Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 47      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 

    II.2. Гражданство

    (II.2.1) Понятие и содержание гражданства.

    Субъектом госу­дарственной жизни и публичного права считался в римской юридичес­кой традиции носитель специального качества, образуемого сочетанием целой совокупности требований — римский гражданин (civis romanus), и это качество было далеко не тождественно любому физическому лицу, даже полноправному в частноправовом смысле (см. § V.1). В том, что касалось требований и регуляции публичного права, римлянин представ­лял как специфический субъект — civis optimo jure. Совокупность требо­ваний, необходимых для признания за лицом состояния римского граж­данства, подразумевала: принадлежность к римской общине, личную и безусловную свободу, особый семейный статус, соответствие возрастным ограничениям. Особенностью института римского гражданства было то, что оно с самого начала своего исторического формирования определя­лась совокупностью правовых требований и в известном смысле было создано правом, имея строго личностный характер. Следствием этого было в том числе и развитие ряда промежуточных институтов на основе привилегий: право гостя (hospitium), почетное гражданство и др. Римс­кое право исключало поэтому и возможность наличия у субъекта публич­ного права двойного гражданства: по Цицерону, этого не допускало «ве­личие римского народа».

    Принадлежность к римскому гражданству означала для субъекта возможность пользования рядом прав и одновременно обременение пуб­личными обязанностями. Публичная правоспособность наступала с 17 лет, с 60 лет гражданин мог быть освобожден от личных повинностей; осво­бождало от повинностей также исполнение обязанностей должностного лица и некоторых жреческих функций. К публичным правам римского гражданина относились: право обжалования решений должностных лиц в установленных народных собраниях — либо непосредственно, либо через трибунат; право собраний и ассоциаций, в том числе соседских схо­док, — не нарушая публичных правил и только в дневное время (собствен­но, первоисходное самонаименование римских граждан — «квириты» — и происходит от индоарийского еще ko-wiri, означавшее собрание муж­чин для мирных и военных трудов в ko-wiria, одну из курий позднее); право участия в собраниях государственного значения под руководством магистратов, пассивное право-обязанность исполнять функции должностно­го лица при соответствующем имущественном цензе. К публичным по характеру обязанностям относилась военно-милицейская служба (по этой обязанности могли быть дарованы льготы, а также и полное освобожде­ние в личную награду); обязанность подлежать цензу, т.е. исчислению имущества и доходов (уклонение преследовалось уголовным порядком); уплата особого налога — трибута, собираемого по чрезвычайной госу­дарственной надобности; владение и полезное использование землями покоренных народов. Собственно налогов в обычном смысле римские граждане не уплачивали; в ходу были только пошлины с некоторых юри­дических действий (при отпуске на волю рабов, волеизъявлении из се­мейных прав и т.п.), обязательные и для римлян.

    Состояние римского гражданства в публично-правовом отноше­нии подразумевало и наличие совокупности прав в частноправовом смысле, связываемых с этим статусом. К таким правам относились пра­во заключения полноценного брака (jus conubii), право осуществлять отцовскую власть в семье-клане (patria potestas), право участия в торго­вом обороте со всеми обязывающими гражданско-правовыми последстви­ями (jus commercii), право возбуждать законные иски в границах приви­легий квиритского права (legis actiones). Наличие этих прав представляло римского гражданина и как субъекта частного права (см. V.1).

    (II.2.2) Приобретение прав гражданства.

    Права римского гражданина могли приобретаться двояким в правовом отношении пу­тем: 1) в силу установлений естественного права, санкционированного законами; 2) в силу непосредственных предписаний публичного права. В первом случае публичное право только санкционировало обретение граж­данства естественным путем, и только в особых случаях (строго единичных и на основе судебных решений) могли быть приняты ограничения на такое приобретение прав гражданства. Во втором случае предписания пуб­личного права, будучи по своему смыслу правом исключительным, или специальным (см. I.2.2), не могли быть оспариваемы частным лицом, пре­тендующим на распространение на него аналогичного статуса.

    В силу установлений естественного права приобреталось рим­ское гражданство (1) путем рождения от родителей, состоящих в пра­вильном (согласно требованиям гражданского права заключенном) бра­ке, причем оба родителя должны были (это подразумевалось понятием правильного брака) быть римскими гражданами; (2) через усыновление, совершенное полноправным римским гражданином в соответствии с требованиями гражданского права и закрепленное специальной процедурой; (3) через освобождение из рабского состояния также соответственно тре­бованиям закона о процедуре этого. Обретение прав гражданства через освобождение из рабства в свою очередь было различным для ситуаций, когда освобождению подлежал прежде полноправный римский гражданин, временно находившийся в рабском состоянии (как военнопленный или как должник), и когда освобождение касалось «натурального» раба, не принад­лежавшего к римской общине. В первом случае речь шла в формальном отношении только о полном восстановлении права гражданства, во вто­ром — права римского гражданства предоставлялись только при соблюде­нии установленных требований и процедур, либо когда гражданство пре­доставлялось рабу одним из высших лиц «от имени римского народа».

    В силу непосредственных предписаний публичного права гражданство обреталось (1) путем его индивидуального присвоения за лич­ные заслуги перед римским народом (свободному лицу иностранного граж­данства или без гражданства), а также (2) через законодательное поста­новление о предоставлении вообще прав римского гражданства жителям определенного города, провинции либо сословной категории. Родствен­ными в правовом смысле были также возможности (3) купить римское гражданство и (4) выслужить за 20 лет армейской службы.

    Дополнительным основанием для приобретения прав римского гражданства в классическую эпоху, особенно в период республики, было обязательное проживание лица, претендующего на таковое, в Риме и вхож­дение в одну из территориальных единиц общины; позднее это требова­ние не было безусловным.

    Приобретение прав римского гражданина достигалось тем са­мым совокупностью требований, согласующихся с т.н. правом по крови (jus sanguinis), по месту жительства (jus loco) и специальным правом узаконения гражданства (jus civitatis); причем последнее носило определяющий характер.

    (II.2.3) Утрата и ограничения прав гражданства.

    Представляя преимущественно в качестве привилегии сформированный правовой институт, римское гражданство не считалось обязательной естественной принадлежностью любого индивида, даже принадлежащего к римской общине по рождению, по имуществу и т.д. Статусу римского гражданина следовало соответствовать, т.е. соблюдать некоторые требования гражданского права и нравственно-общественного порядка. В случае «несоответствия» римское право предусматривало возможность отторжения от лица — навсегда или временно — этих прав, воз­можность лишения гражданства.

    Римское гражданство утрачивалось (вне зависимости от физи­ческой судьбы индивида) вследствие (1) уголовных наказаний особого рода и (2) политического преследования, выразившегося в особом законном осуждении лица. Осуждение римского гражданина на смертную казнь, приговорение его к телесным наказаниям, к продаже в рабство за какие-либо преступления означало одновременное лишение прав гражданства; причем, как правило, в таких ситуациях не могло следовать восстановле­ния впоследствии прав гражданства. Временная утрата прав гражданства могла наступать в результате законного ареста, осуществленного по по­становлению должностного лица либо уголовного суда, а также изгнания на срок из пределов Рима (вообще из пределов Италии и т.п.); как прави­ло, такой утрате прав гражданства сопутствовало лишение и имущественных прав, — но только по индивидуальным постановлениям. Полная по­теря прав гражданства означала и утрату лицом своего частноправового статуса применительно к jus civile.

    Особое явление с особыми юридическими последствиями со­ставляло т.н. умаление чести вследствие бесчестья (infamia). Бесчестье могло наступать по основаниям фактическим и по законным. Факти­ческое бесчестье вытекало из нравственного осуждения обществом рав­ных морального облика или поведения лица (не пойманный вор, рас­путник, карточный шулер). В формально-правовом отношении это было как бы превентивное лишение равноправия: лицо, характеризующееся как turpitudо, устранялось из числа возможных свидетелей, от вообще решения общественно нравственных вопросов, возможных опекунов, канди­датов в должностные лица; turpitudо создавало вполне достаточное основание для лишения данного лица прав наследства. Законное бесчестье наступало в силу конкретного распоряжения закона или вообще граждан­ского права. Оно могло быть (1) непосредственным или (2) опосредован­ным. Непосредственное законное бесчестье (infamia juris immediata) сле­довало в случае причастности к образу жизни или поведению, осужденных законом: проституция, ростовщичество, занятие сценическими искусст­вами, позорная отставка солдата и т.п. — и не требовало никаких инди­видуально-правовых постановлений. Опосредованное законное бесчес­тье наступало (infamia juris mediata) в качестве индивидуального акта по приговору суда вследствие совершения некоторых уголовных преступле­ний (как сопутствующее основному наказанию) или вследствие неиспол­нения ряда частноправовых обязательств, отнесенных к особому типу позорящих (договоры поручения, товарищества, поклажи), а также обя­занностей по опеке. Результатом бесчестья (вне зависимости от его конк­ретного вида) была потеря публичных прав — на занятие почетных долж­ностей, на место при играх или религиозных церемониях, — а также ряда частных прав, прежде всего, наследования.

    Умаление чести могло быть пожизненным или временным. В любом случае восстановление ее могло быть реализовано либо только тем же властным органом, который наложил в свое время бесчестье, либо верховной властью от имени римского народа. Восстановление чести (restitutio famae) могло происходить и в случае фактического бесчестья, когда верховная власть декларацией запрещала распространение впредь позорящих слухов и сопутствующего отношения к ходатайствующему о том лицу.

    Ограничение прав римского гражданства, не следующее из пра­вового лишения его либо из умаления чести, могло последовать также по обстоятельствам религиозным или по признаку пола. Несоблюдение требований языческой религии в классическую эпоху с необходимостью . влекло общественное осуждение turpitude с общими для этого правовы­ми последствиями. В эпоху христианства как господствующей религии состояние римского гражданства подразумевало и обязательное испове­дание только христианского вероучения, причем в официально-канони­ческом, признанном государственной властью виде. Соответственно языч­ники, еретики и разного рода отступники от канонического христианства, иудеи и т.д. ни в каком случае не могли пользоваться правами римского гражданина. Таким образом, внутренние подразумеваемые требования к обладателю римского гражданства придавали этому институту не чисто правовой, а дополнительно своего рода этнически-элитарный смысл. Ограниченное понимание прав римского гражданства связывалось так­же с половой квалификацией: женщины обладали при соответствии со­вокупности требований правами римского гражданства, но содержание этих прав было иным, нежели у мужчин. Женщины не несли никаких публичных обязанностей и таким образом вообще были лишь условны­ми субъектами права; за исключением жриц культа Весты или позднее монахинь не подлежали ответственности за публичные правонарушения и преступления, не могли сами обращаться за судебной защитой. Кроме того, значительными были различия между гражданами мужского и жен­ского пола в области частных прав. Двуполое лицо (гермафродит) квали­фицировалось в зависимости от того, какие признаки в нем преоблада­ли — соответственно, и решался вопрос о качестве его гражданских прав.

    В целом правовая конструкция римского гражданства основыва­лась на признании его публичной гарантией привилегий лица, по своим внутренним качествам достойного пользоваться состоянием индивиду­альной свободы: «Свобода есть способность делать то, что нравится, од­нако не быв к тому принуждену ни силой, ни правом».

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 47      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.