, созрело ли его произведе-

ние для того, чтобы можно было передать его на суд

общества и делать ли это от собственного имени или

(**1) Забота Советского государства об охране неимущественных

интересов автора нашла свое отражение уже в первые годы Совет-

ской власти-в декрете от 26 ноября 1918 г. <О признании научных,

литературных, музыкальных и художественных произведений госу-

дарственным достоянием> (СУ РСФСР 1918, № 86, ст. 900). После-

дующее советское законодательство по авторскому праву устано-

вило широкую охрану неимущественных интересов автора.

(**2) Б. Мартынов. Основные проблемы авторского права.

(<Советское государство и право>, 1941, № 4, стр. 34).

(**3) Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Союза

ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 200.

(**4) Е. П. Торкановский. Личные и имущественные права

авторов литературных произведений по советскому праву. Автореф.

канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 6.

-106-

выступить под псевдонимом или анонимно. Затем автор

приступает к изданию или иному виду опубликования про-

изведения, с чем связывается непосредственное получение

<материальной выгоды>. Выводить какой-нибудь другой

смысл из расположения правомочий автора в статье 7

<Основ> нет оснований.

Ошибочной вообще является сама концепция выве-

дения имущественных правомочий автора из его личных

прав. Она противоречит статье 118 Конституции Союза

ССР, закрепляющей за каждым гражданином СССР не-

посредственное, а не производное право на оплату его

общественно полезного труда. Автор литературного или

художественного произведения (писатель, художник

и т. д.) имеет такое же непосредственное право на оплату

своего труда, как и рабочий, служащий и другой трудя-

щийся, с тем только отличием, что автор получает возна-

граждение не за свой живой труд, а за использование

результата его овеществленного труда. Все права автора

являются результатом его труда, а потому нет оснований

утверждать примат одних прав автора над другими.

В итоге мы приходим к выводу, что принятое в совет-

ской юридической литературе резкое разграничение лич-

ных и имущественных прав автора не подтверждается

практикой реализации авторских прав: одно и то же при-

надлежащее автору право (правомочие) может при опре-

деленных условиях охранять и его имущественные и не-

имущественные интересы, причем в одних случаях будут

одновременно охраняться и те и другие, в других же слу-

чаях, в зависимости от конкретных обстоятельств, вопрос

будет идти об охране либо его имущественных, либо не-

имущественных интересов. Авторское же право в целом

охраняет все законные интересы автора. В случае нару-

шения этих интересов автор может, конечно, ссылаться

на отдельные предоставленные ему законом правомочия,

но он вправе в таком случае просто указать на принадле-

жащее ему авторское право. На практике так обычно и

бывает. Например, скульптор может заявить о том, что.

ему были причинены убытки в связи с нарушением его

права на воспроизведение и распространение произведе-

ния, но он может просто сослаться на нарушение его

авторского права, и суд, конечно, признает такую ссылку

вполне достаточной. Ведь и при нарушениях права coб-

-167-

ственности, если не считать специального случая, преду-

смотренного статьей 59 ГК, собственник не обязан дока-

зывать, что нарушено какое-то из принадлежащих ему

правомочий, перечисленных в статье 58 ГК, а может

просто указать на нарушение принадлежащего ему права

собственности.

Таким образом, принятое нашей теорией деление прав

(правомочий) автора на имущественные и личные имеет

более чем условное значение (*1).  Практически значительно

более важным является не классификация прав (право-

мочий) автора на имущественные и личные, а исследова-

ние содержания отдельных прав, закрепленных законом

за автором.

(**1) М. В. Гордон также признает, что <очень трудно разграничить

нрава личные .и права имущественные и рассматривать каждую из

этих частей права раздельно... Раздельное рассмотрение в теории

авторского права личных и имущественных правомочий,-как ука-

зывает М. В. Гордон,-является скорее делом научного разграни-

чения или удобства изложения, чем делом принципа. Разграничение

имущественных и личных правомочий автора иногда возможно лишь

в случаях, когда известна цель, которую преследует автор при

осуществлении данного правомочия. Поэтому деление правомочий

автора на личные и имущественные носит характер условный>

(М; В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955,

стр. 77--78). Однако в дальнейшем изложении М.-В..Гордон после-

довательно этого взгляда не провозит. Ср., например, стр. 117 и сл.

-108-

 2. Основные виды прав автора

К числу основных прав (правомочий) автора обычно

относят: 1) право на авторство; 2) право на выпуск про-

изведения в свет; 3) право воспроизводить и распростра-

нять произведение; 4) право на неприкосновенность

произведения; 5) право на получение авторского возна-

граждения за использование произведения.

На рассмотрении этих основных прав автора мы и

предполагаем сосредоточить свое внимание. О других

оравах автора мы имеем здесь возможность говорить

только в связи с рассмотрением этих основных прав.

Право на авторство является одним из важ-

нейших прав автора; оно обеспечивает за данным лицом

признание того, что именно это лицо является творцом

конкретного произведения литературы, науки или искус-

ства.

Право на авторсгво состоит из нескольких правомочий.

Статья 7 <Основ> имеет в виду только одно из этих пра-

вомочий, а именно: право автора произведения опреде-

лить способ обозначения автора (под собственным име-

нем, под псевдонимом или анонимно) (*1). Но в состав права

на авторство или права на авторское имя входит, как пра-

вильно указывает М. В. Гордон, и более широкое право -

право считаться автором произведения (*2). Именно этот

элемент и является основным в праве на авторство.

Поэтому в случае опубликования произведения без

указания имени автора последний вправе требовать в

судебном порядке доведения до сведения общества об его

имени (путем опубликования в газете или иным образом).

В ряде случаев признание данного лица автором про-

изведения тесно связано с имущественными интересами

автора: поскольку это лицо признано творцом произведе-

ния, постольку ему принадлежит и право на вознаграж-

дение (авторский гонорар). Но могут быть и такие слу-

чаи, когда данное лицо не имеет какого-либо имуществен-

ного интереса и все же является заинтересованным в

признании за ним прав авторства.

По уже цитированному делу Северо-Кавказского то-

варищества <Художник> с Яскевич и Зинченко Судебная

коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР

(**1) По мнению М. В. Гордона, <к праву требовать обозначения

имени автора на произведении относится и право юридического ли-

ца, если ему принадлежит авторское право на произведение, тре-

бовать, чтобы при издании произведения было обозначено наимено-

вание соответствующей организации. Так, исследовательский инсти-

тут имеет право на своих изданиях, сборниках, ученых записках

обозначать, что произведение создано в составе института>

(М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Госюриздат,

1955, стр. 122). Но выход произведения "под маркой" юридического

лица, в частности научно-исследовательского института, никак нель-

зя уподоблять выпуску произведения в свет под именем автора.

Ст. 7 <Основ> к данному случаю не применима. Скорее можно в

этом случае видеть применение по известной аналогии правил

о производственных марках, помещаемых промышленными пред-

приятиями на выпускаемой ими продукции; вместе с тем следует

иметь в виду, что юридическое лицо вправе Требовать указания

своего наименования при выпуске произведения в свет независимо

от того, обладает ли оно на данное произведение авторским пра-

вом или не обладает.

(**1) М. В. Гордон. Понятие советского авторского права. <Уч.

зап. Харьк. юр. ин-та>, вып. 1. М" Юриздат, 1939, стр. 101.

-109-

 

установила, что <суд, не отрицая творческого характера

спорной работы, отверг их (Яскевич и Зинченко.-В. С.)

авторские права на эту работу, не указав при этом, кто

же в действительности является авторами спорной пано-

рамы>. Судебная коллегия признала, что. <если при новом

рассмотрении дела суд придет к выводу, что спорная

панорама и ее литографированная репродукция подпадает

под законодательство об авторском праве, суд должен

также установить, кто является действительным автором

или соавтором данной работы, так как право авторов

произведения считаться творцами их труда подлежит

судебной защите, и поэтому требование Яскевича и Зин-

ченко о сохранении за ними права именоваться авторами

панорамы основано на законе>. Поскольку истцы никаких

материальных претензий к товариществу <Художник> не

заявляют, Судебная коллегия определила все решения и

определения <в части спора о признании за Яскевич и

Зинченко авторских прав на сделанную ими панораму

<Арктический поход Челюскинцев> отменить и в этой

части дело передать на новое рассмотрение по первой

инстанции в Судебную коллегию по гражданским делам

Верховного суда Северо-Осетинской АССР> (*1).

Из права на авторство вытекают и некоторые другие

правомочия автора: а) право на неприкосновенность име-

ни автора в случае издания или постановки произведения,

либо другого, основанного на договоре, использования

третьим лицом произведения автора; б) право требовать

обязательного указания имени автора в случаях допуска-

емого законом использования произведения третьими

лицами (п. <в> ст. 9 и ст. 18 <Основ>, ст. 28 закона об ав-

торском праве РСФСР).

Некоторые советские юристы различают право на

авторство и право на авторское имя. Так, Е. А. Флейшиц,

считающая, что защита авторского имени, по общему пра-

вилу, есть вместе с тем защита авторства, допускает все

же возможность случаев нарушения права на имя автора,

но без нарушения права на авторство (автор обусловил

договором выпуск произведения в свет под псевдонимом,

а издательство выпустило произведение под действитель-

(**1) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий

Верховного суда СССР 1940 год>. М" Юриздат, 1941, стр. 282-283.

-110-

ной фамилией автора) (*1). Другие юристы говорят только

о праве на авторское имя (*2), наконец, третьи ставят знак

равенства между этими понятиями (*3).

Мы думаем, что, хотя в отдельных весьма редких слу-

чаях и не исключена возможность нарушения права на

авторское имя без нарушения права на авторство, все же

вряд ли имеются серьезные основания к установлению

двух самостоятельных видов прав автора: права на имя

и права на авторство. Вместе с тем следует иметь в виду,

что термин <право на авторское имя> подчеркивает

только одну сторону того сложного комплекса правомо-

чий, который именуется правом на авторство. Поэтому

мы считали бы более правильным говорить о праве на

авторство, включающем и право на выбор способа обо-

значения себя как творца произведения.

Обычно автор выступает под своим гражданским име-

нем. Это право осуществляется путем обозначения имени

автора(*4) на заглавном листе, на отдельных экземплярах

книги, брошюры, на афишах и другого рода публикациях,

при каждом исполнении музыкального или драматическо-

го произведения, на фильмокопиях, афишах и другого рода

извещениях, при показе кинокартины и т. д. В силу обо-

значения имени автора на произведении создается пре-

зумпция принадлежности произведения лицу, обозначен-

ному в качестве автора. Однако эта презумпция может

быть оспорена, если окажется, что действительным авто-

ром произведения является другое лицо.

Но из права на авторство не вытекает, что автор дол-

жен обязательно выступать перед обществом под своим

гражданским именем. Статья 7 <Основ> предоставляет

(**1) См. Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском пра-

ве Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 194;

В. А. Кабатов также различает право на авторство и право на ав-

торское имя (В. А.  Кабатов. Советское авторское право на

произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт.

М.. 1954, стр. 3).

(**2) См. Е. П. Торкановский. Личные и имущественные пра-

ва авторов литературных произведений по советскому праву.

Автореф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 7; И. А. Грин-

гольц. Права автора сценического произведения в СССР. Авто-

реф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 8.

(**3)М. В. Гордон. Советское авторское право, М., Госюрнз-

дат, 1955, стр. 120.

(**4) Под именем автора разумеется в первую очередь его фамилия.

-111-

ему воэможности пользоваться любым избранным им

именем, выступать перед обществом под разными име-

нами или без указания своего имени (анонимно) (*1).

Выступая под псевдонимом, именуемым статьей 7

<Основ> <условным именем>, автор принимает какое-

нибудь вымышленное имя. Назначение псевдонима -

индивидуализация данного лица в какой-нибудь опреде-

ленной сфере деятельности (чаще всего в литературной).

Можно пользоваться и несколькими псевдонимами. В ка-

честве псевдонима чаще всего избирается какое-нибудь

специально придуманное имя. Так, например, великий

пролетарский писатель Алексей Максимович Пешков вы-

пускал свои произведения под псевдонимом Максим

Горький, и хотя псевдоним этот уже давно был раскрыт,

тем не менее произведения А. М. Пешкова и до настоя-

щего времени издаются как произведения Горького.

Следует ли считать произведение, вышедшее в свет

под инициалами автора, опубликованным под именем ав-

тора или под псевдонимом?

Поскольку инициалы все же имеют целью скрыть

гражданское имя автора, мы относим произведения, вы-

шедшие в свет с инициалами автора, к числу произведе-

ний под псевдонимом.

В нашей литературе имела место довольно оживлен-

ная полемика о праве советского автора пользоваться

псевдонимом. Некоторые авторы высказывались против

пользования псевдонимами, считая, что в наших условиях

окончательно устранены все причины, побуждающие

людей избирать себе псевдонимы, что давно отжившая

традиция избирать себе псевдонимы в советских условиях

иногда наносит серьезный вред, так как нередко за псевдо-

нимами прячутся люди, которые антиобщественно смот-

рят на литературное дело и не хотят, чтобы народ знал их

подлинные имена (*2). Другие авторы утверждали, что иэ-

(**1) Исключение установлено законом для фотографий. Для со-

хранения за фотографом авторского права на фотографические про-

изведения требуется обозначение на каждом экземпляре фирмы или

имени, фамилии и места жительства фотографа, а также года вы-

пуска в свет фотографического произведения (ст. 12 <Основ>).

(**2) См. М. Бубеннов. Нужны ли сейчас литературные псев-

донимы (<Комсомольская правда> от 27 февраля 1951 г.); М. Шо-

лохов. С опущенным забралом (<Комсомольская правда> от

8 марта 1951 г.).

-112-

бирать или не избирать себе литературное имя-это

личное дело писателя (*1). Нам представляется, что мотивы,

выдвинутые против пользования псевдонимами, не обос-

нованны. Верно, что теперь отпали те причины, которые

до Октябрьской революции побуждали людей избирать

себе литературные псевдонимы (в частности опасение

политических преследований). Но все же и теперь могут

существовать причины, побуждающие автора выступать

в печати под псевдонимом (особенно начинающего

автора).

Более всего приняты псевдонимы у литераторов (глав-

ным образом в периодической печати). Значительно реже

встречаются псевдонимы у художников (Кукрыниксы),

скульпторов (Шадр).

В связи с использованием автором псевдонима возни-

кает ряд вопросов.

Прежде всего, требуется ли соблюдение какого-нибудь

особого порядка для приобретения права на псевдоним?

В этом отношении закон никаких требований не выстав-

ляет. Поэтому каждый гражданин вправе без соблюдения

каких-либо формальностей избирать тот или иной псевдо-

ним, лишь бы он не противоречил правилам коммунисти-

ческой морали и социалистического общежития. Не тре-

буется какого-либо срока пользования псевдонимом

для приобретения на него права. Достаточно, чтобы дан-

ное лицо выступило под псевдонимом хотя бы один раз.

Как правильно отмечает Е. А. Флейшиц, право на охрану

псевдонима должно быть подчинено не условию длитель-

ного пользования псевдонимом, а условию подлинного

осуществления псевдонимом своего назначения: индиви-

дуализировать человека, участвующего в определенной

сфере труда или творчества (*2). Ставится иногда вопрос,

как быть в тех случаях, когда данное лицо избрало своим

псевдонимом гражданское имя другого лица, под кото-

рым последнее публикует свои произведения, либо когда

двумя различными лицами взяты тождественные псевдо-

нимы. Может ли носитель гражданского имени требовать

(**1) См. К. Симонов. Об одной заметке (<Литературная газе-

та> от 6 и 10 марта 1951 г.).

(**2) Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Сою-

за ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 142.

-113-

включения в псевдоним каких-либо указаний, которые

устранили бы возможность смешения носителя псевдонима

с носителем тождественного официального имени? Может

ли один носитель псевдонима запретить другому лицу поль-

зоваться сходным псевдонимом? На практике случаи со-

впадения гражданского имени, под которым один писа-

тель выпускает свои произведения, и псевдонима, под

которым публикует свои произведения другой писатель,

возможны, хотя, конечно, в редких случаях не исключены

и совпадения псевдонимов. Нельзя отрицать, что на этой

почве возможны иногда недоразумения (когда, например,

раскритикованным в печати явится произведение, припи-

санное критиком одному автору, тогда как оно было на-

писано другим лицом). Мерами общественного воздей-

ствия (через соответствующие организации), как нам

кажется, можно было бы добиться устранения возмож-

ности смешения одного автора с другим. Легче всего, ко-

нечно, избежать такого смешения при совпадении псев-

донимов: всегда может быть избран другой псевдоним

или сделано в нем какое-нибудь изменение. Сложнее дело

обстоит  при совпадении псевдонима одного автора с

гражданским именем, под которым другой автор высту-

пает в печати. Ясно, что нельзя заставить последнего не

выступать под своим гражданским именем (*1). С другой

стороны, могут быть случаи, когда автор выступает под

определенным псевдонимом уже много лет, приобрел та-

ким путем свое литературное имя или известность. По-

чему он должен отказаться от пользования своим псевдо-

нимом? Только по той причине, что его псевдоним совпал

с гражданским именем другого автора, о существовании

которого он и не подозревал?

Другое дело, если данное лицо сознательно выбрало

своим псевдонимом гражданское имя, под которым в той

же сфере деятельности выступает другое лицо. В этом

случае носитель гражданского имени может требовать

(**1) Так же как нельзя обязать не выступать в печати под своим

гражданским именем автора, если под таким же гражданским име-

нем выступает другой автор. Известен ряд случаев совпадения фа-

милий писателей, причем инициалы имени и отчества тоже иногда

совпадали (например Влад. Ив. Немирович-Данченко и Вас. Ив. Не-

мирович-Данченко).

-114-

внесения в псевдоним каких-нибудь изменений, устраняю-

щих возможность смешения этих лиц (*1).

Закон допускает опубликование произведения и без

указания имени автора.

Раскрытие псевдонима или анонима должно быть

делом самого автора. Он может сделать это в любой

момент, когда это по тем или иным обстоятельствам по-

требуется (например в случае заявления кем-либо прав

на авторство в отношении произведения, вышедшего под

псевдонимом или анонимно). Пока же псевдоним или

аноним автором не раскрыт, следует признать, что пра-

ва автора произведения должны охраняться той органи-

зацией, которая осуществила издание произведения или

воспроизведение его иным способом. В действующем за-

конодательстве по авторскому праву такой нормы нет.

Но ее следовало бы ввести при пересмотре этого законо-

дательства.

Псевдоним, как и аноним, могут быть раскрыты, если

этого потребует общественный интерес.

Право вносить какие-либо изменения в обозначение

на произведении имени автора принадлежит только ав-

тору. При жизни автора изменение издательством или

зрелищным предприятием обозначения имени автора воз-

можно только с согласия последнего (ст. 18 <Основ>).

Автор вправе требовать, чтобы его имя было названо

при использовании его произведения третьими лицами в

дозволенных законом случаях. Так, при помещении не-

больших отдельных отрывков (*2) и даже полной перепе-

чатке незначительных по размеру литературных и иных

произведений, а также незначительных по объему сним-

ков, рентгенограмм и т. д. в научных, политико-просвети-

тельных, учебных сборниках и других научных произведе-

ниях - обязательно должны указываться автор и источ-

ник заимствования (п. <в> ст. 9 <Основ>). Автор должен

указываться и в ряде других случаев, прямо не предусмот-

ренных законом, в частности при использовании чужого

изданного произведения для создания нового, творчески

(**1) Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве Сою-

за ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 142.

(**2) Что понимать в данном случае под небольшими отрывками,

указывается в ст. 5 закона об авторском праве РСФСР.

-115-

Самостоятельного произведения, при передаче по радио

изданных и неизданных литературных и музыкальных

произведений, при использовании кинопроизводственным

предприятием при постановке кинокартин изданных и не-

изданных литературных и музыкальных произведений.

С другой стороны, охраняя права авторства, закон

воспрещает помещение на копиях художественных или

фотографических произведений подписей или монограмм (*1)

автора подлинника (п. <о> ст. 9 <Основ>).

Другим из основных, принадлежащих автору прав яв-

ляется право выпустить в свет свое произведение (ст. 7

<Основ>).

Только сам автор вправе решить, является ли его про-

изведение достаточно зрелым и настало ли время озна-

комить с ним общество. Только сам автор вправе устано-

вить порядок и форму ознакомления общества с создан-

ным им произведением.

Таким образом, только автор вправе решать Вопрос о

достаточной зрелости своего произведения и о передаче

его обществу для ознакомления и оценки.

В тесной связи с правом автора на выпуск произведе-

ния в свет стоит право на воспроизведение и распростра-

нение произведения, предусмотренное статьей 7 <Основ>.

Право на воспроизведение и распространение произведе-

ния является самостоятельным правомочием автора; без

согласия автора никто не может воспроизводить и рас-

пространять его произведение(*2). Воспроизведение и рас-

(**1) Под монограммой автора произведения понимается сплетение

нескольких начальных букв его имени и фамилии в виде так назы-

ваемого вензеля, а иногда какой-нибудь условный знак, заменяю-

щий подпись художника, гравера.

(**2) В отношении музыкальных произведений Пленум Верховного

суда СССР разъяснил, что автор музыкального произведения поль-

зуется правом на авторское вознаграждение при воспроизведении

и распространении его произведения путем записи на граммофон-

ную пластинку, так как: а) запись изданного в печатном виде му-

зыкального произведения на граммофонную пластинку с размноже-

нием и выпуском в продажу этих пластинок есть новый, самостоя-

тельный способ воспроизведения произведения автора; б) ст. 7

<Основ> авторского права относит выпуск в свет и воспроизведение

всеми дозволенными законом способами авторизованного произ-

ведения к содержанию защищаемого авторского права (из постано-

вления 45-го Пленума Верховного суда СССР-<Сборник действую-

щих постановлений Пленума Верховного суда СССР 1924-1951 гг.>.

М" Госюриздат, 1952, стр. 151). Судебные дела, связанные с нару-

шением права автора на воспроизведение и распространение произ-

ведения, встречаются и в других областях творческой деятельности,

в частности в области изобразительного искусства.

-116-

пространение произведения должны, как указывает закон

(ст. 7 <Основ>), осуществляться <дозволенными законом

способами>. В отношении литературных произведений

таким дозволенным законом способом, как правило, яв-

ляется их издание при посредстве социалистических

организаций - издательств. Однако со стороны закона

нет препятствий к осуществлению издания произведения

и без содействия издательства (*1).

Право на выпуск произведения в свет в большинстве

случаев осуществляется путем его воспроизведения и рас-

пространения. Но было бы неправильным считать, что

выпуск произведения в свет всегда возможен только

путем его воспроизведения и распространения. Публичное

исполнение композитором своего еще не изданного и пуб-

лично не исполнявшегося музыкального произведения

несомненно явится его опубликованием (выпуском в

свет). Опубликованием будет и выставление художником

на выставке вновь созданной им картины, скульптуры.

Однако в этих случаях нет ни воспроизведения, ни

распространения произведения.

Вместе с тем следует иметь в виду, что и в отношении

литературных произведений их воспроизведение не всегда

совпадает с их выпуском в свет. Такое совпадение проис-

ходит, когда дело идет об издании еще неопубликованного

произведения (о первом издании). При переиздании же

литературного произведения имеет место воспроизведение

и распространение, но не выпуск в свет, поскольку произ-

ведение уже было доведено до сведения общества (опуб-

ликовано) при первом издании.

Воспроизведение и распространение произведения мо-

гут осуществляться и независимо друг от друга. Создание

так называемых авторских повторений несомненно яв-

ляется использованием художником принадлежащего ему

права на воспроизведение произведения, хотя может и не

(**1) Без участия издательств иногда выпускаются учебники и дру-

гие работы высшими учебными заведениями, научно-исследователь-

скими институтами и др.

-117-

сопровождаться их распространением. С другой стороны,

постановочный договор, заключенный драматургом со зре-

лищным предприятием на написание пьесы, является

способом распространения произведения, но не является

способом его воспроизведения, причем право драматурга

на выпуск произведения в свет совпадает с осуществле-

нием принадлежащего ему права на распространение

продукта его духовного творчества.

Но в большинстве случаев осуществление автором

права на выпуск произведения в свет совпадает с его вос-

произведением и распространением (во всяком случае

для литературных произведений).

Как уже отмечалось, право на выпуск произведения в

свет в советской юридической литературе принято отно-

сить к числу личных прав автора (*1). Что же касается права

на воспроизведение и распространение произведения, то

одни советские юристы считают его личным правом (*2), дру-

гие-имущественным правом(*3). Выше мы указывали, что

не придаем значения этой классификации, так как одно

и то же право автора может охранять как его неимущест-

венные, так и имущественные интересы. Так обстоит дело

и в данном случае. Осуществление права на выпуск про-

изведения в свет и права на воспроизведение и распро-

странение произведения обычно связано с получением ав-

тором гонорара, следовательно, направлено на обеспече-

ние его имущественных интересов. Но осуществление

автором этих прав возможно и независимо от каких-либо

имущественных интересов (например художник делает

копию со своей картины и дарит ее своему знакомому).

Для того чтобы произведение могло быть признано

(**1) См. <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат,

1951, стр. 349; Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском

праве Союза ССР и капиталистических стран. М., 1941, стр. 168;

И. А. Грингольц. Права автора сценического произведения в

СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1963, стр. 13 и др.

(**2) См. Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском праве

Союза ССР и капиталистических стран. М" 1941, стр. 168; Е. П.

Торкановский. Личные и имущественные права авторов лите-

ратурных произведений по советскому праву. Автореф. канд. диссерт.

Куйбышев, 1953. стр. 8.

(**3) См. <Советское гражданское право>, т. II, М" Госюриздат,

1951, стр. 348; В. А. Кабатов. Советское авторское право на

произведения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт.

М., 1954, стр. 4,

-118-

вышедшим в свет, требуется, чтобы оно в той или иной

форме было доведено до сведения общества, необходимо

наличие элемента <публичности>. Если этой <публич-

ности> нет, то нельзя и говорить о выходе произведения в

свет. Выпуск произведения в свет и его опубликование -

синонимы.

Для литературных произведений обычной формой их

опубликования является издание, для драматических и

музыкально-драматических - публичное  представление,

для музыкальных-публичное исполнение, для произве-

дений изобразительного искусства-публичное выставле-

ние, для киносценария и кинофильма - публичное де-

монстрирование кинофильма и т. д. (ст. 14 <Основ>,

ст. ст. 7, 8 закона об авторском праве РСФСР).

Не имеет значения, происходило ли опубликование

произведения со взиманием платы с читателей, зрителей,

слушателей или нет.

Опубликованием будет, например, издание научного

произведения, не поступающего в продажу и рассылае-

мого бесплатно научно-исследовательским институтом от-

дельным лицам и учреждениям.

Следует признать опубликованием исполнение автором

своих произведений во время так называемых <творческих

отчетов> со свободным доступом публики, хотя никаких

публикаций или иных оповещений по этому поводу не де-

лалось.

Можно признать опубликованием всякий способ дове-

дения произведения до сведения публики, т. е. граждан,

явившихся в какое-нибудь публичное место (*1), при условии

свободного доступа туда всех желающих. Но нельзя, на-

пример, считать опубликованием показ художником напи-

санной им новой картины в своей мастерской своим зна-

комым.

Выше мы говорили, что содержание права на выпуск

произведения в свет сводится к праву автора решить

вопрос о достаточной зрелости своего произведения и о

передаче его обществу для ознакомления и оценки. Тре-

буется ли при этом, чтобы произведение представляло

собой вполне законченный продукт творческой деятель-

(**1) Постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. (СЗ

СССР 1929, № 26, ст. 230) в примерном перечне <публичных мест>

упоминает театры, концертные залы, аудитории.

-119-

ности автора? Автор вправе выпустить в свет не только

произведение, вполне технически законченное, но и такое,

которое, будучи, быть может, технически еще не закон-

ченным, все же с точки зрения автора имеет самостоя-

тельное литературное или художественное значение. И не-

законченное произведение может при известных условиях

быть объектом авторского права (*1), а потому и в отноше-

нии такого незаконченного произведения может возник-

нуть вопрос о выпуске его в свет. Так, на публичной

выставке художником могут быть выставлены и не вполне

законченные им картины, рисунки, скульптуры и т. д.

Решающим фактором для признания произведения выпу-

щенным в свет должна являться воля автора ознакомить

общество со своим произведением. Объективным выраже-

нием этой воли и является опубликование произведения.

Практические последствия выпуска произведения в

свет весьма значительны. Поскольку данное произведение

автором опубликовано (издано, публично исполнено, по-

казано на публичной выставке и т. д.), общество вправе

его критиковать, отмечая его достоинства и недостатки,

давать ему ту или иную оценку. Из опубликованных лите-

ратурных и иных произведений можно производить, в пре-

делах, установленных законом, заимствования и без согла-

сия автора (п. <в> ст. 9 <Основ>, ст. 5 закона об автор-

ском праве РСФСР). Производить заимствования из

неопубликованных произведений можно только с согла-

сия автора, а если такое произведение создано в порядке

выполнения служебного задания, то с согласия автора и

с разрешения соответствующей организации,

В связи с этим следует упомянуть о помещаемой иног-

да авторами на публикуемых ими литературных работах

оговорке <на правах рукописи>.

Только автор вправе решить вопрос о зрелости своего

произведения и возможности доведения его до сведения

общества. Но поскольку он опубликовал свое произведе-

ние, он тем самым передал свое произведение на суд об-

щества и не может ни считать себя огражденным от кри-

тики, ни требовать к себе какого-то снисхождения. При

этом не имеет значения, будет ли произведение опублико-

вано в большом или малом количестве экземпляров, раз-

(**1) См. выше, гл. II.

-120-

множено типографским или иным техническим способом, с

указанием или без указания имени автора, распростра-

няется ли произведение со взиманием платы или бесплатно.

Поскольку произведение опубликовано, правовые послед-

ствия являются одинаковыми, будет ли оно снабжено ого-

воркой <на правах рукописи> или нет. Никаких преиму-

ществ такая оговорка автору произведения не дает и ни

юридического, ни практического значения не имеет (*1). По-

этому, в частности, лишена какого-либо значения оговор-

ка <на правах рукописи>, обычно помещаемая на авторе-

фератах диссертаций, рассылаемых перед защитой выс-

шими учебными заведениями, научно-исследовательскими

учреждениями и отдельными лицами (*2).

До момента же выпуска произведения в свет, т. е. пе-

редачи автором своего произведения обществу, общество

не может давать своей оценки произведению. У автора мо-

гут быть различные соображения, по которым он не счита-

ет нужным в данное время осуществить принадлежащее

ему право на выпуск произведения в свет. Быть может, он

хочет, чтобы написанная им книга или пьеса еще <выле-

жалась> и ему самому стали видны ее недостатки, подле-

жащие устранению. Возможны причины и иного характе-

ра, заставляющие автора воздержаться от выпуска про-

изведения в свет. Но в любом случае решение вопроса о

выпуске или невыпуске произведения в свет при жизни

автора всецело зависит от его усмотрения (*3).

Отсюда не следует, однако, что до выпуска произведе-

ния в свет оно не пользуется защитой закона. Авторское

право возникает у творца произведения уже со времени

создания произведения, и еще не появившееся в свет про-

изведение охраняется законом от возможных его наруше-

(**1) А. Пертцик. На правах рукописи (<Советское государ-

ство и право>, 1951, № 1, стр. 67-58)..

(**2) Согласно постановлению ЦК КПСС и Совета Министров

СССР от 20 августа 1956 г. <О мерах по улучшению подготовки

и аттестации научных и педагогических кадров>, кандидатская или

докторская диссертации могут быть приняты к защите только после

опубликования их в печати в виде монографий или отдельных ста-

тей, за исключением работ на закрытые темы. До защиты, кроме

того, должны публиковаться авторефераты диссертаций.

(**3) О порядке опубликования работ, выполненных штатными

сотрудниками научно-исследовательских учреждении и высших

учебных заведений, см, гл. III.

-121-

ний. Но требуется все же, чтобы произведение было об-

лечено в какую-то конкретную форму, доступную для вос-

приятия другими людьми (*1). Нельзя считать <появившимся

в свет> произведением только идею автора, его мысль,

еще не нашедшую какого-либо внешнего выражения.

В случае же разглашения кем-либо, без согласия дан-

ного лица (писателя, композитора и т. д.), его творческих

замыслов может встать вопрос о нарушении правил ком-

мунистической морали, правил социалистического обще-

жития, но не авторского права.

Другое дело, когда автор уже облек свою идею в

какую-то внешнюю форму, хотя бы частично. В этих слу-

чаях он имеет право на охрану нормами авторского пра-

ва и вправе запрещать опубликование всего произведе-

ния или его отдельных частей (отрывков, набросков

и т. д.), а также разглашение содержания.

Согласно части 1 статьи 14 <Основ>, всякое произве-

дение считается появившимся в свет 1 января того года,

в течение которого оно было впервые правомерно издано

соответствующим техническим способом. Как указала

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного

суда СССР 11 мая 1940 г. по иску Джавахишвили к из-

дательству университета, <ссылка в решении на лито-

графский способ издания спорного труда не имеет зна-

чения для дела> (*2). Поэтому издание может быть осуще-

ствлено не только типографским способом, но и путем

литографии, на стеклографе и др. (*3). Изданы могут быть

не только литературные произведения, но и произведе-

ния музыкальные (ноты), а также произведения изобра-

зительного искусства (репродукции, иллюстрации, от-

крытки и т. д.).

В части 2 статьи 14 <Основ> сказано, что <к изданию

в отношении исчисления сроков приравниваются: публич-

ное представление драматического и музыкально-драма-

(**1) Ст. 1 <Основ> говорит о произведениях, как появившихся в

свет, так и находящихся на территории Союза ССР в виде рукописи,

эскиза или в иной объективной форме.

(**2) <Сборник постановлений Пленумов и определений коллегий

Верховного суда СССР 1940 год>. М., Юриздат, 1941, стр. 281.

(**3) Размножение произведения на пишущей машинке не является

воспроизведением произведения техническим способом, а потому

и не является изданием. По указанным соображениям не представ-

ляет собой издания размножение на машинке диссертаций.

-122-

тического произведения, публичное исполнение музы-

кального произведения, публичное выставление произве-

дений изобразительных искусств, фотографий, а также

произведений, полученных способами, аналогичными фо-

тографии, постройка произведений архитектуры>. Однако

значение этой части статьи 14 <Основ> не исчерпывается

указанием, что срок выпуска в свет драматических, музы-

кально-драматических и других произведений определяет-

ся так же, как и срок выпуска в свет литературных произ-

ведений при их издании (1 января соответствующего го-

да). Часть 2 статьи 14 <Основ> имеет более широкое зна-

чение. Она содержит в себе указания и о ряде других спо-

собов доведения произведения до сведения общества. Пе-

речисленные в части 2 статьи 14 <Основ> случаи также яв-

ляются способами выпуска произведения в свет. Но ка-

кими бы способами ни осуществлялся выпуск произведе-

ния в свет, он не может иметь место без явно выраженно-

го намерения автора, направленного на достижение этой

цели. Всякого рода действия третьих лиц, направленные

к осуществлению, помимо воли автора, его права на вы-

пуск произведения в свет (путем издания, публичного

исполнения и т. д.), должны быть признаны действиями

неправомерными. Вместе с тем надо отметить тот харак-

терный факт, что выпуск произведения в свет не обяза-

тельно должен совершаться каким-то одним способом.

Для литературных произведений обычным способом вы-

пуска их в свет является их издание. Но литературное

произведение может быть выпущено в свет и иным обра-

зом, например путем публичного чтения автором своего

неизданного произведения, в частности на так называе-

мых творческих вечерах, где автор отчитывается перед об-

ществом в своей творческой деятельности. Выпуск в свет

драматических, музыкальных, музыкально-драматических,

хореографических, кинематографических  произведений

осуществляется, как правило, путем публичного представ-

ления или исполнения. Но пьесы и другие перечисленные

выше произведения могут быть выпущены в свет и путем

издания, если, например, данная пьеса или киносценарий

до их публичного представления будут напечатаны в ка-

ком-нибудь журнале.

Как уже отмечалось, всякое произведение считается

появившимся в свет 1 января того года, в течение которо-

-123-

го оно было впервые правомерно издано, публично пред-

ставлено, публично исполнено или публично выставлено

(экспонировано) (*1). Такой порядок установлен законом по-

тому, что не всегда является возможным точно определить

время фактического выпуска произведения в свет. Следо-

вательно, при установлении начального срока авторского

права во внимание принимается некоторая условная да-

та - 1 января года выпуска произведения в свет. По-

скольку момент смерти автора также не всегда можно

легко установить, аналогичный порядок применяется и

при исчислении срока авторского права, перешедшего к

наследникам автора (ст. ст. 14, 15 <Основ>).

По действующему советскому законодательству автор-

ское право, как правило, принадлежит автору пожизнен-

но (ст. 10 <Основ>). Только в виде изъятия срок пользо-

вания авторским правом на произведения хореографиче-

ские, пантомимы, кинематографические сценарии и кино-

ленты установлен в десять лет (ст. 11 <Основ>). Срок поль-

зования авторским правом на фотографические произве-

дения, на произведения, полученные способами, аналогич-

ными с фотографией, установлен для отдельных снимков

в пять лет, а для собраний снимков - в десять лет (ст. 12

<Основ>). За издателями журналов и других повремен-

ных изданий, а также энциклопедических словарей автор-

ское право на эти издания в целом признается в течение

десяти лет со дня появления их в свет (ст. 13 <Основ>).

После смерти автора авторское право переходит к его

наследникам по закону или по завещанию, как правило,

(**1) Автору предоставлено право зарегистрировать время появле-

ния в свет произведения в порядке, установленном законодатель-

ством союзных республик (примечание к ст. 14 <Основ>). Но только

некоторые союзные республики установили такой порядок. В РСФСР

порядок регистрации произведений установлен инструкцией Нар-

компроса РСФСР от 9 августа 1929 г. (<Еженедельник Наркомпроса

РСФСР>, 1929, № 43, стр. 28). Однако на практике регистрация

произведений не получила применения.

Время появления произведения в свет, а также и время его

создания в случае надобности могут быть установлены автором

в судебном порядке, как факты, имеющие юридическое значение.

Приведенный в постановлении Пленума Верховного суда СССР от

7 мая 1954 г. <О судебной практике по делам об установлении фак-

тов, от которых зависит возникновение, изменение или прекраще-

ние личных или имущественных прав граждан> перечень не является

исчерпывающим,

-124-

на пятнадцать лет, считая с 1 января года смерти автора

(ст. 15 <Основ>) (*1).

При пересмотре законодательства об авторском праве

нам казалось бы вряд ли нужным сохранять существую-

щие нормы, устанавливающие сокращенные сроки дей-

ствия авторского права в отношении некоторых видов

произведений, прежде всего в отношении киносценариев.

Значение сценария в создании такого важного вида идео-

логической продукции, как кинофильм, весьма велико.

Творчество кинодраматурга не уступает творчеству писа-

теля в любой другой области литературной деятельности.

И тем не менее создается такое положение, что от пере-

делки повествовательных и драматических произведений

в киносценарий автор защищен в течение всей своей жиз-

ни (п. <б> ст. 9 <Основ>), от переделки же киносценария

в повествовательное или драматическое произведение ав-

тор киносценария защищается только в течение десяти-

летнего срока.

Нуждается в пересмотре также вопрос о сроках дей-

ствия авторского права и в отношении произведений хо-

реографических, требующих для своего создания большо-

го творческого труда. Нет достаточных оснований к уста-

новлению в отношении этих двух видов произведений осо-

бых, сокращенных сроков действия авторского права. Тот

же вывод надлежит сделать и в отношении фотографиче-

ских произведений, при наличии в них элементов творче-

ства.

Что касается желательных изменений нашего законо-

дательства в сфере перехода авторского права по наслед-

ству, то на этом вопросе мы остановимся несколько

позже (*2).

Специального внимания заслуживает вопрос об опуб-

ликовании писем, дневников, набросков и других бумаг

личного характера, не предназначавшихся лицом, их пи-

савшим, к опубликованию (*3). Этот вопрос по существу вы-

ходит за пределы сферы авторского права, так как пись-

ма, дневники, записки и т. п. бумаги могут и не иметь на-

(**1) О переходе авторского права по наследству см. далее, гл. V.

(**2) См. ниже, гл. V.

(**3) Вопрос этот вызывал большие споры в русской дореволюцион-

ной литературе. Писатель И. Гончаров в широко известной в свое

время статье <Нарушение воли> писал, что <...над умершими из-

вестными... писателями, учеными, художниками, вообще лицами

с более или менее громким именем, и просто с именем, бесцеремон-

но совершается явное нарушение их воли... Едва умерший закроет

глаза, как его так называемые <друзья> пускаются на поиски его

писем, собирают их, приводят в порядок, издают>. <Он говорил

на ухо, так сказать шопотом, одному, другому, третьему, нередко

про того, другого, про третьего-под влиянием минутного неудо-

вольствия, мимолетного раздражения или, пожалуй, веселого на-

строения - и вдруг это находит эхо, передается, как по телефону,

во всеуслышание, идет в потомство>. Кроме опубликования писем

покойного писателя, наблюдается стремление к опубликованию

всего того, что <в его черновой работе не пошло в дело> (наброс-

ков, отдельных фраз и т. д.). Писатель <...хотел бы явиться в тор-

жественных одеждах художественной зрелости, а тут рядом пока-

зывают его детские пеленки, курточку, каракули, которые он чертил

ребенком...> И. Гончаров просил своих наследников, своих коррес-

пондентов и издателей не печатать ничего, что он не напечатал бы

сам при жизни, в том числе и писем (<Вестник Европы>, СПб.,

1889, март, стр. 71-72, 85-86, 80-90). Статья И. Гончарова вы-

звала возражения. В частности, указывалось, что, не говоря уже

о художественных красотах писем великого писателя, зачастую бле-

щущих талантом, многие из них содержат в себе весьма ценные

замечания по поводу волнующих общество вопросов, авторский

взгляд писателя на искусство, жизнь, отношения к людям и т. д.

Мало того, письма зачастую помогают нам пополнить биографию

писателя, глубоко проникнуть в его внутренний мир и лучше усвоить

его произведения. Точно так же черновые наброски и юношеские

произведения, нисколько не умаляя славы писателя, помогают

проследить постепенный рост его таланта. Не может быть никакого

насилия и в оглашении мнений, от которых автор впоследст-

вии отказался. Самые ошибки бывают иной раз поучительны.

См. Г. Блюменфельд. Наследование в авторском праве (<Жур-

нал гражданского и уголовного права>, кн. 1. СПб., 1892, стр. 50).

-125-

учного, литературного или художественного значения и,

следовательно, не являться объектами, охраняемыми ав-

торским правом. Но поскольку все же возникает вопрос

об их опубликовании, при котором может быть затронута

не только личная сфера человека, их написавшего, но и

адресата, представляется необходимым установить извест-

ные гарантии, обеспечивающие интересы этих лиц и бли-

жайших членов их семей. Это вытекает из требований

коммунистической морали и правил социалистического об-

щежития. Советское законодательство этого вопроса не

затрагивает, но при его пересмотре следовало бы устано-

вить, что опубликование бумаг личного характера долж-

но допускаться только с согласия лица, их написавшего;

для опубликования писем следует требовать еще согласия

адресата. В случае смерти одного из этих лиц или их обо-

-126-

их опубликование писем следовало бы допустить только

с согласия лица, специально указанного автором писем

или адресатом (в завещании или иным способом); таким

лицом может быть не только наследник автора или адре-

сата, но любой указанный ими гражданин либо государ-

ственное или общественное учреждение. Если такое лицо

указано не будет, то право давать согласие на опублико-

вание писем должно быть в первую очередь предоставле-

но пережившему супругу, а если его не окажется, то де-

тям (разумеется, совершеннолетним и дееспособным),

если же не окажется и детей - то родителям, братьям и

сестрам, и притом независимо от того, были ли они или не

были призваны к наследованию.

Аналогичный порядок должен применяться и в отно-

шении опубликования других бумаг личного характера (с

учетом, конечно, того, что в таких случаях не требуется

согласия адресата, поскольку бумаги адресата не имеют).

Если же письма, дневники и т. п. бумаги личного ха-

рактера представляют литературный, научный или художе-

ственный интерес, то они должны, помимо этого, пользо-

ваться охраной норм авторского права (*1).

При осуществлении автором принадлежащего ему пра-

ва на выпуск произведения в свет возможна коллизия ин-

тересов автора (художника) с интересами изображенного

автором лица. Хотя бы произведение и оказалось обладаю-

щим высокими художественными достоинствами, данное

лицо может по тем или иным причинам не пожелать по-

(**1) Болгарским законом об авторском праве установлено, что

авторское право на письма принадлежит лицу, написавшему их.

Опубликование писем допускается лишь с согласия автора и лица,

которому они адресованы, а в случае смерти одного из них - с со-

гласия пережившего супруга и детей умершего (ст. 13). По поль-

скому закону об авторском праве, для распоряжения письмами

требуется согласие лица, которому они адресованы, если его имя

может быть или должно быть выявлено. До истечения десяти лет

со дня смерти адресата требуется разрешение супруга и нисходя-

щих, а если таковых нет, то родителей, братьев и сестер (ст. 25).

Чехословацким законом об авторском праве признано, что опубли-

кование личных писем, записей, дневников и подобных бумаг лич-

ного характера и в том случае, если они и не являются произве-

дениями, согласно настоящему закону, разрешается только с со-

гласия лица, их написавшего, а если речь идет о письме, то и

с согласия адресата. Для опубликования после смерти написавшего

необходимо согласие пережившего супруга и детей умершего, а если

их нет, то его родителей ( 95).

-127-

мещения этого портрета (или бюста) на публичной вы-

ставке, а также его воспроизведения и распространения.

Этот вопрос уже затрагивался в нашей литературе (*1). Сле-

дует в качестве общего правила установить в законе до-

пустимость воспроизведения и распространения изображе-

ния другого лица, а также помещения его на публичной

выставке только, с согласия самого изображенного лица, а

если изображенный был несовершеннолетним, - с согла-

сия его родителей или опекунов. Тем более это правило

должно применяться в тех случаях, когда произведение

было создано по заказу изображенного лица, либо его ро-

дителей или опекунов, если изображенный - несовершен-

нолетний. После смерти изображенного лица помещение

произведения на публичной выставке, а также воспроиз-

ведение и распространение должны допускаться только с

согласия пережившего супруга и детей умершего (разу-

меется, совершеннолетних и дееспособных), а если умер-

ший был лицом несовершеннолетним, то с согласия его

родителей или опекунов. С другой стороны, нет оснований

требовать согласия изображенного лица, если это лицо по-

зировало в качестве натурщика (модели), все равно за

плату или бесплатно: позировавшее лицо уже самым со-

гласием на позирование изъявило свою волю предоставить

художнику полную свободу распоряжения произведением.

Нет оснований требовать согласия изображенного лица,

когда его изображение воспроизводится и распростра-

няется в государственных или общественных интересах (*2).

(**1) А. Пертцик. Еще об авторском праве (<Социалистическая

законность>, 1938, № 1, стр. 74); Е. А. Флейшиц. Личные права

в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран. М.,

1941. стр. 188-191.

(**2) Согласно ст. 12 болгарского закона об авторском праве, автор-

ское право на живописное, скульптурное, графическое или фотогра-

фическое изображение другого лица принадлежит создателю изоб-

ражения. Однако осуществить право размножения и распростране-

ния этого произведения автор может лишь с согласия изображен-

ного лица, а после его смерти-с согласия пережившего супруга и

детей умершего. Польский закон об авторском праве устанавли-

вает, что для распространения портрета требуется разрешение

изображенного лица, если оно не получает плату за позирование.

Не требуется разрешения для распоряжения: 1) изображениями

лиц, пользующихся широкой известностью, за исключением случаев,

когда они сделали оговорку при съемке; 2) изображениями, состав-

ляющими только деталь картины, представляющей процессию, соб-

рания, пейзаж и т. п. (ст. 24,  1, 2).

-128-

Статья 125 Конституции СССР гарантирует гражданам

СССР свободу слова и свободу печати. Это является проч-

ной гарантией и для осуществления автором принадлежа-

щего ему права на выпуск произведения в свет.

Но советское право устанавливает и ряд специальных

юридических гарантий, обеспечивающих право автора на

выпуск произведения в свет.

К числу таких гарантий относятся правила о порядке

и сроках рассмотрения переданного автором произведения

издательству, зрелищному предприятию, киностудии, о

предельных сроках для издания произведения или осуще-

ствления его постановки, о тиражах издания, об авторской

корректуре и др. (*1).

Право автора на неприкосновенность произведения (на

целостность, неизменяемость произведения) не упоминает-

ся в статье 7 <Основ>. Право на неприкосновенность про-

изведения имеет в виду статья 18 <Основ>, устанавливаю-

щая, что издатель и зрелищное предприятие не вправе по

своему усмотрению вносить при жизни автора без его

согласия какие-либо дополнения, сокращения, и вообще

изменения ни в самое произведение, ни в заглавие его, ни

в обозначение на нем имени автора. Издатель также не

вправе при жизни автора без его согласия снабжать про-

изведение иллюстрациями.

Выпуская произведение в свет, автор вправе требовать,

чтобы его произведение дошло до сведения общества в том

именно виде, в каком автор счел возможным передать его

на оценку общества, не допуская внесения в произведение

при его опубликовании таких изменений и дополнений, ко-

торые искажали бы его содержание или форму, приводили

бы к снижению его научной или художественной ценности.

Но такое право сохраняется за автором и после выпуска в

свет произведения, например при последующих переизда-

ниях произведения, его публичном исполнении и т. д.

Статья 18 <Основ> предусматривает охрану права авто-

ра на неприкосновенность произведения от возможных его

искажений со стороны издательств и зрелищных предприя-

тий (при издании, публичной постановке). Но статья 18

<Основ> имеет в виду правомочия автора только запрети-

тельного характера. Содержание же права на неприкосно-

(**1) См. далее, гл. IV, 3.

-129-

венность произведения является более широким. Оно

означает также, что если только сам автор вправе решить

вопрос о зрелости своего произведения, то ему одному дол-

жно принадлежать и право вносить изменения и дополне-

ния в произведение, подвергать его переработке. За авто-

ром должно быть признано право подбирать иллюстрации

для своего произведения, предлагать издательству худож-

ника для создания таких иллюстраций. Хорошие иллюстра-

ции способствуют лучшему усвоению литературного мате-

риала, раскрытию художественных образов, мыслей и идей

автора. Поэтому для автора литературно-художественного

или научного произведения качество иллюстраций имеет

очень важное значение.

Из принадлежащего автору права на неприкосновен-

ность произведения следует и то, что при разрешенных

законом частичных заимствованиях из чужого произведе-

ния (п. <в> ст. 9 <Основ>) эти заимствования должны де-

латься таким образом, чтобы не создалось неправильное,

искаженное представление о произведении (цитаты долж-

ны быть точными и т. д.).

Автор может уполномочить на внесение дополнений и

изменений в произведение другое лицо. Но в этом случае

все же имеется, хотя и в общей форме, согласие автора на

такие изменения и дополнения.

Предоставляя автору защиту целостности и неприкос-

новенности его произведения, советское законодательство

тем самым обеспечивает охрану не только интересов само-

го автора, но и всего советского народа, заинтересованного

в том, чтобы произведение дошло до него в том виде. как

его создал автор, без искажений (*1).

(**1) Иначе решается этот вопрос в Англии и США. В Англии за-

кон не предусматривает права автора на неприкосновенность произ-

ведения; считается, что это право может быть обеспечено в дого-

ворном порядке. Характерно в этом отношении выступление

представителя Великобритании на Брюссельской конференции

1948 г. в связи с пересмотром ст. 6-бис Бернской конвенции

по охране авторских прав на произведения литературы и искусства.

Этот представитель заявил, что он предпочел бы, чтобы <моральное

право> вообще не фигурировало в конвенции: это дело договоров,

заключаемых авторами с третьими лицами, или же этот вопрос

должен составить предмет особой конвенции (см. <Droit d'auteur>,

1962, август, стр. 97). Аналогично охраняется неприкосновенность

произведения и в США, что в ряде случаев не обеспечивает инте-

ресов автора. Примером может служить известное дело Драйзера

в связи с выпуском одной  американской фирмой кинофильма по

мотивам романа Драйзера <Американская трагедия>. Как пишет

в своих воспоминаниях Элен Драйзер, первоначально американская

фирма, приобретая право на экранизацию романа, пригласила в

1926 г. советского кинорежиссера С. Эйзенштейна для создания

киносценария и постановки кинокартины. Однако сценарий Эйзен-

штейна не был использован (один экземпляр киносценария С. Эйзен-

штейна находится в музее современного искусства в Нью-Йорке).

Четыре года спустя для постановки кинокартины был приглашен

американский кинорежиссер. После закрытого просмотра фильма,

сильно разочаровавшего Драйзера, пытаясь приостановить его вы-

пуск на экран, Драйзер обратился в суд, но дело было им про-

играно (см. Э. Драйзер. Моя жизнь с Драйзером. М., ИЛ, 1963,

стр. 106).

-130-

Сохранение целостности и неприкосновенности произве-

дения имеет большое общественное значение.

В чем же могут выразиться нарушения права автора на

неприкосновенность произведения?

Закон говорит о дополнениях, сокращениях и вообще

об изменениях как самого произведения, так и его заглавия

и обозначения на нем имени автора (ст. 18 <Основ>). До-

полнения и сокращения - частный случай изменений. По-

этому по существу нарушения неприкосновенности произ-

ведения могут выразиться в различных изменениях как

самого произведения, так и его заглавия. Изменения, ка-

сающиеся обозначения имени автора, относятся к нару-

шениям права на авторство, и о них уже шла речь выше.

Нельзя рассматривать как нарушение права автора на

неприкосновенность произведения производимые при из-

дании незначительные сокращения и изменения рукописи

литературного произведения, исправления фактических

ошибок, опечаток и т. п., в особенности, когда нет возмож-

ности согласования их с автором (главным образом, в от-

ношении газетного материала).

Нарушением принадлежащего автору права на непри-

косновенность произведения является и самовольное, без

согласия автора, изменение издательством названия произ-

ведения.

Поскольку на авторе лежит обязанность перед обще-

ством дать продукцию наиболее высокого качества, нет

оснований препятствовать ему продолжать работу по улуч-

шению своего произведения (вносить изменения, дополне-

ния) и после сдачи его издательству, до момента выпуска

-131-

в свет. Речь идет о таких случаях, когда вполне закончен-

ное автором и принятое издательством к печати произве-

дение вызывает необходимость в некоторых изменениях и

дополнениях в связи с такими обстоятельствами, которые

не могли быть предусмотрены автором при сдаче рукописи

издательству. Задачи издания полноценного произведе-

ния требуют, поскольку это технически возможно, чтобы

автор учел новые, ранее ему неизвестные обстоятельства и

внес необходимые изменения и дополнения в свою работу.

Утвержденное ОГИЗом 29 января 1943 г. Временное поло-

жение об авторской и издательской правке указывает сле-

дующие случаи правки, вызванные необходимостью ис-

правления материалов рукописи в связи с появлением в

период прохождения издания в производстве новых дан-

ных, которые должны быть отражены в книге: опублико-

вание новых статистических материалов, новые открытия,

изобретения, новые производственно-технические нормы,

новое в развитии научно-теоретических проблем, директив-

ные и правительственные постановления и т. д. (ст.4 п. <а>

Временного положения) (*1). Таким образом, автору даны до-

статочно широкие возможности для обеспечения выпуска

произведения в свет на уровне необходимых политических,

идеологических и научно-теоретических требований.

В целях улучшения своей работы автор может в про-

цессе прохождения рукописи в производстве вносить в нее

и другие изменения. Однако в этих случаях устанавли-

ваются определенные нормативы, в пределах которых рас-

ходы по внесению соответствующих исправлений несет

издательстве (как правило, в пределах 10% общей стои-

мости набора), расходы, превышающие эти нормативы,

несет автор, однако в размере не свыше 20% причитаю-

щегося ему авторского гонорара.

 Равным образом возможность известной доработки

пьесы или киносценария должна быть предоставлена ав-

тору и после сдачи их зрелищному предприятию или кино-

студии.

Как творец произведения автор несет всю ответствен-

ность за созданное им произведение; поэтому ему должны

быть предоставлены все средства контроля, могущие обес-

(**1) См. Л. М. Азов и С. A. Oацилло. Авторское право на

литературные произведения. М., Госюриздат, 1953, стр. 76.

-132-

лечить выпуск в свет продукции его творчества высокого

качества, идейно полноценной (*1). Право автора на непри-

косновенность произведения при его издании гаранти-

руется предоставлением автору права корректуры.

При постановке пьесы автору предоставляется право

присутствовать на всех репетициях, просмотрах и обсуж-

дениях спектакля. Без письменного разрешения автора

театр не вправе вносить в его произведение какие-либо

изменения и поправки; нарушение этого условия театром

дает автору право расторгнуть договор, требовать возвра-

та рукописи и уплаты полностью авторского вознагражде-

ния (*2). Специальные гарантии установлены при постановке

кинофильма. Автору сценария предоставлено право прини-

мать участие в работе съемочной группы для дачи кон-

сультаций режиссеру-постановщику и актерам по вопро-

сам, связанным с трактовкой сцен, образов действующих

лиц, обстановкой действия и т. д. Автор сценария вправе

знакомиться с режиссерским сценарием, пробами актеров,

эскизами декораций, костюмов и грима, а также заснятым

материалом, причем режиссерский сценарий, кандидатуры

исполнителей главных ролей фильма, возможные измене-

ния сценария в процессе съемок и монтажа фильма под-

лежат согласованию с автором (*3). В случае предоставления

автором драматического или иного литературного произ-

ведения кинопроизводственному предприятию права пере-

делки его произведения в киносценарий, кинопроизвод-

(**1) Румынский закон об авторском праве в ст. 6 предусматривает

сохранение за автором права контроля за опубликованием произве-

дения, а также за переработкой, приспособлением, переложением и

переводом своего произведения. Он имеет право через судебные

органы требовать расторжения договоров и возмещения убытков в

случае, если произведение используется или публикуется способом,

нанесшим ущерб произведению или репутации автора. После смер-

ти автора право контроля в отношении литературных произведений

перехолит к Союзу писателей Румынской Народной Республики.

а в отношении научных произведений - к Академии Румынской

Народной Республики.

(**2) Типовой постановочный договор (на неопубликованное драма-

тическое произведение), утвержденный Министерством культуры

СССР 84 марта 1956 г. (п.п. 8, 15).                     .....

(**3) Типовой сценарный договор для художественных фильмов,

утвержденный Министерством культуры СССР 22 февраля 1956 г.

{п.12).В дальнейшем при ссылках сокращенно: <типовой сценар-

ный договор>.

-133-

ственное предприятие не вправе вносить такие отступления

и изменения в фабулу используемого произведения, про-

тив которых будет заявлено автором возражение (ст. 41

закона об авторском праве РСФСР).

Литературные произведения при их опубликовании

иногда снабжаются предисловием, комментариями, приме-

чаниями. В литературе высказывалось мнение, что снаб-

жение произведения предисловием, комментариями, при-

мечаниями и т. п. должно регулироваться таким же обра-

зом, как и снабжение иллюстрациями (*1), т. е. что для их

опубликования требуется согласие автора произведения.

Нам кажется, что так далеко идти нельзя. Здесь требуется

дифференцированный подход. Если предисловие, коммен-

тарии, примечания и т.п. не находятся в противоречии с

основными положениями, идеями и выводами автора, а

имеют целью способствовать их лучшему пониманию и от

их опубликования интересы автора пострадать не могут,

нет оснований к обязательному получению от него согла-

сия. Другое дело, когда предисловие, комментарии и т. п.

по существу ставят своей задачей внести какие-то коррек-

тивы, поправки к публикуемому произведению; в таких

случаях согласие автора на их опубликование является

необходимым.

Несмотря на совершенно определенные указания за-

кона, на практике все же встречаются иногда случаи на-

рушения права автора на неприкосновенность произведе-

ния. В частности, это имеет иногда место при подготовке

рукописи к печати и в процессе ее печатания. Советское

законодательство об авторском праве не регулирует отно-

шений между автором и редактором и вообще правовое

положение редактора. Необходимость же выпуска идеоло-

гически выдержанной, полноценной в научном, литератур-

ном и художественном отношении продукции требует за-

частую большой редакторской работы над рукописью.

Работа редактора над рукописью может быть весьма раз-

нообразной. Эта работа может выразиться в исправлении

недочетов смыслового и фактического содержания, литера-

турного стиля, орфографических, пунктуационных, транс-

(**1) См. Е. П. Торкановский. Личные и имущественные права

авторов литературных произведений по советскому праву. Авто-

реф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 8.

-134-

крипционных ошибок и др. (*1). Но в отдельных случаях

вопрос может идти и о более существенных обстоятель-

ствах - общей идеологической выдержанности всей рабо-

ты или ее отдельных научных положений и выводов.

Таким образом, работа редактора над рукописью носит

далеко не всегда чисто технический характер (*2). Некоторы-

ми научно-исследовательскими учреждениями и учебными

заведениями принята система назначения так называемого

ответственного редактора (титульного), кандидатура ко-

торого выдвигается учеными советами этих учреждений и

учебных заведений (*3).

Категорический текст статьи 18 <Основ> как будто все-

мерно охраняет интересы автора от произвольных действий

редактора. Однако на практике дело обстоит иногда зна-

чительно сложнее. В отдельных случаях редакторы при-

сваивают себе функции, им не присущие: самовольно, без

согласия автора, вносят различные изменения в структуру,

содержание, а иногда и в заглавие рукописи, переделыва-

ют <стиль> автора и т. д.

В нашей печати не раз указывались факты присвоения

(**1) См. п. <в> ст. 4 Временного положения об авторской и изда-

тельской правке, утвержденного ОГИЗом 29 января 1943 г.

(**2) Примерное Положение об издательстве, утвержденное Мини-

стерством культуры СССР 13 мая 1965 г. (приказ № 280), предус-

матривает наличие ряда издательских работников, выполняющих

редакторские функции. К таким работникам относятся: 1) старший

редактор, или редактор, несущий ответственность за редактируемую

им книгу; при поступлении рукописи он дает на нее заключение,

рассматривает рецензии и делает выводы о приемлемости или

неудовлетворительности представленной рукописи, редактирует

рукопись, оказывая автору необходимую помощь, подписывает ру-

копись в набор и др.; 2) технический редактор, проверяющий

комплектность рукописи и качество ее технической подготовки

и т. д.; 3) художественный редактор, который организует иллюстри-

рование текста и разработку декоративно-орнаментальных украше-

ний книги, заказывает художникам-исполнителям иллюстрации,

переплет, обложку и т. д., принимает от художников-исполнителей

оригиналы выполненных ими графических работ и др.

(**3) Титульное редактирование, т. е. выпуск издания с проставле-

нием фамилии редактора на обложке или лицевой стороне титуль-

ного листа, при жизни автора допускается только по согласованию

с автором (кроме переводных изданий и коллективных трудов

авторских бригад) (см. В. В. Леман. Планирование и оператив-

ный учет в книжных издательствах. М., Изд-во <Искусство>, 1962,

стр. 87). Назначение <ответственного редактора> широко применяет-

ся в системе Академии наук СССР.

-135-

редакторами не принадлежащих им функций (*1). Недавно

приводились слова писателя Н. Островского, сказанные им

в 1936 г., когда переиздавался его роман <Как закалялась

сталь>: <... Причесывать-это неплохо, а вот какой гре-

бенкой?...>(*2). Действительно, никто не будет отрицать

пользы работы редактора над рукописью, особенно если

это рукопись начинающего автора. Но даже и при работе

над рукописью начинающего автора редактор не должен

подменять собою автора. На обязанности редактора лежит

проверить актуальность и нужность темы, установить, на-

сколько правильно и глубоко разработана автором эта те-

ма, не допущены ли автором ошибки политического и ме-

тодологического характера, указать автору на недостатки

в характере и стиле изложения и на другие более мелкие

погрешности. Но исправление рукописи, в соответствии с

указаниями редактора. Должен делать в основном сам

автор, редактор же должен ограничиваться внесением в

рукопись менее значительных исправлений при непремен-

ном согласовании их с автором (*3).

Специального внимания заслуживает вопрос о взаимо-

отношениях автора с так называемым ответственным (ти-

тульным) редактором. В связи с могущими быть расхож-

дениями в научных взглядах, установках и т. д. между ав-

тором и ответственным редактором не исключены расхож-

(**1) Так, например, в письме в редакцию <Литературной газеты>

проф. МГУ В. Асмус писал, что в 27-м томе Большой Советской

Энциклопедия под его именем напечатана написанная им статья

<Метафизика>. Однако при подготовке статьи к опубликованию

философская редакция внесла в текст изменения и дополнения, не

только не получив его согласия, но даже не представив их ему для

ознакомления. Изменения и дополнения эти таковы, указывает

проф. В. Асмус, что он <ни как работник науки, ни как литера-

oi?> не может с ними согласиться. В заключение В. Асмус ука-

зывает, что он не может признать себя автором статьи <Метафи-

зика>, напечатанной за его подписью (<Литературная газета> от

17 мая 1955 г.).

(**2) К. Зелинский. Автор и редактор (<Литературная газета>

от 12 февраля 1955 г.).

(**3) В журнале <Коммунист> отмечалось, как плохо отражаются

на качестве книг укоренившиеся в практике издательств неправиль-

ные методы редактирования, когда редакторы, не считаясь с индиви-

aoaeuiie манерой автора, с aai стилем и языком, коренным обра-

зом переделывают рукопись. Редакторы и издательства не должны

работать за автора, <дотягивать> рукопись, если она непригодна

к печати (<Коммунист>. 1955, № 4, стр. 53).

-136-

дения по отдельным научным вопросам. На практике в

таких случаях иногда прибегают к передаче разногласий

между автором и редактором на разрешение сектора

научно-исследовательского института, кафедры вуза или

их ученых советов. Однако решения секторов, кафедр, уче-

ных советов могут носить лишь характер рекомендаций,

пожеланий и не должны быть обязательными для автора

и редактора.

При пересмотре действующего законодательства необ-

ходимо разработать специальные нормы о правах и обя-

занностях редакторов, в частности ответственных редак-

торов. Это способствовало бы не только урегулированию

взаимоотношений между авторами, но и улучшению и

ускорению выпуска произведений в свет.

Статья 7 <Основ> предоставляет автору право извле-

кать всеми законными способами имуще-

ственные выгоды из принадлежащего ему

исключительного права. В такой формулировке

получило свое выражение в законе право автора на полу-

чение авторского вознаграждения за использование его

произведения. Эту формулировку нельзя не признать явно

устаревшей и не отражающей социально-экономической

природы авторского вознаграждения.

В социалистическом обществе в процессе перераспре-

деления народного дохода часть его превращается, глав-

ным образом через государственный бюджет, в доходы

непроизводственных отраслей и занятых в них работни-

ков (*1). В основном оплата труда авторов производится из

той части национального дохода, которая расходуется го-

сударством на социально-культурные нужды. В таком по-

рядке производится выплата авторам гонорара по заклю-

ченным ими договорам (издательским, постановочным и

др.) с различными социалистическими организациями, при

приобретении государством через государственные заку-

почные комиссии для музеев и других социально-культур-

ных учреждений произведений изобразительного искусства,

а также в установленных законом случаях выплаты автор-

ского вознаграждения во внедоговорном порядке за пуб-

личное исполнение музыкальных, драматических и других

(**1) См. <Политическая экономия>. Учебник. М., Госполитиздат,

1954, nop. 523.

-137-

произведений. В некоторых случаях, поскольку создание

произведения имело место на основе существовавших у ав-

тора с данной социалистической организацией трудовых

отношений, авторское вознаграждение не выплачивается:

вознаграждение за свой труд автор получает в форме за-

работной платы. И наконец, в сравнительно редких слу-

чаях авторы могут получать вознаграждение от граждан,

приобретающих в собственность на свои трудовые доходы

и сбережения непосредственно от самих авторов созданные

ими произведения (произведения изобразительного искус-

ства-картины, скульптуры и т. п.). В случае продажи

произведения изобразительного искусства авторское воз-

награждение находит свое выражение в форме покупной

цены. Но во всех случаях в основе получаемого автором

вознаграждения лежит общеполезный труд.

Возникает вопрос: на каких же основах строится ав-

торское вознаграждение? Создавая произведение, автор

затрачивает известное количество труда. Но один и тот же

автор, затратив различное количество труда, может со-

здать два равноценных по своему научному или художе-

ственному значению произведения. С другой стороны, два

автора, затратив одинаковое количество труда, могут со-

здать два совершенно неравноценных произведения. Одно-

му художнику для написания портрета достаточно пять-

шесть сеансов, а другому понадобится пятнадцать - два-

дцать сеансов и даже больше. Необходимо также иметь в

виду, что непосредственно процессу создания произведения

обычно предшествует какой-то период, в течение которого

автор <вынашивает> свое произведение: если дело идет о

литературно-художественном произведении, продумывает

его сюжетную линию, образы героев, обстановку, в которой

они живут и действуют, и т. д. Иногда этот период бывает

очень длительным. Бывает и так, что автор, начав работать

над данным произведением, бросает затем работу, возвра-

щаясь к ней через много лет. Очевидно, нет возможности

учесть все это при определении авторского вознагражде-

ния. Количественный показатель может только приблизи-

тельно служить критерием для установления размера ав-

торского вознаграждения (*1).

(**1) По иску гр-на Г. к Алма-Атинскому управлению гидромет-

службы о взыскании авторского гонорара за рукопись <Ледники

бассейна озера Балхаш> с приложенными к ней картами и 180 ил-

люстрациями Судебная коллегия по гражданским делам Верховного

суда СССР своим определением от 31 января 1942 г. признала,

что <в части размера авторского гонорара решение Верховного

суда Казахской ССР неправильно, так как суд... определил размер

авторского гонорара за карты ледников по количеству затраченного

автором времени на их изготовление, тогда как, согласно инструк-

ции по исчислению объема литературного произведения в авторских

листах от 22 октября 1939 г., графический материал оплачивается

авторам по количеству авторских листов> (см. <Сборник постанов-

лений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР

1942 год>. М., Юриздат, 1947, стр. 203). Таким образом, Судебная

коллегия констатировала, что исчисление авторского гонорара

должно производиться не по количеству затраченного автором

времени, а по другим показателям.

-138-

Решающее значение для установления размера автор-

ского вознаграждения должны иметь качество произведе-

ния и степень его использования обществом. Под качест-

вом произведения понимаются актуальность и важность

его темы, глубина содержания произведения, его идейная

направленность, совершенство формы и соответствие ее

содержанию произведения - вообще все то, что содейству-

ет развитию социалистической культуры, задачам комму-

нистического воспитания трудящихся. Произведения более

высокого качества должны и оплачиваться в большем раз-

мере. Однако сам факт создания произведения, по общему

правилу, не дает основания к выплате авторского возна-

граждения. Для этого требуется еще использование произ-

ведения. Чем больше и всестороннее будет происходить ис-

пользование произведения, тем более высокой должна

быть и сумма вознаграждения, получаемого автором (*1).

Поскольку авторское вознаграждение находится в за-

висимости от использования произведения, автор может

получить гонорар не только однократно (при выпуске про-

изведения в свет), но и многократно - в зависимости от

дальнейшего использования произведения. В частности,

переиздание произведения дает автору право требовать с

издательства уплаты соответствующего вознаграждения.

(**1) Согласно польскому закону об авторском праве, если размер

авторского вознаграждения не вытекает из договора или специаль-

ного соглашения, оно определяется на основе оценки значимости

произведения и его общественной пользы, а также творческой ра-

боты, которая потребовалась для создания произведения. Вместе

с тем польский закон об авторском праве предусматривает воз-

можность получить в порядке договоренности авторское вознаграж-

дение в виде процентных отчислений с тиража издания (ст. 40).

-139-

Оплата авторского труда в СССР строится на сочета-

нии принципа материальной заинтересованности автора с

интересами социалистического общества. Конкретное же

содержание права автора на вознаграждение определяется

характером произведения и формой его использования, в

соответствии с установленными законом способами такого

использования, причем выбор способа использования в ря-

де случаев предоставлен законом на усмотрение самого

автора (*1).

Авторское вознаграждение, способы его исчисления и

порядок уплаты, как правило, нормируются (*2). В этом на-

ходит свое выражение плановый характер социалистиче-

ского хозяйства. Имеется большое количество различных

актов, посвященных нормированию авторского вознаграж-

дения (постановлений правительств Союза ССР и союзных

республик, приказов, циркуляров и инструкций б. Нарком-

просов союзных республик, б. Комитета по делам искусств

при Совете Министров СССР, Министерства культуры

СССР и др.). Но существует значительная дифференциа-

ция в установлении способов исчисления и порядка упла-

ты авторского вознаграждения за использование произве-

дений, относящихся к различным видам авторского труда.

Здесь могут быть приведены только самые общие данные

по этому вопросу.

Принципы оплаты труда авторов литературных произ-

ведений были установлены постановлением ЦК ВКП(б)

<Об издательской работе>(*3) от 15 августа 1931 г. В этом

постановлении указывалось, в частности: <Ввиду того, что

система оплаты труда авторов имеет большое значение для

улучшения качества издаваемой продукции, необходимо

дифференцировать эту оплату и установить такую систему

гонорара, которая бы стимулировала выдвижение наиболее

талантливых авторов>. Эти указания и положены в основу

действующего в настоящее время законодательства.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 15 июля

1947 г. <Об авторском гонораре за литературно-художест-

(**1) См. далее,  3.

(**2) Принцип нормирования авторского гонорара нашел свое

прямое отражение в ст. 8, примечании 1 к ст. 9 и ст. 17 <Основ> и

в ст. ст. 4 и 20 закона об авторском праве РСФСР.

(**3) <О партийной и советской печати>. Сб. документов. М" Изд-

во <Правда>, 1954, стр,423.                        --     -

-140-

венные произведения> установлены за издание литератур-

но-художественных произведений три категории оплаты, в

зависимости от их идейно-художественной ценности. По

высшей категории подлежат оплате только выдающиеся

произведения, по второй категории - хорошие произведе-

ния, удовлетворяющие высоким идейно-художественным

требованиям, а по третьей - удовлетворительные произве-

дения, а также произведения начинающих писателей (*1).

В соответствии с этим для каждой категории установлены

различные (твердые) стайки авторского гонорара (*2).

Представляется непонятным, почему произведения на-

чинающих писателей должны всегда попадать в третью

категорию. Вполне мыслимо, что произведение начинаю-

щего писателя окажется весьма высоким по своей идейно-

художественной ценности. Первые главы <Тихого Дона>

были выпущены в свет М. Шолоховым, когда он был еще

начинающим писателем, но создали ему сразу же широкую

известность. При пересмотре действующего законодатель-

ства следовало бы исключить указание об оплате произве-

дений начинающих писателей по третьей категории.

При установлении размера авторского гонорара учиты-

вается род и объем произведения (для прозы - по коли-

честву авторских листов, для стихотворных произведений-

по количеству стихотворных строк) и тираж издания (ко-

личество экземпляров).

(**1) В нормативных актах об авторском гонораре некоторых со-

юзных республик указания об оплате произведений начинающих

писателей по третьей категории отсутствуют.

(**2) Согласно ст. 26 румынского закона об авторском праве 1961 г.,

за произведения, предназначенные для печати, устанавливаются

три категории вознаграждения в зависимости от достоинства про-

изведений. По первой категории оплачиваются произведения пре-

восходные, по второй категории - произведения, заслуживающие

особого внимания, по третьей категории-хорошие произведения.

На директоров и главных редакторов издательств, а также на от-

ветственных редакторов периодических изданий возлагается обя-

занность строго применять принцип дифференцированной оплаты

произведений по их качеству в соответствии с указанными выше

категориями.

Возможные споры между автором и издательством по поводу

размера вознаграждения разрешаются арбитражной комиссией,

в которую входят по одному делегату Генеральной дирекции изда-

тельств, полиграфической промышленности, книготорговли и прессы,

Академии Румынской Народной Республики и соответствующего

профессионального союза (ст. 35).

-141-

В отдельных случаях применяется и аккордная оплата

(для небольших произведений-художественных расска-

зов до одного печатного листа, стихотворных текстов пе-

сен до 30 строк и др.). В некоторых случаях ставки автор-

ского гонорара устанавливаются независимо от тиража

(например составление хрестоматий по художественной

литературе, комментарии, примечания и др.).

Драматические произведения при их издании оплачи-

ваются по тому же принципу, что и литературно-художест-

венные произведения (проза - по количеству авторских

листов, поэзия - по количеству стихотворных строк) (*1).

В отношении научных произведений (монографий,

учебников и т. п.) установлены ставки авторского гонорара

в пределах минимума и максимума (от... до...).

При определении размера гонорара учитываются род про-

изведения, его научная ценность, объем и тираж (*2).

Каждое повторное издание (переиздание) оплачивает-

ся авторским гонораром по понижающейся шкале, причем

установлены две шкалы: одна -для литературно-художе-

ственных произведений и другая - для иных литературных

произведений. Повторным изданием (переизданием) счи-

тается каждое новое издание данного произведения неза-

висимо от того, издано ли оно тем же издательством или

другим издательством; не имеет при этом значения время

выпуска произведения в свет. Повторным изданием счи-

тается также выпуск произведения тиражом выше уста-

новленных норм(*3). Практика применила правила о переиз-

даниях литературных произведений и к произведениям

изобразительного искусства. По делу издательства <Худо-

жественная литература и искусство> с художником

А. Н. Пилар Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного суда СССР признала, что если при переизда-

нии произведения используются также и иллюстрации, ко-

торые были использованы при первом издании, то в соот-

ветствии с законом (ст. 18 закона об авторском праве

(**1) См. постановление Совета Министров РСФСР от 15 июля

1947 г. <Об авторском гонораре за литературно-художественные

произведения> (СП РСФСР, 1947. № 9, ст. 31).

(**2) См. постановление СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. <Об ав-

торском гонораре> (СП РСФСР, 1944, № 8, ст. 43).

(**3) См. постановление СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. (раз-

дел III), постановление Совета Министров РСФСР от 15 июля

1947 г. (раздел V).

-142-

РСФСР) автор иллюстраций <имеет право наравне с пи-

сателем на получение гонорара в размере, зависящем от

суммы, предусмотренной договором первого издания>.

В ряде случаев произведения переиздаются без каких-

либо изменений. Но имеют место и переиздания произве-

дений, переработанных автором. По существующим пра-

вилам, при наличии авторской переработки литературного

произведения, составляющей не менее 25% его объема, ав-

торский гонорар оплачивается, как за первое издание (*1).

В пределах минимума и максимума, в зависимости от

качества труда композитора, установлены ставки авторско-

го гонорара за создание всех видов музыкальных произве-

дений (*2).

Предельные ставки авторского вознаграждения уста-

новлены за создание для драматических и детских театров

(**1) См. постановление СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. (раз-

дел III, примечание 2), постановление Совета Министров РСФСР

от 15 июля 1947 г. (раздел VI). Установление 25% авторской пере-

работки в качестве критерия для оплаты переиздания, как пер-

вого издания, имеет, конечно, условный характер (почему не 30%

и т. д.?). В дальнейшем, быть может, придется внести в суще-

ствующие правила некоторые коррективы. В настоящее же время

на практике затруднения вызывает вопрос, какие именно измене-

ния и дополнения текста следует считать переработкой и как про-

изводить подсчет объема авторской переработки. Подробное разъ-

яснение по этому поводу дано Главиздатом Министерства культу-

ры СССР в его письме главиздатам министерств культуры союз-

ных республик и центральным издательствам от 14 марта 1956 г.

№ 8-477. В этом письме, в частности, указывается, что переработ-

кой литературно-художественного произведения считается всякое

изменение ранее изданного текста произведения, кроме исправления

опечаток. Подсчет объема переработки производится по тексту вне-

сенных автором исправлений (вновь написанные слова, предложе-

ния и т. д.). Текст, исключенный при переиздании, учитывается

при подсчете авторской переработки лишь в том случае, если исклю-

чение текста влечет за собой изменение сюжетных линий и харак-

теристики образов. Если автор включил в произведение новый текст

в виде отдельной части (например вторая часть романа, первая

часть которого ранее издавалась самостоятельно), этот текст опла-

чивается полной ставкой авторского гонорара (100%) и при подсче-

те объема переработки не учитывается .и т.д. В письме Главиздата

подробно рассматривается также, что считается авторской перера-

боткой других видов литературных произведений и как произво-

дится в таком случае подсчет объема авторской переработки.

(**2) Приказ б. Комитета по делам искусств при СНК от 7 сен-

тября 1944 г., № 490, с последующими изменениями.

-143-

пьес, инсценировок и за переводы пьес (*1). При определении

размера авторского вознаграждения должно учитываться

качество авторского труда. Такое вознаграждение считает-

ся единовременным (хотя при договоре заказа на неопуб-

ликованное произведение оно выплачивается в несколько

сроков) (*2).

Независимо от единовременного вознаграждения, за

каждое публичное исполнение драматических, музыкаль-

ных, музыкально-драматических и хореографических про-

изведений автор получает гонорар в форме процентных от-

числений с фактического сбора зрелищного предприятия

(за вычетом налогов), причем авторский гонорар за пуб-

личное исполнение выплачивается автору как изданного,

так и не изданного произведения (ст. 8 <Основ>) (*3).

Предельные ставки авторского вознаграждения уста-

новлены за написание киносценариев и музыки для кино-

фильмов. Кроме основного (единовременного) вознаграж-

дения, размер которого определяется в зависимости от

качества произведения, установлено дополнительное (по-

тиражное) вознаграждение, определяемое в процентном

отношении к основному вознаграждению в зависимости от

количества выпущенных копий кинофильма (от 50 до 200%

основного вознаграждения); дополнительное вознагражде-

ние в размере 200% основного вознаграждения, выплачи-

ваемое при выпуске свыше 1000 копий, является предель-

ным (*4). Право на дополнительное вознаграждение имеют

(**4) Приказ Министерства культуры СССР от 24 марта 1956 г.,

№ 178. Существовавшая ранее практика заключения договоров го-

сударственных заказов с авторами для драматических театров а

Главном управлении театров и музыкальных учреждений Мини-

стерства культуры СССР, как не оправдавшая себя и мешавшая

развитию творческих связей драматургов с театрами, отменена.

(**2) См. Типовой постановочный договор (п. 9).

(**3) Ст. 38 закона об авторском праве РСФСР предусматривает

возможность установления размера авторского вознаграждения за

публичное исполнение произведения постановочным договором. На

практике эта норма закона не применяется. Авторское вознаграж-

дение за публичное исполнение произведений выплачивается по

установленным ставкам через Всесоюзное управление по охране

авторских прав.

(**4) Такой порядок выплаты авторского вознаграждения был уста-

новлен с 1 января 1939 г. постановлением СНК СССР от 23 декаб-

ря 1938 г., № 1349. В дальнейшем по тому же вопросу был издан

ряд постановлений правительства СССР и ведомственных актов. До

1939 г. дополнительное вознаграждение авторам киносценариев и

музыки к кинофильмам выплачивалось в форме процентных отчис-

лений от сбора кинотеатров при демонстрировании кинофильмов.

-144-

и другие лица, принимавшие по договорам с киностудией

участие в создании отдельных элементов киносценария

(авторы текстов песен, диалогов и др.).

Постановлением Совета Министров СССР от 16 июня

1948 г. установлены особые ставки авторского гонорара

за материалы, передаваемые по радио (международные

обозрения, инсценировки литературных произведений и

др.). Передаваемые по радио опубликованные литератур-

но-художественные произведения и критические работы

оплате не подлежат (*1).

Законодательством союзных республик и другими нор-

мативными актами предусматриваются ставки авторского

вознаграждения и в ряде других случаев (за переводы ли-

тературно-художественных произведений, за создание ре-

пертуара разговорных жанров цирка и эстрады и др.) (*2).

В тех случаях, когда законом или иным нормативным

актом не установлено нормированное вознаграждение, раз-

мер вознаграждения определяется соглашением автора с

соответствующей социалистической организацией.

Но в большинстве случаев при использовании автор-

ского права применяется нормирование авторского возна-

граждения. Это не означает, однако, что при определении

размера авторского гонорара не остается места соглаше-

нию сторон. Как мы видели, в отдельных случаях установ-

ленные ставки гонорара являются предельными; следова-

тельно, соглашением сторон может быть принят и более

низкий размер оплаты труда автора; при наличии диффе-

ренцированных твердых ставок имеется возможность вы-

бора тех или иных. Но, разумеется, стороны не вправе пре-

 

(**1) См. письмо Министерства финансов СССР от 5 июля 1948 г.

№ 450. Утверждение ставок авторского гонорара за оплату труда

сценаристов, художников и других лиц творческих профессий при

осуществлении самостоятельных телевизионных постановок пока не

имеется, что отрицательно отражается на развитии телевидения.

См. статью <Что мешает развитию телевидения?> (<Литературная

газета> от 2 июня 1956 г.).

(**2) Об условиях и порядке оплаты авторского гонорара см.

Б. Н. Городецкий. Правовое положение писателей и компо-

зиторов по законодательству Союза ССР и РСФСР. М.. 1946;

В. В. Леман. Планирование и оперативный учет в книжном

издательстве. М., Изд-во <Искусство>, 1952, стр. 82 и сл.

-145-

вышать установленные лимиты авторского вознагражде-

ния. В случае превышения установленных лимитов автор-

ского вознаграждения, если по обстоятельствам данного

дела нет оснований к признанию авторского договора не-

действительным, следует, руководствуясь статьей 37 ГК

сохранить договор в силе, приведя авторское вознагражде-

ние в соответствие с установленными ставками. С другой

стороны, если для данного вида произведений установлены

дифференцированные твердые ставки, авторское вознагра-

ждение не должно быть и ниже минимального размера

этих ставок, которые для сторон являются обязательными;

в случае нарушения этого правила автору должно быть

предоставлено право требовать с контрагента по договору

уплаты недополученной им части авторского вознагражде-

ния.

В течение длительного периода времени в СССР сло-

жились следующие основные системы оплаты труда авто-

ра: 1) система, применяемая в издательском деле, при

которой автор получает по договору вознаграждение за

каждое издание произведения, независимо от их числа

(1-е, 2-е и т.д.), 2) система, применяемая в области дра-

матического, музыкального и музыкально-драматического

искусства, при которой автор получает по договору едино-

временное вознаграждение за создание произведения и,

помимо этого, вознаграждение за каждое публичное ис-

полнение произведения, 3) система, применяемая в об-

ласти киноискусства, при которой автор получает по до-

говору единовременное вознаграждение за написание сце-

нария и музыки и, кроме того, дополнительное вознаграж-

дение, в зависимости от количества фильмокопий, ограни-

ченное, однако, известным лимитом (*1).

Наличие отдельных систем авторского вознаграждения

не означает, однако, что автор, получивший авторское

вознаграждение на основе одной системы оплаты автор-

ского труда, не сможет получить авторское вознагражде-

ние за использование того же произведения на основе дру-

гой системы оплаты авторского труда. Поскольку при

установлении авторского вознаграждения решающее зна-

чение имеет способ использования произведения, сущест-

(**1) Наименее урегулированными оказались вопросы оплаты автор-

ского труда в области изобразительного искусства; см. далее,  3.

-146-

вует множественность источников авторского вознаграж-

дения, а следовательно, и возможность применения к од-

ному и тому же произведению различных систем оплаты

авторского труда. Поэтому автор пьесы вправе получить

авторский гонорар за издание пьесы, за ее постановку и

публичное исполнение и за экранизацию.

Можно ли считать сложившийся порядок оплаты ав-

торского труда отвечающим интересам авторов и интере-

сам социалистического общества? Вопрос этот представ-

ляет значительные трудности и требует специального

исследования. По этому вопросу здесь может быть выска-

зано только несколько общих соображений.

В печати неоднократно делались указания о необхо-

димости изменения существующего порядка оплаты ав-

торского труда (*1). В частности, предлагалось установить

такой порядок, при котором авторы передавали бы свои

произведения в полное распоряжение государства с вы-

платой им вознаграждения по установленным ставкам. Но

такой порядок оплаты труда мог бы привести только к

ослаблению принципа материальной заинтересованности

авторов и к снижению их творческой деятельности, по-

скольку автор не имел бы стимула к дальнейшей работе

над произведением.

(*81) См. А. Воронов. Почему и как должно быть изменено

 авторское право (<Правда> от 14 января 1937 г.); М. Рейхель.

Вопросы авторского и изобретательского права л проект ГК СССР

(<Социалистическая законность>, 1939, № 12); А. Пертцик.

Еще об авторском праве (<Социалистическая законность>, 1938,

№1); А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского автор-

ского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8);

Л. М. Азов. Правовые вопросы литературного перевода (<Совет-

ское государство и право>, 1954. № 8, И. Я. Рабинович. Ав-

торское право на художественно-промышленные произведения (<Со-

ветское государство и право>, 1954, №8), В. А. Кабатов. Совет-

ское авторское право на произведения изобразительного искусства.

Автореф. канд. диссерт. М., 1954: Е. П. Торкановский. Во-

просы правового регулирования вознаграждения авторов литератур-

ных произведений (<Советское государство и право>, 1955, № 7);

В. И. Корецкий. Некоторые вопросы авторского права в Тад-

жикской ССР (<Уч. зап. Тадж. гос. ун-та>, т. VIII. Тр. юр. фак"

вып. 3. Сталинабад, 1955). См. также статьи В. Овечкина и

В. Галицкого (<Литературная газета> от 31 июля и 19 авгу-

ста 1964 г.). <Союз художников и художники> (<Литературная га-

зета> от 2 сентября 1954 г.); Ю. Чаплыгин. У золотой жилы

(<Правда> от 15 октября 1954 г.) и др.

-147-

Было сделано предложение об установлении оплаты

авторского труда по <принципу основного использования>,

согласно которому главное вознаграждение уплачивалось

бы автору при использовании его произведения тем спо-

собом, который для данного рода произведений являет-

ся основным. При других же случаях использования про-

изведения автор не должен был бы вовсе получить автор-

ского вознаграждения, либо получить его в небольшом

(минимальном) размере. Однако такое предложение вряд

ли можно признать целесообразным и практически осуще-

ствимым. Не всегда можно установить, какой способ ис-

пользования является для данного произведения основ-

ным. Так, например, пьеса предназначается для постанов-

ки на сцене, но далеко не все пьесы доходят до зрителя,

часть из них может увидеть свет только путем их изда-

ния. Весьма затруднительным было бы установить, что

является основным способом использования в отношении

произведений изобразительного искусства (их показ, ре-

продуцирование и т. д.). Выплата авторского вознаграж-

дения только за какой-то один способ использования про-

изведения могла бы привести и к снижению творческой

деятельности, в частности в таких распространенных об-

ластях творчества, как инсценировка и экранизация ли-

тературных произведений. Во всяком случае, вопрос о воз-

можности применения <принципа основного использова-

ния> при оплате труда автора нуждается еще в дальней-

шей разработке.

Вряд ли нужна коренная ломка действующего поряд-

ка выплаты авторского вознаграждения, что, разумеется,

не исключает желательности внесения некоторых измене-

ний в существующие сейчас формы оплаты труда автора.

При этом следует руководствоваться тем, что для каждо-

го из основных способов использования произведения (пу-

тем издания, постановки и публичного исполнения и т. д.)

должна существовать своя система оплаты авторского

труда, определяемая спецификой этого способа использо-

вания произведения.

Ряд конкретных вопросов, требующих своего урегули-

рования, назрел в области издательских отношений. К чи-

слу таких вопросов следует прежде всего отнести вопрос

о полистной оплате литературных произведений.

Некоторыми руководящими издательскими работни-

-148-

ками было сделано предложение отказаться от сущест-

вующей полистной оплаты и вместо нее ввести систему

аккордной оплаты труда автора, которая, по их мнению,

должна учитывать и объем, и характер, и качество книги,

стимулируя автора на возможно более сжатое и вместе

с тем яркое и убедительное изложение темы (*1). Выше ука-

зывалось, что аккордная оплата труда автора применяет-

ся и в настоящее время, правда, только как исключение,

для ограниченного круга литературных произведений; при

небольшом объеме этих произведений нет смысла прибе-

гать к полистной оплате. Характерно, однако, что- для

применения аккордной оплаты все же представляется

необходимым учитывать объем произведения (до 1 печат-

ного листа, до 30 строк и т. д.). Приходится сомневаться

в том, чтобы можно было выработать универсальную си-

стему аккордной оплаты (очевидно, чрезвычайно диффе-

ренцированную), которая охватила бы все виды литера-

турных произведений, что не исключает, конечно, возмож-

ности применения аккордной оплаты для отдельных видов

литературных произведений (например для учебников).

Требует пересмотра вопрос о тиражах и переизданиях.

Как указывалось выше, при определении размера автор-

ского вознаграждения за издание литературных произве-

дений, как правило, учитывается тираж издания, причем

выпуск произведений тиражом выше установленных норм

рассматривается как повторное издание (переиздание).

При таких условиях может получиться, что книга популяр-

ного в народе автора может выйти одновременно в не-

скольких изданиях (в основном и в повторном). Установ-

ленные нормы тиражей для литературно-художественных

произведений рассчитаны на сравнительно небольшой

круг читателей; в настоящее же время круг читателей

значительно вырос, и эти нормы следует признать уста-

ревшими (*2). При существующих нормах тиражей и системе

(**1) <Насущные вопросы книгоиздательского дела> (<Известия>

от 8 февраля 1956 г.).

(**2) Необходимо отметить крайнюю пестроту в установлении норм

тиража по отдельным союзным республикам. Например, норма ти-

ража для художественной прозы в РСФСР. Литовской, Молдавской

и Узбекской республиках - 15 тыс. экземпляров; в Украинской, Бе-

лорусской. Грузинской, Азербайджанской, Казахской, Туркменской

и Латвийской республиках - 10 тыс. экземпляров; в Киргизской

ССР- 12 тыс. экземпляров; в Эстонской ССР-7 тыс. экземпляров,

а в Армянской ССР-5 тыс. экземпляров. Как видно из этого, оди-

наковые нормы тиража существуют в республиках, совершенно раз-

личных по составу населения, и вместе с тем различные нормы уста-

новлены в республиках, близких друг другу по составу населения

(приведенные данные взяты из указанной выше статьи В. И. Ко-

рецкого, стр. 88--86).

-149-

переизданий автор литературно-художественного произ-

ведения, имеющего крупный успех у советского читателя,

в отдельных случаях может стать обладателем чрезмерно

большого гонорара, что противоречит всему строю социа-

листического общества, способствует развитию нездоро-

вых явлений. Такие сверхгонорары, получаемые, правда,

сравнительно небольшой группой советских авторов, пред-

ставляют собой и вредное расточительство государствен-

ных средств. Но следует ли отсюда, что надо вообще от-

казаться от потиражной оплаты труда автора и от систе-

мы переизданий? Нам представляется, что от этой системы

отказываться не следует. Она служит хорошим способом

проверки качества произведения со стороны советской об-

щественности. Но надо внести в нее некоторые корректи-

вы: установить значительно более резко понижающуюся

шкалу размера выплаты авторского вознаграждения за

каждое повторное издание, чем это имеет место в настоя-

щее время, и вместе с тем увеличить тиражи издания.

Законодательство союзных республик уделяет доволь-

но много внимания так называемым массовым изданиям,

рассчитанным на очень широкий круг читателей. Для

массовых изданий установлены особые, повышенные нор-

мы тиражей, особый порядок определения размера ав-

торского вознаграждения и др. Но само понятие массо-

вого издания не обладает достаточной ясностью, и это

вызывает затруднения на практике. Внесение необходи-

мой ясности в этот вопрос с учетом его экономической

стороны путем издания соответствующего нормативного

акта представляется крайне необходимым.

 Ставки авторского вознаграждения драматургам по

постановочным договорам являются дифференцирован-

ными: авторское вознаграждение за оригинальную пьесу

является более высоким, чем за инсценировку, а инсцени-

ровка оплачивается выше, нежели литературный перевод

пьесы. Но нормы процентных отчислений от сборов за

публичное исполнение драматических произведений яв-

-150-

ляются одинаковыми как для авторов оригинальных пьес,

так и для инсценировщиков и переводчиков пьес; надо-

было бы понизить процент этих отчислений инсцениров-

щикам литературных произведений и переводчикам пьес.

Делались предложения о последовательном уменьшении

выплачиваемого автору вознаграждения по мере испол-

нения произведения; до достижения известной суммы

отчислений от сборов автор должен получать причитаю-

щееся ему по соответствующим ставкам вознаграждение

полностью (100%), по достижении же какой-то, заранее

установленной более высокой суммы отчислений автору

должна оплачиваться только часть вознаграждения (на-

пример 80%) и т. д. В качестве варианта можно было бы

еще предложить установление известного лимита, с дости-

жением которого отчисления за публичное исполнение в

пользу автора прекращались бы вовсе, поступая затем в

литературный фонд. Аналогичный порядок можно было

бы установить и при публичном исполнении музыкальных

произведений. Следовало бы устранить расхождения в

размерах процентных отчислений, а также и в способах

их исчисления (поспектакльно, поактно), принятых в от-

дельных союзных республиках, что не вызывается нацио-

нальными особенностями этих республик. Можно было

бы повысить ставки подоходного налога, когда гонорар

получается после смерти автора его наследниками (за

исключением пережившего супруга, несовершеннолетних

детей и других нетрудоспособных наследников).

Статьей 17 <Основ> предусматривается установление

законодательством союзных республик обязательного

содержания издательского договора на музыкальные про-

изведения, а также на произведения изобразительных

искусств. В законодательстве по авторскому праву содер-

жатся некоторые нормы, относящиеся к издательским

договорам, имеющим своим предметом музыкальные и

музыкально-драматические произведения и произведения

изобразительного искусства (ст. ст. 18, 23, 24, 25 и 27 за-

кона об авторском праве РСФСР). Но до настоящего

времени нет утвержденных компетентными органами

типовых издательских договоров на музыкальные произ-

ведения и на произведения изобразительного искусства.

Требует урегулирования вопрос о ставках авторского

вознаграждения за воспроизведение в печати произведе-

-151-

ний изобразительного искусства, о нормах тиражей, о по-

рядке оплаты повторных изданий произведений изобра-

зительного искусства.

Авторское вознаграждение является типической фор-

мой оплаты труда писателя, художника и т.д. Но в

отдельных случаях возможно получение автором вместо

авторского вознаграждения заработной платы. Штатный

работник предприятия или учреждения, создающий в силу

возложенных на него трудовым договором обязанностей

то или иное произведение, получает заработную плату,

а не авторское вознаграждение. Таково положение штат-

ного сотрудника газеты, художника на текстильной фабри-

ке, архитектора архитектурно-проектной мастерской и т. д.

Специальное внимание должно быть уделено вопросу

вознаграждения за издание работ, выполненных в поряд-

ке служебного задания штатными работниками вузов

и научно-исследовательских учреждений. В 1936 г. этот

вопрос получил прямое разрешение в законе об авторском

праве Узбекской ССР. Согласно статье 14 этого закона

нахождение автора в штате учреждения не лишает его

авторского права на произведения его труда, созданные

им в порядке выполнения работ, предусмотренных трудо-

вым договором. Однако авторское вознаграждение он по-

лучает лишь в том случае, если это обусловлено специаль-

ным соглашением с нанимателем. В законах об авторском

праве других союзных республик аналогичных норм не

содержится. В РСФСР работы, выполненные штатными

работниками вузов и научно-исследовательских учрежде-

ний в порядке служебного задания, иногда при издании

оплачивались, иногда не оплачивались, В 1949 г. было

запрещено выплачивать авторский гонорар за научные

работы, выполненные сотрудниками научных учреждений

и высших учебных заведений в порядке служебного зада-

ния. На этой основе Президиумом Академии наук СССР

было установлено, что оплате авторским гонораром не

подлежат: а) рукописи, связанные с тематикой институ-

тов (лабораторий), подготовленные сотрудниками Акаде-

мии наук СССР в порядке выполнения плана их научно-

исследовательской работы или отдельных служебных

поручений; б) докторские и кандидатские диссертации,

подготовленные за время пребывания в аспирантуре

АН СССР, а также научные работы, выполненные в пла-

-152-

 новом порядке и затем защищенные в качестве диссерта-

ций; в) работы сотрудников АН СССР, публикуемые в

сериях трудов институтов Академии наук; г) специальные

малотиражные издания (узковедомственные бюллетени,

рефераты, тезисы научных докладов, инструкции и т. п.),

рассчитанные на узкий круг читателей и издающиеся в

порядке заказных изданий; д) труды и сборники материа-

лов научных сессий, конференций, совещаний и т. п. при

условии, если работа входит в круг обязанностей соста-

вителей (*1).

В связи с запрещением выплачивать авторский гоно-

рар за работы, выполненные научными сотрудниками в

порядке служебного задания, на практике возник ряд

вопросов, в частности вопрос, допустимо ли деление од-

ного и того же научного труда на две части, из которых

одна пишется научным работником в порядке служебного

задания, а другая - вне служебного задания, с оплатой

этой части авторским гонораром. В литературе на этот

вопрос был дан отрицательный ответ (*2). С этим нельзя

согласиться. Установленный в 1949 г. запрет выплаты

авторского вознаграждения распространяется только на

научные работы, выполненные в порядке служебного зада-

ния; но если научная работа, хотя бы в какой-то ее части,

была выполнена вне служебного задания, нет законных

оснований к отказу в выплате авторского вознаграждения.

Другим спорным вопросом является вопрос о допусти-

мости выплаты авторского вознаграждения при переиз-

дании научной работы, выполненной в порядке служеб-

ного задания. Вряд ли было бы правильным понять

указанное выше запрещение в том смысле, что оно имеет

в виду полностью лишить научного работника права на

авторское вознаграждение за использование его произве-

дения. Если считать, что смысл запрещения выплаты ав-

торского вознаграждения состоит в том, чтобы ограничить

возможность получения автором двойного вознагражде-

ния за выполненную работу (*3), то такой результат уже

достигается при издании научной работы. Поэтому, как

нам кажется, нет оснований к отказу в выплате авторского

(**1) См. В. В. Леман. Планирование и оперативный учет в

книжном издательстве. М., Изд-во <Искусство>, 1952, стр. 89.

(**2) Ci. там же, стр. 88.

(**3) См. там же.

-153-

вознаграждения при переиздании научной работы, выпол-

ненной в порядке служебного задания.

Распоряжением Совета Министров СССР от 21 июля

1954 г. издательствам было предоставлено право выпла-

чивать авторский гонорар научным работникам за напи-

санные ими в порядке служебного задания учебники в

пределах действующих ставок авторского гонорара, уста-

новленных соответствующими решениями Советов Мини-

стров союзных республик, причем выплата авторского

гонорара должна производиться после утверждения учеб-

ника соответствующими организациями и его издания (*1).

Выплачивается авторский гонорар и за научно-популяр-

ные работы, хотя бы и включенные в тематический план

работ данного учреждения. В связи с этим возникает

вопрос: если может выплачиваться авторское вознаграж-

дение при издании учебников и научно-популярной ли-

тературы, то почему же не должны оплачиваться при

издании авторским гонораром и другие виды научных ра-

бот, зачастую являющиеся более трудоемкими? Это не

должно, конечно, означать выплату авторского вознагра-

ждения в размере, установленном за издание произведе-

ний, написанных не в порядке служебного задания; в

данном случае можно было бы установить какой-то

процент от обычных ставок авторского гонорара. Уплата

авторского гонорара за издание произведений, выполнен-

ных штатными сотрудниками вузов и научно-исследова-

тельских учреждений, не должна, по нашему мнению,

ставиться в зависимость от тиража издания: выплата ав-

торского вознаграждения за использование произведения

не может обусловливаться хозяйственными соображе-

ниями издательства о выпуске произведения большим

или малым тиражом (*2).

(**1) См. Инструктивное письмо Министерства высшего образова-

ния СССР от 2 августа 1954 г. № И-62 (<Бюллетень Министерства

высшего образования>, 1954, № 9).

(**2) Согласно ст. 15 болгарского закона об авторском праве соот-

ветствующие органы, во исполнение служебных заданий которых

создано произведение, имеют право без согласия автора издавать

произведение в количестве по своему усмотрению с уплатой автору

соответствующего вознаграждения. Это право принадлежит соответ-

ствующему органу в течение двух лет со дня, когда произведение

им было принято. Аналогичное правило содержится в чехословац-

ком законе об авторском праве (п. 2,  19).

-154-

 Ранее мы указывали, что советское авторское право

строится на последовательном проведении принципа со-

четания интересов автора и всего социалистического об-

щества, с признанием ведущего значения за интересами

социалистического общества. Это положение имеет решаю-

щее значение и для определения действительного содер-

жания принадлежащего автору авторского права. Как

мы видели, закон предоставляет автору ряд правомочий,

дающих ему возможность весьма широкого использования

своего произведения. Но общество заинтересовано и в

наиболее широком распространении произведений лите-

ратуры, науки и искусства среди трудящихся, в развитии

социалистической культуры. В связи с этим закон уста-

навливает ряд случаев, когда использование чужого про-

изведения без согласия автора не считается нарушением

принадлежащих ему правомочий. Не следует при этом

забывать, что автор обычно творит на основе трудов своих

предшественников, черпает свои идеи, мысли в том об-

ществе, в котором он живет. Если сам автор имел воз-

можность этим пользоваться, то должна быть предостав-

лена такая же возможность в отношении созданного им

произведения и другим лицам (*1).

Случаи допустимого использования без предваритель-

ного согласия автора его произведения перечислены в

статье 9 <Основ> и в некоторых других нормативных

актах. Поэтому, чтобы установить действительное содер-

жание авторского права, следует рассматривать нормы,

закрепляющие за автором отдельные правомочия (ст.

ст. 7, 8 и др. <Основ>), в неразрывной связи с нормами,

выраженными в статье 9 <Основ> и в этих нормативных

актах.

Допуская в интересах общества возможность исполь-

зования чужого произведения без согласия автора, закон

в одних случаях предоставляет автору вознаграждение,

в других - нет. Это объясняется либо тем, что автор уже

получил достаточное вознаграждение за использование

его произведения, либо тем, что интересы общества тре-

(**1) См. объяснительную записку к проекту чехословацкого зако-

на об авторском праве (<Бюллетень чехословацкого права>, 1964,

№ 1, стр. 38).

-155-

буют предоставления возможности пользоваться произ-

ведением без уплаты автору вознаграждения.

К числу случаев, не признаваемых законом наруше-

нием авторского права, относится перевод чужого произ-

ведения на другой язык (п. <а> ст. 9 <Основ>).

Если автор опубликовал свое произведение, любое

лицо может перевести его на другой язык, не испрашивая

согласия автора. Таким образом, в СССР, о чем уже го-

ворилось выше, существует свобода перевода.

По договору гр. К. предоставил Госиздату Украины

исключительное право перевода его произведений и изда-

ния на украинском языке и получил аванс в размере

25% гонорара. От уплаты остальных сумм Госиздат от-

казался, ссылаясь на то, что по закону перевод чужого

произведения на другой язык не является нарушением

авторского права. Гр. К. предъявил Госиздату иск о взы-

скании с последнего недополученного им по договору го-

норара, а Госиздат, в свою очередь, предъявил встречный

иск о возврате гр. К. полученного им аванса. Суд признал,

что издательство <...могло и без договора с истцом сде-

лать перевод его произведения на украинский язык...>

Договор был признан недействительным, в иске гр. К.

было отказано, а встречный иск Госиздата был удовлет-

ворен. Гражданская кассационная коллегия Верховного

суда РСФСР оставила кассационную жалобу гр. К. без

последствий (*1).

Однако свобода перевода допускается только в отно-

шении уже опубликованных автором литературных про-

изведений. Это положение прямо не выражено в законе,

но вытекает из принадлежащего автору исключительного

права на выпуск произведения в свет (*2). Пока же произве-

дение не опубликовано (находится у автора в рукописи),

решение вопроса о переводе произведения на другой язык

может быть осуществлено только автором. Иное решение

вопроса могло бы значительно затронуть интересы автора.

Принцип свободы перевода следует сохранить и при

пересмотре советского законодательства об авторском

праве (*3).

(**1) <Судебная практика РСФСР>, 1927, № 11, стр. 7.

(**2) <Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 98.

(**3) Иначе решается этот вопрос в законодательстве стран народ-

ной демократии, предоставляющем автору право разрешать перевод

своего произведения на другой язык. См., например, ст. 3 польского

закона об авторском праве, ст. 4 болгарского закона об авторском

праве. Причиной тому, как можно предполагать, служит то, что

страны народной демократии не являются такими многонациональ-

ными государствами, как СССР.

-156-

Как уже выше указывалось, переводчик обладает

самостоятельным авторским правом на сделанный им

перевод. Автору перевода принадлежит тот же комплекс

правомочий, который принадлежит и автору оригинала

(ст. ст. 7, 18 и др. <Основ>), с теми же ограничениями,

которые установлены законом (ст. 9 <Основ>) в отноше-

нии автора оригинального произведения. Отсюда следует,

в частности, что автор перевода не вправе запретить дру-

гому лицу сделать, в свою очередь, перевод на другой

язык с его перевода, использовать перевод литературного

текста композитором для своего музыкального произведе-

ния, при отсутствии на это запрещения, объявленного

автором перевода, на каждом экземпляре своего перевода

(пп. <а> и <з> ст. 9 <Основ>), и др.

Но не следует допускать так называемого обратного

перевода, когда произведение переводится на другой

язык, а затем с этого языка переводится на язык ориги-

нала. Закон не считает нарушением авторского права

перевод чужого произведения на другой язык (п. <а> ст. 9

<Основ>); обратный же перевод является переводом на

язык оригинала, в таком случае за переводчиком не мо-

жет быть признано авторское право на перевод.

Хотя перевод является самостоятельным объектом

авторского права, он все же органически связан с ориги-

налом: ведь это только воспроизведение оригинала, хотя

и в другой форме. Но такое воспроизведение не должно

нарушать содержания и структуры произведения, с кото-

рого делается перевод. Автор оригинала, естественно,

заинтересован в том, чтобы перевод был на надлежащем

уровне.

В целях повышения качества переводов и обеспечения

интересов автора оригинала установлен ряд правил (*1). При

переводе произведения современного автора на какой-

либо язык издательство должно поставить его в извест-

ность, консультируясь с ним в необходимых случаях о том,

(**1) См. Инструкцию Министерства культуры СССР о подготовке

рукописи к изданию, утвержденную 13 мая 1955 г. (приказ № 280).

-157-

какой текст должен быть принят в качестве оригинала

для перевода. Для обеспечения высокого качества пере-

вода в случае необходимости должны выполняться проб-

ные переводы с тщательной оценкой их рецензентами и

редакторами. Рецензенты должны дать оценку не только

правильности передачи особенностей языка, с которого

делается перевод, но и литературного и научного качества

перевода; к рецензированию должны привлекаться лица,

знающие в совершенстве оба языка, а также экономику,

культуру и быт народа, с языка которого сделан перевод.

Сделанные переводы должны обсуждаться на редакцион-

ных советах издательств. При выпуске перевода на на-

циональный язык с русского или другого языка народов

СССР издательства должны обязательно указывать на

языке издания, а также на русском языке источник (на-

звание, издательство, год издания), с которого осущест-

вляется перевод. Такие же данные указываются на из-

дании, содержащем перевод произведений с языков

народов СССР, выпускаемых на русском языке.

Закон запрещает издательствам и зрелищным пред-

приятиям вносить изменения в заглавие произведения без

согласия автора, а после его смерти - без согласия на-

следников (ст. 18 <Основ>, ст. 28 закона об авторском

праве РСФСР). Это запрещение должно неукоснительно

соблюдаться и при издании переводов. При издании пере-

веденного произведения обязательно должен указываться

автор оригинала.

Разумеется, автор оригинала вправе при посредстве

печати и иным образом возражать против опубликования

переводов, искажающих содержание и смысл оригинала.

Следовало бы при пересмотре законодательства об автор-

ском праве предоставить автору оригинала в случаях особо

грубых искажений право требовать изъятия из продажи

изданного перевода.

В ряде союзных республик за последние годы установ-

лен порядок, по которому автор произведения, переведен-

ного на другой язык, имеет право на получение автор-

ского вознаграждения (гонорара) при издании перевода,

Так, например, в РСФСР при переводе на русский язык

литературных произведений, первоначально изданных

на одном из языков народов СССР, а также при перево-

дах с одного национального языка на другой автору

-158-

переводимого произведения уплачивается гонорар в раз-

мере 60% ставок, предусмотренных для соответствующего

рода произведений. При переводах литературных произ-

ведений с русского языка на языки народов СССР автору

переводимого произведения гонорар не выплачивается (*1).

Это правило закона должно способствовать широкому

ознакомлению народов СССР с произведениями русских

писателей. Но выплата в установленных законом случаях

гонорара автору оригинала не означает ограничения

принципа свободы перевода: любое лицо, владеющее со-

ответствующим языком, может перевести произведение,

не испрашивая согласия автора произведения. С установ-

лением выплаты автору оригинала гонорара расширилась

лишь возможность использования предоставленного ему

законом права на извлечение <законными способами иму-

щественных выгод> из созданного им произведения, но не

произошло сужение свободы перевода. В печати было

высказано пожелание (и к нему следует присоединиться)

о распространении действия вышеуказанных правил об

уплате гонорара автору переводимого литературно-худо-

жественного произведения и на переводы других видов

литературных произведений (научных работ, учебников

и т. д.) (*2).

Как в своем месте уже отмечалось, по своей юридиче-

ской природе перевод в большинстве случаев является

одной из форм переработки труда автора другим лицом (*3).

Но переработка произведения возможна и в других фор-

мах. Согласно пункту <б> статьи 9 <Основ> не считается

нарушением авторского права <пользование чужим про-

изведением для создания нового произведения, сущест-

венно от него отличающегося с тем, однако, что переделка

повествовательных произведений в драматические и ки-

носценарии и наоборот, а равно драматических произве-

дений в киносценарии и наоборот допускается лишь с

(**1) См. постановление Совета Министров РСФСР от 15 июля

1947 г. <Об авторском гонораре за литературно-художественные

произведения> (СП РСФСР, 1947, № 9. ст. 31, раздел VII).

(**2) В некоторых союзных республиках выплата гонорара автору

переводимого произведения производится не только за литературно-

 художественные, но и за научные работы (Грузинская, Эстонская

и др. республики).                                           

(**3) См. выше, гл. II, 2.

-159-

согласия автора или его правопреемников>. Таким обра-

зом, только в том случае, если использование чужого про-

изведения приводит к созданию другого произведения,

которое <существенно> отличается от использованного

произведения, нет нарушения авторского права.

Допускаемое законом использование чужого произве-

дения в целях создания нового произведения, существен-

но от него отличающегося, не затрагивает, как правило,

интересов автора оригинального произведения, но способ-

ствует общему развитию духовного творчества.

Специальное правило, установленное в отношении

переделок повествовательных произведений в драмати-

ческие и киносценарий и драматических произведений в

киносценарии и наоборот, объясняется большими трудно-

стями при переходе одного рода произведений в другой.

Интересы автора, его литературная репутация могут быть

серьезно затронуты от неудачной переделки произведения;

поэтому инсценировка произведения, его экранизация

возможны лишь с согласия автора. Закон допускает воз-

можность отказа автора дать согласие на указанную

переделку; в таких исключительных случаях разрешение

может быть дано Министерством культуры (в примеча-

нии 1 к статье 9 <Основ> говорится о Народном комисса-

риате просвещения республики, на территории которой

предполагается выпустить в свет переделку), с уплатой ав-

тору оригинала установленного гонорара. При согласии

автора на переделку его произведения другим лицом раз-

мер гонорара определяется соглашением сторон.

Пункт <б> статьи 9 <Основ> не ограничивает автора

в возможности давать разрешение на переделку произве-

дения нескольким лицам. Но, разумеется, давая разреше-

ние на переделку, автор должен сообщить инсцениров-

щику о том, что им уже дано разрешение на переделку

другому лицу или другим лицам. Не следует при этом

забывать, что, быть может, из всех этих инсценировок

только одна дойдет до зрителя. Но не будет вреда и в том

случае, если в разных театрах пойдут различные инсцени-

ровки одного и того же произведения. Окончательное

суждение о качестве этих инсценировок будет высказано

советским зрителем, чем и определится, какой из инсцени-

ровок обеспечено прочное место среди театральных по-

становок.

-160-

Запрещение без предварительного согласия автора

инсценировки и экранизации произведения относится

лишь к тем случаям, когда дело идет именно о переделке,

приспособлении данного произведения для сцены или

кино; аналогично решается вопрос и в случаях переделки

драматического произведения или киносценария в пове-

ствовательное произведение. Но возможны случаи, когда

пьеса или киносценарий были созданы только под влия-

нием какого-нибудь уже существующего произведения, но

с самостоятельной разработкой сюжета и всего хода

действия. В таких случаях следует руководствоваться

правилом пункта <б> статьи 9 <Основ>, по которому не

считается нарушением авторского права пользование

чужим произведением для создания нового произведения,

существенно от него отличающегося; в этих случаях нет

оснований требовать согласия автора оригинала (*1).

В интересах продвижения культурных ценностей в

массы допускаются без уплаты автору вознаграждения

заимствования из его изданных произведений. В этом

может быть в известной мере заинтересован и сам автор,

поскольку таким образом его произведение становится

известным широкому кругу лиц. Однако такие заимство-

вания допускаются только с соблюдением определенных

условий. Прежде всего это касается самого характера

допустимых заимствований. Закон говорит о помещении

небольших отрывков и даже полной перепечатке незначи-

тельных по размеру литературных и иных произведений,

а также незначительных по количеству снимков, рентге-

нограмм и т.д. в научных, политико-просветительных.

учебных сборниках и других научных произведениях

(п. <в> ст.. 9 <Основ>). В статье 5 закона об авторском

праве РСФСР дается объяснение тому, что считать не-

большими отрывками, перепечатка которых не считается

(**1) Польский закон об авторском праве устанавливает, что воз-

никновение авторского права на переработку чужого произведения

зависит от разрешения автора оригинала (зависимое авторское пра-

во) за исключением случаев, когда авторское право на оригинал пре-

кратилось. Разрешение утрачивает силу, если переработка не по-

явилась в течение пяти лет со дня разрешения. Однако произведе-

ние, обладающее чертами самостоятельного творчества, хотя бы

толчок к созданию его был дан чужим произведением, не считается

переработкой чужого произведения (ст. 3, 2 и 4).

-161-

нарушением прав автора; при этом устанавливается, что

если перепечатка произведена с превышением установлен-

ных норм, то автор имеет во всяком случае право на полу-

чение гонорара за всю перепечатку в целом, причем в слу-

чае, когда таковая перепечатка была произведена без его

согласия, за ним сохраняется право на возмещение убыт-

ков на общих основаниях (*1). Лимиты законных заимство-

ваний для других случаев в законодательстве РСФСР не

установлены.

Определенное решение этого вопроса в отношении

произведений изобразительного искусства дается в законе

об авторском праве УССР, содержащем норму, соглас-

но которой не считается нарушением авторского права

помещение одной репродукции с произведения изобрази-

тельного искусства данного автора; в сборниках и науч-

ных работах разрешается помещать не более трех репро-

дукций с произведений одного художника без его согла-

сия, но в этом случае художнику должен быть выплачен

авторский гонорар (*2).

При разрешенных законом заимствованиях во всяком

случае является обязательным указание автора и источ-

ника заимствования. Заимствования из чужих неиздан-

ных произведений допустимы только с согласия автора.

Закон разрешает композитору использовать для своего

музыкального произведения текст, заимствованный из

чужого литературного произведения, при отсутствии на

это запрещения, объявленного автором последнего на

каждом экземпляре своего произведения (п. <з> ст. 9

<Основ>). Эта норма имеет существенное значение для

развития тех видов музыкального творчества, в которых

музыка и литературный текст объединяются в одно целое,

особенно в отношении песенного творчества, высоко це-

нимого советским народом. Предоставленное компози-

тору право распространяется только на изданные произ-

ведения; использование же композитором неизданного

литературного текста возможно только с разрешения

автора.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 10 апреля

1929 г. разрешена передача по радио без уплаты авторам

(**1) См. далее, гл. VI.

(**2) СЗ УССР, 1929, № 7, ст. 55.

-162-

Вознаграждения исполняемых в театрах, концертных за-

лах, аудиториях и других публичных местах произведений

музыкальных, драматических,  музыкально-драматиче-

ских, лекций, докладов и т. п. (*1). В таких случаях освобож-

дение соответствующих организаций от уплаты автору

гонорара объясняется тем, что автор уже получил возна-

граждение за публичное исполнение или иное использо-

вание своего произведения.

В случае же, если произведение создано или перера-

ботано автором для передачи по радио или телевидению

по специальному заказу соответствующих организаций,

автору полагается вознаграждение. Возможны случаи,

когда публично исполняемое еще не изданное произведе-

ние записывается на пленку для дальнейшего его воспро-

изведения по радио; в этих случаях нет оснований отка-

зывать автору в уплате авторского вознаграждения.

Согласно пункту <к> статьи 9 <Основ>, не является на-

рушением авторского права <изображение произведений

живописи средствами ваяния и, наоборот, произведений

ваяния средствами живописи>. Поэтому художник не

вправе воспретить скульптору использовать картину для

создания скульптуры и, наоборот, скульптор не может

препятствовать художнику использовать скульптуру для

создания на ее основе картины, рисунка и т. д. В данном

случае дело идет о создании нового произведения, отно-

сящегося к другому роду искусства, для которого харак-

терны совершенно иные способы и техника работы (для

живописи - изображение предметов на поверхности кра-

сками, для скульптуры-изображение людей, предметов

из различных материалов: глины, мрамора, металла

и т. д., путем лепки, высекания, вырезания и т. д.). В та-

ком случае всегда имеет место наличие элементов твор-

чества, в результате чего возникает самостоятельное

произведение, новый, охраняемый законом объект автор-

ского права (*2). Другое дело, когда имеет место использова-

ние чужого произведения в пределах одного и того же рода

искусства (например скульптура, исполненная в гипсе,

воспроизводится другим лицом в пластилине). В таких

(**1) См. СЗ СССР, 1929, № 26, ст. 230. Аналогично решается на

практике этот вопрос и в отношении телевизионных передач.

(**2) П. <к> ст. 9 <Основ> по существу является частным случаем,

предусмотренным первой частью п. <б> ст. 9 <Основ>.

-163-

случаях может получиться простое повторение, и тогда

не возникнет самостоятельного объекта авторского права;

но при наличии элементов творчества может возникнуть

и новое произведение, существенно отличающееся от ори-

гинала (в последнем случае возникнет самостоятельный

объект авторского права).

Действующее законодательство не регулирует того

случая, когда произведение изобразительного искусства

снимается фотографом не для личного пользования, а в

целях репродуцирования и распространения без получе-

ния предварительного согласия художника, а такие слу-

чаи на практике возможны. Как правильно отмечалось в

литературе (*1), в том случае, когда у художника и фотогра-

фа различные творческие характеры, произведение изо-

бразительного искусства может пострадать, даже если

фотограф является мастером высшего класса. Поэтому

нельзя разрешать использование в фотографии произве-

дения изобразительного искусства без согласия автора

оригинала, если имеется в виду использование фотогра-

фии в целях ее репродуцирования и распространения; с

другой стороны, не должно быть разрешено использова-

ние произведения фотоискусства в живописи без согласия

автора фотографии.

Во всех случаях использования чужого произведения

изобразительного искусства, разумеется, должно быть

указано имя автора оригинала.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 23 ноября

1930 г.(*2) было установлено, что по договорам с авторами

о сдаче им работ по составлению всякого рода проектов,

архитектурных, инженерных и иных технических планов,

чертежей и рисунков заказчики имеют право, если в до-

говоре не установлены иные условия, без дополнительного

вознаграждения неограниченно использовать эти про-

екты, планы, чертежи и рисунки для своих нужд, а также

переуступать их третьим лицам и воспроизводить в пе-

чати. Впоследствии сдача государственными организа-

циями отдельным лицам работ по составлению проектов

и смет по всем видам капитального строительства была

воспрещена (постановление СНК СССР от 10 мая

(**1) См <Социалистическая законность>, 1938, № 1, стр. 75.

(**2) СЗ СССР, 1930, № 58, ст. 613.

-164-

1939 г. (*1)). Вследствие этого сфера применения постанов-

ления ЦИК и СНК от 23 ноября 1930 г. весьма сузилась.

В настоящее время архитектурные произведения создают-

ся обычно в архитектурно-проектных мастерских и в иных

архитектурных организациях, работники которых выпол-

няют работу на основе существующих у них с данной

организацией трудовых договоров. В таких случаях, по

общему правилу, право распоряжения архитектурным

произведением полностью переходит к соответствующей

организации, которая должна считаться субъектом произ-

водного авторского права. Но все же авторское право

переходит к ней не в полном объеме: автор архитектур-

ного произведения вправе и в этих случаях требовать

указания его имени на существующем проекте, плане,

чертеже. Таким образом, право авторства за ним сохра-

няется. Сохраняется за автором в известной мере и право

на целостность и неприкосновенность созданного им про-

изведения. По существующим правилам, в целях повыше-

ния качества строительства и его лучшей организации

устанавливается  авторский надзор за строительством (*2).

От установления авторского надзора за строительством

не могут уклоняться ни заказчик, для которого возводится

строение или иное сооружение, ни проектная организация,

разработавшая принятый к осуществлению проект, ни

строительная организация, осуществляющая проект строи-

тельства в натуре. Авторский надзор за строительством

проводится соответствующей проектной организацией,

разработавшей проект, а непосредственно осуществляется

автором проекта при участии составителей отдельных

частей проекта данного строения или сооружения (архи-

тектора, инженера-конструктора и др.). Никакие измене-

ния утвержденного проекта в процессе стройки без согла-

сования с автором проекта не допускаются. Эти меры,

конечно, направлены в первую очередь на обеспечение

качества и лучшей организации строительства, но они

(**1) СП СССР, 1939, № 31, ст. 214.

(**2) См. Положение об авторском надзоре за строительством в

г. Москве, утвержденное решением исполкома Моссовета от

11 ноября 1940 г. во исполнение постановления СНК СССР от

26 февраля 1933 г. <Об улучшении проектного и сметного дела и об

упорядочении финансирования строительства> (СЗ СССР, 1933. № 9,

ст. 58). <Бюллетень Исполнительного Комитета Московского Город-

ского Совета депутатов трудящихся>, 1940, № 34.

-165-

охраняют и право автора проекта на целостность и непри-

косновенность архитектурного произведения.

Закон не считает нарушением авторского права поме-

щение всякого рода произведений на публичной выставке,

за исключением тех произведений, публичное выставле-

ние которых запрещено автором (п. <м> ст. 9 <Основ>).

В данном случае имеются в виду, главным образом, про-

изведения изобразительного искусства, которые каждое

лицо, являющееся обладателем того или иного произве-

дения, вправе экспонировать на публичной выставке. Если

средством ознакомления общества с литературным про-

изведением является обычно его издание, то одним из

средств ознакомления общества с произведением изобра-

зительного искусства является его экспонирование на

публичной выставке. Но в наиболее широком ознакомле-

нии общества с их произведениями заинтересованы и сами

художники. Поэтому предоставление такого права облада-

телю произведения изобразительного искусства по суще-

ству не противоречит интересам автора. Если же по тем

или иным причинам художник все же не пожелает, чтобы

его произведение было помещено на публичной выставке,

он может сделать об этом специальную оговорку в до-

говоре, по которому он передал свое произведение (кар-

тину, рисунок и т. п.) другому лицу. На практике, однако,

авторы не пользуются предоставленным им правом.

Закон не считает нарушением авторского права снятие

копии с чужого произведения для личного потребления

(п. <о> ст. 9 <Основ>). Этот случай закон не считает

нарушением авторского права создателя произведения.

Действительно, интересы автора не могут пострадать,

если кто-нибудь не в целях распространения, а для лич-

ного пользования сделает копию с чужого произведения

(например, скопирует рисунок, чертеж и т.д.). В интере-

сах авторов произведений изобразительных искусств и

фотографических произведений закон запрещает поме-

щение на копни подписи или монограммы автора подлин-

ника, чтобы устранить возможность смешения копии с

подлинником.

Однако термин <для личного потребления> не отли-

чается достаточной ясностью. Следует ли считать, что

сделанной копией может пользоваться только то лицо,

которое его сделало? Или же пользоваться этой копией

-166-

могут и какие-то другие лица, хотя, быть может, круг

этих лиц будет весьма ограниченным? Закон не дает в

этом отношении каких-либо разъяснений, и нет оснований

к расширительному применению этой нормы. Под личным

потреблением следует понимать пользование для удовле-

творения личных потребностей лица, сделавшего копию,

и, кроме того, быть может, еще членов его семьи. Но нель-

зя считать личным потреблением, например, снятие дири-

жером оркестра копии с партитуры музыкального произ-

ведения в целях его публичного исполнения. Для приме-

нения пункта <о> статьи 9 <Основ> не безразличен

должен быть и способ снятия копии. В отношении произ-

ведений скульптуры в пункте <о> статьи 9 <Основ> прямо

указывается, что снятие с них копий средствами механи-

чески-контактного копирования не допускается. Отсюда

следует сделать вывод, что закон не считает нарушением

авторского права скульптора снятие копии ручным спосо-

бом. Этот вывод должен найти применение и в отношении

других видов произведений. Когда утверждались <Осно-

вы>, законодатель имел в виду сравнительно редкие слу-

чаи снятия копии с произведения, сделанного от руки, не

механическим способом. Это не могло принести ущерба

автору, если учитывать также и весьма узкий круг лиц,

которые могли бы пользоваться копией. Совершенно дру-

гое положение получается, когда произведение воспроиз-

водится механическим способом, например при посредстве

фотографии или магнитофона. Представляется очевидным,

что такой способ воспроизведения дает возможность

широкому кругу лиц делать копии с произведения и поль-

зоваться ими, что, естественно, может весьма чувстви-

тельно затронуть интересы автора, а при известных усло-

виях и интересы организаций, осуществляющих воспроиз-

ведение и распространение произведения путем записи

его на граммофонную пластинку, передачи по радио.

-Поэтому мы считали бы необходимым ограничить при-

менение пункта <о> статьи 9 <Основ> только случаями

снятия копии с чужого произведения от руки (*1).

В интересах общества закон не признает нарушением

авторского права и некоторые другие случаи использова-

ния чужого произведения.

(**1) Снятие копии на пишущей машинке относится к случаям сня-

тия копии от руки.

-167-

4.3. Формы и способы использования

авторских прав

Свои права на выпуск произведения в свет, на его

воспроизведение и распространение автор обычно осу-

ществляет через состоящие на хозяйственном расчете со-

циалистические организации, преследующие цели содей-

ствия коммунистическому воспитанию и просвещению тру-

дящихся, повышению их культурного уровня. Такими

организациями, как правило, являются государственные,

кооперативные и другие общественные издательства, зре-

лищные предприятия, киностудии, организации по радио-

вещанию и телевидению и др. Роль указанных социали-

стических организаций чрезвычайно велика. Они не толь-

ко знакомят общество с созданными авторами произведе-

ниями, но и выполняют важную роль в отборе и оценке

поступающих к ним работ, стремясь выпускать в свет

только идейно полноценные произведения высокого науч-

ного и художественного качества.

В настоящее время в СССР основной правовой фор-

мой, опосредствующей отношения между авторами и

социалистическими организациями по реализации при-

надлежащих автору авторских прав, является договор.

В отдельных случаях применяется и внедоговорная форма

использования авторского права. Применение той или

иной формы использования авторского права определяет-

ся характером объекта авторского права и способом его ис-

пользования. Так, например, воспроизведение и распро-

странение произведений художественной литературы и на-

учных произведений осуществляется главным образом при

посредстве издательского договора, заключаемого автором

с издательством; воспроизведение же музыкальных про-

изведений не требует, как правило, заключения договора.

Договоры социалистических   организаций   (изда-

тельств, зрелищных предприятий, киностудий и т.д.) с ав-

торами обычно заключаются на основе и во исполнение

утвержденных тематических планов этих организаций.

Но планы социалистических организаций не только

являются основанием к вступлению их с авторами в

договорные отношения. Утвержденным планам социали-

стических организаций должны соответствовать и уста-

навливаемые договорами сроки представления авторами

-168-

произведений, сроки выпуска их в свет и т. д. Устанавли-

вая требования, которым должно отвечать произведение

по своей идейной направленности и содержанию, а также

конкретные права и обязанности сторон и подкрепляя

выполнение сторонами принятых на себя обязанностей

соответствующими санкциями, эти договоры способствуют

своевременному выпуску в свет полноценных в научном

и художественном отношении произведений.

В статье 16 <Основ> указывается, что <авторское

право в части или в целом может быть отчуждаемо по

издательскому договору, завещанию или иным законным

способом>. Оставляя пока в стороне вопрос о завещании

авторского права (*1), остановимся на <отчуждении> автор-

ского права. Надо отметить, что формулировка закона,

допускающая <отчуждение> авторского права, вызвала у

советских юристов большие сомнения. Возможен ли во-

обще договор об <отчуждении> авторского права и при-

том <в целом>, поскольку под отчуждением обычно

понимается не ограниченная какими-либо условиями и

сроком передача (уступка) права, принадлежащего одно-

му лицу, другому лицу. В связи с этим необходимо, прежде

всего, отметить невыдержанность терминологии <Основ>.

В той же статье 16 <Основ> далее говорится о договоре

<об уступке> авторского права. Тот же термин приме-

няется и в пункте <в> статьи 17 <Основ>. Вообще же

статья 17 <Основ>, относящая установление норм, регу-

лирующих издательский и постановочный договоры, к

компетенции союзных республик, предопределяет, что

эти нормы должны предусматривать предельные сроки

действия таких договоров. Следовательно, сами <Основы>

устанавливают, что под отчуждением авторского права по

этим договорам надо понимать уступку авторского права

на определенный срок (*2).

Дальнейшее раскрытие термина <отчуждение> было

дано законодательством союзных республик. В частности,

статьей 17 закона об авторском праве РСФСР было

установлено, что отчуждение издательством правомочий,

(**1) См. далее., гл. V.

(**2) Что касается <отчуждения> авторского права по завещанию,

то, как это будет показано далее (см. гл. V), авторское право в це-

лом перейти по завещанию к наследникам не может; некоторые

правомочия автора по наследству вообще не переходят,

-1б9-

вытекающих из авторского права, допускается не иначе,

как по издательскому договору, т. е. договору, в силу

которого автор уступает на определенный срок исключи-

тельное право на издание произведения. Таким образом,

по издательскому договору, во-первых, <отчуждается> не

все авторское право в целом, а только отдельные право-

мочия и притом такие, которые необходимы для издания

произведения, и, во-вторых, такое <отчуждение> допу-

скается лишь на определенный срок. Аналогично решает-

ся и вопрос об <отчуждении> авторского права на поста-

новку и публичное исполнение произведения статьями 30

и 32 закона об авторском праве РСФСР. Отсюда следует

заключить, что хотя в статье 16 <Основ> указывается на

возможность отчуждения авторского права в целом, в

действительности же при издательских и постановочных

договорах речь может идти только об уступке (передаче)

на определенный срок осуществления некоторых принад-

лежащих автору правомочий. По такому пути пошла

также практика заключения других договоров об исполь-

зовании авторского права.

Но в опубликованной судебной практике имеется одно

определение Судебной коллегии по гражданским делам

Верховного суда СССР, которое дает основания сделать

вывод, что Верховный суд СССР допускает возможность

отчуждения авторского права в целом (дело по иску

Управления по охране авторских прав к Институту языка

и литературы Азербайджанского филиала Академии наук

СССР (Азфан). Судебная коллегия по гражданским

делам Верховного суда СССР, рассматривавшая это дело

по протесту Председателя Верховного суда СССР, призна-

ла, что по действующему законодательству об авторском

праве личные права авторов неотчуждаемы. Что же ка-

сается имущественных прав граждан, являющихся авто-

рами, то закон допускает их отчуждение в части или

целом. Судебная коллегия признала также, что отчужде-

ние переводчиками принадлежащих им авторских прав не

по издательскому договору на срок, а в полную собствен-

ность Азфана не находится в противоречии с действую-

щим законодательством (*1).

(**1) См. <Сборник постановлений Пленума и определений колле-

гий Верховного суда СССР 1940 год>. М., Юриздат, 1941, стр. 283-

-284.

-170-

Таким образом, Судебная коллегия пришла к выводу,

что <имущественные права> автора (значит, все же не

все авторское право в целом) могут быть <отчуждены>

полностью и притом даже в собственность. Термин <соб-

ственность> к авторскому праву, конечно, не применим.

Но дело не в этом. Вопрос идет о том, допустима ли во-

обще по действующему праву уступка принадлежащих

автору правомочий не на срок, а бессрочно, и притом без

установления точного объема уступаемых автором пра-

вомочий? Выше уже отмечалось, что как <Основы>, так и

республиканское законодательство и договорная практика

понимают под уступкой (отчуждением) авторского права

только уступку отдельных правомочий и притом на опре-

деленный срок. Как указывалось в литературе, каждый

договор может предусматривать предоставление права

использовать произведение лишь определенным образом;

в советском праве универсального договора на предостав-

ление контрагенту всех без исключения авторских право-

мочий быть не может. Такой договор нельзя отнести к

<законным способам отчуждения авторского права>, ибо

его условия неизбежно противоречат основным принци-

пам советского права и законам о твердых ставках автор-

ского гонорара и предельных нормах тиража (*1). По изло-

женным соображениям приведенное определение Судеб-

ной коллегии по гражданским делам Верховного суда

СССР не может быть признано правильным.

Исключается по советскому праву возможность уступ-

ки автором по договору произведений, им еще не

созданных, что могло бы повести к недопустимому

ограничению творческой деятельности автора и свободы

распоряжения создаваемыми им произведениями (*2).

Законодательство об авторском праве предусматри-

вает только два вида договоров об уступке авторских пра-

(**1) А. И. Ваксберг. Основные черты издательского договора

по советскому гражданскому праву (<Уч. зап. ВИЮН>, вып. 3.-М.,

Госюриздат, 1955. стр. 121).

(**2) Практика дореволюционной России до издания закона об

авторском праве 1911 г. допускала возможность <продажи> автором

издателю не только уже существовавших, но и еще не написанных

произведений. Широко известна продажа А. П. Чеховым своих про-

изведений книгоиздателю А. Марксу. Чехов писал, что сочинения его

<опошлены... как товар> (А. П. Чехов. Полн. собр. соч., т. XX.

М., ГИХЛ, 1951, стр. 14).

-171-

вомочий: а) издательский договор и б) постановочный

договор (ст. 17 <Основ>, ст. ст. 17-27, 29-44 закона об

авторском праве РСФСР). Однако на практике приме-

няется и ряд других договоров. Так, из постановочного

договора выделился и развился в самостоятельный вид

сценарный договор. Особым видом договора является

договор, которым автор дает разрешение другому лицу

на переделку повествовательного произведения в драма-

тическое или киносценарий или наоборот. Существуют

обладающие рядом специфических особенностей догово-

ры, предметом которых являются произведения изобра-

зительного искусства. Появились новые виды догово-

ров - договоры авторов с организациями по радиовеща-

нию и телевидению, механической записи и др. Таким

образом, количество видов договоров, заключаемых ав-

торами с социалистическими организациями и направлен-

ных на реализацию принадлежащих авторам авторских

прав, по мере развития новых способов воспроизведения

и распространения произведения имеет тенденцию к уве-

личению.

Статьей 26 закона об авторском праве РСФСР на

Наркомпрос и Наркомторг РСФСР была возложена обя-

занность утвердить типовой (нормальный) издательский

договор на литературные произведения. Такой типовой

издательский договор был утвержден в РСФСР в 1929 г.(*1).

Типовые издательские договоры имеются и в других союз-

ных республиках (УССР, Узбекской ССР и др.). В 1956 г.

Министерством культуры СССР утверждены типовой по-

становочный договор (на неопубликованное драматиче-

ское произведение) и новый типовой сценарный договор

для художественных фильмов(*2). По своей юридической

природе типовые договоры являются нормативными

актами.

Согласно части 2 статьи 26 закона об авторском пра-

ве РСФСР, сформулированной под несомненным влияни-

(**1) См. Л. М. Азов и С. А. Шацилло. Авторское право

на литературные произведения. М., Госюриздат, 1953, стр. 48.

(**2) Имеются еще типовой сценарный договор для документальных

и видовых фильмов, утвержденный в 1950 г., и типовой сценарный

договор для научно-популярных и учебных фильмов, утвержденный

в 1962 г.

-172-

ем статьи 28 Кодекса законов о труде РСФСР, <издатель-

ский договор может содержать условия, не предусмотрен-

ные или не совпадающие с типовым договором. Однако

условия и оговорки, клонящиеся к ухудшению положе-

ния автора сравнительно с условиями типового договора,

признаются не имеющими силы, а устанавливаемые ими

права и .обязанности сторон в этих случаях определяют-

ся применительно к соответствующим статьям типового

договора>. Норма статьи 26 закона об авторском праве

РСФСР имеет императивный характер. Поэтому, если

даже автор и согласился на менее выгодные для себя

условия, нежели это предусмотрено в типовом издатель-

ском договоре, эти условия не будут иметь законной си-

лы, и должны применяться соответствующие положения

типового издательского договора.

Примером в этом отношении может служить дело по

иску И. Ф. Аргира и В. А. Махина к издательству <Маш-

гиз>. При рассмотрении этого дела возник, в частности,

вопрос о праве авторов на удержание полученных ими

25% авторского гонорара, хотя в издательском договоре

выплата 25% аванса не была предусмотрена; работа же

была отклонена издательством по непригодности. В сво-

ем протесте в судебную коллегию по гражданским делам

Верховного суда СССР на решение народного суда и

Московского городского суда Генеральный Прокурор

СССР признал неправильным <указание Московского

городского суда о том, что 25% авторского гонорара не

должны быть выплачены авторам, поскольку при заклю-

чении договора это не было оговорено>. Ссылаясь на ста-

тью 26 закона об авторском праве РСФСР, Генеральный

Прокурор СССР указал, что <согласно пункту 9 типового

договора авторы имеют право на получение от издатель-

ства аванса, так как не установлено недобросовестности

авторов в исполнении труда, и поэтому аванс возврату не

подлежит> (*1). Судебная коллегия, согласившись с мотива-

ми протеста, отменила решение народного суда и опреде-

ление Московского городского суда и передала дело на

новое рассмотрение.

Нормы типового издательского договора должны при-

меняться и в тех случаях, когда по тем или иным причи-

(**1) <Социалистическая законность>, 1954, № 2, стр. 89, 90.

-173-

iai стороны не предусмотрели в заключенном ими до-

говоре всех необходимых условий.

Как полностью обеспечивающая интересы автора, нор-

ма статьи 26 закона об авторском праве должна быть со-

хранена и при пересмотре законодательства об авторском

праве. Практика применяет норму статьи 26 закона об ав-

торском праве РСФСР в отношении не только издатель-

ских договоров на литературные произведения, но и дру-

гих видов авторских договоров (постановочного, сценар-

ного). Это положение также должно быть закреплено в

законе при пересмотре законодательства об авторском

праве.

Несмотря на ряд довольно существенных отличий,

имеющихся между отдельными договорами об уступке ав-

торских правомочий, у них есть и некоторые общие черты,

позволяющие объединить их в одну группу договоров. Все

эти договоры ставят своей целью ознакомление общества с

созданными авторами произведениями, содействуют реали-

зации принадлежащих авторам прав по использованию

произведений. За последнее время некоторые цивилисты

стали объединять эти договоры в одну группу под общим

наименованием <авторских договоров> (*1).  Как правильно

отмечалось в литературе, понятие авторского договора

как единого договорного типа имеет несомненное практи-

ческое значение, так как дает возможность применять от-

дельные нормы типовых Договоров к авторским право-

отношениям, не нашедшим подробной регламентации

посредством типовых договорных форм (*2). Конкретно во-

прос идет о применении отдельных положений типового

издательского договора на литературные произведения к

издательским договорам на другие виды произведений, в

отношении которых до сих пор еще не утверждены типо-

вые издательские договоры (произведения музыкальные,

произведения изобразительных искусств). Примером при-

менения норм типового издательского договора на литера-

турные произведения к другим видам издательских догово-

(**1) Г. М. Танин. Договор художественного заказа (<Совет-

ское государство и право>, 1948, № 2, стр. 70).

(**2) См. И. А. Грингольц. Права автора сценического про-

изведения в СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 14;

А И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского авторского пра-

ва (<Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 41).

-174-

ров является известное дело фотографа Пастера, обязав-

шегося по договору с редакционно-издательским бюро

Горвнуторга изготовить для издания юбилейного альбома

300 фотографий, отображающих достижения советской

торговли. В связи с отказом бюро от договора ввиду рас-

поряжения вышестоящих органов о прекращении работ по

выпуску альбома и требованием о возврате полученного

гр. Пастером аванса возник судебный спор. В определении

по этому делу Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного суда СССР, ссылаясь на статьи 17 и 26 закона

об авторском праве РСФСР, признала, что спор должен

быть разрешен в соответствии с типовым издательским

договором, утвержденным 13 апреля 1929 г.(*1). Таким об-

разом, Судебная коллегия признала возможным приме-

нить нормы типового издательского договора к издатель-

скому договору на фотографические произведения.

На практике издательства применяют основные поло-

жения типового издательского договора на литературные

произведения к издательским договорам на музыкаль-

ные произведения и на произведения изобразительных

искусств.

Не имеет значения, как сами стороны квалифицируют

заключенный между ними договор. В деле гр. Пастера,

например, стороны назвали его трудовым соглашением.

Судебная коллегия признала, что наименование договора

самими сторонами, если это наименование противоречит

его внутреннему содержанию, не имеет значения для дела.

Поэтому, если из договора можно усмотреть, что по своим

целям и содержанию он рассчитан на установление автор-

ских отношений, к нему должны применяться нормы автор-

ского права, хотя бы стороны и наименовали соответствую-

щий договор трудовым.

Практика показывает, что суды нередко рассматривают

отношения издательств с авторами как вытекающие из

издательского договора, хотя эти отношения были офор-

млены трудовыми соглашениями. В работе В. А. Кабатова

в качестве примера приводится такое дело. По трудовому

соглашению художник Бехтеев обязался выполнить для

издательства <Молодая Гвардия> работы по художествен-

ному оформлению романа Сизовой <Наш великий ученый>

(**1) См. <Советская юстиция>, 1939, № 19-20, стр. 62.

-175-

(<Молодой Ломоносов>). Никакого тиража первого из-

дания, а также порядка оплаты за повторные издания в

договоре не устанавливалось. При повторном издании

книги возник вопрос о выплате художнику Бехтееву автор-

ского гонорара. Так как издательство отказалось уплатить

художнику вознаграждение за повторное издание, послед-

ним был предъявлен в суд иск. Народный суд признал, что

художник Бехтеев создал для ответчика в книге <Молодой

Ломоносов> иллюстрации, которые несомненно представ-

ляют собой объект авторского права. Поэтому ответчик не

имеет права переиздавать указанные рисунки без письмен-

ного согласия автора. Доводы ответчика, что их взаимо-

отношения с автором регулируются трудовым, а не автор-

ским правом, являются неосновательными и прямо проти-

воречат статье 4 <Основ авторского права> (*1).

Не имея возможности в рамках настоящей работы

остановиться на рассмотрении отдельных видов авторских

договоров, мы ограничимся только их общей характери-

стикой.

Сторонами в авторском договоре являются автор и со-

ответствующая социалистическая организация (издатель-

ство, зрелищное предприятие, киностудия и т. д.), дей-

ствующая в пределах своей специальной правоспособности

и на основании своего тематического плана (*2).

В силу договора, заключенного автором с социалисти-

ческой организацией, он передает (уступает) последней

(**1) См. В. А. Кабатов. Советское авторское право на произ-

ведения изобразительного искусства. Канд. диссерт. М., 1954,

стр. 166-167.

(**2) На практике договоры на издание работ заключаются иногда

не самими авторами, а организациями, с которыми авторы состоят

в трудовых отношениях: научно-исследовательскими институтами,

высшими учебными заведениями и т. п. (например договоры на из-

дание <Научных трудов>). Но тем не менее такие договоры следует

считать авторскими. Независимо от того, что данный труд был под-

готовлен к печати научно-исследовательским институтом или какой-

либо иной организацией, правовые отношения из таких договоров

все же возникают непосредственно между авторами и издательством,

Поэтому издательство вправе, в частности, требовать в случае не-

обходимости от автора (а не от организации) доработки произведе-

ния, автор же вправе требовать, чтобы издательство без его согласия

не вносило каких-либо изменений и дополнений в произведение,

а если произведение было создано не в порядке служебного зада-

ния, - то и уплаты авторского гонорара.

-176-

часть принадлежащих ему правомочий, необходимых для

выпуска произведения в свет (*1), принимая на себя в то же

время ряд обязанностей, направленных на представление

своему контрагенту в установленные сроки произведения,

отвечающего необходимым требованиям идеологического

порядка и условиям договора; социалистическая же орга-

низация принимает на себя обязанность дать оценку этому

произведению и, в случае соответствия его указанным тре-

бованиям и условиям договора, осуществить необходимые

мероприятия по выпуску произведения в свет и уплатить

авторский гонорар. При посредстве авторского договора

автор, таким образом, реализует и принадлежащее ему

право на извлечение законными способами <имуществен-

ной выгоды>.

Характер и объем уступаемых автором по авторскому

договору правомочий зависят от цели договора. При за-

ключении авторского договора на издание произведения

(издательского договора) автор уступает издательству на

известный срок право на издание произведения; этим он

ограничивает себя на все время действия договора в вы-

пуске в свет своего труда, но сохраняет ряд других право-

мочий, например право переделки своего произведения и

др. Заключив договор на постановку и публичное испол-

нение неизданного драматического произведения, он сохра-

няет свои другие правомочия, в частности право на из-

дание своего произведения, и т. д.

Авторский договор строится на началах взаимного со-

трудничества автора и социалистической организации, так

(**1) Согласно типовому издательскому договору РСФСР, автор

передает издательству исключительное право на издание и переиз-

дание своего труда (п. 1). По типовому сценарному договору для

художественных фильмов автор обязуется написать литературный

сценарий и предоставляет студии право постановки по нему фильма

(п. 1). Эти формулировки соответствуют закону. Иная формулировка

дана в типовом постановочном договоре, где сказано, что автор обя-

зуется представить театру пьесу, либретто и т. п. и разрешить

театру первую постановку и публичное исполнение указанного про-

изведения (п. 1). Последняя формулировка не находит опоры в дей-

ствующем законодательстве. Представляется несколько странным,

что Министерство культуры СССР, утвердившее почти одновременно

(22 февраля и 24 марта 1956 г.) типовой сценарный и типовой по-

становочный договоры, допустило такую разницу в формулировках

по аналогичному вопросу.

-177-

 

eae обе стороны в одинаковой мере заинтересованы в ско-

рейшей передаче в пользование общества полноценного в

идейном и художественном отношении произведения. Од-

нако обязанности автора не исчерпываются передачей ор-

ганизации соответствующих правомочий. Автор обязывает-

ся также принимать активное участие вместе с организа-

цией в подготовке издания, постановке или ином использо-

вании произведения. За невыполнение своих обязанностей

автор несет не только гражданско-правовую ответствен-

ность перед своим контрагентом, но и моральную ответ-

ственность перед обществом и государством. С другой

стороны, и принимаемые на себя соответствующей органи-

зацией обязанности по выпуску произведения в свет яв-

ляются не только обязанностями перед своим контрагентом

по договору - автором, по и обязанностями перед государ-

ством, вытекающими из задач культурно-воспитательной

работы, поставленных перед данной организацией Ком-

мунистической партией и государством.

Небезынтересным является вопрос о правовой приро-

де авторского договора. До последнего времени не вызы-

вало сомнений, что в соответствии с законом по авторско-

му договору автор передает (уступает) соответствующей

организации принадлежащее ему исключительное право

на воспроизведение и распространение произведения пу-

тем его издания, публичной постановки и т. д. (ст. ст. 7,

14, 15, 17 <Основ>, ст. ст. 17, 18, 20, 24, 30 и др. закона об

авторском праве РСФСР). Но вот И. А. Грингольцем бы-

ло высказано мнение, что, передавая свое произведение

социалистической организации, автор только реализует

принадлежащее ему личное право на выпуск произведе-

ния в свет (*1). А. И. Ваксберг пишет, что по договору автор

предоставляет своему контрагенту право (т. е. раз-

решает) опубликовать произведение (*2). Наконец, примени-

тельно к издательскому договору, М. И. Никитина утвер-

ждает, что издание и распространение произведения вхо-

дит в круг специальной правоспособности социалистиче-

ских издательств. Но издательства могут осуществлять

эти действия лишь с разрешения авторов произведений.

(**1) И. А. Г ринг о ль ц. Права автора сценического произведе-

ния в СССР. Канд. диссерт. М., 1953, стр. 67.

(**2) А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского авторского

права (<Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 40).

-178-.

Автор не уступает издательству права на издание произ-

ведения и не отчуждает его, а лишь разрешает издатель-

ству издавать произведение в течение определенного вре-

мени и распространять его в социалистическом обществе.

Разрешение это, по взгляду М. И. Никитиной, дается в

форме издательского договора и является юридическим

фактом, порождающим у издательства право на издание

произведения (*1).

Итак, согласно новой юридической конструкции по ав-

торскому договору автор не передает своего права социа-

листической организации, а лишь разрешает издательству

издавать произведение, зрелищному предприятию - осу-

ществлять публичную постановку произведения и т.д. Со-

циалистическая же организация совершает эти действия в

силу принадлежащей ей специальной правоспособности:

издательство вправе издавать книги, журналы; зрелищное

предприятие - ставить пьесы; киностудия - выпускать

кинофильмы и т. д. Авторы указанной юридической кон-

струкции исходят, повидимому, из того, что если в услови-

ях социалистического общества автор нс может стать соб-

ственником типографии, книготоргового предприятия

и т. п., то он не может и обладать правом на воспроизве-

дение и распространение произведения в его различных

формах (издания, публичной постановки и т. д.). Конечно,

автор, как и любой другой гражданин СССР, не может за-

ниматься предпринимательской деятельностью. Но дело

совсем не в этом. В силу принадлежащей социалистической

организации специальной правоспособности, она действи-

тельно вправе совершать указанные выше действия. Но

для того чтобы издать конкретное произведение, одной

специальной правоспособности недостаточно. Для того

чтобы издательство выпустило в свет произведение, будет

также недостаточно, если автор даст разрешение на его

Издание. Разрешение автора плюс специальная правоспо-

собность издательства -такой состав фактов еще не дает

издательству права на издание конкретного произведе-

ния, не устанавливает взаимных прав и обязанностей сто-

рон. Специальная правоспособность издательства означа-

(*1) М. И. Никитина. Издательский договор на литературное

произведение в советском авторском праве. Автореф. канд. диссерт.

М., 1954, стр. 6.

-179-

ет, что издательству предоставлено право издавать книги,

но для того чтобы издательство смогло выпустить данную

книгу, требуется, чтобы автор не только разрешил издать

книгу, но и управомочил на это издательство, передал ему

свое право дозволенными в законе способами воспроизво-

дить и распространять произведение. Одним из таких за-

конных способов и является заключение издательского

договора, по которому автор представляет издательству

право на издание своего произведения (*1). Нежизненность

конструкции   <разрешения>   подтверждается   самой

М. И. Никитиной, которая вынуждена в дальнейшем при-

знать, что <автор может предоставить издательству и дру-

гие правомочия, кроме права на издание>. М. И. Никитина

предлагает также <предоставить издательству возмож-

ность переуступать приобретенное им право на издание

произведения другому издательству без согласия автора в

случаях, когда это необходимо, и на тех же условиях, на

каких им заключен договор с первым издательством> (*2).

Вывод, что автор никакого права социалистической ор-

ганизации не передает, а только разрешает опубликовать

и распространять произведение, делает необъяснимым, по-

чему у издательства или иной организации появляется ряд

прав в отношении автора, в частности право требовать

доработки произведения, почему издательство вправе пере-

давать полностью или частично права и обязанности по

договору другим государственным и общественным изда-

тельствам в случае изменения его редакционного плана в

(**1) Правильно указывает М. В. Гордон, что существо издатель-

ского договора заключается не только в разрешении на издание

произведения. Разрешение на издание это лишь одно и притом не

самое главное следствие договора, по которому производится реали-

зация прав автора (М. В. Гордон. Советское авторское право.

М., Госюриздат, 1955, стр. 134).

(**2) М. И. Никитина. Издательский договор на литературное

произведение в советском авторском праве. Лвтореф. канд. диссерт.

М., 1954, стр. 6, 10. Примечательно, что А. И. Ваксберг в своей дру-

гой работе при противопостанлении издательского договора трудо-

вому договору в качестве одной из характерных черт издательского

договора (и однотипных с ним других авторских договоров) признает

то, что содержанием издательского договора является также и пре-

доставление автором издательству права воспроизводить и распрост-

ранять произведение. См. А. И. Ваксберг. Основные черты изда-

тельского договора по советскому гражданскому праву (<Уч. зап.

ВИЮН>, вып. 3. М., Госюриздат, 1955, стр. 114).

-180-

силу мероприятий или постановлений руководящих или

регулирующих издательское дело органов власти (типиза-

ция издательств, слияние и т. п.) (п. 24 типового издатель-

ского договора РСФСР (*1)).

Необъяснимым делается и возникновение у организа-

ции ряда обязанностей по отношению к автору.

Следует признать, что конструкция <разрешения> не

вытекает из действующего законодательства (ст. ст. 7,16

<Основ>, ст. ст. 17, 30 закона об авторском праве РСФСР) :

не дает она ответа и на ряд практических вопросов, возни-

кающих в связи с заключением авторского договора.

Согласно статье 16 <Основ>, договор об уступке автор-

ского права должен быть совершен в письменной форме

и содержать точное указание характера и условий исполь-

зования авторского права. Нотариального удостоверения

для авторского договора не требуется (п. <е> ст. 137 ГК).

Несоблюдение письменной формы, установленной для до-

говора, лишает стороны права в случае спора ссылаться

в подтверждение договора на свидетельские показания, но

не лишает их права приводить письменные доказательства.

Судебная практика придерживается того взгляда, что

одно неоформление договора в письменном виде, при усло-

вии использования произведения, не освобождает органи-

зацию от уплаты авторского гонорара. По иску И. Г. Аб-

дуллаева к Кировабадскому городскому Совету Судебная

коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР в

своем определении от 4 июля 1942 г. признала: <То обстоя-

тельство, что с Абдуллаевым не было заключено письмен-

ного договора и, в частности, нс был определен размер воз-

награждения, не имеет значения, так как неоформление

авторского права письменным договором не лишает автора

права на получение вознаграждения и размер этого возна-

граждения не может быть ниже установленных ставок> (*2).

В уже цитированном определении Судебной коллегии по

гражданским делам Верховного суда СССР по делу Мол-

давского республиканского отделения Всесоюзного управ-

(**1) Возможность передачи прав и обязанностей по договору пре-

дусматривается также типовым сценарным договором, если переда-

ча производится другой студии системы Mиниcтepcтвa культуры

СССР, о чем автор должен быть уведомлен (п. 14).

(**2) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий

верховного суда СССР 1943 год>. М., Юриздат, 1948, стр. 258.

-181-

ления по охране авторских прав с Молдавской государ-

ственной филармонией было признано: <Передача произ-

ведения для использования его оформляется договором,

однако и при отсутствии договора организация, использо-

вавшая произведение с согласия или без согласия автора,

не может быть освобождена от уплаты авторского гонора-

ра, кроме тех случаев, когда использование произведения

в силу ст. 9 <Основ авторского права> не считается нару-

шением авторского права...>.

По законодательству об авторском праве письменная

форма не обязательна для договоров об уступке авторского

права на произведение, подлежащее напечатанию в повре-

менной печати и в энциклопедических словарях (приме-

чание к ст. 16 <Основ>). Тем не менее и в этих случаях для

возникновения обязательства факт состоявшегося догово-

ра должен быть установлен (согласно статье 130 и следую-

щим статьям ГК РСФСР). Гр. Н. по своей инициативе при-

слал в издательство <Московский рабочий> статью, кото-

рая была набрана для очередного номера журнала

<Спутник коммуниста>, но напечатана не была. Гр. Н.

предъявил иск к издательству о взыскании гонорара. Граж-

данская кассационная коллегия Верховного суда РСФСР

признала, что поскольку Н. не получал заказа ни от редак-

ции <Спутник коммуниста>, ни от издательства <Москов-

ский рабочий>, а прислал рукопись по собственной инициа-

тиве, то <до напечатания рукописи, если каким-либо иным

путем он не был извещен редакцией о принятии его руко-

писи, таковая принятой считаться не может, и, следова-

тельно, соглашения между автором и издателем не суще-

ствует. Внутриорганизационные и технические действия ре-

дакции и даже предварительный набор рукописи еще не

являются доказательством соглашений о приеме рукопи-

си> '. Таким образом, заключение договора в данном слу-

чае может быть доказано либо путем извещения автора ре-

дакцией о принятии его рукописи, либо самим фактом ее

напечатания (конклюдентные действия, служащие дока-

зательством согласия издательства на предложение автора

издать его произведение). А. И. Ваксберг высказывается

за целесообразность установления в будущем законе об

авторском праве письменной формы также и для издатель-

(*1) <Судебная практика РСФСР>, 1927, № II, стр. 7-8.

-182-

ских договоров на произведения, предназначенные к опу-

бликованию в периодических изданиях и энциклопедиче-

ских словарях (*1). Что касается энциклопедических слова-

рей, то уже установилась твердая практика заказа статей

в письменной форме с подтверждением в письменной же

форме принятия данным лицом сделанного ему заказа.

В случае его отказа заказ теряет силу. Следует полагать,

что в том случае, когда лицо, получившее заказ, не под-

твердит своего согласия на его выполнение, нельзя считать

издательский договор возникшим. Но вряд ли можно при-

знать практически осуществимым установление обязатель-

ной письменной формы для издательских договоров на

произведения, предназначенные к опубликованию в газе-

тах или журналах.

Авторский договор предполагает наличие уже сущест-

вующего произведения. Однако нередко заключаются до-

говоры и на произведения, ко времени заключения до-

говора еще не облеченные в объективную форму (догово-

ры заказа). Возможность заключения таких договоров в

законе предусмотрена в отношении литературных, драма-

тических, хореографических и кинематографических про-

изведений (ст. ст. 17 и 30 закона об авторском праве

РСФСР), но на практике они имеют применение и в от-

ношении произведений изобразительного искусства (ху-

дожественный заказ) и др. (*2). Договоры заказа обычно

также признаются авторскими, хотя при их заключении

нельзя с уверенностью сказать, что данное лицо (обычно

в договоре именуемое автором) в действительности выпол-

нит свое обязательство - создаст предусмотренное до-

говором произведение и станет его автором. Во всяком

случае, хотя всем видам авторских договоров присущи об-

 (**1) Л. И. Ваксберг. Издательский договор по советскому

гражданскому праву. Латореф. канд. диссерт. М., 1954, стр. 10.

(**2) Разновидностью договора заказа является закрытый конкурс,

например, на выполнение проекта здания или памятника; в таком

случае по существу имеет место закаа на создание произведения на

одну и ту же тему нескольким определенным лицам (см. М.В.Гор-

дон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 112).

Иначе складываются отношения при открытом конкурсе, где круг

возможных участников заранее точно не определен (хотя этот круг

лиц и может быть известным образом ограничен). При открытом

конкурсе договорных отношений не возникает. См. <Курс советского

гражданского права>. Отдельные виды обязательств. М., Госюр-

издат, 1954, стр. 356.

-183-

щие черты, авторские договоры на .произведения, еще не

облеченные в объективную форму, обладают некоторыми

особенностями, отличающими их от договоров на уже го-

товые произведения. Постановление Совета Министров

РСФСР от 15 июля 1947 г. № 521 <Об авторском гонораре

за литературно-художественные произведения> квалифи-

цирует такие договоры, как <предварительные соглаше-

ния> с авторами (раздел IX). Быть может, термин <пред-

варительное соглашение> не очень удачен, поскольку он

дает основание к предположению о возможности заключе-

ния в будущем какого-то другого соглашения, но по суще-

ству он правильно подчеркивает ту мысль, что в данном

случае договор заключается с лицом, которое еще только

должно создать произведение, предусмотренное догово-

ром.

Необходимым элементом авторского договора, как и

всякого другого договора гражданского права, является

предмет договора (ст. 130 ГК). Предметом авторского до-

говора является литературное, музыкальное или иного ви-

да произведение. Точное определение предмета авторского

договора имеет весьма существенное значение для устано-

вления содержания договора, прав и обязанностей сторон,

способствует успешному выполнению той общей цели, ко-

торую преследуют автор и социалистическая организация

по выпуску в свет полноцепного произведения. Особенно

важно точно и ясно определить предмет авторского до-

говора при договоре заказа на произведение, к моменту

заключения договора еще не облеченное в объективную

форму.

При договоре литературного заказа существенное зна-

чение для определения предмета договора имеет развер-

нутый план (проспект) рукописи, который автор должен

представить издательству. Только после одобрения изда-

тельством проспекта рукописи возможно заключение

договора, причем проспект рукописи делается неотъемле-

мой частью договора (*1).

При постановочном договоре заказанное автору произ-

ведение должно соответствовать творческой заявке автора,

утвержденной театром и прилагаемой к договору; равно-

(**1) См. Инструкцию Главиздата Министерства культуры СССР

<Подготовка рукописи к изданию>, утвержденную 13 мая 1955 г.

(п.п.1,2).

-184-

значащими творческой заявке при договоре заказа могут

быть признаны фрагменты будущего произведения '.

Аналогично при сценарном договоре заказанный сце-

нарий должен соответствовать утвержденному студией и

приложенному к договору либретто (*2).

Как указала Судебная коллегия по гражданским де-

лам Верховного суда СССР по делу Управления по охране

авторских прав к Ереванской киностудии о взыскании ав-

торского гонорара в пользу гр. Ш., <одним из условий сце-

нарного договора является точное определение характера

работы в виде приложения к договору надлежаще утвер-

жденного либретто, заключающего в себе изложение со-

держания фильма и определяющего материал и жанр

фильма>. При заключении же договора между Ереван-

ской киностудией и гр. Ш. на написание сценария докумен-

тального фильма <Сердце Армении> <указанное условие

не было соблюдено, договор содержит лишь указание, что

студия поручает, а автор принимает на себя написание сце-

нария полнометражного научно-популярного докумен-

тального фильма <Сердце Армении> (<Севанский кас-

кад>), и, таким образом, предмет договора по существу

точно не установлен>. Учитывая это обстоятельство, а так-

же и ряд других, Судебная коллегия признала, что такой

договор должен быть признан недействительным,

Необходимым элементом авторского договора является

также срок действия Договора.

Однако закон не всегда устанавливает для определен-

ных видов авторских договоров предельный срок его дей-

ствия. В тех же случаях, когда такой предельный срок

установлен, в законодательстве союзных республик суще-

ствуют по этому вопросу значительные расхождения. Так,

например, предельный срок издательского договора на ли-

тературные произведения установлен: в РСФСР и в боль-

шинстве других союзных республик - четыре года, в Бело-

русской ССР - два, в Украинской ССР - три (*3) в Грузин-

ской, Туркменской и Азербайджанской ССР-пять лет.

Что же касается издательских договоров на музыкальные

(**1) См. Типовой постановочный договор (п. 2).

(**2) См. Типовой сценарный договор для художественных филь-

мов (п. 2).

(**3) В УССР предельный срок действия издательского договора

установлен не законом, а типовым издательским договором.

-185-

и музыкально-драматические произведения, произведения

изобразительных искусств, фотографии и т. п., то в законо-

дательстве РСФСР предельный срок для них не установ-

лен (ст. 19 закона об авторском праве РСФСР). В некото-

рых же союзных республиках установлены сроки действия

издательских договоров на музыкальные произведения,

произведения изобразительных искусств и фотографиче-

ские произведения (в Азербайджанской ССР - не свыше

шести лет). Такая пестрота в законодательном регулиро-

вании указанных сроков должна быть в дальнейшем

устранена; следовало бы установить единые предельные

сроки действия для издательских договоров.

Вместе с тем надо отметить, что на практике соответ-

ствующие организации в тех случаях, когда законом и не

предусмотрен предельный срок действия издательского до-

говора, все же обычно ограничивают его действие извест-

ным сроком. Так поступает Государственное музыкальное

издательство при издании музыкальных произведений. Так

же поступает ряд государственных издательств, заключа-

ющих издательские договоры с художниками,- обычно на

срок в четыре года (в частности Государственное изда-

тельство художественной литературы, Государственное

издательство изобразительного искусства и др.). Но эта

практика должна быть закреплена в законе.

Авторские договоры являются договорами двусторон-

ними. В силу заключенного договора каждая из сторон

(автор и социалистическая организация) принимает на

себя определенные обязанности и соответственно приобре-

тает право требовать от другой стороны выполнения при-

нятых на себя обязанностей.

Как уже указывалось, содержание прав и обязанно-

стей сторон по авторскому договору обусловливается спо-

собом использования произведения. Это налагает опреде-.

ленный отпечаток на характер взаимоотношений сторон.

Поэтому, например, договоры об издании и договоры о

постановке и публичном исполнении произведения по сво-

ему содержанию в известной мере отличаются друг от

друга. Имеет значение для определения прав и обязанно-

стей и то обстоятельство, заключается ли договор на го-

товое произведение или на произведение, к моменту за-

ключения договора (заказа) еще не облеченное в объек-

тивную форму.

-186-

О сторонах в этих договорах и о цели этих договоров

мы уже говорили. Теперь надлежит остановиться на ха-

рактеристике основных прав и обязанностей сторон.

При авторском договоре на готовое произведение ав-

тор должен передать социалистической организации про-

изведение (в форме рукописи, рисунка и т. д.) одновре-

менно с подписание.м договора, причем предполагается,

что организация уже рассмотрела и одобрила произведе-

ние. Но в связи с имевшими место фактами заключения

договоров с авторами, представившими готовые рукописи

(с выплатой автору крупных сумм авторского гонорара),

без предварительного рассмотрения и оценки качества

этих рукописей, из которых многие впоследствии признава-

лись не пригодными к изданию, Министерством культуры

СССР было предложено договорные отношения с автора-

ми, представляющими готовые рукописи, оформлять толь-

ко после рассмотрения и одобрения этих рукописей (*1).

При договоре заказа (литературного, музыкального,

художественного) автор обязывается создать произведе-

ние и сдать его организации в обусловленный договором

срок. В отдельных случаях в интересах автора устанавли-

ваются для представления произведения сверх установ-

ленного договором срока еще так называемые льготные

сроки. Так, статьей 16 типового издательского договора

на литературные произведения льготный срок установлен,

если объем произведения согласно договору не превышает

десяти листов, - в один месяц, а если превышает десять

листов, то в два месяца со дня истечения обусловленного

договором срока на представление произведения.

Обязанность автора по созданию обусловленного до-

говором произведения является строго личной обязан-

ностью. Автор не вправе без согласия контрагента пере-

дать эту обязанность другому лицу, либо пригласить со-

автора. Эта обязанность не переходит на наследников ав-

тора, если автор при жизни не успеют закончить произве-

дение.

Договором предусматривается и порядок сдачи произ-

ведения организации. Нарушение автором установленного

договором порядка сдачи произведения следует рассма-

(**1) Приказ Министерства культуры СССР .от 21 июня 1955 г.

№ 368.

-187-

тривать как нарушение им условий договора. Согласно до-

говору истец С. обязан был сдать свой труд издатель-

ству <Наша газета>, что. им выполнено не было. Вместо

этого истец представил составленную им брошюру культ-

сектору ЦК союза, где он состоял сотрудником. Судебно-

надзорная коллегия Верховного суда РСФСР признала по

данному делу, что представление брошюры культсектору

ЦК союза, который по договору стороной не являлся,

нельзя рассматривать как выполнение условий договора,

и нет оснований для предъявления исковых требований

к издательству (*1). Факт и время сдачи произведения имеют

очень важное значение для установления выполнения ав-

тором в срок принятых им на себя обязанностей по до-

говору.

По существующим правилам, рукопись литературно-

художественного или научного произведения принимает

заведующий редакцией, а там, где нет заведующего ре-

дакцией, - старший редактор. О получении издательст-

вом рукописи (в 2-х экземплярах) автору выдается рас-

писка или посылается уведомление заказным письмом с

обязательным указанием даты получения рукописи (*2). Ли-

тературный сценарий (в 3-х экземплярах) сдается авто-

ром студии под расписку начальника сценарного отдела

студии или лица, специально уполномоченного на это ди-

ректором студии, либо может быть направлен студии цен-

ным пакетом по почте (*3). Драматическое произведение

(**1) См. <Судебная практика РСФСР>, 1&31, № 15, стр. 4. См.

также определение Судебной коллегии по гражданским делам Вер-

ховного суда СССР от 9 мая 1951 г. по делу № 36/448, в котором

Судебная коллегия, установив, что издательство не уполномочи-

вало профессора Б., являвшегося внештатным редактором <Бюлле-

теня ВИЭИ> и не имевшего отношения к изданию брошюр, на прием

от автора С. его рукописи (рукопись была сдана автором проф. Б.

как ответственному редактору), признала, что С. рукописи институ-

ту не сдал, и договор с автором был правомерно расторгнут. Но до-

говором или особым соглашением с организацией может быть

предусмотрена сдача произведения не организации, а другому лицу,

на которого возлагается подготовка произведения к выпуску в свет.

При таких условиях сдача произведения этому лицу должна рас-

сматриваться как сдача произведения самой организации.

(**2) См. Инструкцию Главиздата Министерства культуры СССР

<Подготовка рукописи к изданию>, утвержденную 13 мая 1955 г.

(раздел II, п. п. 2, 4).

(**3) См. Типовой сценарный договор (п. 4).

-188-

(в 3-х экземплярах) должно быть сдано автором теат-

рально-зрелищному предприятию, о чем автору должна

быть выдана расписка (*1). Эти мероприятия дают возмож-

ность фиксировать факт и время сдачи произведений.

Но передача самого произведения (в форме рукописи,

иллюстраций и т. д.) еще недостаточна для реализации

социалистической организацией принадлежащих автору

прав. Для этого он должен передать (уступить) организа-

ции на известный срок некоторые из своих 'правомочий

(право на издание и переиздание, право на постановку

и т. д.). Такая передача не только управомочивает органи-

зацию на совершение предусмотренных договором дейст-

вий, но и ограничивает автора в распоряжении созданным

им произведением. Так, например, заключив издательский

договор, автор обязуется в течение срока действия догово-

ра ни сам, ни через другое лицо нс выпускать в свет свое-

го труда в целом или в части, хотя бы и под измененным

заглавием, без письменного на то согласия издательства.

В случае нарушения этого условия издательство имеет

право расторгнуть договор и взыскать с автора понесен-

ные от такого нарушения убытки (ст. 15 типового изда-

тельского договора) (*2). Но в то же время автору не возбра-

няется использовать свое произведение иным образом.

Например, заключив издательский договор на опублико-

вание в печати своего романа, автор сохраняет за собой

право на переделку романа в пьесу или киносценарий и

вправе также давать разрешение на переделку другим

лицам.

Содержание сдаваемого автором организации произ-

ведения должно в точности отвечать условиям договора:

это касается как рода произведения, его объема, так и

всех других условий, указанных в договоре (в частности

назначения произведения - теоретическая работа, науч-

(**1) См. Типовой постановочный договор (п. 3).

(**2) В качестве исключения из общего правила автору разрешается

до выпуска издательством произведения в свет опубликовать его

в повременной печати, а также в сборниках и альманахах, причем

опубликование произведения в альманахах допускается в объеме не

свыше 2,5 печатных листов в каждом номере альманаха или сбор-

ника (примечание к ст. 15 типового издательского договора), а также

при издании полного собрания своих произведений включать в него и

произведения, право на издание которых уступлено им другим ли-

цам (ст. 17 закона об авторском праве РСФСР).

-189-

но-популярная литература и т.д.). Б связи с этим пред-

ставляется чрезвычайно важным установить, выполнил ли

автор работу в точном соответствии с договором, каково

качество выполненной работы. Это обстоятельство уста-

навливает соответствующая организация (издательство,

зрелищное предприятие, киностудия и т. д.). При автор-

ском договоре на готовое произведение организация

обычно получает произведение, уже ею одобренное. Ii

при договоре заказа организация, получив произведение,

еще должна рассмотреть его и дать ему оценку. В резуль-

тате рассмотрения организация может либо согласиться

на принятие произведения, либо отказаться от его приня-

тия (см. подробнее далее).

Но возможно, что организация не откажется от приня-

тия произведения, а только предложит автору произвести

некоторые исправления и переделки произведения. Как

уже нс раз указывалось, задачей как автора, так и заклю-

чавшей с ним договор организации является выпуск в свет

продукции высокого качества. Поэтому, если организация

предложит автору произвести некоторую доработку про-

изведения в целях повышения его качества, автор обязан

выполнить это предложение. Это он должен сделать, вы-

полняя не только обязанности по договору, но и свой обще-

ственный долг. Однако при этом должны быть соблюдены

определенные уровня. Предложение организации о вне-

сении исправлений и переделок должно быть сделано в

письменной форме, с точным указанием существа необхо-

димых исправлений и в установленные сроки. Для внесе-

ния необходимых исправлений и переделок автору должен

быть предоставлен достаточный срок. Типовым издатель-

ским договором предельных сроков на доработку произ-

ведения не установлено, но, как разъяснила Судебная

коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР

в своем определении от 18 марта 1950 г. по делу Управ-

ления скульптурно-художественных предприятий Художе-

ственного фонда СССР с гр. К., <следует признать, что

такой срок не может превышать срока, предусмотренного

договором на составление труда>.

Типовые постановочный и сценарный договоры предо-

ставляют установление предельных сроков для исправле-

ний и переделок произведения соглашению сторон.

Предложение о внесении изменений и дополнений не

-190-

должно выходить за рамки договорных условий (*1); в про-

тивном случае автор может отказаться от выполнения

предъявленных к нему требований (*2)

При неосновательном отказе автора от выполнений

требования о внесении исправлений и переделок органи-

зация вправе расторгнуть договор и взыскать полученный

автором аванс (ср. ст. ст. 7, 8 типового издательского

договора, п. 10 типового постановочного договора, п. 9

типового сценарного договора).

Если же и после переделок и исправлений работа бу-

дет, в силу се непригодности, отклонена соответствующей

организацией, автор лишается права па получение уста-

новленного договором вознаграждения, без возврата, од-

нако, выданного ему аванса, который подлежит возвра-

щению только в случае признания недобросовестности ав-

тора в исполнении им его труда.

По и после принятия организацией произведения ав-

тор несет некоторые обязанности, имеющие целью обес-

печить высокое качество выпускаемого в свет произведе-

ния. По требованию издательства автор обязан править

авторскую корректуру; особого вознаграждения он за это

не получает(*3). В то же время и автору предоставлено пра-

(**1) Типовым сценарным договором установлено, что требования

студни о внесении в сценарий исправлений и переделок могут быть

предъявлены автору не более двух раз (п. 7).

(**2) А. И. Ваксберг ссылаются на следующее интересное дело.

Военное издательство заключило с Н. издательский договор, в силу

которого автор обязался написать и представить для опубликования

научную работу. Автор своевременно сдал рукопись издательству.

Последнее прислало Н. письмо с требованием переделать рукопись.

Поскольку указания издательства коренным образом расходились

с научными взглядами автора, Н. переработать свой труд отказался.

Усмотрев в этом нарушение договорного обязательства и ссылаясь

на ст. 16 типового издательского договора, Военное издательство

предъявило иск о возврате аванса. Московский городской суд отказал

издательству в иске, а Верховный суд РСФСР оставил это решение

в силе, указав, что издательство не предъявляет автору никаких

иных требований, кроме требования отказаться от своих теоретиче-

ских взглядов, которые издательством огульно отвергаются; это не

является обязательным для автора, так как противоречит самому

характеру творческой работы (Дело Московского городского суда

№ Г 6-3331 за 1950 г. См. <Уч. зап. ВИЮН>, вып. 3 М. Госюр-

издат, 1955, стр. 107J.

(**3) Различаются авторская и издательская правка. Авторской

правкой считается правка произведения, сделанная автором или

составителем литературного произведения. Издательской правкой

считается правка, произведенная издательскими работниками, участ-

вующими в работе над книгой: редактором, корректором, техниче-

ским редактором (см. п. 2 Временного положения об авторской и

издательской правке, утвержденного приказом ОГИЗа 29 января

1943 г., № 19; Л. М. Азов и С. А. Шацилло. Авторское право

на литературные произведения. М., Госюриздат, 1953, стр. 76).

-191-

во требовать от издательства предоставления возможно-

сти править корректуру (ст. 17 типового издательского

договора). Таким путем и издательство и автор гаранти-

руют себя от ошибок и искажений, возможных при печа-

тании произведения. Типовым издательским договором

установлены определенные сроки на держание автором

корректуры и санкции за нарушение автором без уважи-

тельных причин этих сроков и нормативов авторской

правки. Авторская корректура имеет большое значение

для сохранения в целости нс только литературных, но и

других видов издаваемых произведений (музыкальных,

изобразительного искусства и др.); при этом надо иметь

в виду, что если в литературном произведении перечень

опечаток, приложенных к книге или брошюре, может

оказать необходимую помощь в установлении подлинного

текста, то при издании музыкального произведения или

произведения изобразительного искусства различного рода

технические погрешности (опечатки, выпадения строк, от-

ступления от эталона и др.) в ряде случаев уже не могут

быть устранены помещением перечня этих погрешностей.

По требованию театрально-зрелищного предприятия

автора можно обязать внести поправки в свое произведе-

ние, если необходимость в таких поправках определилась

в процессе постановки; дополнительной оплаты за это ав-

тору не полагается (п. 8 типового постановочного догово-

ра). Равным образом в случае необходимости дополни-

тельных исправлений сценария при подготовке его к пуску

в производство по требованию киностудии автор обязан

безвозмездно произвести такие исправления (примечание

к пункту 7 типового сценарного договора).

Каковы основные обязанности по авторскому договору

социалистической организации?

Поскольку как автор, так и социалистическая органи-

зация одинаково заинтересованы в выпуске в свет полно-

ценной идеологической продукции, на социалистической

организации лежит обязанность оказывать автору необхо-

192

димую творческую помощь в его работе. В постановлении

ЦК ВКП(б) от 15 августа 1931 г. <Об издательской ра-

боте> перед издательствами была поставлена задача со-

брать и организовать вокруг себя все новые растущие ав-

торские силы, помочь им подняться на более высокую сту-

пень культуры, знания и специализации (*1).

Типовой издательский договор не предусматривает по-

мощи автору со стороны издательства на стадии создания

произведения. Обязанность издательства оказывать по-

мощь автору наступает лишь после сдачи работы издатель-

ству (путем се рецензирования, указаний о характере не-

обходимых исправлений и переделок). Следует признать

правильным предложение о необходимости в законода-

тельном порядке установить право автора обращаться к

своему контрагенту-издательству за творческой по-

мощью в любой стадии работы над произведением (*2).

Согласно пункту 4 типового постановочного договора,

театр оказывает автору творческую помощь в создании

произведения, обязуясь: а) предоставить автору возмож-

ность ознакомиться с составом труппы и с технической

частью театра; б) оказывать автору консультацию по те-

ме произведения силами творческих работников театра;

в) проводить обсуждение предварительных вариантов

произведения в театре.

В типовом сценарном договоре предусматривается обя-

занность студии обеспечить автору за счет студии в пре-

делах имеющейся у псе возможности: а) консультацию по

вопросам, связанным с кинопроизводством; б) просмотр

фильмотечного материала; в) необходимую автору лите-

ратуру из библиотеки студии. Таким образом, типовые по-

становочный и сценарный договоры предусматривают по-

мощь автору со стороны театрально-зрелищного предпри-

ятия и киностудии еще на стадии создания произведения.

После принятия (одобрения) пьесы или киносценария

автор вправе принимать активное участие в работе зре-

лищного предприятия или киностудии по постановке пье-

сы или кинофильма. В частности, драматургу предостав-

(**1) См. <О партийной и советской печати>. Сб. документов. М.,

Изд-во <Правда>, 1954, стр. 423.

(**2) См. А. И. Ваксберг. Основные черты издательского до-

говора по советскому гражданскому праву (<Уч. зап. ВИЮН>,

вып. 3. М., Госюриздат, 1955, стр. 104).

-193-

ляется право присутствовать  на всех  репетициях,

просмотрах и обсуждениях спектакля; автору сценария

предоставляется право принимать участие в работе съе-

мочной группы для дачи консультации режиссеру-поста-

новщику и актерам по вопросам, связанным с трактовкой

сцен. образов действующих лиц и т. д.

Нельзя не отметить, что издательства и другие орга-

низации не всегда еще являются подлинными руководите-

лями творческого процесса, недостаточно помогают авто-

рам, в особенности молодым. На это обстоятельство уже

обращала внимание не только печать, но и судебная прак-

тика. Так, в уже цитированном определении Судебной

коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР

по делу издательства <Радяньска школа> к Багмету Су-

дебная коллегия констатировала, что для устранения не-

достатков Багмет неоднократно просил издательство ока-

зать ему содействие в переработке рукописи, однако ни-

какой помощи от издательства не получил (*1).

С другой стороны, встречаются случаи, когда издатель-

ства начинают сами <дорабатывать> рукопись, что, ко-

нечно, представляется недопустимым; всю ответствен-

ность за качество рукописи несет автор; издательство

должно оказывать ему всяческую помощь, но не подме-

нять собою автора. Так же должны строиться отношения

и при других видах авторских договоров, в частности по-

становочных.

Весьма важное значение имеет обязанность организа-

ции рассмотреть переданное ей автором по авторскому

договору произведение и дать ему оценку. При оценке

произведения учитывается соответствие произведения ус-

ловиям договора и необходимым требованиям идейно-тео-

ретического и художественного порядка.

Типовым издательским договором па рассмотрение

издательством рукописи установлен срок в 14 дней с до-

(**1) А. И. Ваксберг приводит в своей статье дело по иску Профиз-

дата к молодому журналисту Садовскому. Отказывая в иске о взыс-

кании гонорара, Московский городской суд отметил, что издатель-

ство поручило Садовскому выполнить заведомо непосильный для

него заказ-написать многотомный исторический роман. Издатель-

ство должно было помогать автору, творчески работать с ним, а не

дезориентировать его посылкой путаных и противоречивых рецензий

с абстрактными требованиями <усовершенствовать> роман ("Совет-

ское государство и право", 1954, № 8, стр. 35).

-194-

бавлением трех дней на каждый печатный лист произведе-

ния, а в отношении стихотворных произведений-в 30 дней

независимо от их размера. Сроки эти исчисляются со дня

сдачи рукописи издательству (примечание 1 к ст. 7 типо-

вого издательского договора). В тех случаях, когда ру-

копись должна быть одобрена не только издательством,

но и другой организацией (в частности Министерством

высшего образования в отношении рукописей учебников

для высших учебных заведений), указанные выше сроки

удлиняются еще на две недели (примечание 2 к ст. 7 ти-

пового издательского договора) (*1).

Согласно типовому постановочному договору, на рас-

смотрение представленного автором произведения уста-

новлен срок в 30 дней со дня его сдачи. Если необходимо

получить специальное заключение, срок рассмотрения

произведения может быть продлен, но не более чем на

30 дней, с предварительным уведомление.м об этом авто-

ра в письменной форме (п. 5 типового постановочного

договора).

Извещение о результатах рассмотрения сценария (пос-

ле внесения в пего всех исправлений и переделок) долж-

но быть направлено студией автору не позднее чем через

25 дней для киностудии союзного подчинения, 30 дней -

для киностудии республиканского подчинения, 40 дней -

для сценарной студии. Срок рассмотрения сценария, по

которому необходимо получить специальное заключение,

может быть продлен, но не более чем на десять дней, при

условии письменного уведомления об этом автора (п. 6

типового сценарного договора).

Положительная оценка произведения (одобрение, при-

нятие произведения) имеет большое значение для удов-

(**1) Инструкцией Главиздата Министерства культуры СССР о

подготовке рукописи к изданию, утвержденной Министерством куль-

туры СССР от 13 мая 1955 г. (приказ № 280), подробно устанавли-

вается порядок рассмотрения и оценки поступившей в издательство

от автора рукописи. Этой же инструкцией предусматривается также

порядок рассмотрения рукописей, поступающих в издательство вне

плана, без заказа автору (<самотеком>). К таким рукописям должны

предъявляться те же требования, что и к заказываемым рукописям.

Не позднее чем через три месяца по ее исступлении издательство

должно сообщить автору свое заключение о рукописи. Для рукопи-

сей большого объема сроки просмотра могут устанавливаться в со-

ответствии с указаниями типового издательского договора.

-195-

летворения имущественных и неимущественных интересов

автора; но она имеет и то значение, что произведение бу-

дет выпущено в свет и тем самым войдет в культурный

фонд советского народа.

В случае отрицательной оценки произведения возмож-

ны два решения: 1) либо организация признает данное

произведение непригодным (недоброкачественным) и рас-

торгнет договор с автором, 2) либо предложит автору до-

работать произведение, устранив имеющиеся в нем недо-

статки. О случаях доработки произведения по предложе-

нию организации выше мы уже говорили. Здесь мы оста-

новимся только на случае отказа организации в одобрении

работы по соображениям ее непригодности. Такой отказ

должен быть сообщен автору в сроки, установленные до-

говором, причем организация должна его мотивировать.

Согласно типовому издательскому договору РСФСР,

соображения о непригодности должны относиться к до-

стоинствам самого произведения (ст. 7 типового издатель-

ского договора); это значит, что иные обстоятельства не

могут служить основанием к признанию произведения не-

пригодным, например, что вышестоящими органами из-

менен тематический план издательства (*1). Типовой поста-

новочный договор предусматривает возможность откло-

нения произведения по мотивам, относящимся к его идей-

но-художественным достоинствам, либо в силу несоответ-

ствия его утвержденной творческой заявке (п. 5 типового

постановочного договора). По типовому сценарному до-

говору, отклонение сценария допускается в случае несоот-

(**1) Типовой издательский договор Узбекской ССР предоставляет

издательству право расторгнуть издательский договор в случае иск-

лючения произведения из тематического плана по решению выше-

стоящих органов, причем полученные уже автором суммы возврату

не подлежат, но всякие претензии автора к издательству прекраща-

ются (Л. М. Азов и С. А. Шацилло. Авторское право на ли-

тературные произведения. М., Госюриздат, 1953, стр. 50--51).

Такой порядок, как нам кажется, противоречит общим принци-

пам советского авторского права: автор, чья рукопись отвечает всем

условиям договора и в том числе требуемому качеству произведения,

поскольку она принята и одобрена издательством, не может быть,

лишен права на получение полностью причитающегося ему автор-

ского гонорара. Другое дело, если исключение произведения из

тематического плана произошло еще до сдачи рукописи; в этом слу-

чае интересы автора могут быть удовлетворены сохранением за ним

уже полученных сумм.

-196-

ветствия его условиям договора) утвержденному либретто

и др.) или по мотивам непригодности сценария, относя-

щимся к его идейно-художественным достоинствам (п. 5

типового сценарного договора).

Если в течение установленных сроков автор не полу-

чит от организации мотивированного письменного отказа

в принятии произведения или требования об изменениях

и переделках, то произведение считается принятым (ст.

ст. 7, 8 типового издательского договора, п. 5 типового по-

становочного договора, п. 6 типового сценарного договора).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного су-

да СССР в определении от 23 июня 1949 г. по делу

гр. Каца с Географгизом установила, что по условиям из-

дательского договора истец обязан был сдить свое произ-

ведение ответчику не позднее 1 августа 1947 г. Как видно

из дела, этот пункт договора был выполнен и истец сдал,

а ответчик принял рукопись для печати со всеми прило-

жениями 2 августа 1947 г. В силу договора, рукопись

должна была считаться принятой издательством, если в

течение 14 дней со дня сдачи рукописи, с добавлением к

этому сроку по 3 дня на каждый печатный лист, не по-

следует мотивированного письменного отказа издатель-

ства от принятия рукописи или письменного предложения

автору о ее исправлении или переделке. Судебная колле-

гия признала, что, поскольку истец никаких замечаний от

ответчика не получал, сданная им рукопись с 20 октября

1947 г. считалась одобренной издательством и с этого

времени возникло право на получение авторского гоно-

рара.

Вместе с тем судебная практика высказывается в от-

дельных случаях в том смысле, что одно лишь нарушение

организацией сроков на рассмотрение работы и на заяв-

ление автору об отказе в принятии произведения не мо-

жет породить у автора права на получение гонорара,

1 Типовой сценарный договор допускает возможность отклонения

сценария и в случае исключения сценария из тематического плана

по решению Министетства культуры СССР или Министерства куль-

тупы союзной республики, что не лишает автора права на получение

всего обусловленного договором вознаграждения;  но если сценарий

будет исключен из тематического плана до сдачи его автором, до-

говор расторгается с сохранением за автором ранее полученных

сумм (п. 10 типового сценарного договора).

-197-

если произведение по существу оказалось непригодным.

Такая практика получает безоговорочное признание у не-

которых советских юристов (*1). Более осторожно высказы-

вается И. А. Грингольц, считающий, что этим ликвиди-

руется возможность необоснованно высокой оплаты пло-

хих произведений, но в то же время сводится на нет дого-

ворная регламентация срока на рассмотрение произве-

дения (*2). Конечно, социалистические организации должны

выпускать в свет произведения высокого качества. Но тем

не менее нельзя игнорировать значения установленных

сроков для рассмотрения произведения. В пределах этих

сроков организация имеет достаточно времени, чтобы от-

клонить произведение по его непригодности либо указать

автору в случае надобности на необходимость тех или

иных доработок и переделок. Если же организация в тече-

ние установленных сроков соответствующего заявления

автору не сделала, произведение должно считаться при-

нятым со всеми вытекающими последствиями. Отступле-

ния от этого могут быть допущены только в исключитель-

ных случаях (*3).

Но может быть и такое положение, что организация в

установленные сроки одобрила произведение, а затем, еще

до выпуска его в свет, у организации появилась другая

оценка, признающая ошибочность первоначальной поло-

жительной оценки произведения. В тех случаях, когда

экспертиза подтверждает непригодность произведения, су-

ды, как правило, не удовлетворяют требований авторов

о взыскании полной суммы гонорара. Этот вопрос пред-

ставляет значительные трудности. С одной стороны, пред-

ставляется очевидным, что организация не может выпу-

стить в спет произведение, признанное непригодным.

С другой стороны, автор, получив уведомление от органи-

зации о принятии (одобрении) его работы, может с осно-

(**1) См. А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского автор-

ского права (<Советское государство и право>, 1954, № 8. стр. 39);

М. И. Никитина. Издательский договор на литературное про-

изведение в советском авторском праве. Автореф. канд. диссерт.

М., 1954, стр. 12.

(**2) См. И. А. Грингольц. Права автора сценического произ-

ведения в СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 16.

(**3) Ведь и при других договорах сторона ограничивается извест-

ным сроком для заявления другой стороне по поводу недостатков

исполнения (ср. ст. ст. 197, 224 ГК).

-198-

ванием считать ее законченной; теперь же выясняется, что

ему не только не причитается обусловленного договором

гонорара, но что над ним нависает угроза взыскания об-

ратно выплаченных ему сумм (*1). Закон не предусматривает

такого случая, и понятно почему: при нормальной поста-

новке работы социалистической организации такие (случай

вообще не должны иметь место. К сожалению, факты не-

достаточно глубокого и всестороннего рассмотрения пред-

ставленных авторами произведений на практике все же

встречаются. Типовым сценарным договором установлено,

что в случае отклонения студией сценария по мотивам не-

пригодности, относящимся к его идейно-художественным

достоинствам, договор расторгается с сохранением за ав-

тором ранее полученных по договору сумм (п. 10). Та-

кое решение вопроса нам кажется наиболее справедли-

вым: организация освобождается от дальнейшей выплаты

гонорара, автор же сохраняет полученные им по догово-

ру суммы. Следовало бы по аналогии применять указан-

ную норму типового сценарного договора и к издатель-

ским договорам (*2).

Автор вправе оспорить при наличии достаточных к то-

му оснований признание его произведения непригодным к

выпуску в свет. Наиболее реальным в этом отношении

нам представляется путь непосредственного обращения

(**1) И. А. Грингольц высказывается за допустимость обратного

взыскания с автора выплаченного ему сверх 25%  гонорара, если

произведение будет признано неодобренным до его опубликования

(см. там же, стр. 17). Но уже более 15 лет тому назад Судеб-

ной коллегией по гражданским делам Верховного суда СССР по

делу гр-на Г. с Юридическим издательством было признано, что

взыскание 4000 руб., полученных в счет 35% гонорара, с автора, ко-

торый был вправе считать эту сумму <выданной в соответствии с

договором и распорядиться ею по своему усмотрению как трудо-

вым заработком, является неосновательным> (<Сборник постановле-

ний Пленума и опрсделений коллегий Верховного суда СССР (вто-

рое полугодие 1939 г.)>. М., Юриздат, 1941, стр. 122).

(**2) Согласно ст. 38 польского закона об авторском праве, изда-

тель может обусловить для себя в договоре право отказаться от

издания произведения, но только в течение года со дня сдачи ему

произведения. Издатель может во всякое время отказаться от изда-

ния произведения, если издание противоречило бы интересам народ-

ного государства. В случае отказа от издания произведения по ука-

занным основаниям автору причитается обусловленное вознаграж-

дение.                                        

-199-

автора к вышестоящим организациям, у которых имеются

соответствующие способы воздействия на издательства

или зрелищные предприятия, отказывающиеся без доста-

точных оснований осуществить издание или постановку

произведения. Но автор имеет право и в судебном поряд-

ке оспаривать обоснованность признания его произведе-

ния непригодным к выпуску в свет. Такое право автора

вытекает из статей 17 и 30 закона об авторском праве

РСФСР, возлагающих па издательство обязанность из-

дать произведение, а на зрелищное предприятие - осуще-

ствить постановку (публичное исполнение) произведения.

Автор вправе доказывать на суде, что отклонение произ-

ведения произошло без достаточных оснований, требовать

назначения компетентной экспертизы для проверки каче-

ства произведения. Иногда указывают, что суд сам вооб-

ще не в состоянии разобраться в качестве произведения

и должен доверяться экспертизе, которая тоже не всегда

может дать правильную оценку, что суд не может решать

вопрос об опубликовании произведения: это не его компе-

тенция. Но ведь и во многих других случаях решение су-

да выносится на основании экспертизы (медицинской,

бухгалтерской и др.). Поэтому одно то обстоятельство,

что в данном случае в основу решения суда будет поло-

жена экспертиза, не является убедительным аргументом

в доказательство того положения, что не дело суда раз-

бираться в основательности отклонения произведения по

его непригодности. Другой вопрос: может ли суд, тщатель-

но проверив все обстоятельства дела и придя к выводу, что

достаточных оснований к отклонению произведения не

было, обязать соответствующую организацию издать дан-

ное произведение или осуществить его постановку? Хотя

на практике подобные случаи могут встретиться редко,

все же такая возможность не должна исключаться. Суд

может, вынося соответствующее решение, довести его до

сведения вышестоящей по отношению к издательству или

зрелищному предприятию организации, которая в связи

с этим должна будет принять необходимые меры.

За автором должно быть также признано право в слу-

чае неосновательного отказа организации опубликовать

его произведение ограничиться требованием возмещения

понесенных убытков, что обычно сводится к уплате пол-

ностью гонорара.

-200-

Возможен и такой случай, когда автор не смог выпол-

нить своей обязанности сдать в срок произведение по вине

своего контрагента. В этом случае автор не может нести

ответственности. По заключенному сторонами договору

ответчики И. и А. приняли на себя обязательство составить

сборник <Десять лет комбината>. Комбинат обязался

предоставить авторам архивно-учетный материал и т. п.

Так как авторы не представили рукописи в установленный

договором срок, комбинат обратился в суд с требованием

о возврате аванса, а также об уплате пени и неустойки.

Народный суд, установив, что комбинат нарушил договор,

так как архив его оказался в полном беспорядке и найти

в нем необходимые материалы для работы авторов ока-

залось невозможным, освободил ответчиков от уплаты

пени и неустойки, по полученную ими сумму аванса при-

судил в пользу комбината. Гражданская кассационная

коллегия Московского городского суда признала решение

народного суда неправильным. Поскольку суд установил

нарушение комбинатом обязательства о предоставлении

в распоряжение авторов архивных материалов для вы-

полнения заказанного авторам труда, суд должен был

признать договор нарушенным по вине комбината, так как

без архивных материалов авторы не могли написать за-

казанный им сборник (*1).

Установлены определенные сроки для издания и осу-

ществления постановки принятых организациями произ-

ведений. Автор весьма заинтересован в том. чтобы общест-

во возможно скорее ознакомилось с его произведением, но

в этом заинтересовано и общество. Для научных произве-

дений установление предельного срока для издания

произведения имеет еще и то значение, что чем скорей

будет издано данное научное произведение, тем в большей

степени будет обеспечен приоритет советской науки.

По законодательству РСФСР предельный срок для

выпуска в свет принятого (одобренного) издательством

научного или литературного произведения установлен, в

зависимости от объема произведения, от шести месяцев до

двух лет. По соглашению сторон срок этот может быть

сокращен, но не удлинен. Только для выпускаемых нацио-

нальными издательствами периодических изданий и книг

(**1) <Социалистическая законность>, 1936, № II, стр.. 65-66.

-201-

объемом хотя бы и менее пяти листов допускается удлине-

ние в порядке договорного соглашения срока выпуска про-

изведения в свет не свыше одного года (ст. 22 закона об

авторском праве РСФСР). На случай невыполнения изда-

тельством своего обязательства по выпуску произведения

в установленный договором или законом срок, в законе

установлена санкция, заключающаяся в обязанности изда-

тельства немедленно уплатить автору гонорар полностью

(100%). Вместе с тем закон предоставляет издательству

льготный срок в размере половины вышеуказанных сроков

с тем, однако, что, в случае невыпуска в свет произведения

и в течение этих льготных сроков, издательский договор по

одностороннему заявлению автора может быть прекращен

и автору должна быть возвращена его рукопись (ст. 23

закона об авторском праве РСФСР) (*1). По делу издатель-

ства Главсевморпути к Осипову-Куперману Судебная кол-

легия по гражданским делам Верховного суда СССР

7 июля 1944 г. установила, что, <как видно из материалов

дела, книга была представлена автором в издательство и

принята последним 14 мая 1941 г. Следовательно, согласно

закону и договору, она должна быть выпущена издатель-

ством не позднее 14 ноября 1942 г. Фактически книга была

подписана к печати в Госполитиздате 26 декабря 1942 г. и

выпущена в свет по истечении законного срока и срока,

установленного договором между автором и издательством

Главсевморпути. Таким образом, издательство Главсев-

морпути, не издав книгу Осипова-Купермана к 14 ноября

1942 г., тем самым нарушило договор, а это нарушение

договора давало право автору считать себя свободным

от обязательств по договору и передать книгу для издания

другому издательству> (*2). В связи с изложенным необходи-

мо только отметить, что для прекращения издательского

договора, в силу невыпуска издательством произведения в

течение предельных сроков, установленных законом, не

требуется обращения автора в суд. Для этого достаточно

соответствующего его заявления издательству. Целесо-

(**1) Такие же сроки для выпуска произведения в свет установле-

ны законодательством большинства союзных республик. Более ко-

роткие сроки установлены законом об авторском праве Белорус-

ской ССР (ст. 6) и законом об авторском праве Туркменской ССР

(ст. 1, п. <ж>).

(**2) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий

Верховного суда СССР 1944 год>. М., Юриздат, 1948, стр. 332-333.

-202-

образно при пересмотре законодательства об авторском

праве установить менее продолжительные сроки для изда-

ния произведений.

Предельные сроки установлены законом и для осуще-

ствления по договору постановки: музыкально-драматиче-

ских и хореографических произведений - не более двух

лет, прочих произведений - не более одного года со дня

сдачи автором зрелищному предприятию рукописи произ-

ведения (ст. 34 закона об авторском праве РСФСР). Если

постановка и публичное исполнение не последуют в уста-

новленный в постановочном договоре или в законе срок,

то договор по заявлению автора может быть расторгнут с

уплатой автору гонорара сполна (ст. 39 закона об автор-

ском праве РСФСР) (*1). Каких-либо льготных сроков для

зрелищных предприятий закон не устанавливает,

Как и при издательском договоре, для прекращения

договора вследствие непостановки произведения в срок

достаточно соответствующего заявления автора зрелищ-

ному предприятию (без обращения в суд).

Изложенные выше правила о предельных сроках для

выпуска произведения в свет не применяются в отношении

киносценариев. Согласно статье 37 закона об авторском

праве РСФСР приобретатель сценария, если противное не

оговорено в договоре, не обязан ставить картину. Однако,

если к постановке кинематографического произведения не

будет приступлено в течение срок.а, определенного догово-

ром, но не превышающего двух лет со дня представления

сценария, то договор по одностороннему заявлению автора

может быть расторгнут, причем автор имеет право на

получение 100% обусловленного гонорара (ст. 40 закона

об авторском праве РСФСР) (*2). Практически, впрочем,

право на получение в таких случаях гонорара автору осу-

ществлять не приходится, так как расчет с автором сцена-

рия производится после окончательного одобрения студией

(**1) В данном случае гонорар состоит из авторского вознагражде-

ния за создание произведения в размере, установленном догово-

ром, а также вознаграждения за гарантированный минимум спек-

таклей, исчисляемого по ставкам гонорара за публичное исполнение

произведений из расчета среднегодового планового сбора театра

за пять спектаклей (см. Типовой постановочный договор, п. 11).

(**2) Предусмотренный ст. 40 поспектакльный сбор в пользу авто-

ра кинематографического сценария в настоящее время не приме-

няется.

-203-

сценария, т. е. еще до выпуска кинофильма в свет (см.

далее).

Юридически отношения между автором и организацией

строятся таким образом, что организация обязуется вы-

платить автору авторское вознаграждение (гонорар) за

передачу автором организации правомочий по использова-

нию произведения (ср. ст. ст. 1, 4 типового издательского

договора, п. 8 типового сценарного договора). Но это

внешняя сторона отношений. По существу же вознаграж-

дение автору выплачивается за использование результата

общеполезного труда автора (*1).

Как выше уже указывалось, по общему правилу, ставки

авторского гонорара являются нормированными. Норми-

рованы также условия и порядок выплаты автор-

ского вознаграждения, причем условия и порядок выплаты

авторского вознаграждения по конкретному договору не

могут ухудшать положения автора по сравнению с прави-

лами типового издательского договора. Размер гонорара

по конкретному издательскому договору определяется в

пределах установленных ставок, с учетом рода произведе-

ния, его качества и тиража.

В основном правило об условиях и порядке выплаты

авторского гонорара по издательскому договору сводятся

к следующему. При издательском договоре на одобренное

издательством готовое произведение издательство обязы-

вается выплатить автору при подписании договора 60%

гонорара по предварительному расчету фактического

объема рукописи, при издательском же договоре на произ-

ведение, еще не облеченное в объективную форму к мо-

менту заключения договора (литературном заказе), при

подписании договора выплачивается аванс в размере 25%

из расчета договорного объема труда, а по одобрении

издательством рукописи-35% по предварительному ра-

счету фактического объема труда. Остальные 40% гоно-

(**1) Нельзя согласиться с М. В. Гордоном, утверждающим, что

организация платит автору то, что ему причитается за создание

культурной ценности, и что спор о том, является ли право автора

на вознаграждение правом, вытекающим из оплаты труда или ре-

зультатов труда, является несущественным (М. В. Гордон. Со-

ветское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 16). По обще-

му правилу, автор получает вознаграждение не за создание про-

изведения, а именно за его использование: этим и предопределяется

характер права автора на вознаграждение.

-204-

papa в обоих случаях выплачиваются в РСФСР по подпи-

сании автором последнего листа корректуры, а в случае

отсутствия таковой - не позднее двух недель со дня изго-

товления типографского набора в сверстанных листах.

Издательству предоставляются льготные сроки на произ-

водство каждого из указанных платежей в количестве

14 дней, считая с момента наступлений срока платежа.

При просрочке издательством свыше месяца одного из

первых двух платежей по договору литературного заказа

или первого платежа по договору на готовое произведение

автор вправе расторгнуть договор односторонним заявле-

нием (без обращения в суд), причем издательство обязано

вернуть ему рукопись. Просрочка свыше одного месяца

последнего платежа не предоставляет автору права на

расторжение договора, но дает ему право на неустойку в

размере половины просроченного платежа (ст. ст. 4 и 6

типового издательского договора) (*1). Если же одобренное

издательством произведение не будет им в установленные

сроки выпущено в свет, то выплату последних 40% гонора-

ра издательство должно произвести по истечении этих

сроков (ст. ст 22 и 23 закона об авторском праве

РСФСР) (*2). Возникает вопрос: вправе ли стороны по согла-

шению уменьшить или увеличить размер аванса, установ-

ленный типовым договором? Следует признать, что норма

о размере аванса не может быть изменена соглашением

сторон ни в сторону уменьшения, ни в сторону увеличения

размера аванса. Уменьшение размера аванса означало бы

лишение автора того минимума трудового вознагражде-

ния, которое гарантируется ему на случай <творческой

неудачи>, происшедшей не по его вине. Увеличение же

размера аванса без достаточных оснований повышало бы

производственный риск издательства.

Другим возникавшим на практике вопросом является

вопрос о праве автора на получение аванса, если выдача

аванса не была издательским договором предусмотрена.

(**1) На практике правило о неустойке в отношениях авторов с

издательствами не применяется  (Б. Н. Городецкий. Пра-

вовое положение писателей и композиторов по законодательству

Союза ССР и РСФСР. М., 1946, стр. 54).

(**2) В некоторых союзных республиках применяется несколько

иной порядок выплаты авторского гонорара (например в УССР

право автора на получение последнего платежа возникает только с

выходом произведения в свет).

-205-

Иногда при литературном заказе издательства обязывают-

ся уплатить 60% авторского гонорара только по одобрении

рукописи, не выплачивая при подписании договора 25%

авторского гонорара в качестве аванса. Такую практику

следует признать находящейся в явном противоречии с

типовым издательским договором. На основании статьи 4

типового издательского договора и статьи 26 закона об

авторском праве РСФСР за автором должно быть в таких

случаях признано право требовать с издательства уплаты

аванса. По такому пути идет в ряде случаев судебная

практика. Выше уже приводилось дело по иску Ар-

гир И. Ф. и Махина В. А. к издательству <Машгиз>, когда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного

суда СССР согласилась с протестом Генерального проку-

рора СССР, признавшего неправильным указание Москов-

ского городского суда, что 25% авторского гонорара не

должны быть выплачены авторам, поскольку при заклю-

чении договора выдача аванса не была оговорена.

Еще пример из практики приводит А. И. Ваксберг.

Кооперативное издательство заключило с К- договор

литературного заказа, не выдав ему аванса. К. предъявил

иск об уплате ему 25% гонорара. Народный суд в иске

отказал на том основании, что рукопись оказалась непри-

годной. Отменяя это решение, Московский городской суд

указал, что признание рукописи непригодной к изданию

не может освободить ответчика от выплаты вышеуказан-

ной суммы (*1).

(**1) Критикуя издательскую практику <безавансовых> договоров

заказа, А. И. Ваксберг с основанием отмечают, что <борьба за ре-

жим экономии, несомненно, должна вестись повсеместно, однако

отмеченная практика издательств никакого отношения к этой борь-

бе не имеет. Единичные случаи <безнадежных> заказов, грубого

нарушения авторами договорных обязательств, рваческие настрое-

ния отдельных литераторов не могут бросить тень на всех совет-

ских авторов>. Далее А. И. Ваксберг указывает, что суды исправ-

ляют допущенные издательством при заключении договора нару-

шения авторского права путем присуждения автору причитающих-

ся ему 25% гонорара даже в том случае, когда произведение ока-

жется неизданным, при условии, что он работал добросовестно

(А. И. Ваксберг. Основные черты издательского договора

по советскому гражданскому праву. <Уч. зап. ВИЮН>, вып. 3. М.,

Госюриздат, 1955, стр. 109). Характерно, что Министерство куль-

туры СССР, выявившее крупные недостатки в работе центральных

издательств Министерства культуры СССР и принявшее ряд кон-

кретных мероприятий к их устранению, предложило издательствам

своевременно взыскивать с авторов, не представивших рукописи в

обусловленные договором сроки, выданный им аванс, но не запре-

тило вообще выдачу авансов; вместе с тем Министерство культуры

СССР предупредило директоров издательств, что они несут персо-

нальную ответственность за точное соблюдение финансовой дисци-

плины в издательствах, своевременное оформление договорных от-

ношений с авторами и точное соблюдение закона об авторском пра-

ве (см. приказ Министра культуры СССР от 21 июня 1955 r., № 368).

-206-

Полученный автором аванс подлежит возврату только

в точно установленных случаях. Согласно типовому изда-

тельскому договору, автор обязан возвратить выданный

ему аванс в случае: 1) несдачи рукописи в срок; 2) отказа

от исправления своего труда; 3) признания судом недоб-

росовестности автора в исполнении его труда (ст. 16 и

примечание 1 к ст. 9 типового издательского договора).

Судебная практика, как правило, придерживается того

взгляда, что <в случае отклонения издательством произ-

ведения вследствие его непригодности издательство име-

ет право расторгнуть договор, но без возврата автором

выданных ему 25% в счет гонорара при сдаче рукописи.

Издательство вправе требовать возврата аванса лишь

в том случае, когда суд установит, что автор отнесся не-

добросовестно к выполнению заказанной ему литературной

работы> (определение Судебной коллегии по граждан-

ским делам Верховного суда СССР от 26 августа 1953 г.

по иску издательства <Радянська школа> к Багмету).

В случае необходимости факт недобросовестности автора

в выполнении им его труда устанавливается компетентной

экспертизой. Что касается несдачи рукописи в срок, то

судебную практику в этом отношении нельзя считать уста-

новившейся; но следует все же признать, что возврат

aaaina должен иметь место только в случае несдачи

произведения в срок по вине автора. Если же несдача

рукописи в срок произошла не по вине автора (например

в результате его тяжелой болезни), аванс (25% гонора-

ра) как гарантированный минимум вознаграждения за

труд не должен подлежать возврату.

Несколько иначе решается вопрос об условиях и по-

рядке выплаты авторского гонорара по постановочному и

сценарному договорам.

По типовому постановочному договору театр (теат-

рально-зрелищное предприятие) уплачивает автору при

подписании договора аванс в размере 25 %, по принятии

 

-207-

театром произведения-50%; остальные 25% выплачи-

ваются после первого спектакля (премьеры). Типовым по-

становочным договором предусматривается, что автор

может отказаться от получения аванса полностью или

в части (п. 9 и примечание к п. 9 типового постановочно-

го договора). Автор, конечно, вправе отказаться от полу-

чения аванса, как и вообще от получения гонорара. Поэто-

му о том, что автор может отказаться от получения аванса,

можно было бы в типовом постановочном договоре и не

упоминать. Не приведет ли на практике это указание ти-

пового договора к тому, что правило о выплате автору 25%

аванса при подписании договора фактически не будет при-

меняться? А ведь аванс служит целям материального

обеспечения автора при выполнении им творческого

труда.                                            

Театр вправе расторгнуть договор и взыскать с автора

все полученные им по постановочному договору суммы,

включая аванс, в случаях: а) непредставления произведе-

ния по вине автора в срок, предусмотренный договором

или соглашением о внесении изменений; б) несоответствия

произведения утвержденной творческой заявке; в) отказа

автора от исправления своего труда; г) привлечения авто-

ром без письменного согласия театра каких-либо других

лиц для написания произведения: д) в случае признания

судом недобросовестности автора в исполнении заказанно-

го ему труда. Во всех остальных случаях расторжения до-

говора театром ввиду непригодности произведения аванс

сохраняется за автором (п. 10 типового постановочного

договора). Здесь обращает на себя внимание, что впервые

в типовом договоре прямо указывается на вину автора,

как на основание к возврату аванса в случае непредстав-

ления им в срок произведения. Следовательно, при несда-

че произведения в срок не по вине автора аванс возврату

не подлежит.

Согласно типовому сценарному договору для художе-

ственных фильмов, выплата авторского вознаграждения

производится следующим образом: при подписании до-

говора - 25%, а остальные 75% по киностудиям союзного

подчинения - после окончательного принятия (одобре-

ния) сценария директором киностудии, а по киностудиям

республиканского подчинения и сценарной студии - после

утверждения сценария Министерством культуры союзной

-208-

республики (п. 8 типового сценарного договора). Но такой

порядок применяется только в тех случаях, когда пред-

ставленный автором сценарий не нуждается в исправлени-

ях и переделках. Если же по требованию студии в сцена-

рий вносятся исправления и переделки (что представляет

обычное явление), то студия выплачивает автору причи-

тающиеся ему 75% вознаграждения в следующем порядке:

при первом направлении сценария для внесения исправ-

лений и переделок - 10%, при вторичном направлении

сценария для внесения новых исправлений и переделок -

15%; остальная же обусловленная договором сумма, т. е.

50%, выплачивается после окончательного принятия

(одобрения) сценария со всеми исправлениями и передел-

ками (примечание к п. 8 типового сценарного договора).

По типовому сценарному договору право расторгнуть

договор с взысканием с автора всех полученных по до-

говору сумм, включая аванс, принадлежит студни в тех же

случаях, как и по типовому постановочному договору теа-

трально-зрелищному предприятию (п. 9 типового сценар-

ного договора). Но в типовом сценарном договоре нет ука-

зания на вину автора, как на условие к возврату аванса в

случае непредставления в срок произведения. Об этом,

конечно, приходится пожалеть. Надо надеяться, что при

непредставлении произведения в срок практика будет все

же исходить из принципа ответственности автора за вину.

В типовом сценарном договоре имеется указание, что в

случае отклонения студией сценария по мотивам непригод-

ности, относящимся к его идейно-художественным достоин-

ствам, договор расторгается с сохранением за автором ра-

нее полученных по договору сумм (п. 10 типового сценар-

ного договора). Эту формулировку нельзя не признать

слишком широкой, что может повести к ненужным затруд-

нениям и спорам при применении пункта <б> статьи 9 ти-

пового сценарного договора, предоставляющего студии

право расторгнуть договор с взысканием с автора всех

полученных по договору сумм, включая и аванс, в случаях

представления сценария, не соответствующего условиям,

предусмотренным договором. Ведь идейно-художествен-

ные достоинства также являются одним из условий, ко-

торым в соответствии с договором должен отвечать сцена-

рий. О последствиях исключения сценария из тематическо-

го плана студии выше уже указывалось.

-209-

По авторским договорам организации несут и ряд дру-

гих обязанностей, в частности они обязаны производить

публикации о вышедших изданиях, извещать автора о рас-

продаже издания, на афишах и других видах извещений

указывать имя (фамилию) автора пьесы, а на всех филь-

мокопиях и на всех видах извещений и реклам - имя (фа-

милию) автора сценария и т. д.

Кроме основных видов авторских договоров - изда-

тельского, постановочного и сценарного, существуют и

другие виды авторских договоров. Так, в связи с развитием

радиовещания и телевидения возникли договоры, имею-

щие своим предметом произведения, специально написан-

ные для передачи по радио и телевидению. Законодатель-

ством эти договоры не предусмотрены: формально они под-

падают под понятие постановочного договора, но большин-

ство норм, регулирующих отношения по постановочному

договору, к ним не применимо. Типовых авторских догово-

ров радиопередачи и телевидения не выработано. Необ-

ходимость правового регулирования этих новых видов

авторских договоров представляется совершенно очевид-

ной.

Автору принадлежит право переделки своего литера-

турного произведения. Но он может уступить это право по

договору другому лицу (п. <б> ст. 9 <Основ>). Автор мо-

жет заключить договор с лицом, взявшим на себя передел-

ку его произведений (инсценировщиком), но может заклю-

чить такой договор непосредственно с театром или кино-

студией. В случае предоставления автором драматическо-

го или иного литературного произведения кинопроизвод-

ственному предприятию права переделки произведения в

киносценарий право использования произведения не мо-

жет быть предоставлено предприятию больше чем на трех-

летний срок.

Действующее законодательство не разрешает вопроса

о формах использования произведения при его механиче-

ской записи. Но постановлением 45-го Пленума Верховно-

го суда СССР от 20 ноября 1933 г. (*1) было разъяснено, что

запись изданного в печатном виде музыкального произве-

дения на граммофонную пластинку с размножением и вы-

(**1) См. <Сборник действующих постановлений Пленума Верхов-

ного суда СССР 1924-1951 гг.>. М., Госюриздат, 1952, стр. 151.

-210-

пуском в продажу этих пластинок есть новый, самостоя-

тельный способ воспроизведения произведения автора.

Пленум Верховного суда СССР признал также, что в этом

случае ни статьей 9 <Основ>, ни другим специальным зако-

ном не установлено какого-либо изъятия из принадлежа-

щего автору права на воспроизведение произведения.

Практика применила это разъяснение Пленума Верховно-

го суда СССР в отношении не только музыкальных, но и

литературных произведений при их записи на граммофон-

ную пластинку (например при записи чтения литератур-

но-художественного произведения).

Поскольку, таким образом, право на воспроизведение

произведения путем механической записи сохраняется за

автором, следует признать, что осуществление механиче-

ской записи произведения (как неопубликованного, так и

опубликованного) возможно только с разрешения автора,

т. е. путем заключения договора, предусматривающего вы-

плату ему гонорара (*1). Однако на практике в отношении

опубликованных произведений это положение в ряде слу-

чаев не соблюдается, причем, поскольку до настоящего

времени нет утвержденных ставок авторского гонорара за

механическую запись произведений, организации, осуще-

ствляющие такие записи, от выплаты гонорара авторам

иногда уклоняются. Очевидно, компетентным органам сле-

дует принять меры к скорейшему разрешению вопроса

о ставках авторского гонорара за запись музыкальных и

иных произведений на граммофонную пластинку и за иные

способы механической записи. Существуют и некоторые

другие виды авторских договоров.

Авторские договоры являются основной правовой

формой, при помощи которой автор передает продукт сво-

его творчества обществу и получает за использование ре-

зультата своего труда авторское вознаграждение. Но воз-

можно использование обществом произведения, которое

создано автором на основе существующих у него с данной

организацией трудовых отношений.

В этих случаях автор связан с организацией не автор-

ским, а трудовым договором, но сохраняет за собой автор-

ские правомочия. Литератор, являющийся штатным работ-

(**1) См. М. В. Гордон. Советское авторское право. М., Гос-

юриздат, 1965. стр. 115.

-211-

ником газеты, работающий в газете по трудовому догово-

ру и получающий заработную плату, в случае создания

им произведения, отвечающего по своим признакам требо-

ваниям, предъявляемым к объекту авторского права, обла-

дает правом авторства и рядом других авторских правомо-

чий; в частности, литератор, создавший литературное про-

изведение в порядке своей служебной деятельности, впра-

ве издать впоследствии это произведение отдельным изда-

нием, например книгу очерков, напечатанных перво-

начально в какой-нибудь газете, если только условиями

трудового соглашения не будет прямо оговорено, что без

согласия издательства он не может издавать произведе-

ний, написанных им в качестве штатного сотрудника дан-

ной газеты (*1).

Для некоторых категорий литературных работников и

работников искусств установлен особый порядок оформ-

ления взаимоотношений с издательствами, редакциями га-

зет и другими организациямя в тех случаях, когда ими

выполняются работы по отдельным заданиям этих орга-

низаций (*2). В число этих работников входят корреспонден-

ты, хроникеры, репортеры, карикатуристы, фоторепорте-

ры, художники и др. при условии, если заработок от об-

служивания по отдельным заданиям предприятий и учреж-

дений является для них основным источником средств к

существованию.

Условия труда указанных категорий лиц регулируются

законодательством о труде, но с рядом изъятий. Законо-

дательством о труде регулируются вопросы оплаты их

труда, порядка представления отпусков, получения посо-

бий по временной нетрудоспособности (*3). Но работы, соз-

(**1) О правовом положении штатных сотрудников научно-иссле-

довательских учреждений мы уже говорили выше (см. гл. III и

гл. IV,  2).

(**2) Постановление НКТ СССР от 11 ноября 1929 г. <Об условиях

труда работников искусств, печати и просвещения, обслуживающих

нанимателя по особым заданиям> (БФХЗ, 1929, № 52, стр. 45).

(**3) Вопрос о правовой природе отношений, возникающих на ос-

нове постановления НКТ СССР от 11 ноября 1929 г., является спор-

ным. Некоторые авторы считают, что в этом случае стороны связаны

трудовыми договорами (М. В. Гордон. Советское авторское

право. М., Госюриздат, 1955, стр. 102; А. Е. Пашерстник. Тео-

ретические вопросы кодификации общесоюзного законодательства

о труде. М" Изд-во АН СССР, 1955, стр. 37-38). Другие приходят

к выводу, что договоры, лежащие в основе рассматриваемых право-

отношений, не являются трудовыми договорами, а относятся к осо-

бому   виду   договоров--к   договору   трудового   поручения

(см. К. Граве. Договор трудового поручения. <Уч. зап. ВИЮН>,

в. V. М" Юриздат, 1947, стр. 64, 71).

-212-

данные этими лицами в порядке, предусмотренном поста-

новлением Наркомтруда от 11 ноября 1929 г., как правиль-

но отмечалось в литературе, должны пользоваться охраной

законов об авторском праве на общих основаниях(*1), если,

разумеется, этим работам присущ элемент творчества.

Следует иметь в виду, что в ряде случаев выполняемая

указанными категориями лиц работа лишена элемента

творчества (собирание различных сведений для газеты,

составление заметок хроникального характера и т. п.).

В таких случаях, разумеется, вопрос о применении норм

авторского права вообще не может возникать. Если же ра-

бота носит творческий характер, является литературным

или художественным произведением, автор должен поль-

зоваться и охраной его права авторства и ряда других ав-

торских правомочий. Надо также иметь в виду, что поста-

новление НКТ СССР от 11 ноября 1929 г. не распростра-

няется на указанных лиц, если они урегулировали свои

отношения с издательствами договорами, предусмотренны-

ми законодательством об авторском праве (п. <б> ст. 3

постановления НКТ от 11 ноября 1929 г.). В таких случаях

речь может идти только об уступке автором издательству

отдельных авторских правомочий. Не распространяется

на этих лиц постановление НКТ СССР от 11 ноября

1929 г. и в тех случаях, если эти лица получают твердое

повременное вознаграждение либо обязаны выполнять

определенную норму выработки. В этих случаях на них

распространяется общее законодательство о труде (п. п.

<б> и <в> ст. 3 постановления НКТ СССР от 11 ноября

1929 г.).

Согласно пункту <п> статьи 9 <Основ>, организация

вправе использовать художественные и фотографические

произведения в изделиях фабрично-заводской, кустарной

и ремесленной промышленности без получения на это со-

гласия автора, при условии уплаты ему гонорара в раз-

мерах и порядке, устанавливаемых законодательством

союзных республик. В РСФСР соответствующее поста-

(**1) См. Б. Н. Городецкий и Б. М. Розовская. Справочник

по авторскому праву. М., 1948, стр. 44.

-213-

новление было издано СНК РСФСР 15 января 1929 г. -

<О ставках вознаграждения за использование в промыш-

ленности произведений изобразительных искусств> (*1). Куль-

турные запросы широких масс трудящихся быстро растут,

советские граждане предъявляют все большие требова-

ния к повышению художественного оформления предме-

тов домашнего обихода, тканей и т. д. В создании надле-

жащих условий труда, способствующих стимулированию

творчества художников, произведения которых использу-

ются в промышленности, немаловажное значение имеет

и правовое регулирование их труда, которое не может

быть признано в настоящее время удовлетворительным.

Согласно пункту 2 Постановления СНК РСФСР от

15 января 1929 г., художники, состоящие на службе в про-

мышленных предприятиях и создающие в порядке выпол-

нения трудового договора художественные произведения

для использования их в промышленных изделиях, поль-

зуются авторским правом на таковые произведения с тем,

однако, что трудовыми договорами определяется предель-

ное количество выпускаемой промышленным предприя-

тием продукции, воспроизводящей создаваемые ими ху-

дожественные произведения. Художник не имеет права в

этих случаях уступать воспроизведение упомянутых худо-

жественных произведений другим предприятиям впредь

до исчерпания предприятием, на службе у которого он

состоит, предельного количества продукции, означенного

в трудовом договоре. В пункте же 4 этого постановления

устанавливаются ставки авторского вознаграждения за

воспроизведение или использование произведения в про-

центном отношении от оптовой цены вырабатываемой

предприятием продукции. Таким образом, согласно поста-

новлению СНК РСФСР от 15 января 1929 г., художник,

состоящий в штате промышленного предприятия, полу-

чает за свой труд заработную плату и, кроме того, может,

при известных условиях, получить еще гонорар за исполь-

зование своих произведений в промышленности в форме

процентных отчислений от оптовой цены вырабатываемой

продукции. Но это постановление устарело, не отличается

ясностью и вызывает различные толкования при его при-

менении. Судебная же практика по данному вопросу весь-

(**1) См. БФХЗ. 1929, № 21, стр. 51.

-214-

ма противоречива (*1). Но во всяком случае ясно, что штат-

ные художники промышленных предприятий, как прави-

ло, получают за свой труд заработную плату. В некото-

рых же случаях сверх того могут получать и авторский

гонорар.

Спорным является, за что же именно им должен вы-

плачиваться авторский гонорар - за создание или за вос-

произведение произведения? В литературе было высказа-

но мнение, что заработная плата за создание произведе-

ния должна включать в себя и оплату за его воспроизве-

дение в пределах установленного количества выпускаемой

продукции. Дополнительное авторское вознаграждение за

воспроизведение его произведений в промышленности ху-

дожник должен получать только с той части промышлен-

ных изделий, которая будет превышать заранее установ-

ленный предел (*2). Но этот предел и способ его установле-

ния должны быть утверждены соответствующими госу-

дарственными органами, чего в настоящее время нет, в

связи с чем и происходят постоянные споры и недоразу-

мения.

Еще более неопределенным является положение, не

состоящих в штате художников, произведения которых

(**1) Ярким примером противоречивости судебной практики являет-

ся дело художницы Фогт с ленинградской фабрикой <Ленизо> о

взыскании авторского гонорара за воспроизведение в ее изделиях

работ художницы Фогт. Опираясь на ст. 2 постановления СНК

РСФСР от 15 января 1929 г.. одни судебные инстанции удовлетворя-

ли исковые требования, другие-отказывали в иске. Судебная кол-

легия по гражданским делам Верховного суда СССР, рассмотрев

это дело по протесту Председателя Верховного суда СССР со ссыл-

кой на ту же ст. 2 указанного постановления, признала, что в дан-

ном случае никакого предельного количества продукции, которое мог-

ло быть выпущено фабрикой <Ленизо> по рисункам и эскизам Фогт,

стороны в трудовом договоре не установили. Поэтому выпуск фабри-

кой изделий в размерах, фактически имевших место в период 1918 -

1950 гг.. не может рассматриваться как нарушение авторских прав

Фогт. В связи с этим определением Судебной коллегии Верховного

суда СССР в нашей литературе с основанием отмечалось, что такое

толкование закона по существу лишает художника авторского права,

которое признает за ним закон (И. Я. Рабинович. Автор-

ское право на художественно-промышленные произведения. <Совет-

ское государство и право>. 1954, № 8. стр. 103 - 104).

(**2) См. В. А. Кабатов. Советское авторское право на произве-

дения изобразительного искусства. Автореф. канд. диссерт. М>, 1954.

стр. 11.

-215-

используются промышленными предприятиями в своих из-

делиях. Обычно предприятия с самими художниками до-

говоров не заключают, пользуясь услугами различных ху-

дожественно-производственных мастерских. С этими ма-

стерскими предприятия и заключают договоры на изготов-

ление моделей, рисунков и т. п. Ответственность за выпол-

нение таких договоров несут соответствующие художе-

ственно-производственные мастерские. Художники с за-

казчиком ни в каких правовых отношениях не состоят.

Правовые отношения у художника возникают только с

художественно-производственной мастерской; причем на

практике в одних случаях, художник, не работающий на

предприятии, использующем его произведение в своих из-

делиях, получает только оплату за создание произведе-

ния, в других - только авторское вознаграждение за ис-

пользование произведения, в третьих случаях получает

вознаграждение и за создание и за использование произ-

ведения в промышленных целях(*1). Судебная практика по

данному вопросу не отличается устойчивостью. Некоторые

суды считают, что приобретение права собственности на

произведение искусства влечет за собой и переход к пред-

приятию авторского права, в связи с чем предприятие мо-

жет использовать произведение по своему усмотрению, не

выплачивая автору гонорара за воспроизведение произ-

ведения. Примером такого рода судебных решений может

служить решение Ленинградского городского суда по иску

художника Траугот к Смольнинскому промкомбинату, ко-

торым суд признал, что произведение перешло в собствен-

ность предприятия (*1). В других случаях суды в своих реше-

ниях признают, что отчуждение права собственности на

рисунки не равносильно переуступке авторского права,

использование которого в данном случае разрешается

<Основами авторского права>. Последняя точка зрения

должна быть признана правильной. Все эти споры вызы-

ваются неурегулированностью этого вопроса в законода-

тельстве.

(**1) Ci. В. А. Кабатов. Советское авторское право на произ-

ведения изобразительного искусства. Канд. диссерт., М., 1954, стр.

185 и сл.

(**2) См. И. Я. Рабинович. Авторское право на художественно-

промышленные произведения (<Советское государство и право>,

1954, № 8, стр. 103).

-216-

Как уже указывалось, обычным способом использова-

ния авторского права на литературные произведения яв-

ляется их издание, на драматические и музыкальные -

их публичное исполнение (но также и издание). Но во

всяком случае количество способов использования этих

видов произведений не является значительным. Другое

дело - область изобразительного искусства. В этой обла-

сти возможны весьма различные способы использования

произведения (*1). Произведение изобразительного искусства

может быть не только предметом издательского договора

(при издании репродукций, иллюстраций и т.д.), но и

предметом договора постановочного (при воспроизведе-

нии произведения художника в декорациях и костюмах по

созданным им эскизам с показом в спектакле). Произве-

дение изобразительного искусства (картины, скульптуры

и т. д.) может быть приобретено в собственность какой-ли-

бо социалистической организацией (государственной заку-

почной комиссией, государственным музеем, дворцом куль-

туры и т. д.). В этом случае по форме имеет место сделка

купли-продажи, предусмотренная статьями 180-199 ГК.

Но, независимо от этого, такая сделка влечет за собой и

авторские правоотношения. Художник не просто передает

покупателям право собственности на овеществленный про-

дукт своего труда, но и вступает с приобретателем в от-

ношения, проистекающие из специфического характера

его труда, из особых свойств отчуждаемого предмета как

произведения искусства (*2). Отсюда и ряд практических по-

следствий. Главным из них следует признать то, что, отсу-

див право собственности на материальный предмет, в ко-

тором нашла свое воплощение творческая идея художни-

ка, автор сохраняет за собой все авторские правомочия,

включая и право на воспроизведение и распространение

произведения и извлечение имущественных выгод из дан-

ного произведения, его экспонирование и т. д. Автор впра-

ве запретить публичное выставление его произведения

(п. <м> ст. 9 <Основ>).

Существуют и другие способы использования произве-

дения изобразительного искусства, в частности изготов-

(**1) Подробно об этом см. Г. М. Танин. Договор художественно-

го заказа (<Советское государство и право>, 1948, № 2, стр. 67-72).

(**2) Там же, стр. 71.

-217-

ление живописных и скульптурных копий. В этом отноше-

нии применяются два способа использования произведе-

ния: копирование живописного или скульптурного произ-

ведения другим лицом (обычно соответствующей органи-

зацией) и копирование произведения самим автором. Ко-

пирование чужих произведений не для личного пользова-

ния (п. <о> ст. 9 <Основ>) допускается только с разреше-

ния автора оригинала и с уплатой ему вознаграждения.

Такое копирование, как правило, имеет целью широкую по-

пуляризацию произведений живописи и скульптуры и пред-

полагает массовое изготовление копий. Для обеспечения

высокого качества копий и в целях охраны авторских

прав художников массовое изготовление копий для рас-

пространения разрешается только со специально пред-

назначенных для этого эталонов (образцов) (*1). Размер

вознаграждения автору за воспроизведение в копии его

произведения определяется обычно в процентном отно-

шении к отпускной цене копии произведения. В целях

улучшения качества выпускаемых копий создание массо-

вых копий с живописных и скульптурных произведений

разрешается только организациям системы Министер-

ства культуры СССР, Художественному фонду СССР,

<Всекохудожнику> и др. К выполнению копий должны

привлекаться лучшие художники-копиисты.

Возможны и такие случаи, когда художник сам повто-

ряет созданное им произведение. Иногда это делается по

договору с какой-нибудь организацией (например с до-

мом культуры, с краеведческим музеем), желающей при-

обрести возможность пользоваться получившим общест-

венное признание произведением живописи или скульп-

туры. В связи с этим возникает вопрос о так называемых

авторских повторениях (копиях, сделанных самим авто-

ром). Этот вопрос действующим законодательством не ре-

гулируется. По существу, конечно, нет оснований препят-

ствовать художнику повторить свое произведение. Но

встречаются на практике случаи, когда число таких автор-

ских повторений достигает нескольких десятков, что яв-

ляется несомненным тормозом к развитию творческой дея-

тельности художника. Встречаются, к сожалению, и такие

случаи, когда отдельные художники с помощью наемной

(**1) См. Приказ Комитета по делам искусств при Совете Министров

СССР от 1 апреля 1950 г.

-218-

рабочей силы изготовляют множество копий со своих ра-

бот и ими торгуют(*1).

В целях упорядочения создания авторских копий

б. Комитетом по делам искусств при Совете Министров

СССР установлено, что заказы авторам копий со своих

произведений должны допускаться только в исключитель-

ных случаях и с разрешения соответствующих органов.

К авторским копиям должны приравниваться варианты

произведений, не содержащие в себе коренной композици-

онной или сюжетной переработки материала и написанные

самим автором. Авторские копии в живописи должны про-

изводиться только в технике оригинала, а авторские ко-

пии произведений скульптуры - только в твердых материа-

лах (дерево, камень, фарфор, стекло). На оборотной сто-

роне выполненной автором копии живописного произве-

дения должна делаться надпись - <авторская копия>, с

указанием даты исполнения. Авторская копия произведе-

ния скульптуры должна удостоверяться актом, подписан-

ным автором, с указанием даты исполнения, и руководи-

телем организации, осуществляющей заказ.

Все расчеты с художниками и скульпторами за выпол-

ненные ими авторские копии и за массовое воспроизведе-

ние живописных и скульптурных произведений произво-

дятся через Управление охраны авторских прав Союза со-

ветских художников СССР (*2).

В несравненно более редких случаях, нежели в отно-

шениях с социалистическими организациями, авторы за-

ключают договоры об использовании принадлежащих им

авторских прав с отдельными гражданами. Путем догово-

ра оформляются отношения автора с лицом, которому он

разрешает переделку повествовательного произведения в

драматическое или в киносценарий и наоборот, а также

драматического произведения в киносценарий и наоборот

(п. <б> ст. 9 <Основ>). Договором оформляются отноше-

ния автора с переводчиком при разрешении автором пере-

вода еще не изданного литературного произведения (п. <а>

ст. 9 <Основ>), автора с композитором на использование

для создания музыкального произведения текста, заим-

(**1) См. <Союз художников и художники> (<Литературная газета>

от 2 сентября 1954 г.).

(**2) См. Приказ Комитета по делам искусств при Совете Министров

СССР от 20 октября 1952 г., № 1134.

-219-

сгвованного из литературного произведения, в том случае,

если автор литературного произведения особым запреще-

нием, объявленным им на каждом экземпляре своего про-

изведения, оставил за собой право разрешения на такое

использование (п. <з> ст. 9 <Основ>).

Выше уже указывалось, что в некоторых случаях при-

меняется и внедоговорная форма реализации авторских

прав. Согласно части 3 статьи 8 <Основ>, автор изданно-

го драматического, музыкального, музыкально-драматиче-

ского, пантомимного, хореографического и кинематогра-

фического произведения не вправе воспрещать его публич-

ное исполнение. Это правило установлено законом в це-

лях наиболее широкого ознакомления общества с указан-

ными видами произведений. Но вместе с тем оно не мо-

жет повести к ущемлению интересов автора. Не следует

забывать, что в данном случае дело идет только об издан-

ных произведениях. Согласившись на издание произведе-

ния, автор уже признал свое произведение достаточно

зрелым, завершенным. Какие же у него могут быть воз-

ражения, если общество познакомится с его произведе-

нием в той форме, к которой оно главным образом пред-

назначено и в которой лучше всего могут выявляться ка-

чества произведения? Материально же автор от этого по-

страдать не может, так как закон предусматривает в та-

ких случаях право автора на получение авторского гоно-

рара. Обычно оплата авторского гонорара производится

путем процентных отчислений от фактических сборов пред-

приятия, в котором публично исполняется данное произ-

ведение (*1). От уплаты авторского гонорара освобождаются

учреждения культурно-просветительного характера при

условии невзимания платы с посетителей (п. <и> ст. 9

<Основ>), но эта льгота распространяется на случаи пуб-

личного исполнения в этих учреждениях изданных произ-

ведений. Неизданные же произведения могут быть публич-

но исполняемы в культурно-просветительных учреждениях

лишь при наличии постановочного договора (ст. 43 закона

об авторском праве РСФСР), с уплатой автору гонорара

в размере, определенном договором, или по установлен-

(**1) Авторам киносценариев за демонстрацию кинофильма, на ос-

новании постановления СНК от 23 декабря 1938 г., № 1349, автор-

ский гонорар не выплачивается. О порядке оплаты их труда см. ра-

нее,  2.

-220-

ным ставкам, если договором размер оплаты не предус-

мотрен. Не выплачивается авторский гонорар и при пе-

редаче изданных произведений по радио. На практике

органы радиовещания не оплачивают авторским гонора-

ром и произведения неизданные, но публично уже испол-

ненные, что следует признать противоречащим части 2

статьи 8 <Основ>, предусматривающей уплату авторского

гонорара за публичное исполнение указанных выше кате-

горий произведений - неизданных, но хотя бы однажды

публично исполненных (*1). Тот же вопрос возникает и при

передаче неизданного, но уже публично исполненного про-

изведения по телевидению.

В качестве общего вывода следует признать, что ряд

вопросов, связанных с использованием авторского права,

требует срочного урегулирования в законодательном или

ведомственном порядке. Требуется также выработка ти-

повых авторских договоров для новых видов авторских

отношений.

(**1) И. Л. Грингольц. Права автора сценического произведения

a СССР. Автореф. канд. диссерт. М., 1953, стр. 20.

-221-

Лучшие книги

Введение в право - П. Сандевуар.
Господарське право України - В.С. Щербина.
Основи римського приватного права - Є.М. Орач, Б.Й. Тишик.
Жилищное право - О.А. Городов.
Государственное и региональное управление - Э.А. Уткин, А.Ф. Денисов.
Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе - А.А. Власов.
Защита в советском семейном праве - З.В. Ромовекая.
Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела - В.Д. Арсеньев, В.Г. Заблоц
Идентификация при расследовании преступлений - В.Я. Колдин.
Правоохранительные органы. Конспекты лекций - Р.А. Беленков.
Государство и местное самоуправление в России. Теоретико-правовые основы взаимодействия - Е.М. Ковешников.
Организация управления оперативно-розыскной деятельностью - В.П. Хомколов.




 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.