Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   98.  99.  100.  101.  102.  103.  104.  105.  106.  107.  108. > 

    § 2.   Понятие, модели и значение стадии возбуждения уголовного дела

    1.   Понятие стадии возбуждения дела

    Предварительное производство начинается со стадии возбуждения уголовного дела. В теории уголовного судопроизводства любая стадия процесса определяет­ся четырьмя признаками: непосредственными задачами-, итоговыми решениями, особой процессуальной формой и определенным кругом участников.2 Возбужде­ние уголовного дела считается в российском уголовном процессе самостоятель­ной стадией. Ее непосредственными задачами служат установление в деянии при­знаков преступления или обстоятельств, исключающих производство по делу (оснований для отказа в возбуждении дела — ст. 24 УПК).

    Стадия возбуждения уголовного дела может завершиться одним из двух реше­ний: возбуждением уголовного дела или отказом в возбуждении уголовного дела. Решение о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсуд­ности является не итоговым, а промежуточным решением (п. 3 ч. 1 ст. 145).

    Содержание данной стадии состоит в процессуальной деятельности органа до­знания, дознавателя, следователя, прокурора (а в некоторых случаях и суда) по рассмотрению первичной информации о преступлениях (ее приему, регистрации, проверке и принятию решения). Кроме того, на стадии возбуждения дела могут участвовать заявитель, явившееся с повинной лицо, специалист, понятой, лицо,

    1              См.: Смирнов А. В. Состязательный процесс. С. 235, 258; Смирнов А., Калиновский К.

    Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. СПб.: Пи­

    тер, 2002. С. 22-23.

    2              См.: Алексеев Н. С, Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголов­

    ного процесса. Воронеж, 1980. С. 168.

    дающее объяснение. Процессуальная деятельность начинается с появления пово­да для возбуждения дела — сообщения о преступлении и заканчивается решением о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом.

    Таким образом, стадия возбуждения уголовного дела в современном российском уголовном процессе может быть определена как предназначенная для установле­ния в деянии признаков преступления или обстоятельств, исключающих производ­ство по делу, уголовно-процессуальная деятельность специально уполномоченных субъектов по приему, регистрации и проверке информации о преступлениях, завершающаяся решением о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом.

    Сущность стадии возбуждения уголовного дела состоит в том, что на ней прини­мается решение о начале принудительной процессуальной деятельности, результа­ты которой будут служить материалом для судебного разбирательства. Другими словами, возбуждение дела — это процедура официального начала предваритель­ного расследования.

    Этот главный признак позволяет отграничить стадию возбуждения дела от смеж­ных понятий. Таким понятием является «возбуждение уголовного преследования». Оно употребляется в юридической литературе в двух значениях: во-первых, как си­ноним возбуждения уголовного дела, если имеется в виду начало процессуальной деятельности;1 во-вторых, как синоним привлечения лица в качестве обвиняемого, если ранее процессуальная деятельность уже осуществлялась.2

    В настоящее время особый формальный акт о возбуждении уголовного дела, открывающий расследование, принимается в уголовном процессе лишь некото­рых государств, таких как Россия, страны СНГ, Греция, Испания, Швейцария (не­мецкие кантоны). Во многих странах специальный акт о возбуждении уголовного дела не предусматривается — вместо него принимаются акты о возбуждении пуб­личного обвинения (Германия, Швеция), уголовного иска (Франция) и т. п., име­ющие место на более поздних этапах предварительного расследования и потому не являющиеся решениями о его открытии. По существу, они являются решения­ми о необходимости привлечения лица в качестве обвиняемого. До этого момента процессуальная деятельность по собиранию доказательств и изобличению подо­зреваемого уже проводилась в форме дознания. Начало же производства самого дознания не оформляется каким-либо процессуальным решением. Производство первоначальных следственных действий и означает начало производства по уго­ловному делу.3

    Однако отсутствие специального решения о возбуждении уголовного дела, из­начально открывающего сам процесс расследования и фиксирующего наличие данных, указывающих на признаки преступления, способно негативно сказаться на сроках расследования, которые могут непомерно затягиваться; на обоснован­ности производства следственных действий; на соблюдении законных интересов

    ' См., например: ЧельцовМ.Л. Советский уголовный процесс. М, 1951. С. 216.

    2 См., например: Гольст Г. Р. Возбуждение уголовного дела // Руководство и надзор за расследованием. М., 1947. С. 54; Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1.М.Л968.С. 194.

    :i См.: Гуцепко К. Ф., Головко Л. В„ Филимонов Б. А. Уголовный процесс западных госу­дарств. М, 2001. С. 309, 421.

    граждан, ибо тяготы пребывания под следствием в качестве подозреваемого не должны быть неопределенно длительны. Кроме того, отсутствие стартового акта, каковым служит решение о возбуждении дела, затрудняет контроль со стороны потерпевшего за ведением расследования в защиту им своих прав и интересов.

    2.   Модели стадий возбуждения уголовного дела

    С помощью идеальной типологии судопроизводства можно выделить две моде­ли стадии возбуждения уголовного дела: розыскную и состязательную.

    1. Розыскная модель стадии возбуждения уголовного дела используется тогда, когда решение о начале официальной процессуальной деятельности принимает орган, одновременно обязанный осуществлять уголовное преследование. В этом усматривается исходный признак розыска — слияние в одних руках функции обвинения и «юрисдикционной» функции принятия процессуальных решений. При розыскном построении стадии возбуждения дела используется исключи­тельно императивный метод правового регулирования. Принципиально важно, что результаты официальной процессуальной деятельности органа, возбудив­шего дело по собиранию сведений, как правило, уже имеют здесь доказатель­ственное значение (например, протокол осмотра места происшествия). Иначе нет смысла говорить и о самой стадии возбуждения дела (например, когда пост­радавший от преступления своими непроцессуальными действиями пресекает преступление и отыскивает следы, которые лишь потом, возможно, станут дока­зательствами).

    В современном российском уголовном процессе в розыскной форме возбужда­ются дела публичного и частно-публичного обвинения. Актом возбуждения уго­ловного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государ­ства. Правом возбуждения уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения наделены только государственные органы уголовного преследования: прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания и начальник следственного отдела. Частные лица сами процессуальных решений не принимают, они лишь об­ращаются с соответствующим заявлением к государственным органам.

    Принятие решения о возбуждении дела в розыскном порядке обеспечивает не­обходимую оперативность уголовного преследования, быстроту реагирования на преступление, его пресечение, закрепление следов. В тех случаях, когда уголовное дело возбуждается по факту {in rem — лат.), при неизвестности предполагаемого преступника, использование розыскной модели может оказаться удобнее, по­скольку состязаться пока еще не с кем. Однако она не обеспечивает полностью независимого и беспристрастного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения дела.

    Однако монополия государственных органов на возбуждение уголовного дела не гарантирует потерпевшему право на доступ к правосудию. Поэтому за потер­певшим признается возможность обжалования в суд решений об отказе в воз­буждении дела. В мировой практике доступ к правосудию иногда обеспечивает­ся значительно более радикальным способом — наделением потерпевшего правом самому возбуждать уголовное преследование в суде (субсидиарное, или замеща­ющее обвинение). В этих случаях используется вторая — состязательная — мо­дель возбуждения уголовного дела.

    2. Состязательная модель возбуждения уголовного дела предполагает, что ре­шение о начале официального производства по делу принимает суд по ходатай­ству стороны обвинения. При этом обвинитель, как правило, руководствуется принципом целесообразности. Судья связан требованием обвинителя и может отклонить его заявление о возбуждении дела только в тех случаях, когда для этого со всей очевидностью отсутствуют материально-правовые основания. На­пример, действия обвиняемого, указанные в требовании, явно не содержат при­знаков какого-либо уголовно-наказуемого деяния, истекли сроки давности, имеются неотмененные преюдициальные решения, препятствующие началу производства по делу, и т. п. Однако заинтересованная сторона должна иметь возможность обжаловать это решение судьи в вышестоящий суд.

    Здесь не смешиваются процессуальные функции обвинения и правосудия, по­скольку суд не является инициатором возбуждения уголовного дела, контролиру­ет не его обоснованность, а только законность. Его решение означает лишь при­знание за обвинителем права открыто доказывать виновность обвиняемого и добиваться его наказания. Судебная процедура принятия решений о возбужде­нии дела не столь оперативна, как розыскная, ее труднее приспособить к возбуж­дению дела по факту, однако она в несравненно большей степени обеспечивает соблюдение прав потерпевшего, а также подозреваемого.

    В современном российском уголовном процессе таким способом возбуждаются дела частного обвинения. Состязательный характер этой процедуры неоднократ­но подтвержден Конституционным Судом РФ.1 Потерпевший обращается в суд с соответствующей жалобой, а суд принимает ее к своему производству (ст. 318,319 УПК). Однако уголовно-процессуальный закон указывает лишь на способ воз­буждения дела («возбуждается путем подачи заявления потерпевшим» — ч. 1 ст. 318) и оставляет неясным вопрос: кто же возбуждает уголовное дело частного обвинения, сам потерпевший или суд? Официальная процессуальная деятельность начинается только с момента принятия судом заявления к своему производству (ч. 7 ст. 318). Действия самого потерпевшего не связаны с процессуальным при­нуждением и не имеют доказательственного значения без последующей их лега­лизации в суде. Поэтому, на наш взгляд, следует считать, что уголовное дело в этих случаях возбуждается именно судом, а не потерпевшим.

    Для стран с английским типом уголовного процесса характерна состязательная модель возбуждения уголовного преследования. Этому обычно предшествует так называемое полицейское расследование — внепроцессуальпая деятельность сторо­ны обвинения по обнаружению следов преступления и предполагаемого преступ­ника. Она не является официальной процессуальной деятельностью (каковой, на­пример, служит дознание во Франции и т. п.), не создает непосредственно судебных доказательств, не связана с мерами судебного принуждения и представляет собой оперативно-розыскную или административную деятельность полиции. Применив административное принуждение для пресечения нарушения порядка или обнару-

    1 См., например: определение Конституционного Суда РФ от 26.01.99 г. № 11-О «По запросу Ванииского районного суда Хабаровского края о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР»//Российская газета. 1999. 23 марта.

    жив следы преступления, английский полицейский должен обратиться в суд для того, чтобы началось официальное уголовное преследование или появились судеб­ные доказательства. Поэтому возбуждением уголовного преследования в англий­ском типе процесса считается принятие судом заявления об официальном обвине­нии (information) или выдача ордера на арест или обыск.

    Кроме того, способы возбуждения уголовных дел (равно как и уголовного пре­следования в целом) можно разделить в зависимости от того, каким началом руко­водствуется правоприменитель, принимая такое решение — началом законности (официальности) или началом целесообразности (усмотрения). Традиционно в странах, принадлежащих к континентальной системе права, использовалось начало законности, когда при обнаружении признаков преступления компетентный госу­дарственный орган (прокурор, следователь и т. д.) был обязан возбудить уголовное преследование (розыскная модель). В странах англосаксонской системы права все­гда преобладало начало целесообразности обвинения, когда органы уголовного пре­следования пользуются определенной свободой при решении вопроса о том, стоит ли начинать уголовное преследование. При этом применяется состязательная мо­дель стадии возбуждения уголовного преследования. Однако в последнее время во многих странах континентального права также наблюдается сильная тенденция пе­рехода при возбуждении уголовного преследования к началу общественной целесо­образности.1

    Начало общественной целесообразности в настоящее время законодательно либо фактически действует во Франции, Бельгии, Дании, Израиле, Исландии, Китае, Люксембурге, Нидерландах, Норвегии, в романских кантонах Швейцарии, Японии, во многих франкоязычных африканских государствах и арабских странах. В УПК Германии провозглашен принцип официальности (обязательности) при возбужде­нии публичного обвинения (§ 152), но тем не менее допускается отказ от уголовно­го преследования ввиду малозначительности деяния, если «преследование не вы­звано публичным интересом» (и. 1 § 153), временный отказ от возбуждения обвинения при заглаживании обвиняемым причиненного вреда (§ 153а), отказ от обвинения при деятельном раскаянии обвиняемого (§ 153d) и др. В большинстве процессуальных систем целесообразность является критерием для решения вопро­са о возбуждении уголовного преследования, а не его продолжении, однако следует иметь в виду, что в Германии публичное обвинение возбуждается уже по окончании предварительного расследования (§ 170 УПК), т. е. уже после фактического начала уголовного преследования. Согласно ст. 198 УПК кантона Женева (Швейцария) прокурор Апелляционного суда вправе прекратить расследование на любом его эта­пе без какого-либо обоснования своего решения.

    По УПК РФ ведущим началом при возбуждении уголовного дела декларирует­ся принцип законности (ч. 2 ст. 21), однако предусматривается и возможность от­каза прокурором в даче согласия на возбуждение дела (ч. 4 ст. 146).

    В системах, использующих принцип целесообразности обвинения, предусмот­рено поистине выдающееся законодательное положение, охраняющее интересы потерпевшего. Если прокурорская служба бездействует, потерпевший вправе об-

    1 См.: Головко Л. В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002. С. 26-36.

    ратиться непосредственно к судебному следователю или с жалобой в суд и таким способом добиваться возбуждения уголовного дела и понуждать прокурорскую службу поддерживать заявленное им требование. У потерпевшего вследствие это­го появляются обширные права (пользоваться помощью адвоката, знакомиться с материалами дела, обжаловать постановления следователя и т. д.), которые дела­ют его активным участником процесса.

    3.   Значение стадии возбуждения дела

    Наличие специального акта о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом (ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 148 УПК) имеет важное процессуальное значение. Оно состоит в следующем:

    определяется конкретный момент начала предварительного расследования

    (а по делам частного обвинения — судебного производства). Это обеспечива­

    ет контроль над сроками расследования (по делам частного обвинения — су­

    дебного разбирательства);

    обеспечиваются права заинтересованных лиц. Заявитель ставится в извест­

    ность о принятом по его заявлению решении и имеет возможность обжало­

    вать отказ в возбуждении дела. Лицо, в отношении которого возбуждается

    дело, приобретает статус подозреваемого, получает копию постановления о

    возбуждении дела и может осуществлять свое право на защиту;

    актом возбуждения дела создается условие для производства принудитель­

    ных процессуальных действий. До возбуждения уголовного дела не приме­

    няются меры процессуального принуждения, и лишь констатация наличия

    признаков преступления создает юридические предпосылки принудительно­

    го расследования;

    стадия возбуждения дела является своеобразным «фильтром» для информа­

    ции, которая заведомо не содержит сведений о преступлениях. В результате

    средства уголовной репрессии расходуются более экономно. Следователь ос­

    вобождается от необходимости проводить следственные действия по каждо­

    му сообщению о предполагаемом преступлении.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 219      Главы: <   98.  99.  100.  101.  102.  103.  104.  105.  106.  107.  108. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.