Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   201.  202.  203.  204.  205.  206.  207.  208.  209.  210.  211. > 

    § 4.   Особенности процедуры по делам о применении принудительных мер медицинского характера

    К процедурным особенностям производства по делам о применении принуди­тельных мер медицинского характера относятся: а) обязательность проведения предварительного следствия; б) обязательное производство судебно-психиатри­ческой экспертизы и помещение лица, в отношении которого оно ведется, в пси­хиатрический стационар; в) выделение уголовного дела; г) особенности оконча­ния предварительного следствия; д) особенности назначения судебного заседания и судебного разбирательства.

    1. Обязательность проведения предварительного следствия

    Производство предварительного следствия по делам о применении принуди­тельных мер медицинского характера обязательно (ч. 1 ст. 434 УПК). То есть в силу персонального признака (невменяемые и лица, у которых после совершения пре­ступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначе­ние наказания или его исполнение) имеет место изъятие из родовой (предметной) подследственности органов дознания в пользу органов предварительного след­ствия. При этом предварительное следствие может производиться следователями любого органа (прокуратуры, органов Федеральной службы безопасности, органов внутренних дел и т. д.) с учетом его предметной подследственности. Если запре­щенное уголовным законом деяние по предметному признаку отнесено законом к подследственности органов дознания (ч. 3 ст. 150, ч. 3 ст. 151), то предварительное следствие по признаку персональному производится следователями того же самого

    ведомства, в составе которого действует соответствующий орган дознания. Слож­нее решается вопрос о проведении по делам рассматриваемой категории предвари­тельного следствия вместо дознания, когда ведомство располагает лишь органами дознания, но не имеет в своем составе органов предварительного следствия (служба судебных приставов, таможенные органы, органы Государственной противопожар­ной службы). Представляется, что в этих случаях предварительное следствие по делам о применении принудительных мер медицинского характера должны произ­водить по письменному указанию прокурора следователи прокуратуры.

    2.   Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы

    При возникновении у следователя или суда сомнений по поводу вменяемости или способности лица самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве обязательно проведение судебно-психиатрической экспертизы (п. 3 ст. 196). Поэтому назначение и проведение такой экспертизы по делам о применении принудительных мер медицинского характера является неотъемлемой принадлежностью особого производства данного вида. Основани­ем для возникновения подобных сомнений, а значит, и для назначения судебно-психиатрической экспертизы, могут являться: а) материалы уголовного дела, ука­зывающие на странности в поведении лица во время совершения общественно опасного деяния либо до его совершения, либо проявившиеся уже во время произ­водства по делу; б) пребывание лица ранее на излечении в психиатрической боль­нице или под наблюдением психоневрологического диспансера; в) необычный характер совершенного общественно опасного деяния (убийство с особой жесто­костью, тяжкие половые преступления и т. п.).

    В постановлении (определении) о назначении экспертизы наряду с изложени­ем обстоятельств дела должны быть указаны основания для проведения экспер­тизы, а также сформулированы вопросы, которые должны быть решены эксперта­ми. Для проведения судебно-психиатрической экспертизы в распоряжение экспертов предоставляются материалы уголовного дела, содержащие необходи­мые сведения о совершенном деянии, данные, касающиеся личности обследуемо­го, в том числе имеющиеся медицинские документы о его пребывании в прошлом в психиатрической больнице или под наблюдением психоневрологического дис­пансера, о полученных травмах головы и т. д. Большое значение имеет предостав­ление экспертам показаний свидетелей, отражающих поведение лица во время совершения общественно опасного деяния, а также в быту, на работе и т. д.

    На разрешение экспертам обычно ставятся вопросы:

    о психическом состоянии лица в момент совершения общественно опасного

    деяния и на момент его судебно-психиатрического обследования;

    о его способности во время совершения деяния осознавать его фактический

    характер и общественную опасность, а также руководить своим поведением,

    и мере этой способности;

    о том, нуждается ли обследуемый в применении принудительных мер меди­

    цинского характера;

    о его способности правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить об­

    стоятельства дела и участвовать в проведении следственных действий и др.

    Вопрос о праве экспертов-психиатров давать заключение о вменяемости или не­вменяемости обвиняемого относится к числу дискуссионных. В подходах к его раз­решению имеются две противоположные тенденции. Б юридической литературе давно уже высказана точка зрения, ставящая под сомнение правомерность решения экспертами вопроса о вменяемости (невменяемости) лица.1 Основные аргументы ее приверженцев, как правило, заключаются в следующем. Вменяемость и невменяемость есть юридические понятия, поэтому, как считают они, правом уста­новления вменяемости или невменяемости обвиняемого по уголовному делу обла­дают лишь следователь, прокурор и суд. Эксперты-психиатры должны давать за­ключения лишь относительно фактических обстоятельств, а именно, психического состояния лица, с позиций наличия или отсутствия у него болезненного расстрой­ства психики, его глубины и тяжести, которые исключают способность к осознанию им фактической стороны и общественной опасности поведения и к руководству сво­ими действиями. Однако для вывода о вменяемости или невменяемости ответов только на эти вопросы еще недостаточно, поскольку способность к осознанно-воле­вому регулированию поведения лица следует определять не по отношению к его поведению вообще, а к конкретному, совершенному им общественно опасному дея­нию, всей информацией о котором обладает лишь следователь и суд. Только они, на основе этой информации и заключения экспертов, могут наиболее полно судить о способности лица осознавать характер содеянного и руководить в этот момент сво­ими конкретными действиями. Противоположная позиция основана на том, что уголовно-правовое понятие невменяемости имеет и медицинское содержание, при­чем раскрытие его содержания дает не диагноз и не заключение о психическом забо­левании, а только анализ и синтез сугубо медицинских показателей (стадия заболе­вания, этап и темп развития, колебания интенсивности симптомов, тенденция течения и прогноза, эффект лечения и т. д.).у

    На практике выводы экспертов нередко излагаются в рекомендательной форме (например, «следует считать невменяемым») либо в виде констатации критериев невменяемости или вменяемости (например, «может понимать значение своих действий и руководить ими»), с учетом того, что решение о вменяемости (невме­няемости), способности или неспособности лица отбывать наказание вправе при­нять орган предварительного следствия, а окончательно — только суд, на основе рекомендаций экспертов. Многие эксперты-психиатры в настоящее время не ис­пользуют в своих заключениях термины «вменяемость» и «невменяемость» и ограничиваются клинической и психиатрической оценкой психического состоя­ния обследуемого лица.

    Оценивая приведенные выше аргументы «за» и «против» права экспертов да­вать в своем заключении ответ на вопрос о вменяемости, следует заметить, что согласно действующему закону экспертиза назначается не для установления вме­няемости (невменяемости) непосредственно заключением экспертов, а лишь для определения психического состояния лица с целью дальнейшего разрешения со­мнений по вопросу о вменяемости следователем и судом (п. 3 ст. 196 УПК). То есть решение вопроса о вменяемости или невменяемости лица относится к исклю-

    1              См.; Чельцов М.А, Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 113, 322.

    2              См.: Теоретические вопросы судебной экспертизы. М., 1975. С. 152,153.

    чительной юридической компетенции следователя и суда, а к предмету эксперти­зы принадлежит лишь вопрос о психическом состоянии обследуемого лица. Пред­ставляется, что эксперты не вправе давать заключение о его вменяемости либо невменяемости и должны воздерживаться от использования этих терминов в за­ключении, поскольку это означало бы их выход за пределы своей специальной компетенции. При обнаружении у лица во время совершения деяния юридически значимого психического расстройства эксперты должны определить его глубину (тяжесть), пользуясь критериями, названными в ст. 21 и 22 УК. Здесь возможны три варианта выводов экспертов.

    Лицо страдает психическим расстройством, вследствие которого оно во вре­

    мя совершения деяния не могло осознавать фактический характер и обществен­

    ную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. В таком слу­

    чае следователь и суд, оценивая заключение экспертов в совокупности с другими

    доказательствами по делу, могут сделать (или не сделать) вывод о невменяемости

    лица (ст. 21 УК).

    Лицо страдает психическим расстройством, вследствие которого оно во время

    совершения деяния не могло в полной мере осознавать фактический характер и об­

    щественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

    В этом случае следователь и суд имеют возможность в дальнейшем прийти к выво­

    ду об уголовной ответственности лица при наличии у него психического расстрой­

    ства, не исключающего вменяемость, ибо оно осознавало характер и опасность сво­

    его деяния, могло им руководить, хотя и не в полной мере (ст. 22 УК РФ).

    Если же у обследуемого не было обнаружено какого-либо психического рас­

    стройства, то эксперт-психолог (при проведении комплексной психолого-пси­

    хиатрической экспертизы или однородной судебио-психологической эксперти­

    зы) может констатировать наличие отклонений в психической сфере данного

    лица, не связанных психическим расстройством. Это имеет особое значение для

    освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего вследствие

    его отставания в психическом развитии (ч. 3 ст. 20 УК РФ). При этом вывод

    эксперта-психолога может быть таким: у обвиняемого выявлено не связанное с

    психическим расстройством отставание в психическом развитии, вследствие ко­

    торого он во время совершения деяния не мог в полной мере осознавать факти­

    ческий характер и общественную опасность своего деяния, действий либо руко­

    водить им (ч. 3 ст. 20 УК РФ).

    Существует несколько видов экспертиз, которые проводятся по делам о приме­нении принудительных мер медицинского характера: а) амбулаторная; б) у следо­вателя; в) стационарная; г) в судебном заседании.

    Амбулаторная су дебно-психиатрическая экспертиза представляет собой од­нократное обследование лица судебно-психиатрическими амбулаторными комис­сиями, которые состоят не менее чем из трех врачей-психиатров; председателя, чле­на комиссии и докладчика. Персональный состав амбулаторной экспертной комиссии утверждается местными органами здравоохранения по представле­нию республиканского, краевого, областного или городского психиатра. Комис­сия организуется при психиатрических учреждениях или непосредственно в следственных изоляторах. В тех местностях, где комиссия в составе трех психи­атров не может быть создана, допускается функционирование комиссии в соста-

    ве двух психиатров, а в исключительных случаях амбулаторная экспертиза мо­жет производиться одним врачом-психиатром. Комиссия экспертов состоит из председателя, врача-докладчика и члена (членов) комиссии. Врач-докладчик предварительно изучает представленные материалы уголовного дела, обследует лицо, в отношении которого назначена экспертиза, и готовит проект заключе­ния. Члены комиссии обсуждают и подписывают экспертное заключение и не­сут за его содержание личную ответственность. Если кто-либо из них не согла­сен с мнением остальных экспертов, он дает свое заключение отдельно. Если эксперты придут к выводу, что амбулаторного освидетельствования для ответа на поставленные перед ними вопросы недостаточно, они могут дать заключение о необходимости проведения стационарной экспертизы. По смыслу закона по делам о применении принудительных мер медицинского характера, амбулатор­ная экспертиза должна преследовать лишь цель установления факта психичес­кого заболевания, и в случае положительного ответа на данный вопрос, как правило, должна производиться стационарная судебно-психиатрическая экспер­тиза (ст. 435 УПК).

    Судебно-психиатрическая экспертиза у следователя, дознавателя может про­изводиться единолично врачом-психиатром или в комиссионном составе. Разре­шаемые здесь вопросы имеют сугубо предварительный характер (например, о на­личии или отсутствии психического расстройства, возможности содержания в следственном изоляторе и т. п.). После обследования обвиняемого или подозрева­емого эксперт или комиссия экспертов дает свое окончательное заключение или указывает на необходимость в проведении дополнительной амбулаторной или стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

    Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза проводится в специали­зированных судебно-психиатрических экспертных стационарах либо так называ­емых иных психиатрических стационарах — судебно-психиатрических или об­щих отделениях психиатрических больниц. Помещение в иные психиатрические стационары лиц, содержащихся под стражей, не допускается. Направление на стационарную судеб но-психиатрическую экспертизу лица, как находящегося, так и не находящегося под стражей, допускается лишь по решению суда (ст. 435). В случае, если в отношении обвиняемого или подозреваемого была избрана мера пресечения заключение под стражу, то при установлении у данного лица психи­ческого заболевания вынесение решения о переводе данного лица в психиатри­ческий стационар осуществляется в порядке, установленном ст. 108 УПК. При этом постановление прокурора о возбуждении ходатайства о переводе данного лица в психиатрический стационар подлежит рассмотрению единолично судьей с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель данного лица. Если же лицо не со­держится под стражей, его помещение в психиатрический стационар для произ­водства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы произ­водится, как указано в ст. 203, на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК. При этом ходатайство прокурора подле­жит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соот­ветствующего уровня по месту производства данного следственного действия

    . не позднее 24 часов с момента поступления ходатайства. В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь, а также обвиняемый (п. 16 ч. 4 ст. 47) и его защитник (п. 5 ч. 1 ст. 53). Срок стационарного испытания не должен пре­вышать тридцати дней. В случае невозможности вынести окончательное заклю­чение о психическом состоянии в этот срок, экспертная комиссия выносит реше­ние о необходимости продления срока испытания, копия которого направляется органу, назначившему экспертизу. Этот вид экспертизы используется в слож­ных случаях, когда необходимо длительное психиатрическое наблюдение, про­ведение экспериментально-психологических и иных исследований, получение консультаций медиков других специальностей.

    Судебно-психиатрическая экспертиза в судебном заседании может произво­диться психиатром-экспертом единолично или комиссией из нескольких вра­чей-психиатров органов здравоохранения, вызываемых судом. Экспертиза в су­дебном заседании проводится, если сомнения во вменяемости лица впервые возникают в ходе судебного разбирательства. Такая экспертиза может также на­значаться в качестве дополнительной или повторной. После ознакомления с об­стоятельствами дела и личностью испытуемого в процессе судебного следствия эксперт дает заключение в письменном виде, оглашает его в судебном заседании и дает разъяснения по вопросам, заданным в связи с его заключением. В случае невозможности дать ответы на вопросы, поставленные судом, эксперт дает за­ключение о необходимости направления лица на стационарную экспертизу.

    Ответы экспертов-психиатров на поставленные им вопросы должны быть по возможности категорическими. Если проведенное экспертное исследование не дает оснований для категорических ответов, экспертам следует сделать в своем заключении вывод, что дать требуемые ответы не представляется возможным, и рекомендовать проведение экспертизы в другом учреждении или в ином составе экспертов либо назначение экспертизы иного вида, например стационарной или комплексной.

    3.   Выделение уголовного дела

    Если в ходе предварительного расследования по уголовному делу о преступле­нии, совершенном в соучастии, будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости или у кого-либо из соучастников психическое расстройство наступило после совершения преступления, то уголов­ное дело в отношении его при определенных условиях может быть выделено в от­дельное производство (ст. 436 УПК). По общему правилу, в случае совершения несколькими лицами общественно опасного деяния, предусмотренного уголов­ным законом, суд вправе одновременно рассмотреть вопрос о виновности одних лиц и вынести решение о применении принудительных мер медицинского харак­тера в отношении других, совершивших указанное деяние в состоянии невменяе­мости или заболевших после совершения преступления душевной болезнью. Од­нако если совместное рассмотрение дела в отношении всех названных лиц невозможно (в силу поведения душевнобольного лица, необходимости проведе­ния длительной стационарной судебно-нсихиатрической экспертизы), материа­лы о применении принудительных мер медицинского характера следует выделить в отдельное производство.

    4.             Особенности окончания предварительного следствия

    Согласно ч. 1 ст. 439 по окончании предварительного следствия по делам дан­ной категории следователь выносит одно из следующих постановлений:

    о прекращении уголовного дела — по основаниям, предусмотренным ст. 24,

    27, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое

    расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо

    возможностью причинения им иного существенного вреда;

    о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры

    медицинского характера.

    О прекращении уголовного дела или направлении его в суд следователь уве­домляет законного представителя и защитника, а также потерпевшего и разъяс­няет им право знакомиться с материалами уголовного дела.

    В случае принятия решения о направлении уголовного дела в суд для примене­ния принудительных мер медицинского характера следователь выносит поста­новление, в котором должны быть указаны:

    обстоятельства, установленные по данному уголовному делу;

    основание для применения принудительной меры медицинского характера;

    доводы защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения

    принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны.

    При этом защитнику и законному представителю направляется копия поста­новления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера. Уголовное дело с постановлением о направлении его в суд следователь передает прокурору, который должен либо утвердить поста­новление следователя и направить дело в суд, либо возвратить его следователю для производства дополнительного расследования, либо прекратить уголовное дело.

    5.             Особенности назначения судебного заседания и судебного

    разбирательства

    Подготовка к судебному заседанию о применении принудительных мер меди­цинского характера может производиться как в общем порядке, так (при наличии для этого законных оснований) и в форме предварительного слушания. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 237 суд в ходе предварительного слушания по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору с целью устранения препятствий для его рассмотрения судом в случаях, когда есть необ­ходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принуди­тельной меры медицинского характера и т. д. (см. об этом § 2 гл. 19 учебника).

    Судебное разбирательство по делам о применении принудительных мер меди­цинского характера проводится по общим правилам производства в суде первой инстанции с соблюдением определенных особенностей.

    Суд должен проверять доказательства, устанавливающие или опровергающие совершение лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, а также другие существенные обстоятельства, имеющие значение для

    разрешения дела. С этой целью в судебное заседание, как и в общем порядке про­изводства, могут быть вызваны потерпевшие, свидетели, законные представите­ли, а также эксперты и специалисты. Однако правила участия в судебном заседа­нии лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, имеют специальный характер. Так, суд с учетом мне­ния эксперта-психиатра может вызвать в судебное заседание лицо, в отношении которого поставлен вопрос о применении принудительных мер медицинского ха­рактера (для его опознания потерпевшими или свидетелями в случае сомнений в правильности заключения экспертов-психиатров и др.)- Допускается с учетом мнения эксперта-психиатра и допрос лица, в отношении которого поставлен воп­рос о применении принудительных мер медицинского характера. Однако, в силу ч. 2 ст. 74, показания такого лица не могут рассматриваться как доказательство по делу, поскольку это лицо не является ни обвиняемым (подсудимым), ни свидете­лем. Представляется, что его допрос возможен лишь в целях собирания материа­лов, необходимых для проведения в судебном заседании дополнительной или по­вторной судебно-психиатрической экспертизы (п. 2, 3 ч. 3 ст. 57).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   201.  202.  203.  204.  205.  206.  207.  208.  209.  210.  211. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.