Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29. > 

    § 1.   Состязательный тип уголовного процесса

    1.             Понятие типов и видов судопроизводства

    Понятие типа в современной науке неразрывно связано с понятием типологии, т. е. метода научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объектов и их последующая группировка с помощью обобщенной, идеализиро­ванной модели, или типа. Тип, таким образом, есть некое предельное логическое понятие, допускающее заведомое упрощение реальности и используемое для ис­следования причин и характера отклонений исторической действительности от идеальной модели. В теории судопроизводства в качестве таких типов чаще всего используются понятия состязательного и розыскного процессов. Следует иметь в виду, что ни одно реальное уголовно-процессуальное законодательство не знает абсолютно чистых типов состязательного и розыскного производств. Каждый по­зитивный порядок процесса, в отличие от идеального, представляет собой резуль­тат исторических наслоений, отражающий в той или иной степени обе названные модели. Идеальные типы в своем историческом развитии прошли несколько эта­пов, на каждом из которых они приобретали особенные признаки, в связи с чем как в состязательном, так и в розыскном судопроизводстве можно выделить не­сколько их видов.

    2.             Понятие состязательного типа уголовного судопроизводства

    Состязательный тип уголовного процесса характеризуется следующими суще­ственными признаками.

    Наличием в нем двух противоположных сторон — обвинения (уголовного

    преследования) и защиты. Это необходимо постольку, поскольку для всякого со­

    стязания необходимы как минимум два конкурирующих субъекта.

    Процессуальным равенством сторон. Состязание будет справедливым только

    тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной «весовой категории»,

    т. е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов.

    Наличием независимого от сторон суда. В состязательном процессе суд не мо­

    жет принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной

    функций. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголов­

    ным преследователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении.

    Это ведет к тому, что главной движущей силой состязательного процесса являет­

    ся спор сторон по поводу обвинения. «Нет обвинения — нет и процесса» — одно из

    важных правил состязательности, вытекающее из принципа независимости суда.

    Соответственно пи одна из сторон также не может брать на себя даже часть судей­

    ской функции, ведь в противном случае суд не был бы отделен от сторон. «Никто

    не должен быть судьей в своем собственном деле», — гласит старинная заповедь

    состязательного процесса.

    Вместе с тем состязательность в уголовном суде существенно отличается от той, которая имеется в суде гражданском. Во-первых, в современном уголовном процессе юридическое равенство сторон не означает их полного равноправия. Дело в том, что при производстве по уголовным делам в качестве обвинителя, как правило, выступают государственные правоохранительные органы, превосходя­щие по своей мощи сторону защиты. Кроме того, именно они на предварительном расследовании собирают доказательства, применяют к обвиняемому меры про­цессуального принуждения. Поэтому не только их фактические возможности, но и права не могут быть такими же, как у стороны защиты. Чтобы обеспечить спра­ведливость судебного состязания, необходимо восполнить это неравенство, урав­нять возможности сторон защиты и обвинения посредством наделения защиты дополнительными, отсутствующими у обвинения правами. Их совокупность по­лучила в теории название исключительных прав защиты (favor defensionis — лат.). Среди преимуществ защиты следует особо выделить презумпцию невиновности, правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого, о возложении бремени доказывания на обвинителя, о недопустимости поворота обвинения к худшему и др. Во-вторых, в отличие от гражданского процесса, в котором суд в основном лишь оценивает материалы, представленные сторонами, роль уголовного суда в процессе в наши дни далеко не пассивна — он вправе и даже обязан активно уча­ствовать в собирании и проверке доказательств с тем, чтобы установить по делу объективную истину. Это объясняется публичным значением интересов, затраги­ваемых в уголовных делах.

    Состязательный тип уголовного процесса имеет три разновидности, которые он последовательно проходил в своем историческом развитии и которые в той или иной мере продолжают применяться и поныне в различных национально-право­вых системах. Это обвинительный, частно-исковой и публично-исковой виды со­стязательного судопроизводства.

    3.   Обвинительный вид состязательного процесса

    Обвинительный, или аккузационный (от лат. accusatio - обвинение), процесс является состязательным, ибо в нем участвуют стороны — обвинитель и обвиняе­мый, и от того, кто из них одержит верх в споре, зависит приговор суда. Однако эта победа определяется не тем, чьи свидетели были убедительнее, документы точнее, доводы весомее, а тем, соблюдены ли сторонами определенные формальные усло­вия состязания. Последние могут иметь сакральный характер, т. е. сводиться к ис­пытанию «воли Божьей» или «попущения Божьего». Средствами для открытия этой гипотетической воли «свыше» служат различного рода ордалии (испытания обвиняемого и обвинителя огнем, водой, ядом и т. п.), судебный поединок либо присяга и поручительство. Для того чтобы начать такой процесс, достаточно выд­винуть обвинение (поэтому он может именоваться обвинительным) — остальное довершит случай или гладиатор. При более высоком уровне теологической куль­туры судьи в обвинительном производстве могут также обращаться к религиоз­ным нормам, которые предписывают определенные правила оценки представлен­ных сторонами доказательств. В обществах, где сакральные средства доказывания уже не имеют прежнего веса, в обвинительном процессе следует ожидать приме­нения светских — законодательных либо обычных — правил о силе доказательств,

    т. е. правил, предписывающих оценивать доказательства по заранее заданным юридическим критериям, известным как система формальных доказательств.

    Обвинительный процесс наиболее известен прежде всего из истории раннего ев­ропейского средневековья (время «варварских Правд»), а также эпохи классиче­ского феодализма, когда в обиходе был так называемый «суд равных», а обычным средством разрешения спора — поединок. Однако следы его находят и в древней­шем прошлом Индии, Месопотамии и т. д. Римский историк Страбон сообщает, что поединок-мономахия был «старым обычаем эллинов».1 Одним из «старожилов» обвинительного типа судопроизводства (хотя и не совсем в чистом виде) в настоя­щее время является шариатский, или мусульманский, процесс.

    Итак, обвинительный процесс — это формальная состязательность. Спор сто­рон здесь происходит, но значение имеют лишь внешние и, по существу, посто­ронние для дела факторы (физические сила и выносливость соперников, случай, соблюдение обрядности, формы). Этим он отличается от такого состязательного судопроизводства, где решение по делу принимается судьями на основе свободно­го выбора и внутреннего убеждения.

    4,   Исковые виды состязательного уголовного процесса

    Исковой процесс предполагает построение обвинения в виде уголовного иска. И. Я. Фойницкий высказывал соображение о том, что «обвинение... есть тот же иск», хотя и «публичный и индивидуальный».2 Иск есть понятие конкретно-исто­рическое. Оно отражает определенную ступень социального развития, на которой обществу дано решать свои наиболее острые вопросы путем узаконенной конф­ронтации заинтересованных сторон. Понятие иска имеет глубокое содержание,

    Истец в процессе активен. Он собирает и представляет доказательства, от­

    стаивает свою позицию в суде, словом, поддерживает обвинение, и процесс дви­

    жется вперед, в первую очередь, его усилиями. Этим исковой процесс отличается

    от обвинительного, где самодеятельность стороны исчерпывается ходатайством о

    судебной защите. Это, конечно, не значит, что ответчик непременно должен оста­

    ваться пассивным наблюдателем действий истца, однако он все же обороняющая­

    ся сторона.

    Иск в качестве своей единственной и конечной цели предполагает победу в

    судебном споре. Сторона, которую заранее устраивает не только подтверждение,

    но и опровержение тезиса, выдвигаемого ею в судебном диспуте, не есть истец,

    а такой процесс не является исковым. Так, в обвинительном суде стороны, обра­

    щаясь к сакральным силам, как бы заранее соглашались на их приговор, каким бы он

    ни оказался. Но тот процесс, в котором в ходу комбатантная фразеология («победа-

    поражение», «проиграть-выиграть дело»), без сомнения, исковой.

    Иск есть право лица, его поддерживающего, а не процессуальная обязан­

    ность. Это тривиально, если истец — частное лицо. Но даже в том случае, когда

    иск поддерживается государственными органами, возбуждающими уголовное

    преследование официально, последние ответственны за поддержание иска лишь в

    служебном порядке. Суд не может требовать от них обвинительной активности.

    1              Страбон. География в семнадцати книгах. М., 1879. Т. VIII. С. 33.

    2              Фойницкий И, Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. С. 4.

     

    Не только частный, но и официальный истец вправе в любой момент отказаться от поддержания своих требований, что влечет за собой окончание процесса. Иначе говоря, иск диспозитивен.

    Доказательства, представленные сторонами, оцениваются судом по внутрен­

    нему убеждению. В обвинительном процессе доказательства по своему содержа­

    нию не имеют логического отношения к существу дела, отчего решение, по сути,

    не зависит от суда — он только регистрирует итог испытаний. Напротив, в иско­

    вом процессе testes ponderantur, поп nomerantur (лат.) — «свидетелей взвешивают,

    а не считают», иначе говоря, доказательства содержательны, и потому единствен­

    ный способ их оценить — прибегнуть к внутреннему убеждению судей.

    Суд обязан приступить к производству по делу лишь в случае предъявления

    надлежащего искового требования (обвинения). Nemo nisi accusatus fuerit, condem-

    naripotets (лат.) — «никто не может быть осужден без соответствующего обвине­

    ния» — одно из важнейших правил состязательности, сформулированное еще

    Цицероном. Б этом исковой порядок совпадает с обвинительным, но представля­

    ет собой противоположность розыскному, где только от суда зависит, приступать

    ли ему к разбирательству.

    Вместе с тем уголовный иск существенно отличается от иска гражданского. Содержательные различия гражданского и уголовного исков коренятся в особен­ностях предмета защиты: в первом случае это защита имущественных и связан­ных с ними личных неимущественных благ путем их признания или восстановле­ния судом, во втором — защита тех же и ряда других благ и отношений путем привлечения виновных в посягательстве на них к уголовной ответственности. Отсюда вытекают и различия данных двух видов исков по форме. В отличие от гражданского иска уголовный иск обыкновенно распадается на первоначальное и окончательное обвинение. По уголовным делам установление фактической исти­ны часто осложнено ввиду неочевидного характера преступлений, запирательства и противодействия со стороны обвиняемых и т. п. Потому обвинитель не может окончательно сформулировать обвинение в момент первого обращения к суду; он вынужден делать первый шаг, не имея достаточных доказательств, и обращаться к суду за содействием в их собирании. В российском уголовном процессе в качестве аналога первоначального обвинения можно рассматривать постановление о при­влечении лица в качестве обвиняемого, окончательное же обвинение содержится в обвинительном заключении.

    Именно из разделения обвинения на первоначальное и окончательное происте­кает членение уголовного процесса на досудебное и судебное производство.

    Помимо деления обвинения на первоначальное и окончательное, деятельность по поддержанию уголовного иска имеет и другую важную особенность. Сталкива­ясь с противодействием, которого естественно ждать со стороны обвиняемого, уголовный истец часто вынужден прибегать к принуждению в целях пресечения преступления, получения доказательств, предупреждения побега подозреваемого (обвиняемого) и т. д. В гражданском судопроизводстве применение принудитель­ных мер также возможно (наложение ареста на имущество, запрета на некоторые действия ответчика), однако конфликт сторон, как правило, не достигает здесь той силы, что в уголовных делах. Более спокойная обстановка дает истцу время на обращение к суду, который только и полномочен принимать решение о применении принуждения, что полностью отвечает принципу равенства сторон в состяза-тельном производстве. В уголовном процессе, имеющем дело с экстраординарным явлением — преступлениями, появляется понятие «неотложной ситуации», когда для предварительного обращения к суду у преследователя объективно нет време­ни (пресечение преступления, задержание подозреваемого и т. п.) и он должен действовать сам. У суда при этом сохраняется возможность последующего конт­роля за законностью предпринятых обвинителем принудительных мер.

    Существуют два вида исковой состязательности — частно- и публично-ис­ковая.

    5.             Частно-исковой состязательный уголовный процесс

    Частно-исковой процесс — это вид состязательного судопроизводства, в котором обвинителем выступает частное лицо. Должностные лица (например, представите­ли полиции) также могут быть здесь обвинителями, но их процессуальный статус в этом случае ничем не отличается от статуса частного лица. Частно-исковой про­цесс не следует путать с обвинительным. Идея равенства сторон в частно-исковом процессе, так же как до этого в обвинительном, еще не вызрела — ее место в обще­ственном сознании занимает лишь формальное равноправие, создающее одинако­вые стартовые условия для судебного состязания. С этим связан другой признак частно-искового судопроизводства, роднящий его с обвинительным процессом, — бремя доказывания равномерно распределяется между сторонами. Отсюда же выте­кает и следующая типичная черта частно-искового производства: каждая из сторон вправе занимать позицию, которую можно определить как «юридический эгоизм»: обвинитель собирает только обвинительные доказательства, защита — только оправдательные.

    Суд в частно-исковом процессе занимает пассивную позицию, он не занимает­ся собиранием и проверкой доказательств, всецело предоставляя это сторонам. Его задача более ограниченная — создание условий для спора сторон. Суд лишь оказывает сторонам необходимую помощь в истребовании доказательств и оцени­вает представленные ими доказательства по своему внутреннему убеждению.

    Итак, частно-исковое уголовное судопроизводство юридически можно опреде­лить как такой вид состязательности, который характеризуется наличием частно­го обвинителя, равноправием сторон, равномерным распределением между ними бремени доказывания и пассивной ролью суда в доказывании.

    6.             Публично-состязательный вид уголовного процесса

    Если функцию обвинения начинают выполнять постоянные государственные органы (прокуратура, полиция и т. д.), наделенные для этого специальными полно­мочиями, то состязательный процесс становится публично-исковым, или пуб­лично-состязательным. Публичное начало в деятельности государственных ор­ганов при ведении ими уголовного преследования в таком процессе означает, что они действуют, руководствуясь не своим частным усмотрением, а служебным долгом (ex officio — лат.). Официальное начало в деятельности обвинителя не пре­пятствует состязательному построению процесса. Ведь несмотря на то, чем руковод­ствуется обвинитель, когда возбуждает уголовное преследование, — официальным или частным принципом, стороны могут пользоваться в процессе равноценными

    правами, а суд быть от них независимым. Будучи публичным, процесс может оста­ваться исковым, если отвечает признакам акционарности: активности истца-об­винителя, нацеленного на «победу» в судебном споре, диспозитивности распоря­жения предметом иска-обвинения в отношениях с судом и т. д. Не случайно такой, безусловно, приверженный публичной идее процесс, как французский, до сих пор исходит из концепции уголовного иска. В публично-исковом процессе официальность действий обвинителя довольно механически соединяется с традици­онным, идущим еще из недр обвинительных и частно-исковых видов судопроизвод­ства, противостоянием враждебных друг другу сторон.

    Однако данное выше определение публично-искового процесса — лишь пер­вый, поверхностный взгляд на это явление. Публично-исковой процесс, в целом отвечая требованиям искового производства, превосходит частно-исковой поря­док по своему социальному значению. В частно-исковом процессе публичный ин­терес защищается опосредованно и неоптимально, с заведомыми потерями, через механизм судебной конкуренции формально равноправных, но фактически дале­ко не всегда равных сторон. Наделение сторон лишь одинаковыми правами объек­тивно создает преимущество не правому, но сильному. Социальные роль и назна­чение публично-искового порядка, напротив, состоят в том, чтобы упорядочить это «броуновское движение», придать ему большую степень социальности. Это обеспечивается, во-первых, тем, что пострадавшей от преступления стороне госу­дарство дает официальную защиту и поддержку, зачастую вовсе заменяя ее в су­дебном споре. Во-вторых, правонарушитель преследуется обвинителем exofficio, по долгу службы, в случае, если потерпевший отсутствует, а преступление имеет высокую социальную опасность. В-третьих, публично-исковой процесс старается обеспечить это при помощи юридических гарантий. В публичном процессе сторо­на уголовного преследования, за плечами которой стоит государство, как прави­ло, фактически намного сильнее обвиняемого, даже если последний пользуется помощью защитника. Защите в публично-исковом суде даются права не равные, а несколько увеличенные, с тем чтобы уравновесить в судопроизводстве наступа­тельную мощь ее официального противника. Правда, делается это еще достаточно формально и механически, за счет поддержания слабейшего соперника дополни­тельными юридическими условиями и гарантиями — так называемыми преиму­ществами защиты. Среди них наиболее важны презумпция невиновности, толко­вание сомнений в пользу обвиняемого, возложение бремени доказывания на обвинителя и т. д. Частно-исковое регулирование обеспечивает сторонам паритет лишь «стартовых» условий, совершенно не заботясь о справедливости дальней­шего состязания. Публично-исковой способ пытается исправить этот недостаток за счет выравнивания условий не только для «старта», но и для «финиша». Это до некоторой степени служит гарантией фактического равенства сторон, но именно «до некоторой степени», потому что ограниченные средства, которые публично-исковой процесс в состоянии предоставить слабейшему, имеют пассивио-оборо-иительный характер.

    Итак, если перед нами состязательный процесс, в котором обвинение поддер­живается официальными лицами в силу служебного долга, который преследует цель установить объективную истину, но вместе с тем предполагает обвиняемого невиновным, все сомнения толкует в его пользу, а бремя доказывания возлагает

    на обвинителя — короче говоря, защита наделяется определенными процессуаль­ными преимуществами, — это безусловно публичный порядок производства.

    Вместе с тем публично-исковое состязательное производство не является окон­чательным словом в истории видов уголовного процесса. Со второй половины XX столетия наметилась новая тенденция в его развитии. Это предоставление сто­ронам (в первую очередь, обвиняемому, защитнику, потерпевшему) не только пас­сивных гарантий, которые реализуются государственными органами, ведущими процесс, но и ряда активных полномочий. Последние могут быть реализованы сто­ронами диспозитивно, т. е. по своему усмотрению, не испрашивая каждый раз со­гласия у публичных государственных органов. К числу таких полномочий отно­сятся: право стороны защиты на самостоятельное собирание доказательств параллельно со стороной уголовного преследования; право потерпевшего уча­ствовать в поддержании обвинения; право сторон на широкое обжалование в суд решений, действий и бездействия органов предварительного расследования и др. Усиление диспозитивного начала проявляется и в возросших возможностях сто­рон (прежде всего, обвиняемого, защитника, потерпевшего и его представителей) по примирению в ходе судопроизводства, заключению между собой соглашений. Все это свидетельствует о том, что публично-исковой уголовный процесс приоб­ретает в современном мире более демократическую и либеральную форму.1

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.